Потом придёшь в литературу,
Где ждут тебя без громких слов:
Есенин, Гоголь и Рубцов!
 
Юрий Кириенко-Малюгин (октябрь 2004 года).

Сайт 2006 года


ИНФОРМАЦИЯ ДОСТУПНА
 

Новое на сайте:

09.10.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов. Блок № 3
Юрий Кириенко-Малюгин. Я был рождён аристократом. Продолжение. Главы 13, 14, 15, 16 и 17.
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует дезинформации о Рубцове?
Вера Степанова.   Стихи на «ВСЕРОССИЙСКИЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ КОНКУРС ИМЕНИ СЕРГЕЯ ЕСЕНИНА” 2021.
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. Шутка: ЗАЯВЛЕНИЕ СТОЯЛЫХ ЖЕРЕБЦОВ
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. Публикации- на сайте «Звезда полей» по поиску “НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ и ТВОРЧЕСТВО РУБЦОВА ”
Юрий Кириенко-Малюгин. Шутка: Литкритики — это несостоявшиеся поэты?
Юрий Кириенко-Малюгин. Поэтическая премия имени Георгия (Эрнеста) Любенко.

11.09.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Глава 11. Поиск Истины в мировоззрении Рубцова.
Глава 12. Моноспектакль «Звезда полей Николая Рубцова», 24 декабря 2004 года, 17 марта 2005 года, 20 декабря 2005 года (видеосъёмка из зала, чья?)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. МОЯ ВИКИПЕДИЯ.
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ ПУБЛИКУЕТ ДЕЗИНФОРМАЦИИ О РУБЦОВЕ?
Кириенко-Малюгин. Молчат Союзы писателей России, рубцовские музеи и центры, активисты и пропагандисты, сайт «Душа хранит»
Юрий Кириенко-Малюгин. За что и Кто в Москве не признаёт и игнорирует творчество Рубцова?
Юрий Кириенко-Малюгин. Женщина в России – кто?
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЗАЯВЛЕНИЕ СТОЯЛЫХ ЖЕРЕБЦОВ
Юрий Кириенко-Малюгин. Верните экспозицию о жизни и творчестве Н. М.Рубцова!

18.08.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов. Блок № 3
Лауреаты 6-го поэтического Интернет конкурса «Звезда полей» 2021 года
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует дезинформации о Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Маслов Евгений Феоктистович (1940 - 01.07.2021)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Глава 9. Калейдоскоп событий. От каждого по способностям? Рынок отрегулирует? К натуральному хозяйству на даче. «Нам песня строить и жить помогает». От июля 1993 года к февралю 2000 года
Глава 10. Литературные архивы. Пьеса о Рубцове. На родину Поэта. Московский Рубцовский центр. Тайна гибели Николая Рубцова. Первая монография о Рубцове. От февраля 2000-го к декабрю 2002-го года
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ — ДЕТИ И ТРАДИЦИОННАЯ МНОГОДЕТНАЯ СЕМЬЯ
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЖЕНЩИНА В РОССИИ – КТО?
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЗАЯВЛЕНИЕ СТОЯЛЫХ ЖЕРЕБЦОВ
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. КАКОЙ ТЕАТР ГОТОВ ПОСТАВИТЬ ЛЮБУЮ ИЗ ТРЁХ ПЬЕС О Н. М. РУБЦОВЕ?
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ВЕРНИТЕ ЭКСПОЗИЦИЮ О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ Н. М. РУБЦОВА!
По страницам сайта "Литературная Россия"
ДОСТОЕВСКИЙ БОЛЬШЕ НЕ НУЖЕН
Если бы я была председателем Союза

15.07.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов. Блок № 3
Юрий Кириенко-Малюгин. Кто рвётся в литературные Гуру для русской молодёжи.
Лауреаты 6-го поэтического Интернет конкурса «Звезда полей» 2021 года
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН ИЛИ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ. ЧЬЯ ИСТИНА О ЖИЗНИ НИКОЛАЯ РУБЦОВА?
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская программа в Егорьевске.
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Юрий Кириенко. Коктебель восьмидесятых изнутри (рассказ)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ — ДЕТИ И ТРАДИЦИОННАЯ МНОГОДЕТНАЯ СЕМЬЯ
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЖЕНЩИНА В РОССИИ – КТО?
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. КАКОЙ ТЕАТР ГОТОВ ПОСТАВИТЬ ЛЮБУЮ ИЗ ТРЁХ ПЬЕС О Н. М. РУБЦОВЕ?
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ВЕРНИТЕ ЭКСПОЗИЦИЮ О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ Н. М. РУБЦОВА!
По страницам сайта "Литературная Россия"
Русофобия в гибридной агрессии против России
Смотрите, кто пришёл!
Возвращаясь к истокам
А нам судьбу России доверяли

14.06.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. МОЯ ВИКИПЕДИЯ.
Микаел АБАДЖЯНЦ, Елена ГАЛУСТОВА. Наша встреча ещё впереди
Кириенко-Малюгин. Молчат Союзы писателей России, рубцовские музеи и центры, активисты и пропагандисты, сайт «Душа хранит»
Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (ключевая глава из книги)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» Национальная идея России — Дети
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова»
Юрий Кириенко-Малюгин. Женщина в России – кто? 
Юрий Кириенко-Малюгин. Заявление стоялых жеребцов
Юрий Кириенко-Малюгин. Верните экспозицию о жизни и творчестве Н. М.Рубцова!
Турнир поэтов «Поединок» журнала "Москва". Битва поэзии или артистизма от жюри?
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 7
МЕСТА НАИВЫСШЕГО УПОКОЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ
Ни славы нет, ни денег нет
Кто такой писатель? Что такое «писатель»?
МИНУВШЕЕ МЕНЯ ОБЪЕМЛЕТ ЖИВО
Юрий Кириенко-Малюгин. О перечне книг для школьных программ по литературе.

10.05.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. МОЯ ВИКИПЕДИЯ
Микаел АБАДЖЯНЦ, Елена ГАЛУСТОВА. Наша встреча ещё впереди
Кириенко-Малюгин. Молчат Союзы писателей России, рубцовские музеи и центры, сайт «Душа хранит»
Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (ключевая глава из книги)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» (повесть-предупреждение)
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова»
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 6
Две стороны одной награды
В контексте своего времени
Насаждение примитивизма
Это же писатели, а не пьяные слесаря!
Юрий Кириенко-Малюгин. Верните экспозицию о жизни и творчестве Н. М.Рубцова!
Турнир поэтов «Поединок». Битва поэзии или артистизма?
Юрий Кириенко-Малюгин. О перечне книг для школьных программ по литературе

19.04.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов
Сергей Порохин. К 800-летию Александра Невского (13.05.1221 — 14.11.1263)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Елена Рубцова. Дорога. Дорога. (путевой очерк)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. МОЯ ВИКИПЕДИЯ
Кириенко-Малюгин или Вячеслав Макеев. Чья Истина о жизни Николая Рубцова?
Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (ключевая глава из книги)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» (повесть-предупреждение).
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 5
ВОЗВРАЩАЯСЬ К ИСТОКАМ
Не того назначили!
Поэзия – призвание или профессия
Насаждение примитивизма
Юрий Кириенко-Малюгин. Верните экспозицию о жизни и творчестве Н. М.Рубцова!
Турнир поэтов «Поединок». Битва поэзии или артистизма? Зачем журнал «Москва» меняет условия конкурса? Текст от 17.04.2021г., 18.00.

03.04.21
Николай Михайлович Рубцов. Поиск национальной идеи
Сергей Порохин. К 800-летию Александра Невского (13.05.1221 — 14.11.1263)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Кириенко-Малюгин или Вячеслав Макеев. Чья Истина о жизни Николая Рубцова?
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…», главы 8, 9, 10 и 11
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Алексей Евдонов. Эссе о Есенине
Блок № 5. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 5
Закрытая информация о деле дочери Сталина
Научить писать можно, но нельзя сделать человека масштабнее!
Юрий Кириенко-Малюгин. Для чего журнал «Москва» меняет условия конкурса «Поединок»? Текст от 02.04.2021г., 14.00

13.03.21
Николай Михайлович Рубцов. Поиск национальной идеи.
16-я Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Моя википедия
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Юрий Кириенко-Малюгин. Возвращение домой
Александр Избенников. Живая одухотворённая Природа в стихотворении Н.М. Рубцова
Дубинина Зинаида Ивановна. Путешествие к Рубцову в 2003 году.
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Елена Митарчук. Общага Литинститута или московский дом Николая Рубцова
Светлана Омельченко. Сообщение - презентация «Мой Васнецов»
Венок Николаю Рубцову от поэтов Дальнего Востока
Блок № 4. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 4.
О войне и море, книгах и митингах
Нужен ли в школе Толстой
Артистам – по миллиону. А писателям – кукиш
О гибели Александра Алёхина
Бремя рыжих
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» , главы 5, 6 и 7
Юрий Кириенко-Малюгин. Для чего журнал «Москва» меняет условия конкурса «Поединок»?

30.01.21
Николай Михайлович Рубцов. Поиск национальной идеи.
Юрий Кириенко-Малюгин. Поиск Истины в современном обществе России.
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Николай Михайлович Рубцов. Стихи-песни. К 85-летию Поэта.
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторские стихи-песни.
Рубцовская горница. г. Артём, Приморский край.
Дубинина Зинаида Ивановна. Путешествие к Рубцову в 2003 году.
Письма в адрес Ю. И. Кириенко из г. Артёма Приморского края от 12.01.2021 г.
Ю. Кириенко-Малюгин. Пишите белыми стихами (пародии, сатира, юмор).
Блок № 3. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Об экспозиции в читальном зале имени Н. М. Рубцова колледжа № 20
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 3.
Мир без запаха и вкуса
Юрий Кириенко. Сергей Тиханов. И др. Полемика к статье «Как сайт «Стихи.Ру» НАДУВАЕТ ПОЭТОВ»
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…»
Юрий Кириенко-Малюгин. Игра вокруг «Я умру в крещенские морозы...» Рубцова и не только

29.12.20
Николай Михайлович Рубцов — русский национальный поэт
Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи
Блок № 2. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Екатерина Никанорова. О А. А. Поповой, матери Генриетты Михайловны Меньшиковой
Юрий Кириенко-Малюгин. Об экспозиции в читальном зале имени Н. М. Рубцова колледжа № 20
Юрий Кириенко-Малюгин. Бытовые философия и мировоззрение.
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России».
Как сайт «Стихи.Ру» НАДУВАЕТ ПОЭТОВ № 2015 / 39, 04.11.2015
Встреча с главой Совета старейшин, самым известным томским коммунистом, А . Ф. Чемерисом
Мир без запаха и вкуса
Лада V. Одинцова. Из подготовленной монографии Ю. Кириенко-Малюгина 2020-2021 гг.
 

Глава 11. Поиск Истины в мировоззрении Рубцова.

Публикации  и дезинформации в начале 21-го века.  Тайна гибели Рубцова. МРЦ - конкурсы и концерты.  Никольское, Тотьма, Кириллов, Волокославино. Грани алмаза поэзии Рубцова. От 2002 года к марту 2006 года  

     После создания  приказом № 4 от 3 мая 2001 года и презентации 19 сентября 2001 года Московского рубцовского центра (МРЦ) - первого в Москве тематического Центра - продолжалась непрерывная пропаганда творчества Н. М. Рубцова.
 
     Летом 2002 года М. А. Полетова решила создать другой центр пропаганды  Рубцова. Она обратилась к управлению культуры  Юго-Западного округа г. Москвы и там, не зная о созданном Рубцовском центре в Северо-Западном округе, финансировали  организацию экспозиции в библиотеке № 95, принадлежащей Академии наук РФ.  В конце августа М. А. Полетова запросила у меня в подарок и получила экз.  книги «Тайна гибели Николая Рубцова». Случайно узнаём, что 1-го сентября (2002 г.) состоится презентация нового центра. В известность нас М. А. Полетова не ставит. Приезжаем с Э. А.Любенко. На фасаде надпись библиотека — центр пропаганда творчества Н. М. Рубцова. Экспозиция со стендами располагается на втором этаже этой двухярусной библиотеки. Решена экспозиция в чёрно-белых картинах и фотографиях. (У нас в МРЦ экспозиция цветная и с портретом Рубцова (холст масло, краски), играющего на гитаре — по известному фото). Рассматриваю книжные стенды экспозиции. На нижней полке в дальнем углу одного стенда вижу свой экз. книги «Тайна гибели Николая Рубцова». Спрашиваю у М. А. Полетовой: «Почему туда загнали нужную читателям книгу?» В ответ молчание. На сцене зала первого этажа установлен портрет Рубцова в шляпе. Нам и присутствующим на презентации  сообщают, что это прижизненный портрет поэта. На ухо сообщают, что за портретом ездила Наира Вартановна Переслегина и получила его от Рыболовова, друга поэта. Открытие вела зав. библиотекой № 95. Выступали с сообщениями, стихами подготовленные артисты. Ближе к концу презентации передаю записку ведущей о просьбе выступить членам первого московского рубцовского центра. Ведущая искренне удивилась этой информации. Но время выделила. Мы с Э. Любенко вышли с гитарами и спели две песни Рубцова: «Журавли» и «На сухоне». И уехали, пожелав успеха в работе. Через три недели на входе в библиотеку появилась надпись: «Музей им. Н. М. Рубцова». Интересно, кто и по каким документам назвал экспозицию «музей»? И далее организаторы «музея им. Рубцова» стали приглашать к себе известных артистов и литераторов.   
     1 октября 2002 года  я взял интервью под видеокамеру у поэта Сорокина Валентина Васильевича, в то время заместителя Председателя Международного Сообщества писательских союзов (МСПС) в здании на Поварской, 52.
     Во время интервью В. В. Сорокин на вопрос о месте Рубцова в русской литературе заявил: «Николай Михайлович Рубцов — русский национальный поэт!».     
     Интервью было опубликовано в авторском издании книги «Новая дорога к Рубцову» (М. Российский писатель. 2005)   
 
Глава 11.1. Поиск Истины в поэзии и  мировоззрении Н. М. Рубцова. Дискуссии, заблуждения и дезинформации в публикациях начала 21-го века.
 
   Нужно сказать, что к началу 21-го века опубликован огромный объём разрозненной противостоящей информации о мировоззрении Поэта, обстоятельствах поведения Рубцова в бытовых ситуациях.  Одним и тем же событиям литераторы и «заклятые друзья» давали противоположные оценки.  Одновременно Дербина-Грановская явно шла на моральную реабилитацию, навешивая на Рубцова ярлык «алкоголика». Подключились к таким публикациям газеты «Комсомольская правда», «Красный север», какие-то петербурские медсудэксперты, с рецензиями  по газетным публикациям и от Дербиной-Грановской.  
    В 2001-2003 г.г. во время поездок в Вологду и по рубцовским местам я  работал временами в Государственном архиве Вологодской области (ГАВО) по разрешению А. А. Грязева, тогда секретаря Вологодской организации Союза писателей России. Как писатель и Председатель Совета Московского рубцовского центра я представил  рекомендательное письмо от Московской городской организации Союза писателей России.
     В архиве было более 50 папок с материалами Рубцова и переписки с ним. После получения  выбранной мной папки из литературного архива Рубцова в отдельной комнате со мной сидела одна из работников ГАВО. Я имел право  снимать только рукописные копии. В формулярах ряда документов некоторых папок я встречал подписи получения материалов  в 1998-1999 г.г. московской исследовательницей В. Д.З инченко, которая использовала ряд сведений при создании трёхтомника «Николай Рубцов» (М. Изд. Терра, 2000). К сожалению, время в каждый приезд было ограничено, так как надо было встречаться и встречался в Вологде с современниками Рубцова  Н. В. Груздевой, С. Н. Багровым, А.С. Шиловым, постоянно со Н. А. Старичковой, в Тотьме с воспитательницей  Е. Семенихиной и преподавателем  Корюкиной, в с. Никольском с Прокушевой, в п. Кадуй с Т. В. Гогулиной, в Бабаево с организатором школьного музея.  Кроме того, я ездил  в Кириллов  и Волокославино, которые расположены в противоположном направлении от Тотьма- Никольское.
    Во всех нюансах и противоречиях проблем «вокруг Рубцова» после получения  серьёзных знаний в «ленинской» библиотеке, по фактам из архивов ГАВО и Литинститута им. А.М. Горького  (в начале 2000-х годов) я лично занимал  (на мой взгляд)  объективную  позицию. По порядку дискуссионных тем было необходимо утвердить объективную информацию на будущее о Рубцове.
1. О сочинении «О родном уголке», которое представляет собой содержательное художественное эссе о городе Тотьма, где Рубцов учился в лесном техникуме.  Поклонница поэзии Рубцова М. А. Полётова, считала, что сочинение написано четырнадцатилетним школьником Колей в момент окончания семилетки в Никольском в 1950 году( она даже копию обложки школьной тетради Рубцова приложила к своему тексту).  В.Д. Зинченко допускала написание сочинения студентом Колей   в  Тотемском лесном техникуме в 15-16 лет. Я опровергал эти домыслы и обосновал создание сочинения семнадцатлетним Колей во время учёбы в Кировском горно-механическом техникуме в  1953 году.
2. О постоянных выпивках  Рубцова . В начале дискуссии опровергал этот навет на основании, что не только Рубцов, но и большинство студентов в общежитиях  выпивали, также как и «маститые» литераторы  того советского времени. Когда я выдвинул и обосновал в начале 2011 года лучевую болезнь Рубцова, полученную в период ядерных испытаний в 1957-1959 г.г., и бытовой способ лечения облученных красным вином, то нападки на Рубцова по этой теме почти прекратились.
3. В газетных статьях того периода не было чётких выводов о направлениях в поэзии Рубцова.  После авторских исследований содержания поэзии выдвинуты и опубликованы тезисы «исповедальность», «мистическое мировоззрение», народные философия и лексика  Рубцова, взаимосвязь с творчеством Гоголя и Тютчева.
4. Литератором Даниловой из С. Петербурга была выдвинута версия односторонней языческой направленности поэзии Рубцова в книге Н. Коняева  серии ЖЗЛ  «Николай Рубцов» от 2001 года . Пришлось опровергать этот посыл статьёй «Я бегу от помрачений», которая была опубликована в журнале «Наш современник», № 1, 2003.  
5. В сборниках Рубцова разными редакторами было опубликовано стихотворение «Огороды русские». Я высказал сомнение в авторстве Рубцова и обосновал явную подмётность стиха.
6. Бытовые и эстетические претензии к Рубцову со стороны Н. Коняева в книге серии ЖЗЛ были опровергнуты автором этой публикации.
7. По всем вышеуказанным дисскуссиям опубликованы статьи на сайте «Звезда полей» (см. ниже о сайте)
8. Статьи  и повести негативного характера о Рубцове были опровергнуты автором (см. на сайте «Звезда полей»)
9. Одним из важнейших обоснований по жизни Рубцова было опровержение дезинформации Л. Дербиной (Грановской по первому мужу) о мотивах смерти Рубцова то от сердечного приступа, то от указаний «чёрного Рока» в опусе  от 2001 года  «Все вещало нам грозную драму. Воспоминания о Николае Рубцове» (Вельск, 2001.— 200 с.)
    В результате анализа-иссследований путей Рубцова по Роосии и текущих поэтических публиикаций была написана и опубликована статья
ЭВОЛЮЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ НИКОЛАЯ РУБЦОВА
      Переход русского национального поэта Николая Михайловича Рубцова (1936-1971 г.г.) от материалистического к православному мировоззрению шёл практически бессознательно, как и у основной части русского народа в условиях иногда агрессивной, а иногда вялой атеистической пропаганды (период 40-х – 60-х годов двадцатого века). Большинство из нас ходит на кладбища, чтобы отдать дань своим родителям, предкам. И наши кресты на погостах, на куполах церквей входят в образ окружающего мира. Встречаясь с нашими необыкновенными и нестандартными по архитектуре храмами и монастырями, мы подсознательно отвергаем вульгарный материализм и воспринимаем Божественное происхождение мира.
     В детские годы (1941-1942 г.г.) и с начала 60-х годов Николай Рубцов жил в Вологде и впитывал картины православной архитектуры: колокольню Софийского Кремля, Спасо-Прилукский монастырь, у стен которого не раз отдыхал Рубцов.
     В школьные годы (1943-1950 г.г.) и позднее Николай Рубцов видел в селе Никольском разрушенную атеистами и постепенно далее разрушаемую силами природы престольную Николаевскую Толшменскую церковь.
С моста идёт дорога в гору,
А на горе – какая грусть,
Стоят развалины собора,
Как будто спит былая Русь.
    На подкупольных стенах церкви изображены лики четырёх евангелистов. Не мог любознательный Николай Рубцов не поинтересоваться: А кто это на фресках?
     В 1949 году Николай Рубцов в возрасте 13-и лет впервые с ребятами из детдома приехал в Тотьму, увидел великолепные православные храмы на холмах у реки Сухона. На авторских снимках в экспозиции в юношеской библиотеке № 199 МРЦ были  представлены: церковь святой Троицы, Входоиерусалимская церковь, ангел с Крестом и ангел с терновым венком,  виды Кирилло-Белозерского монастыря.
      С 1950 по 1952 годы Рубцов учился в лесном техникуме, который расположен на территории древнего Спасо-Суморина монастыря. Известно, что мальчишкой он принимал участие в разборке уже разрушенной колокольни монастыря. А белостенная колокольня имела высоту более 70 метров и была чуть ниже колокольни самого Ивана Грозного в Москве. Поэтому неслучайна строка поэта:
И жаль мне, и жаль мне разрушенных белых церквей.
     В Спасо-Суморина монастыре расположены Преображенская церковь, Вознесенский собор и полуразрушенные двухэтажные монастырские кельи – крепостные стены. В одноэтажных кельях располагалось общежитие студентов лесного техникума. Учебный корпус техникума размещался в Преображенской церкви, у которой во времена антиправославной эпохи был снесён купол. В аудиториях со стен на студентов и на Николая Рубцова смотрели фрески-картины с христианскими сюжетами. И это не могло не сказаться подсознательно на восприятии Рубцовым окружающего мiра. Очень символичны названия храмов (Преображенский и Вознесенский), которые ассоциируются с эволюцией национального мировоззрения Рубцова, с земным и духовным путём поэта после гибели.
Известно, что в августе 1967 года во время агитационной речной поездки писателей по Вологодской области Николай Рубцов приводил своего старшего товарища – поэта Александра Яковлевича Яшина в Спасо-Суморин монастырь и два часа они ходили по территории. Конечно, Рубцов показывал Яшину Вознесенский и Преображенский храмы.
Мы с моим товарищем по московскому Рубцовскому центру поэтом и композитором Э.Любенко прошли по вероятному маршруту русских вологодских поэтов. На древних фресках Преображенской церкви представлены пока различаемые библейские картины: ангел с крестом, ангел с терновым венком, Господь Саваоф и ангелы, Апостолы Петр и Павел, Святой Афанасий Александрийский, Второе пришествие Христа. Плачут, плачут стены Преображенской церкви.
    Николай Рубцов в условиях официальной атеистической идеологии сделал, что мог для поворота русского читателя, русского человека к исторической памяти. В опубликованном в 1970 году стихотворении «Ферапонтово» Рубцов пишет:
В потемневших лучах горизонта
Я смотрел на окрестности те,
Где узрела душа Ферапонта,
Что-то Божье в земной красоте.
………………………………….
Неподвижно стояли деревья
И ромашки белели во мгле,
И казалась мне эта деревня
Чем-то самым святым на земле.
     О взаимосвязи земного и Божественного впервые так просто и глубоко сказал именно Николай Рубцов. На подсознательном уровне поэт напоминает нам о самом святом на русской земле.
     В поездках по Вологодской земле Николай Рубцов видел результаты «работы» антиправославных сил, разрушенные церкви в Кириллове, в одном из православных центров России. И сейчас не торопятся с восстановлением исторической справедливости (сообщение на 2004 год, дату статьи). Уже 5 лет внутри Вознесенского собора стоят леса, они разрушаются и создают опасность для любопытных. Для восстановления храмов нужны средства. И не только для тотемских, вологодских, кирилловских, но и по всей России. Рушили их правители страны, а подталкивали и «обосновывали» варварство антиправославные идеологи. И пусть средства на полное восстановление дают руководители государства, покаются и поучаствуют в этом Возрождении наследники пламенных революционеров. Тем более известно, что миллиардные средства, в том числе нефтедоллары, имеются в настоящее время и уходит за границу валюта за наши природные ресурсы.
В принципе, и историческая Николаевская Толшменская церковь на малой родине поэта может быть восстановлена. Стоит только захотеть. Но предварительно надо построить здание сельской пекарни, которая сейчас расположена в здании церкви. Предложение о восстановлении церкви было дано автором в августе 2003 года на «Рубцовских чтениях» в Никольском.
     Вот такая картина наблюдается к 70-летию русского национального поэта, которое будет отмечаться 3 января 2006 года. Надеемся на принципиальное изменение отношения к памяти не только Рубцова, но и всех русских людей, которых отлучали десятки лет от вековой культуры.
      В последнем стихотворении «За тост хороший», опубликованном 1 января 1971 года в Вологде, Рубцов сказал своё заветное:
Теперь шампанского не грех
Поднять бокал за тост хороший:
За Новый год,
за детский смех,
За матерей, за нас за всех,
За то, что нам всего дороже.
И вспыхнут вдруг со всех сторон
Огней на ёлках бриллианты…
Произнесённый тостам в тон
Свой добрый вологодский звон
Разносят древние куранты!..
Статья опубликована в «Роман-журнале XXI век», № 11-12, 2004 г. и в авторской книге «Новая дорога к Рубцову» (2005 г.)
 
…...................................................................................................................................................
 
Глава 11.2.    Всероссийские конкурсы «Звезда полей». Вечера-концерты в ДК «Красный Октябрь» и встречи в  юношеской библиотеке ЦБС № 1 СЗАО г. Москвы. От сентября 2001 г.  к  февралю 2006 года
 
     Начиная с 2001 года , Московский Рубцовский центр (МРЦ) объявил о проведении ежегодных конкурсов в номинациях «поэзия», «проза» (в том числе о творчестве Рубцова), «песни  на стихи Николая Рубцова», «искусство, живопись» (на тему стихотворений Рубцова).  
    С сентября каждого года   (особенно в период 2001- 2006 г.г. литераторы МРЦ и участники литературно-музыкальной студии «Родник» ежемесячно проводили по два мероприятия в ДК «Красный Октябрь» и в юношеской библиотеке  № 199 на базе экспозиции о жизни и творчестве Н. М. Рубцова.  Я составлял полугодовой план мероприятий, который уточняли  и принимали на Общественном  Совете МРЦ.   На каждое тематическое мероприятие оформлял пригласительный билет, печатал на принтере по созданному файлу на одном листе формата А4 сразу четыре экз. и затем по направляющим линиям разрезали на экземпляры. Эти пригласительные распространялись постоянно в Центральном доме литераторов (ЦДЛ), на абонементах библиотек в СЗАО и именных библиотек г. Москвы,  на текущих  мероприятиях МРЦ.
    В ДК «Красный Октябрь» проводили вечера-концерты памяти С. Есенина, В. Высоцкого, Н. Рубцова (по периодам жизни и творчества), авторских песен с названиями «Гитара по кругу», «Осень на Вишнёвой», «Зима на Вишнёвой», «Авторская песня вчера, сегодня и завтра»   и др.
    В юношеской библиотеке проводили встречи с читателями по литературной тематике, связанной с видимыми этапами жизни и развития творчества  Рубцова, а также  по взаимосвязи с творчеством Есенина, Тютчева, Гоголя и с историей России. В этих встречах участвовали поэты и писатели — члены литературных союзов, возникали дискуссии о поэзии. На одной из таких встреч выступал писатель Н. Попов, который рассказал о встречах с Рубцовым в общежитии литературного института. Как правило, мы проводили видеозаписи этих мероприятий и у меня образовался архив видекассет мероприятий (период 2001-2009 г.г.). С 2009 г. начался период записи концертов на компакт-диски, из которых также образовался второй архив.
    Нас приглашали на литературные встречи по творчеству Рубцова  руководители московских и подмосковных библиотек. В результате нескольких таких встреч в филиале библиотеки им. А. Белого (г. Железнодорожный) была создана «Рубцовская гостинная» с тематической экспозицией по творчеству Рубцова. Встречи проводили в Калуге в библиотеке им Н. В. Гоголя и в городской, в Королёве, в Химках, в литературном центре им. И. Талькова в Кучино, в пансионатах (по приглашениям). Как правило, это были встречи с нашими песнями на стихи Рубцова. В этих встречах постоянно участвовали Эрнест Любенко, Владислав Киреенков, Юрий Кириенко. В концертах в ДК периодически участвовали в начале 2000-х годов барды Александр Климов, Надежда Артамошкина, Андрей Чирков и др. В начале 2000-х годов Э. Любенко и Ю.Кириенко выпустили несколько кассет с песнями на стихи Рубцова, которые мы создавали непрерывно.  
    О поездках в Вологодскую область в связи с творчеством Рубцова здесь в повести и на сайте «Звезда полей» множество информации.  В 2005 году в Волокославинской школе была создана преподавателем И. Н. Зятюгиной экспозиция по  творчеству Рубцова.  
     В октябре 2002 года мы с Э. Любенко выступали в библиотеке им. Верещагина в  Череповце на авторской встрече с читателями по творчеству Рубцова. Кроме песен на стихи Рубцова я сделал сообщение о книге «Тайна гибели Николая Рубцова». После мероприятия  к нам подошли три женщины и одна из них предложила мне встретиться с Л. Дербиной (Грановской). Я отказался, сообщив, что мне нечего обсуждать с Д.-Гр.  В Череповце  мы встретились и беседовали  с Г. М. Шведовой (Рубцовой), сестрой Н. М. Рубцова. Я подарил Г. М. Шведовой книгу «Тайну гибели Николая Рубцова». Позднее со Шведовой встречался один из журналистов, который ёрнически высказался о стопке книг, на которой лежала книжка в золотистой обложке.
    О конкурсах «Звезда полей» . Начиная с 2002 года, нарастал резко объём поступающей литературной информации от участников конкурсов. Итоги подводились в январе следующего года за объявленным конкурсным.
     В 2002-2005 гг. , ежегодно я выпускал на принтере самиздатовские альманахи «Звезда полей» (по несколько экземпляров, для истории осталось по одному экз. 2003, 2004 и 2005 г.г.).  Уже тогда в участниках и лауреатах 2003 года в номинации «поэзия» были отмечены  Виктор Иванов (Таруса Московской области), Станислав Зотов (Москва), Елена Третьякова (Вологда), Наталья Куваева (Сургут), Сергей Кривонос (Сватово, Луганская обл.), Зоя Лапина (Великий Устюг), Татьяна Цветкова (Тотемсий район), Вера Евдокимова (Пересвет, Московская обл.), Валентина Скорюкова (Тотьма), Николай Фоминский (Великий Устюг), Валентина Красавина (Тотьма), Фёдор Шестаков (Тотьма). В номинации «проза» напечатан рассказ Фёдора Шестакова (Тотьма)  «Памятник поэту Николаю Рубцову в Тотьме» (история создания) и интервью с поэтом Валентином Сорокиным (Москва) «Николай Михайлович Рубцов — русский национальный поэт». В номинации «песни на стихи Рубцова» лауреатами стали москвичи В. Патрушев, А. Чирков, Н. Артамошкина, М. Надеждина, В. Иванов (Таруса), Л. Зарубина (Зеленоград).  
     В 2004 году в номинации «поэзия» лауреатами стали Геннадий Володин (Новоалтайск, Алтайский край), Сергей Кривонос (Сватово, Луганская обл.), Галина Швецова (Сокол, Вологдская обл.), Валентина Скорюкова (Тотьма), Владимир Амоков (Серпухов), Виктор Мостовой (г. Стаханов, Украина), Ангелина Прудникова ( г. Северодвинск, Архангельская обл.), Владимир Коржов (г. Барнаул, Алтайский край). В номинации «проза» отмечены Александр Поленов (г. Северодвинск), Валерий Тихонов (Барнаул), Вера Евдокимова (г. Пересвет), Елена Николихина (Северодвинск). В номинации «искусство, живопись» отмечены начинающие художники из г. Североморск Мурманской области и художники из Москвы. В номинации «песни на стихи Рубцова» отмечены Надежда Артамошкина (Москва), Людмила Климова (Москва), Юрий Гальчук (г. Артём Приморского края), Марина Надеждина (Москва).
    В 2005 году  в номинации «поэзия» лауреатами стали Юрий Максимов (С.-Петербург), Александр Париев (г. Новодвинск), Филимон Сергеев (Архангельская обл.), Татьяна Гогулина (п. Кадуй, Череповецкий район), Владимир Хорошилов (г. Джержинск, Нижегородская обл.) и др. В номинации «проза» лауреаты: Юрий Максимов (С.-Петербург), Юрий Ионов (Сыктавкар), Надежда Другова, Светлана Меньшикова и Надежда Воронина (все из с. Никольское Тотемский район), Валентин Дуров (Тотьма). В номинации «песни на стихи Рубцова» лауреатами стали Александр Гусев (С.Петербург), Лариса Суворина , Алексей Авдонини и Леонид Минаев -(все из Вологды), Дмитрий Герасимов (г. Дзержинск, Нижегородская обл.), Антон Темнов (г. Иркутск) и др. Отмечены лауреаты в номинации «живопись) Александ Обухов (г. Ангарск), Федор Удовеченко, Дмитрий Долгов, Константин Андреев и О. Гребенчук - все из п. Кадуй,Череповецкий район.
    С 2006 года альманах «Звезда полей» стал выпускаться Рубцвским центром в типографиях под ISBN Книжной палаты РФ и любой читатель может найти альманах в государственных библиотеках Москвы, С.-Петербурга и др. городах по рассылке Книжной палаты РФ.  Значительно увеличился объём выпуска и экз. стали пересылаться авторам-участникам конкурсов с 2006 года.   
.......................................................................................................................................................
 
Глава 11.3. Конференция «Рубцовские чтения» в с. Никольское, 8 августа 2003 года. Прижизненный портрет Рубцова.
 
    Летом 2003 года Тотемское музейное объединение официально пригласило литераторов МРЦ  принять участие в первой литературной конференции на родине Рубцова в с. Никольском.
     Мы (конечно, и как обычно) за свой счёт поехали.  От МРЦ:  Орехова Зоя Николаевна (зав. юношеской библиотекой № 199 СЗАО г. Москвы), Любенко Эрнест Александрович и Кириенко Юрий Иванович — члены Союза писателей РФ и авторы-исполнители песен на стихи Рубцова).
    Участники конференции (примерно 60 человек) разместились на скамейках  в  зале средней вместимости в здании мемориального дома-музея им. Н. М. Рубцова. Вёл конференцию А. А. Грязев, как председатель вологодского отделения Союза писателей России, и эпизодически вологодский рубцововед и автор двух брошюр В. С. Белков. В президиуме: Елена Николаевна - дочь Н. М. Рубцова, директор Тотемского краеведческого музея  Ю. П. Ерыкалова. Выступали с докладами Т. И. Абрамова от С. Петербурской библиотеки им. Рубцова; З. И. Дубинина от общества «Рубцовская горница» г. Артём Приморского края; зав. библиотекой и музеем Рубцова в библиотеке им. А. С. Пушкина города Дзержинск Нижегородской области; З. Н. Орехова от юношеской библиотеки № 199 ЦБС  СЗАО г. Москвы, зав. домашним музеем Рубцова в Вологде Н. А. Старичкова, зав. тотемской библиотекой имени Рубцова Н. Н. Никулинская,  Ю. Кириенко-Малюгин как член СПР и Председатель Совета МРЦ и другие. В зале присутствовала М. А. Полетова, которая показывала соседям по скамейке отпечатанные страницы встреч с некоторыми соседями-  современниками Рубцова в Вологде в предыдущие годы.
    В перерыве во время чтений было нешуточное выяснение происхождения портрета Рубцова, который в качестве подарка Никольскому музею не то от Полётовой М.А. (как собирателя   экспонатов   вокруг   Рубцова), не то  от  себя   лично представляла Наира Вартановна Переслегина, которая характеризовала Ю.Рыболовова как  писателя и товарища поэта. Выяснилось, что на открытии второго Рубцовского центра в ЮЗАО г. Москвы в сентябре 2002 года был выставлен не прижизненный портрет Рубцова кисти художника Малыгина (как было объявлено), а какой-то другой портрет неизвестного происхождения. Это опровержение ещё в ноябре 2002 года сразу высказала Н.Старичкова, когда увидела фото портрета, который ей показала приехавшая в Вологду М. А. Полетова. При активном участии Н.Старичковой, зав. вологодской областной библиотекой Н. Н. Беловой (которые видели портрет кисти Малыгина ещё в январе 1971 года в присутствии Рубцова) и дочери поэта Е .Н. Рубцовой выяснено, что в Москве на открытии второго Рубцовского центра был не прижизненный  портрет. После  гибели   поэта   портрет   Малыгина был выставлен в областной библиотеке в Вологде. Однако потом начались приключения. По каким-то причинам рядом с лицом Рубцова появилась явная вмятина (удар?!). Портрет вернули Малыгину для устранения повреждения. Но обратно портрет не вернулся, его перекупил  Рыболовов у Малыгина. А представленный в селе Никольском портрет поэта был прижизненый кисти Малыгина. Значит, Наира Вартановна П. вторично ездила к Рыболовову.
     В конце  заседания к сцене буквально прилетела неизвестная большинству женщина пенсионного возраста и крикнула: «Это я сделала его (т. е. Рубцова) поэтом!». В зале большинство возмутилось формой выхода к публике. В. С. Белков, котоорый знал ранее прибежавшую, сообщил: «Слово предоставляется Татьяне Агафоновой». Которая стала доказывать, что такие и такие-то стихотворения Рубцова адресованы ей — Т. Агафоновой (в замужестве Решетовой). То есть Т. Р. скомкала завершение конференции. Позднее в связи с организацией так называемого музея в Космово Междуреченского района я исследованил происхождение стихотворений Рубцова, на которые «претендовала» Т. Решетова. Выясняется отношение только стихотворение «Ответ на письмо», которое не красит поведение Т. Решетовой.
     В звавершение конференции А. А. Грязев объявил об ужине для участников в столовой местной школы.  Уже стали расходиться присутствовавшие, как появились московские литераторы К. Кокшенева (Смолина) и В. Дементьев, видимо командированные от Союза писателей России. Они ехали на частой машине, задержались в Тотьме  и предполагали, что конференция «Рубцовские чтения» - это чтение стихов Рубцова.
     Ниже представляю мой доклад на кьонференции.
«Поэзия Рубцова – путь Возрождения русского народа и России»
 
      Я думаю, что для нормальных людей не секрет, что сейчас в духовной сфере идёт невидимая, но жёсткая борьба между силами Добра и Зла, Бога и Дьявола. Внедряется скрытно и зачастую явно идеология эгоизма, чернухи, порнухи, стремления к наживе, ведётся игра на неудовлетворённом самолюбии. Известно, что на психику и мировоззрение человека почти решающее влияние оказывает песенно-музыкальное воздействие. В условиях тотального наступления телевидения и эстрадных программ их содержание не может быть безразлично для всех нас. В этом смысле духовность или бездуховность текстов песен и интермедий важны не сами по себе, а как результаты их применения. В конце 2002 года вышла прекрасная по содержанию книга русского национального композитора Г.В.Свиридова «Музыка как судьба».
    Свиридов пишет, что в давно прошедшие времена музыка (на Руси) была нескольких видов: «1.Храмовая… 2. Духовно-народная музыка… 3. Народная музыка (богатейшая), музыка праздников, обрядов, календарные песни, свадебные, предсвадебные, похоронные, трудовые и т.д… 4. Скоморошья музыка, музыка профессионалов-шутов, созданная для потехи, для развлечения. Сия последняя была музыкой, исполнявшейся людьми, не имевшими подлинного человеческого достоинства, в сущности – разновидностью дворовых лакеев….
    Романс и песня – наиболее распространённые, наиболее любимые виды музыки. Они проникают в самое сердце человека и живут в нём не только как воспоминания, ощущения; они живут в сердце сами, живые; можно вспомнить мелодию, запеть её самому и т.д. В музыкальной среде полупрезрительно называются дилетанты, а на самом деле большие таланты и подлинные мастера, создавшие изумительные образцы искусства, которые живут до сих пор в сердцах тысяч и тысяч людей. «Однозвучно гремит колокольчик», «Вот мчится тройка почтовая», «Соловей мой, соловей», «Не шей ты мне, матушка, красный сарафан».
     В свете классификации Свиридова можно чётко определить, что Рубцов, начиная с периода учёбы в литинституте и особенно в никольско-вологодские периоды жизни и творчества, подсознательно работал в области народной музыки. Рубцов сам сочинял музыку на некоторые свои стихи. В Вологде непрофессиональный композитор Алексей Сергеевич Шилов вместе с Рубцовым создали целый ряд песен. Важнейшим объектом дискуссий является определение: Что же первично Слово или Музыка? Между прочим, при ясности заповеди Библии, что в начале было Слово, находится масса антихристианских деятелей, которые явно или скрытно отрицают эту Истину. Вот что писал Г.В.Свиридов в разделе «О главном для меня»: «Художник призван служить, по мере своих сил, раскрытию Истины    Мира. В синтезе Музыки и Слова может быть заключена эта истина.
  Музыка – искусство бессознательного. Я отрицаю за Музыкой – мысль, тем более какую-либо философию. То, что в музыкальных кругах называется Философией, есть не более чем Рационализм и диктуемая им условность (способ) движения музыкальной материи…
Слово же несёт в себе Мысль о Мире (ибо оно предназначено для выражения Мысли). Музыка же несёт Чувство, Ощущение, Душу Мира. Вместе они образуют Истину Мира».
      Свиридов дал чёткое определение места Слова и Музыки в песенно-музыкальном произведении. Он разоблачил также продажность и лакейство известных творческих личностей. Каждый поэт (графоман или нормальный) несет людям Слово. А вот какое это Слово и для чего, не может быть безразлично для развития духовности и физического состояния любого народа, в том числе народов России.
     Почему в области раскрытия Истины при помощи Слова в наше время и на будущее именно Рубцов оказался русским национальным поэтом? В тот же временной период чудодействовали разноплановые поэты. Уже в 1960-е годы в советской творческой среде произошло размежевание на диссиденствующих якобы «шестидесятников» и народных патриотических поэтов. Фактически это было продолжение духовного противостояния ещё с XVIII века (со времён Ломоносова) западников и славянофилов, а ещё точнее, скрытых материалистов (с психологией новых «гениев») и открытых патриотов. Стихи шестидесятников, в основном, были построены на модернистских изысканиях, которые считались за поэзию. Эквилибристы пера отличались неудовлетворённым самолюбием и любовью к загранкомандировкам.
      Ко второй творческой группе относились Ст.Куняев, Н.Анциферов, А.Передреев, Б.Примеров, А.Яшин и вологодские поэты А.Романов, В.Коротаев, Б.Чулков, С.Чухин, О.Фокина, ранний В.Соколов, Г.Горбовский, некоторые поэтические друзья Рубцова по литинституту. Наши критики-западники навесили на писателей-патриотов ярлык «деревенщики», поскольку сами они никакой связи с русской землёй не имели. Поэты-патриоты были и есть, как правило, открытые, с пониманием Добра и Зла. Но в темах не смогли подняться до духовного прозрения, не сумели сказать о скрытой трагедии русского народа, села и традиционной русской культуры. Сказал Рубцов, зачастую в смысловых подтекстах. Ведь «не каждому дано яблоком падать к ногам». Многие русские поэты метались между городом и деревней. Вот что откровенно сказал Анатолий Передреев в стихотворении «Околица»:
 
Околица родная, что случилось?
Окраина, куда нас занесло?
И города из нас не получилось,
И навсегда утрачено село.
 
     Поэты этого круга знали, что деревня – это и есть Россия. Но это не было глубинным знанием. Одно дело признать своё городское расположение в обществе, а совсем другое, чтобы как Рубцов сказать:
 
Но моя родимая землица
Надо мной удерживает власть.
Память возвращается как птица
В то гнездо, в котором родилась.
 
     Рубцов говорил о некоторых стихах: «Разве это поэзия».
     Многие поэты писали и искренне произведения о тружениках села и города (о доярках, трактористах, прорабах, директорах). Но эти поэты черпали с поверхности поэтического потока. Это была поэзия текущего момента, делового момента. Не было отклика в душе читателя.
      Народное воспитание Коли Рубцова неотделимо от социально-экономической обстановки в нашей стране в 30-е, 40-е и 50-е годы XX века, от условий восприятия окружающего мира сначала в семье, затем в селе Никольском и затем в скитаниях по родной стране. Семья Рубцовых типична для той эпохи. Русские народные традиции на вологодской земле сказывались и на песенно-музыкальном воспитании (традиционные русские и новые советские песни). Нужно отметить, что в середине 30-х годов XX века в руководстве СССР произошел поворот от оголтелого интернационализма на патриотическое воспитание советского народа. Вышли фильмы «Александр Невский», «Иван Грозный», «Петр Первый». Жизнь налаживалась. Но ощущалось дыхание близкой войны.
      О народности поэзии Рубцова одним из первых сказал русский критик Ю. И. Селезнёв. Но он не прочувствовал православное мироощущение Рубцова в стихах. Скорее всего, атеистическая пропаганда в то время не позволяла критику сказать новое Слово. Но Селезнёв сказал важное: «Стихи Рубцова сами просятся на музыку, скорее даже музыка просится из стихов: их не нужно перекладывать на музыку, её нужно улавливать в них, слышать её, как слышали музыку песен, былин, сказаний в самой ритмике их словосочетаний древние певцы-гусляры, сказители».
       Чем же подкупает читателя поэзия Рубцова? Это полная искренность и достоверность, что читатель чувствует интуитивно. А пока поэты вымучивают рифмы и образы, проповедуют графомански тривиальные идеи, комплексуют из-за нереализованного «Я», Николай Рубцов пишет о частном, а получается о Главном и на Вечность. Ему удалось войти в глубинный поток русских Образов и Слова, нашей истории и оттуда как из родника черпать чистые стихи. Такие, которые поднимают нас по душевному созвучию на генетический уровень понимания мiра.
      Явную и скрытую тревогу чувствует читатель и слушатель в стихах Рубцова. Переброс основной массы русского населения из деревень в города в период «великих» строек нанёс сильный удар по традиционной русской культуре. Русские люди оказались под воздействием «городской», скоморошной, меркантильной, явно нетрадиционной сферы. Генетическая доброта русских в городах столкнулась с эгоистическим мировоззрением, насаждавшимся с конца 19-го века и периодами в XX веке.
      А творчество Рубцова можно проследить по временным периодам. Интуитивное создание национальных русских песен раннего (флотско-ленинградского) периода («Северная берёза», «Элегия», «Не пришла», «Добрый Филя», «Ты с кораблём прощалась», «Старый конь»), второго (никольско-московского) периода («Осенняя песня», «В горнице», «Тихая моя Родина», «Зимняя песня», «Видения на холме»), «Я буду скакать по холмам задремавшей Отчизны…», третьего (никольского) периода («Журавли», «Сапоги мои, скрип, да скрип…», «Звезда полей», «Душа хранит», «В глуши»), четвёртого («пилигримного») периода («В минуты музыки», «Шумит Катунь», «Старая дорога», «Купавы», «Зелёные цветы») и пятого (вологодского) периода.
        Углубление историко-духовного национального мировоззрения и переход к народному философскому направлению проявилось у Рубцова в вологодский период жизни и творчества в стихотворениях «Ферапонтово», «О Московском Кремле», «Песня» («Морошка»), «Далёкое (в краю, где по дебрям…)», «Листья осенние», «Вечерние стихи», «Выпал снег», «Обо мне говорят», «За тост хороший», «Прекрасно пробуждение земли».
Наиболее ёмко о содержании поэзии Рубцова в 1993 году сказал В.Бараков: «В творчестве Рубцова отразилось то переходное состояние, которое свойственно сейчас большинству русских: тяжёлое расставание с атеизмом и медленный путь через искушения язычества к православной религии. Рубцов и в этом опередил своё время: «Боюсь, что над нами не будет возвышенной силы.»
      Возврат к православному образу миропонимания – спасение для русских людей и путь Возрождения России. И чьё-то обвинение – что модно «быть православным» (видимо кто-то подбрасывает такие мнения) – это хитрая игра неоязычников или игра на стравливании русских людей или глупость.
       К сожалению, очень многие поэты блуждают в лабиринтах мировоззрения. Одни из них так и остаются в тупиках денежных коридоров, а некоторые выходят на свет Божий. И тогда они пишут так, что читатель «вспоминает» на генетическом уровне своё место в этом мире, в России.
      Вернёмся, однако, к музыкально-песенной проблеме. Вот как Свиридов сопоставляет виды музыки:
       «Во мне всегда боролись две тенденции: 1) народная, усвоенная с детства и 2) академическая («серьёзная музыка», консерватория). Совместить их всегда было трудно. Они и в жизни существуют раздельно».
Интересно, что для отражения народного Слова в сочетании с музыкой Г.В.Свиридов говорит:
      «Нужен примитив, который донесёт красоту этих слов…
Бывают слова изумительной красоты (например, Рубцов) – они сами музыка. Они не нуждаются в музыке, либо для воплощения их в музыке нужен примитив, который донесёт красоту этих слов».
И Свиридов чувствовал, что нужна будет простая музыка («примитив», то есть в первую очередь народная мелодичность).
       Свиридов также пишет:
«В чём сила Русского искусства, русской литературы (кроме таланта самого по себе)? Я думаю, она в чувстве совести».
      На нескольких страницах он пишет о Рубцове:
«Николай Рубцов – тихий голос великого народа, потаённый, глубокий, скрытый (выделено курсивом здесь и далее составителями книги Свиридова, – прим. автора).
      В тетради от 1994 г. в специальном разделе «Рубцов» Свиридов приводит тезисы музыкальных заготовок, которые соответствуют стихотворениям «Прощальная песня», «Старая дорога», «Промчалась твоя пора», «Листья осенние» и «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…»
       В книге Свиридова «Музыка как судьба» дана следующая информация: «Рубцов Н. Стихотворения. – Архангельск. Северо-Западное книжное изд-во, 1985 г. На титульном листе книги надпись рукой Свиридова: «Эту поэзию нам надо свято хранить! Могут сказать: Рубцов – не Пушкин, не Блок…Неважно! Какой он есть – он единственный. Другого нет!»
        Везде у Рубцова в стихах Душа, не материальный символ. Каждый человек находится на определённой стадии умственного развития. И это не всегда связано с возрастом. Одни и в семьдесят лет остаются атеистами или нейтралами, а другие и в восемнадцать лет понимают взаимосвязь религии и Истории России, которая спаслась Православием.
      В стихотворении «Выпал снег…» поэт радуется жизни:
 
Снег летит на храм Софии,
На детей, а их не счесть.
 
      А вот насчёт детей, которых «не счесть», поэт выдаёт свою мечту за действительность. Дело в том, демографическая ситуация для русского народа резко изменилась за прошедшие почти сорок лет (отсчёт с 1964 г. – прим автора). Однодетные русские семьи (по статистике не менее 60 процентов) являются самой главной проблемой в настоящее время в России, обуславливают вырождение русского народа по материальным причинам. Эта грозная тенденция должна быть срочно изменена, иначе в ближайшее время не только не удержать территорию Российской державы, но и малую Родину каждого из нас с памятью юности и великими церквями.
       Понимание семейных проблем и семейного счастья было у Н.М.Рубцова в те далёкие 60-е годы ХХ века. Известно, что Рубцов хотел воссоединения семьи, хотел иметь также сына – наследника его фамилии. В стихотворении «За тост хороший» поэт поднимает бокал:
 
За Новый год,
за детский смех,
За матерей, за нас за всех,
За то, что нам всего дороже.
 
      Большинство стихотворений Рубцова стихийно стали песнями.
Барды рубцовского направления создают песни для Души и поют не за деньги. И поют в живую. Песня – это синтез Слова, Музыки и исполнения. Произведение (например, песня) должно оцениваться в первую очередь на Духовность, на то, что хочет сказать исполнитель и как это повлияет на Душу зрителя, слушателя. Главное – не высочайшая степень чистоты звукозаписи и звуковых эффектов. Эти побочные приёмы замазывают суть графоманских текстов песен. И в шоу-программах зрителю предлагают изображение пения эстрадным персонажем под «фанеру» и подпускают из-под пола туманы для отвлечения от критического восприятия текста песни.
      Поэзия Рубцова обладает высшей Духовностью. И мы, барды рубцовского направления несём людям Добро и Любовь. И пусть наши песни имеют какие-то огрехи. У народных композиторов нет возможностей неделями отшлифовывать песни в звукостудиях. Главное, мы не пропагандируем Зло и чернуху, самолюбование и эгоизм. Россия – страна общинная. И ничто не поколеблет её духовность. Но за это надо бороться. Каждое новое поколение идёт с чистой душой. И не дать её опошлить и развратить наша прямая задача.
      Музыкально-песенное наследие Рубцова – один из базовых путей спасения от духовного и физического геноцида в условиях информационного противостояния Тьмы и Света, Золотого Тельца и Души, Дьявола и Бога.
      Своей поэзией Рубцов позволяет каждому русскому читателю непрерывно идти к Добру, Любви, Совести и Справедливости, к детям – наследникам Руси и к Православию – базовой идее Возрождения России».
   Статья была передана А. А Грязеву и позднее под названием от редактора «ЧИТАЙТЕ ПОЭЗИЮ НИКОЛАЯ РУБЦОВА» была  опубликована в сборнике докладов «Исследования о жизни и творчестве Николая Рубцова» научно-практической конференции «Рубцовские чтения», состоявшейся 8 августа 2003 года в доме-музее Н.Рубцова в с.Никольское Тотемского района, а также в авторской книге «Новая дорога к Рубцову». 
    Доклад на конференции имел авторское название «Поэзия Рубцова – путь Возрождения русского народа и России» (печатается с небольшими сокращениями).
     После ужина сообщили о большом костре на поляне за речкой Толшмой и свободным и выступлениями. Как только стемнело, участники конференции собрались у огромного костра. Прозвучали песни на гармони. Затем заиграли гитары. Николай Тимашов исполнил песню «Дорога». Затем мы с Любенко стали исполнять песни на стихи Рубцова. Поём «Журавли», тут же выходит вологжанин Борис Громов и поёт свои «Журавли». Мы выходим с  Э. Любенко и поём «Звезду полей», выходит Б. Громов и поёт свою «Звезду полей». Мы выходим с  Э. Любенко и поём «Морошку», выходит Б. Громов и поёт «Морошку».  Что его так заволновало тогда?
   Организаторы просят всех участников скомпоноваться. Фотограф — муж Марины Кошелевой делает общий снимок. Вот копия передо мной. На фото у костра:
Орехова, Любенко, Кириенко-Малюгин, Н.Тимашов, Л. Тимашова, Н. А. Старичкова и её муж Н. Александров, дочери Е. Н. Рубцовой, скромно сидит Елена Рубцова,  организаторы «Рубцовской горницы»  с Дальнего Востока  Зинаида Ивановна  Дубинина и Ольга Григорьевна Коротеева, Б. Громов, М. Кошелева, М.А. Полетова рядом с Т. Агафоновой (Решетовой), дочери Елены Рубцовой, Н. Н. Никулинская, опустив головы стоят  К. Кокшенева и В. Дементьев,  вездесущий московский «любитель» литературы В. Соколов и др.
    Ближе к ночи объявили срочную посадку в автобусы  направлением на паромную переправу через Сухону от села Красное на Черепаниху. Все  побежали за сумками, рюкзаками и в припаркованные «Икарусы», которые сразу отъехали.  А мы с гитарами и рюкзаками с трудом успели влезть в какой-то заполненный «Рафик».
    Приехали на переправу Усть -Толшма. Паром ждал нас, участников конференции,  и мы поехали и приехали ночью в Тотьму,  поселились в кельях гостиницы Спасо-Суморина  монастыря.
    На следующий день, кто хотел пошёл на экскурсии по  Тотьме. В тот день была в живописная городская ярмарка с продуктами и народными изделиями в каждом из сельских  павильонов тотемского района. На сцене народные ансамбли. Вино — почти рекой. Веселый праздник полетел по Тотьме. На следующий день — разъезд участников конференции.
   А я по свежим следам событий в с. Никольском пишу стихотворение с названием:
 
Никола – Усть-Толшма, 8 августа 2003 г.
 
Кто с радости, а кто с тоски
Пришёл на сельский косогор,
И у таинственной реки
Взметнулся в ночь большой костёр.
 
Спел дядя Боря на «Ура»
Под рюмку горькую и жвачку,
И мельтешилась у костра
Одна московская чудачка.
 
Летели песни на простор
И уносили грусть куда-то.
Молчал разрушенный собор
На горке набожно и свято.
 
У речки воды глубоки.
По берегам гуляют травы.
Жаль, что у нашенской реки
Мы не нашли тогда купавы.
 
Скрипел по-старому паром,
В беседах мысли возносились.
Белел в сторонке новый дом,
Ветра в его оконца бились.
 
Буксир урчал в ночи, как прежде,
Волна игралась на бегу,
Светились новою надеждой
Огни на дальнем берегу.
 
       В газете «Российский писатель», № 15, август 2003 г.была опубликована наша
информационная статья «На родине Рубцова» о конференции, проведённой 8 августа 2003 г. на духовной родине Рубцова. В следующем номере  газеты «Российский писатель», № 16 (67), сентябрь 2003 г. опубликована  статья недоехавшего до конференции литератора Вадима Дементьева под «нестандартным» названием “ВЫШЕ ЗНАМЯ  ВОЛОГОДСКОЙ ПИСАТЕЛЬСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ!”  Привожу фрагмент из этой ИЗ СТАТЬИ.
 
     «Николая же Рубцова теперь не надо открывать или закрывать. В 90-е годы тираж его книг перевалил за один миллион экземпляров. Слава и популярность повлекли за собой болезненные явления, которые в России всегда сопровождали литературную известность. Вряд ли нынешние «рубцовские праздники» станут заметным явлением в культурной жизни области и всей России. Те, кто знал Рубцова, на тотемскую землю уже не ездят, а гостят там некие, как мы их назвали, «фанаты», весьма экзальтированные и шумные почитатели певца «тихой родины». Но эти явления – исключение из интереснейших поездок по литературной вологодской земле…»
       Конечно, я не оставил без внимания этот выпад и в ответ я написал реплику, которую передал для публикации редактору газеты «Российский писатель» Н. Н. Дорошенко. Получил отказ. Но сохранил текст, который был опубликован в марте 2006 года в материалах открывшегося сайта «Звезда полей». Вот этот текст.
 
 
Ю.Кириенко-Малюгин. К малому юбилею конференции «Рубцовские чтения»
 
     8 августа 2006 года исполняется 3 года со дня проведения научно-практической конференции «Рубцовские чтения» на малой родине народного поэта, в селе Никольском Тотемского района Вологодской области.  На конференции было представлено более 20 докладов исследователей и пропагандистов творчества Рубцова из городов  европейской части России и даже из Дальнего Востока (пропагандисты творчества Н.М.Рубцова из г. Артёма Приморского края затратили на поездку 6 дней в одну сторону и приехали за свой счёт). В зале мемориального дома-музея Рубцова присутствовало более 70 слушателей и исследователей. Конференцию вели вологодские писатели А.А.Грязев и В.С Белков и директор Тотемского музейного объединения Ю.П.Ерыкалова. Присутствовала Е.Н.Рубцова, дочь поэта.  Приводим некоторые публикации по конференции.
    К сожалению, не зная обстоятельств широкой организации «рубцовских праздников», критик В. Дементьев назвал участников  «фанатами». В который раз приходится отмечать пренебрежение к исследователям творчества Рубцова. Это в условиях, когда профессиональные по образованию критики вплоть до января 2006 года (70-летия Рубцова) самоустранились от анализа творчества национального поэта. В начале 2004 года выпущен сборник докладов участников конференции. 
 Литературоведческая статья «Читайте поэзию Рубцова» (авторское название «Поэзия Рубцова – путь Возрождения русского народа и России») опубликована в сборнике докладов конференции.  Обе статьи представлены в книге «Новая дорога к Рубцову» и   приведены в разделе сайта «Публикации Кириенко-Малюгина» в подразделе «Статьи о Рубцове».
     В начале 2004 года по воспоминаниям о поездке 2003 года в Тотьму и Никольское написал вот эти стихи.
 
Я о Тотьме спою
     
Этот город небесный,
Проплывай над рекой!
Здесь рождаются песни
С необычной  строкой
 
О весёлом матросе,
О Добре и Любви.
Я вернусь в эту осень,
Ты меня позови.
 
Я вернусь в город этот,
Где паромщик хмельной,
Мне расскажет о лете,
О дороге домой.
 
Где-то борются страсти,
Где-то слышится вздор.
Здесь мне душу приластит
Златоглавый собор.
 
Если счастье заплачет,
Пусть паромщик родной
Вновь на берег удачи
Увезёт нас с тобой.
 
По знакомому следу
В тихом русском краю
Я, конечно, приеду,
Я о Тотьме спою.
  1 января 2004 г.
               
И вот  следующее стихотворение (в связи с тем, что за три года, я уже пять раз побывал в Николе, причём трижды с концертами авторской песни вместе с Э. Любенко)   
 
 Я вернулся в Николу
 
Я приеду в Николу,
Посмотрю на простор.
Вспомню старую школу,
Оглянусь на забор.
 
Может, та же ворона
Честь отдаст мне крылом,
И лошадка с поклоном
Вслед помашет хвостом.
 
Эти сельские виды
Я забыть не могу.
Лодка, мастерски  сбита,
Ждёт на том берегу.
 
Пусть приветит нас Толшма,
Пусть церквушка простит,
Что блуждали мы долго
Не у наших ракит.
 
На окраине лета,
Там, где наш косогор,  
Вспомним друга-поэта
Разведём-ка костёр!
 
Пусть ребята сыграют,
Пусть девчонки споют
Песни русского края,  
Где нашли мы приют.
 
Я вернулся в Николу
На зелёный простор.
Здравствуй, новая школа!
Привет, старый забор!
 
Так, поднимем-ка тосты
За Поэзию вновь!
Выпьем, братья и сёстры,  
За Добро и Любовь!
    3 января 2004 г.
 
    Ничего не пропадает на дорогах Рубцова.
   Эти стихотворения вошли в раздел «Вологодская тетрадь» авторского сборника «Впереди родимый край» (г. Рязань, изд. «Старт», 2008). Сборник вошёл в длинный список престижной Бунинской премии 2010 года (тогда это номинация «поэзия»), но не в лауреаты премии. Победила тогда писательница (поэтесса в молодости) Лариса Васильева.
 
    Глава 11.4. Кукла от Николая Рубцова и не только.
 
   «Николай Рубцов в моей жизни не только поэт, но и нечто большее. Судьба сложилась так, что какое-то время мы были друзьями, хотя нашей дружбе в то время я не придавала особого значения. Т.Гогулина. 22 января 1991 г.»
      Письмо с таким эпиграфом было получено в декабре 2003 г. первым московским Рубцовским Центром (Северо-запад г. Москвы) на наш уже третий ежегодный конкурс «Звезда полей» от Татьяны Васильевны Гогулиной из п.Кадуй Вологодской области. Автор сообщила о своём знакомстве с Н. Рубцовым в период с весны 1967 г. и до конца 1969 года. Я давно занимаюсь темой Рубцова и засомневался в достоверности сообщения. И сделал запрос. В повторном письме Т.Гогулина подтвердила первичное сообщение. Эти сведения были очень важны. И вот почему.
     Как известно, Л.Дербина (убийца Н.М.Рубцова, по первому мужу – Грановская) утверждает в своих «мемуарах»:
     «Летом 1968 года в Воронеже, проходя по проспекту Революции, я вдруг увидела в витрине книжного магазина знакомое имя, напечатанное на одной из книг. Я остановилась, поражённая столь внезапной встречей. Николай Рубцов «Звезда полей», – прочитала я на незамысловатой обложке и ринулась в магазин. Эта единственная книга, что осталась в витрине, досталась мне. Мне не передать в словах всю боль, наслаждение, всю роскошь и счастье общения с его душой, перелитой в стихи. Это был третий поэт, над стихами которого я обливалась слезами».
     А какова реакция непосвященного читателя на это страдание «женской души» «поэтессы»? Не какая-то там проза: «Стихи эти мне понравились».
    Далее от Л.Дербиной: «И вот Рубцов. С этого дня во мне поселилась навязчивая идея: я должна увидеть его и поклониться ему за его прекрасные стихи. Я узнала, где он живёт (оказалось, в Вологде)…Нужно увидеться. Нет, я не рванулась сразу. Прошёл год. В 1969 году в Воронеже готовился к изданию сборник моих стихов «Сиверко»…С трепещущим сердцем поднималась я утром 23 июня (какая точность датировки события в далёком 1969 году, прим. автора) по лестнице на пятый этаж дома № 3 по улице Яшина. Под гулкие удары сердца я позвонила»…
      Чувствуете, читатель, важность исторического момента встречи «поклонницы» с Поэтом?! Для прояснения картины привожу высказывание Л.Дербиной, которое услышал писатель Н.Коняев от «поэтессы» по телефону и опубликовал: «По сравнению со мной Рубцов был в поэзии мальчишкой!»
      В последний раз, как пишет Дербина, она виделась с Рубцовым в апреле 1964 г., когда она почему-то пригласила поэта к себе в номер в гостиницу. Но она пишет, что поэт имел неприглядный вид, неряшливо одет и с синяком под глазом. Надо знать эту «благородную» даму, чтобы она без умысла пошла на подвиг – приглашение бедного студента Рубцова в номер.
       Продолжим сообщение о встрече с поэтом в июне 1969 г. Дербина входит в квартиру и переспрашивает Рубцова: Узнаёт ли он её? Рубцов ответил, что узнаёт. Как же понимать такой пассаж? А вот какие словеса Дербиной об отношении к Н. Рубцову приводит П. Соловей в статье «Поединок роковой…»: «Чтобы я отреклась от себя? Никогда! Я могла бы служить, если бы сама не была поэтом…»
      Вот что пишет Т.Гогулина по фактам в письме от 17 декабря 2003 г.:
«5 января 1968 г. у меня была свадьба, а 11-го я вернулась в Ленинград. Вечером Рубцов пришёл ко мне. Я не удержалась и похвастала новым паспортом… В феврале показал мне при встрече на улице Новороссийской свою новую знакомую Дербину Людмилу. Она торопилась и ей явно не нравилось наше знакомство. Я была рада, что он нашёл себе подругу. Ещё несколько раз я встречалась с ними. В декабре 1969 года я отдала ему свои стихи. Он хотел помочь издать мне сборник, в результате стихи мои не знаю где. Только в 1973 году я узнала о его смерти»
      Итак, выясняется, что в феврале 1968 года Рубцов, Дербина и Т. Гогулина встречались в Ленинграде. После специального запроса Т. Гогулина в письме от 13 января 2004 года сообщает: «Все встречи с Рубцовым и Дербиной были только в Ленинграде. Не помню в 1968 или 69 г. они водили меня к своему другу… Я от них сбежала, потому что они там опять стали пить». То есть в застолье участвовали и Рубцов, и Дербина.
     Таким образом, легенда Дербиной о поездке с целью поклонения поэту после длительной разлуки оказалась мягко говоря недостоверной. Дело в следующем. С мая 1967 года сборник «Звезда полей» поступил в продажу и он был в руках Рубцова. И об этом сборнике, общаясь с Рубцовым в Ленинграде, не могла не знать Л.Дербина. К февралю 1968 г. (даты встречи Рубцова, Дербиной и Гогулиной в Ленинграде) у Рубцова уже была официально своя комната в Вологде. О чём все эти факты свидетельствуют? «Поэтесса» в «мемуарах» писала, что с 1964 года и до июня 1969 года не встречалась с Рубцовым. И думала, что нет свидетелей её встреч с поэтом ещё в феврале 1968 года и чуть позднее в Ленинграде. В связи с этим выясняется, что прав был В. Коротаев, когда говорил, что вокруг Рубцова был закулисный заговор. Дербиной целенаправленно посоветовали поехать в Вологду и к Рубцову, зная её упрямый характер. Зная, что она «неуступчива, яра». В том числе в достижении своей цели: публикация 2-го сборника и оформление в Союз писателей по двум книгам.
     Теперь вернёмся к первому письму Т. Гогулиной от 17 декабря 2003 г. с воспоминаниями о Рубцове:
     «Весной 1967 г. в Петербурге-Ленинграде проходил слёт студенческих поэтов. На него я была рекомендована комсомольской редакцией студенческой газеты «Лесная правда» Ленинградской лесотехнической академии. Я тогда была студенткой 2-го курса лесохозяйственного факультета и постоянным внештатным корреспондентом газеты. По окончании выступлений со стихами ко мне подошёл один из организаторов слёта и сказал, что со мной хочет познакомиться Николай Рубцов. Ко мне подошёл лысоватый невысокий молодой человек и стал говорить, что он тоже вологодский, что ему очень понравились мои стихи (особенно «Я шляпу снимаю и кланяюсь лесу», «Гори, гори звезда моих лесов» и другие).
      Через несколько дней он со своим другом встретил меня у академии и они запели только что переложенную на музыку песню «Я буду долго гнать велосипед…» (это было летом 1967 года! И задолго до исполнения «Букета» А.Барыкиным в 1988 г. – прим. автора). Николай подал мне стих на бумаге. При следующей встрече я вручила ему свой «Ответ на букет». Он прочитал и порвал мой стих…» В это время у Татьяны был жених и других она не хотела и знать. А вот основной фрагмент из стихотворения Т.Гогулиной «От тебя я не приму букет», созданного летом 1967 года и опубликованного в 1999 году в её авторском сборнике «Мой поезд дальний»:
 
Н. М. Рубцову
 
Ты будешь долго гнать велосипед,
Чтобы нарвать и подарить букет цветов,
Но от тебя я не приму букет,
И должен ты понять меня без слов.
 
Мне не нужны умершие цветы,
Живых красу должна беречь, хранить.
Вчера в любви ко мне признался ты –
Костёр её ты должен затушить.
И не вези цветы в другой мне раз,
Оставь велосипед свой на крыльце,
Пусть я пройду, не поднимая глаз,
И даже без улыбки на лице.
 
      Почему Рубцов дружил в то время с Т.Гогулиной? Надо напомнить, что Рубцов учился в Тотьме два года в лесном техникуме, а по пониманию природы они были близки. И стихи у Татьяны были «лесные».
     Из письма Т.Гогулиной от 17 декабря 2003 г.: «Часто мы вместе сочиняли стихи в парке. «Крушину» записал он в свою записную книжку, так как у меня не было с собой блокнота» (лето 1967 г.). Интересен факт, что свой второй сборник «стихов» от 1970 года Дербина назвала «Крушина».
      В письме от 13 января 2004 г. Т.Гогулина сообщает, что у неё находится кукла, которую она выбирала вместе с Рубцовым и его сводным братом для жены последнего. И Т. Гогулина предложила куклу-блондинку, в голубом платье и с мигающими глазками. Рубцов купил её на свои деньги (в это время у него были деньги – гонорар за «Звезду полей»).
      После взаимного обмена писем 28 марта с.г.  (2004 г. - прим. Ю.К.-М.) я еду в Вологодскую область и встречаюсь с Т.Гогулиной. Кто она?
     Татьяна Васильевна Гогулина окончила Ленинградскую лесотехническую академию, кандидат сельскохозяйственных наук, потомственный лесовод, эколог. Ведёт постоянно календарь природы. Лес и его обитателей знает досконально. Публикует за свои средства календари родной природы. Нуждается конечно в помощи. Может быть, найдутся на Вологодчине коммерсанты, которые не знают, куда им ещё вложить средства.
     И вот Т. Гогулина показывает мне и дарит статью «Кукла для Тани», которая была опубликована в газете «Русский север» ещё в 1991 г.
     Из статьи Т.Гогулиной в этой газете: «Николай жаловался на судьбу и говорил, что у него нет настоящего друга, кроме Владимира (сводный брат поэта?), что его по-настоящему никто не любит и не понимает. Но что греха таить, я к нему не имела никаких чувств. Видимо он чувствовал моё полное равнодушие к нему. Тогда я была молода и пользовалась успехом среди юношей. Я сказала Николаю, что люблю другого. На том и расстались».
     «Когда мы шли втроём в магазин, Николай сказал мне: «Любую куклу выбирай, какую выберешь, ту и куплю для прекрасной девушки». И эта кукла с белой косой и в голубом сарафане с кружевами, которая мне очень понравилась, понравилась и Николаю с Владимиром. После магазина они куда-то заторопились».
     И эта кукла вернулась к Татьяне Гогулиной! В 1983 г. она лежала в вологодской больнице в одной палате с Татьяной Рубцовой. Разговорились. И после выписки из больницы Т. Рубцова передала Т. Гогулиной ту самую куклу. После ознакомления с информацией о работе нашего московского Рубцовского Центра Т. В .Гогулина подарила нам куклу Рубцова и с такой надписью:
     «Вот эту куклу-блондинку с голубыми мигающими глазами и в голубом сарафане я – Татьяна Васильевна Гогулина – выбирала вместе с Николаем Рубцовым летом 1967 года в магазине на 1-ом Муромском проспекте в Ленинграде для Татьяны Рубцовой – жене его сводного брата. Эта кукла мой подарок Рубцовскому Центру Северо-Запада г. Москвы. 28 марта 2004 г. Кадуй. Подпись. Передано Юрию Ивановичу Кириенко-Малюгину»
     Теперь у нас в Рубцовском Центре есть подлинный экспонат, который связан с именем русского национального Поэта.
     На представленных снимках (к статье о встречах с Т. Гогулиной):
№1 – на пианино фото Николая Рубцова и куклы (почти копия куклы из «Прощальной песни»),
№2 – Света Тимашова с куклой (Света – дочь Ларисы Тимашовой, защитившей диссертацию по эстетике поэзии Рубцова)
№ 3 – Татьяна Гогулина в студенческие годы.
№ 4 – Татьяна Гогулина и Юрий Кириенко-Малюгин.
 
     Статья опубликована в газете «Уездные новости», Тотьма, 2 декабря 2004 г. Фрагмент статьи представлен в авторской книге «Новая дорога к Рубцову».
 
    Глава 11.5. О гибели Николая Рубцова. Всякое тайное становится явным (2001-2004 г.г.)  
 
    В эти 2001-2003 годы «выплывали» новые факты, связанные с гибелью Н. М. Рубцова. Причём это возникало непроизвольно по публикациям со стороны адвокатов Дербиной-Грановской, которые требовали опровержения. К тому же Старичкова опубликовала свои подозрения. И вот мне пишет Сергей Анатольевич Сорокин (Вакомин), председатель С.-Петербурского Рубцовского центра. Он каким-то образом нашёл адрес Ю. П. Рыболовова и написал ему письмо с  просьбой поделиться сведениями о Рубцове. Ниже привожу текст главы 15 из книги «Тайна гибели Николая Рубцова» (изд. 2-е дополненное, М. МГО СП России, 2004). подписана в печать 15 марта 2004 г. В апреле 2004 г. получен тираж 1000 экз.  
 
   Из издания 2004 года:  Глава 15. А тайна ночи проясняется?!
    Малоизвестные и новые свидетельства вокруг страшной ночи.
А всё-таки был соучастник?
 
    Если бы не нагловатая напористость убийцы, то тайна гибели Рубцова могла бы и навсегда остаться тайной. Но необходимость отпора Лжи и Наглости заставила обратить внимание на публикации и сопоставить известные и новые материалы по теме.  
    Гражданская жена поэта Г.Меньшикова (Шамахова) писала в статье «Русь моя, люблю твои берёзы» (21):
     «В 1969 году я была на курсах клубных работников в Кириллове. На обратном пути, это было в апреле, я заехала к нему, он жил уже на улице Яшина. Я пришла утром. Рубцов был один, день был субботний – 11 апреля. Я у него прибралась, помыла, он сходил в магазин, принёс еду, я приготовила обед, и к обеду к нам пришли гости. Видимо, у него была подруга Гета и ещё мужчина. Он хотел дать понять, что она пришла с этим мужчиной – Рыболовов Юрий. Сидели они до позднего вечера, потом ушли. На другой день была Пасха…»
    «Я писала выше, что некий Рыболовов, который, по его словам, очень, очень любил Рубцова, когда свершилась эта трагедия, был в Вологде. Каким образом он завладел посмертной маской Рубцова, хотя даже и на кладбище не был?
     В августе 1971 года я, будучи в Тотьме, зашла в РОНО (районный отдел народного образования, – прим. автора). Зав. РОНО Ф. Н. Шестаков спросил меня, знаю ли я Рыболовова? Ответила, что знаю. Он рассказал:
     «В апреле месяце (это 1971 год, – прим. автора) в мой кабинет пришли двое мужчин, предъявили удостоверение КГБ и спрашивают, обращался ли к нам насчет работы Рыболовов. Да, обращался, предъявил два диплома о высшем образовании, закончен институт физкультуры и сельскохозяйственный. Просил работу в Никольской школе или поблизости. В работе было отказано, так как школы были укомплектованы. Меня предупредили, чтоб никаких дел с Рыболововым не имел.
 
140
Да, в Николу этот человек ездил долго, наверное, до 80-х годов. Что ему надо было?»
     «Будучи на суде, который шёл два дня, слушая «сказки» Дербиной о любви Рубцова к ней, я не верила ни единому слову…Ведь не зря Н.А.Старичкова написала ему такую пророческую открытку»: «На чужом несчастье своего счастья не построить, береги голову, пока не поздно. А было уже поздно, он никак не мог отвязаться от Дербиной.    
   Ведь после Нового года, 1971-го он сразу взял командировку, чтобы ехать к нам в Тотьму, но явилась она. И как у неё ещё хватает наглости лезть на экран и сваливать всё на какой-то «рок». Что ж, если уж и фильмы посвящают убийце, так, может быть, дать ей и орден за убийство Рубцова?»
    Г. Меньшикова имеет в виду фильм Ермакова «Замысел», посвящённый новой «звезде» литературного экрана Л.Дербиной.
    Кое-что прояснилось из беседы автора этой книги (Ю.К.-М.) со Н.А.Старичковой  (Н.С.) 9 июня 2002 года в Вологде:
Ю.К.-М. Меня вот что интересует. Насчёт последней ночи. Кто присутствовал?
Н.С. Задумкин был. Ещё кто-то. Их уже в живых нет. И вот Рыболовов был.
Ю.К.-М. Он присутствовал?  И там ссора была?
Н.С.  Была ссора. Они (журналисты) раньше ушли. А Рыболовов уходил последним (у Дербиной последним ушёл А.Третьяков).
Ю.К.-М. А ссора из-за чего была? Журналисты что говорят?
Н.С. Приревновал наверно. (Дербина в это время была невестой Рубцова, – прим. автора). Она всем улыбалась. Заигрывала. А Рыболовов там остался.
Ю.К.М. А во сколько это было примерно?.
Н.С. Он сказал, что ему надо было на поезд. Около часа он ушёл. Сказал: «Я не мог задержаться, потому что мне надо было в два часа на поезд» (это поезд в Ивановскую область, где проживал Рыболовов,  – прим. автора).
Ю.К.-М. А он уехал?
Н.С. А он не мог уехать, потому что через три дня он был уже на похоронах. Он где-то был.
 
141
Ю.К.-М. Значит, он не уезжал.
Н.С. В два часа он должен был уехать. И он не мог сразу вернуться. Подумайте сами. И адрес его не знали. Связь какая? Откуда он узнал? (что Рубцов погиб, –  прим. автора). А на суд он не явился. А Рыболовов был последним у Рубцова.
    Она (Дербина) волновалась. И я читала в одной газете: она Рыболовова как свидетеля не называет. Видимо здесь есть какая-то связь. Всех журналистов называет, а его нет.
Ю.К.-М. Похороны были через три дня. Он был в Вологде?
Н.С. На похоронах он был. Он фактически не уезжал.
    Прокомментируем эти сведения. Поскольку Ю. Рыболовов был в ту страшную ночь у Рубцова, то он должен был уехать, чтобы обеспечить себе алиби. Никто не сообщал Рыболовову о смерти поэта. Оповещали писателей. А «свидетель» всё знал (об этом чуть ниже). И потому через два дня он сам приехал на похороны.
     Из беседы автора (Ю.К.-М.) с писателем С. Н. Багровым (С.Б.) 18 марта 2003 года в Вологде.
Ю.К.-М. Когда Вы познакомились с Николаем Рубцовым?
С.Б. Ещё в техникуме. Перед занятиями я наклонился, заглянул сквозь дверь. А на меня вдруг кто-то тяжёлый сел. Я встал резко и бугай грохнулся на пол. А Коля увидел это и рассмеялся. Говорит: Пойдём погуляем.
Ю.К.-М. Вы лично были знакомы с Юрием Рыболововым?
С.Б. Немного. Он после смерти Рубцова приходил. «С Родины приехал», сказал. Краюху хлеба привёз оттуда. Он разломал её.  «Давай покушаем», говорит. Для меня как-то странно это, нелепо. Побыл буквально 2-3 минуты. И убежал куда-то. И Коля говорил: «Опять придёт этот, уйдёт. Какой-то странный. Непонятный мне человек». Коля так неопределённо о нём говорил. И я тоже не понял его. Потом понял: фанат он был Рубцова. А Николай Рубцов его серьёзно не воспринимал, на мой взгляд.
Ю.К.-М. А как Вы относитесь к Дербиной?
С.Б. Коля дал мне почитать её сборник стихов. Это «Сиверко». Там была её надпись на обложке. И куда-то этот сборник исчез. Даже не знаю на кого грешить. Вроде все люди знакомые».    
 
142
    На исчезнувшем сборнике «Сиверко» был автограф Дербиной Рубцову. Какой? Странным был приход Рыболовова. Багров и друзья Рубцова написали добрые воспоминания. Но не слышно ничего о воспоминаниях Ю.Рыболовова. И это важный штрих.
    Есть версия, что Рубцова хотели довести до невменяемого состояния. И как сказал один из читателей: «А ведь его могли бы выбросить из окна» (инсценировать самоубийство!) И добавил: «Если это Рубцов  понял, то тогда-то была настоящая схватка. И одной Дербиной здесь не обойтись». Как говорят французы в подобных житейских ситуациях: «Шерше ля фам» («Ищите женщину»). В случае с Рубцовым это звучит: «Ищите мужчину».
    Итак, по сообщению Дербиной в её «мемуарах», последним и в 11 часов вечера ушёл журналист А.Третьяков. А по сообщению Н.Старичковой, в час ночи ушёл  Ю.Рыболовов, чтобы сесть на ночной поезд в Ивановскую область. А ушёл ли в час ночи Рыболовов? И когда он приходил в эту ночь к Рубцову и Дербиной? И зачем приходил?
    В апреле 2003 г. автор встречался в Петербурге с С.Сорокиным, который сообщил о письме от Ю.Рыболовова. Привожу фрагменты из этого письма, копия которого любезно прислана автору (факсимиле –  приложение 17, документ № 9).
    «Уважаемый Сергей Анатольевич!
    Вы просили написать о Коле Рубцове. Для меня он был очень дорог. Я почти все стихи его знаю наизусть. 18 января 71 (1971г. – прим. автора) года я был у него на квартире, сердцем как будто чувствовал, что его больше не увижу. Когда пришел он был в плохом настроение, был не один дома была его сожительница Людка.
    Я понял, что она его что-то спрашивала обо мне, посидел я у него недолго, потом ушел, а утром узнал…(Значит, Рыболовов не уехал в ночь убийства или уехал, зная о гибели Рубцова,  –  прим. автора)
    Вспоминаю его каждый день, как он был дорог для меня. Я до сих пор слышу его живой голос, он называл меня своим братом. Читал я его стихи в течение 2-х часов в Ивановском медицинском институте, слушали студенты, доценты, профессора…
 
143
     Он чувствовал близость своей смерти говорил мне. Юра ты пойдешь за моим гробом? Спрашивал не один раз. Завещал похоронить рядом с Батюшковым, но когда я отдал завещание Романову секретарю Вологодской писательской организации он сказал нельзя, у нас единое место захоронений общее кладбище.
    Вот вкратце, что я мог написать…» (орфография сохранена)
    Прокомментируем сведения из этого письма. Ю.Рыболовов сообщает, что ещё 18-го, в ночь на 19 января 1971 года он был у Рубцова. Но он не говорит когда! И была ещё Дербина. Значит, они были втроём. О журналистах ни слова. Ясно, что он пришёл после журналистов. Почему молчит Дербина об этом?
    Л.Дербину Рыболовов называет сожительницей (а не женой и даже не невестой, – прим. автора) и панибратски «Людка». И оказывается, что Л.Дербина что-то  спрашивала Рубцова о Рыболовове. О чём вообще был разговор – ни слова. Какие-то недоговоры. А насчёт наименования «брат», то это или фантазии, или демагогия. В книгах воспоминаний, изданных В.Коротаевым (1983 и 1994 г.г.) «брат» даже не упоминается. За всё время Рыболовов лишь один раз (по его сообщению) выступал перед гуманитарной городской аудиторией (в институте, в Иваново).
    Письмо Рыболовова изобилует грамматическими ошибками. Что говорит об интеллектуальном уровне «брата». Само письмо очень короткое. Видно Рыболовов боялся проговориться.
     Интересно признание Ю.Рыболовова о наличии у него  портрета Рубцова кисти художника  Малыгина. Это  был  первый   прижизненный портрет Рубцова. Как он мог оказаться у Рыболовова? Тот же вопрос возникает о посмертной маске и барельефе. (Эта информация была написана автором книги в июне 2003 г. Требовались уточнения).
    Ответы на ряд вопросов удалось получить во время «Рубцовских чтений», которые состоялись 8 августа 2003 года в селе Никольском в мемориальном доме-музее им. Н. М. Рубцова.
    В первом перерыве во время чтений было нешуточное выяснение происхождения портрета Рубцова, который в качестве подарка Никольскому музею не то от Полётовой М.А. (как собирателя   экспонатов   вокруг   Рубцова), не то  от  себя   лично
 
144
представляла Наира Вартановна П., которая характеризовала Ю. Рыболовова как  писателя и товарища поэта. Выяснилось, что на открытии второго Рубцовского центра в сентябре 2002 года был выставлен не прижизненный портрет Рубцова кисти художника Малыгина (как было объявлено), а какой-то другой портрет неизвестного происхождения. Это сомнение ещё в ноябре 2002 года сразу высказала Н. Старичкова, когда увидела фото портрета. При активном участии Н. Старичковой, зав. вологодской областной библиотекой Н. Н. Беловой (которые видели портрет кисти Малыгина ещё в январе 1971 года) и дочери поэта Е. Н. Рубцовой выяснено, что в Москве на открытии второго Рубцовского центра был не прижизненный  портрет. После  гибели   поэта   портрет   Малыгина был выставлен в областной библиотеке в Вологде. Однако потом начались приключения. По каким-то причинам рядом с лицом Рубцова появилась явная вмятина (удар?!). Портрет вернули Малыгину для устранения повреждения. Но обратно портрет не вернулся, его перекупил  Рыболовов у Малыгина. А представленный в селе Никольском другой портрет поэта соответствует кисти Малыгина. Значит, Наира Вартановна П. вторично ездила к Рыболовову.
    О конкретных свидетелях (но перед ночной «схваткой») многое проясняется из объяснительной записки старшего литсотрудника отдела культуры Н. Задумкина редактору газеты «Красный Север»  Н. М. Цветкову. Н. Задумкин пишет (14):
    «В понедельник, 18 января 1971 года, я ушел с работы в 4 вечера. Намерение было побывать у врача, т.к. почти две недели подряд у меня по вечерам была повышенная температура. Но в больницу я не попал, а оказался в винном баре вместе с работниками «Вологодского комсомольца» А. Кузнецовым, А. Третьяковым, Б. Лапиным и Е. Некрасовым. Мы выпили по стакану перцовки и ушли из бара. На площади встретили Н. Рубцова и его жену Л. Дербину (Дербина была в это время не женой, а формально невестой Рубцова, – прим. автора). Рубцов предложил выпить (он был в это время абсолютно трезв).
    Мы зашли в магазин и купили бутылку водки и бутылку красного вина. Я, старый,   пошел   с   этими   ребятами   в    клуб
 
145
медработников. Там нам открыл одну из комнат Г.Унковский, где мы и распили водку. Сам Унковский с нами не выпивал. Людмила Дербина при выпивке не присутствовала. После всего этого мы ещё побывали в ресторане «Север». Людмила Дербина в ресторане не была, а ожидала своего мужа на улице.
    После ресторана мы пошли провожать Н. Рубцова. Помню, что он пил красное вино. От Рубцова мы с Б. Лапиным ушли часов в девять. Домой я пришёл пешком…»
   Ещё раз пройдём по фактам вечера 18 января и страшной ночи на  19 января  1971 г. Н. Задумкин    почему-то  не  упоминает, что Дербина вернулась в клуб медработников (из «Вологодского комсомольца», где решала дела со своей рукописью) и выпила с журналистами. В «мемуарах» она пишет: «Я глотнула глоток из стакана Рубцова, он допил остатки». Из объяснительной записки Н. Задумкина следует, что из компании, пришедшей с Рубцовым, остались  после   9   часов   вечера   А. Третьяков  и  А. Кузнецов. О Е. Некрасове никто в воспоминаниях не говорит. Видимо он не пошел к Рубцову. Предпоследним уходил А. Кузнецов. Когда, пока неясно. Последним, как пишет Л. Дербина, уже в 11 часов вечера ещё 18 января ушёл А. Третьяков.
   Но после А.Третьякова на ночь 19 января пришёл  Рыболовов, что сообщают Н.Старичкова (5) и сам «брат» в письме С. Сорокину. Значит, Рыболовов пришёл позже и после журналистов! Рубцов его не приглашал и не ждал. Иначе об этом сказала бы Л. Дербина в своих «мемуарах». Вопрос: Почему же это третью ночь подряд Рыболовов ходит к Рубцову и Дербиной? В письме С. Сорокину он сообщает, что видел назревающую ссору. В чём заключалась ссора, Рыболовов не пишет. Но он говорит, что ушёл, так как ему надо было к двум часам ночи на поезд (из Вологды в Ивановскую область). А сам он остался. Нет алиби у Ю. Рыболовова (версия-обоснование автора). В письме С. Сорокину Рыболовов проговаривается, что «утром узнал…» О чём? О смерти Рубцова. Откуда? По радио никто не сообщал с утра 19 января о гибели Рубцова. Первые некрологи появились через день. От кого мог Рыболовов узнать? Он поехал поездом в Ивановскую область, по его сообщению Н. Старичковой.
 
146
    Редакторы-составители Мелковы приводят почему-то в своём издании сочинений Рубцова статью убийцы «Я не хотела убивать его» (14). Дербина молчит о свидетелях и сообщает в частности:
    «13 августа 1997 года я специально заезжала в Вологду и обращалась с письменной просьбой в Вологодский суд, чтобы подробно ознакомиться с судмедэкспертизой о причине смерти Рубцова. Мне в этом было отказано…»
    А с каких это пор убийце и после решения Верховного суда России от 1996 года (с подтверждением умышленности убийства) должны показывать материалы следствия? Эгоизм и наглость «поэтессы» просто поразительны.
     Дербина пытается в качестве ещё одной версии построить свою защиту логикой ожидаемой карьеры (вступление в Союз писателей). Рубцов знал эту главную цель «поэтессы». И о фразе Дербиной на суде: «Я поняла, что мы не будем вместе и решила его уничтожить». Дербиной не удалось «победить» Рубцова в  спорах и завербовать в свой поэтический лагерь. Ясно, что при ночной словесной «схватке» выявилось такое, что Дербина пошла на убийство. И особенно «впечатляет» сообщение убийцы, что «вдруг неизвестно от чего рухнул стол, на котором стояли иконы, прислонённые к стене…Иконы рассыпались по полу вокруг нас». Нужно отметить, что Лжи такого класса ещё не было в литературе. И всё во имя самооправдания и самоутверждения в качестве писательницы. Начинаешь понимать, какую же жертву принёс Н. М. Рубцов во имя нас всех, русских людей своей жизнью, остановив сатанистскую поэзию убийцы. «Я буду тебя медленно убивать», то есть непрерывно разоблачать так называемую поэзию случайной подруги, прозрев, сказал Рубцов.
    Дербина пишет по поводу признания на суде (14): «Откуда мне было знать, молодой и наивной, что со мной всё было решено уже в первый день после трагедии…». Но это уж слишком! Очень «молодой» разведённой (!) женщине – тогда 32 года, имеет ребёнка. «Наивная» пишет стихи со звериными образами.       
    Как уже упомянуто, на одной из страниц «мемуаров» Дербина пишет, что она бросается в милицию и «берёт всю вину на себя». Это дорогого стоит. Значит, кто-то должен разделить её вину.
147
  Можно было бы на этом закончить тему гибели. Но напористые дилетанты муссируют текст стихотворения «Я умру в крещенские морозы», которое приписывают Рубцову. Но!  Во-первых, нет напечатанной Рубцовым копии. Во-вторых, видна заданность темы смерти под дату Крещенских морозов. Напоминаю также о диверсии со стихотворением «Огороды  русские», которое приписывали Рубцову, публиковали в его сборниках. И оказалось это стихотворение  другого автора. И была стихотворная война Рубцова и Дербиной и литератрной закулисой. От Рубцова известно стих. «Люблю змею». От неизвестного (?!) автора в архиве Рубцова  «За железною оградой уже вырыта могила И поёт над ней надсадно Ветер песнь своб унило...». Это не лексика Рубцова.  
    Все обстоятельства были изложены весной 2004 года во втором издании книги «Тайна гибели Николая Рубцова». На презентации в ЦДЛ присутствовала М. П. Полётова, которая приобрела экз. Автограф я не стал ей давать, так как она в соих публикациях называла Ю. П.  Рыболовова другом Рубцова.
 
Глава 11.6.  Грани алмаза поэзии Рубцова. Эволюция национального мировоззрения Рубцова. Народная мистика Поэта. Открытие стихотворения Рубцова «Гоголь».
 
     Привожу авторскую статью от  2004 года по теме главы 11.6.
 
     ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. О МИСТИЧЕСКОМ МИРОВОЗЗРЕНИИ РУБЦОВА. ГОГОЛЬ И РУБЦОВ
 
     О направлениях мировоззрения Рубцова целенаправленно или фрагментарно написано несколько литературных статей, особенно после выхода сборника «Звезда полей» (весна 1967 г.) и после гибели поэта. Надо отметить статьи Анатолия Передреева (1967 г.), Станислава Куняева (1968 г.), Валерия Дементьева (1970 г.), В.Оботурова (1974г.), Вик. Каратаева ( 1975г.), В.Кожинова (1976 г.), Ю.Селезнёва (1977 г.)
     О православном мировоззрении Н.М.Рубцова упоминали А.Романов, В.Бараков и Н.Коняев.
     Разные исследователи сообщали о присутствии в творчестве Рубцова то стихии ветра, то о наличии спектра цветовых красок (серой, светлой или чёрной), то о темах дороги, то о теме «тихой» лирики, то о скрытой социальности тем (город – деревня), о патриотизме. Это свидетельствует, преимущественно, о мировоззрении, литературной позиции и направленности знаний конкретного критика, литературоведа, писателя, но не объясняет причины воздействия поэзии Рубцова на душу читателя, не раскрывает глубину поэзии Рубцова, не может быть принято в качестве всеобъемлющей достоверной.
     Поэзия Рубцова – это алмаз с великим множеством граней, которые невозможно разделить, не нарушив целостность восприятия. По мнению автора, кристаллической структурой творчества Рубцова (как многогранного алмаза) является мистическое восприятие окружающего мира, которое отразилось во многих стихах поэта и которое согласуется с православным не декларированным мировоззрением Рубцова.
     Рассмотрим хронологически мистические мотивы Рубцова.
Возьмём сочинение «О родном уголке», которое написано не 14-летним школьником (как ранее обосновывала одна пропагандистка), а 17-летним студентом Рубцовым в Кировске (1953 г.). Впервые оно опубликовано В.Оботуровым 19 января 1986 года в газете «Вологодский комсомолец». Николай Рубцов даёт описание виртуальной встречи с медведем в лесу, который «с каким-то диким рёвом бросился мне навстречу; вероятно с неотразимым желанием смять меня, раздавить, уничтожить… Первой мыслью было бежать, бежать от этого страшного «чудовища», но ноги не повиновались мне, они подгибались от неминуемого страха, так сильно охватившего мою детскую душу. Вдруг какая-то неведомая мне самому сила придаёт мне небывалую смелость и решительность…» Лирический герой вступает в схватку с диким животным. «Может быть, всё это покажется невероятным, но представьте себе, как часто такие истории и им подобные видел я во сне в те же тёмные тотемские ночи, засыпая под заунывную песню ветра, свистящего в трубе»
Встреча с представителем инородных сил, упомянута у Н. Рубцова в стихотворении «Сказка-сказочка» (Ленинград, 1960 г.):
 
Влетел ко мне какой-то бес.
Он был не в духе или пьян.
И в драку сразу же полез:
Повёл себя как хулиган.
………………………….
Он вдруг схватил мою гармонь.
Я вижу всё. Я весь горю!
Я говорю ему: – Не тронь,
Не тронь гармошку! – говорю.
 
      Многие читатели и друзья поэта принимали содержание этого стихотворения как бытовую шутку-сказку. Тем более, далее «бес от злости стал глупей, и стал бутылки бить в углу». То есть картина казалась зарисовкой поэта для эстрадного выступления.
     В стихотворении «Видения в долине» (Ленинград, 1960 г.) Рубцов сообщает:
 
И вижу я коней без седоков
С их суматошным криком безтолковым…»
 
И далее известное:
 
И не леса мне видятся окрест,
А лес крестов в окрестностях России…
Кресты, кресты…
Я больше не могу!
Я резко отниму от глаз ладони
И успокоюсь: глухо на лугу,
Траву жуют стреноженные кони.
 
     Конечно «глухо на лугу» - жаргонное бытовое нелитературное сочетание слов в контексте вышеупомянутой строки. Позднее оно было заменено на «смирно на лугу». Мистическая картина, нарисованная Рубцовым, воспринималась в то время читателем как поиск поэтических образов. Но оказалась предвидением, поскольку превратилась к нашему времени в реальную. Представляется, что Рубцов видел тенденцию вымирания русского народа в стране.
     В конце июня – начале июля 1962 года Николай Рубцов сформировал самиздатовский сборник «Волны и скалы» и на несколько дней задержал выпуск. Создал стихотворение «Поэт» (1-9.07.1962 г.), позднее отредактированное и названное «В гостях». Рубцов рисует видения:
 
Трущобный двор.
Фигура на углу.
Мерещится, что это Достоевский.
И ходит холод ветреный и резкий.
И стены погружаются во мглу.
Гранитным громом
грянуло с небес!
Весь небосвод в сверкании и блеске!
И видел я, как вздрогнул Достоевский,
Как тяжело ссутулился, исчез.
Не может быть,
чтоб это был не он!
Как без него представить эти тени,
И странный свет,
и грязные ступени,
И гром, и стены с четырёх сторон?!
     Практически каждый читатель в те 60-е атеистические годы 20-го века полагал, что это просто фантазии поэта. Но Рубцов с самого начала творчества писал по видимым им событиям. И не случайно затем:
 
Я продолжаю верить в этот бред,
Когда в своё притонное жилище
По коридору,
в страшной темнотище,
Отдав поклон, меня ведёт поэт…
 
     И далее от Рубцова-лирического героя следует
 
В моей судьбе творились чудеса!..
 
     Тогда, в эпоху материально беззаботной жизни никто и не мог подумать, что Рубцов не фантазирует.
     А Рубцов писал: «Я слышу звуки, которых не слышит никто». В стихотворении «Чудный месяц плывёт над рекою…» читаем:
 
Словно слышится пение хора,
Словно скачут на тройках гонцы.
И в глуши задремавшего бора
Всё звенят и звенят бубенцы…
 
     Стихотворение «В горнице» (первый вариант под названием «В звёздную ночь») написано в июле 1963 года. Отредактированный текст опубликован 31 октября 1964 года. Две строки подкорректированы в феврале 1967 года. Строфы самостоятельны по сюжету. Осмысление содержания каждой строки, мистического подтекста, скрытого за видимыми поэтом бытовыми картинами, требует неоднократного прочтения. Фактически только музыкальное решение текста позволило осознать народную философию стихотворения. 4-я строфа соединяла сюжеты предыдущих. Лирический герой видит оптимистический путь: «буду до ночной звезды лодку мастерить себе».
    Мистические картины наблюдает лирический герой Рубцова в программном стихотворении «Я буду скакать по холмам задремавшей отчизны…». Некоторые современники поэта буквально воспринимали текст этой строки. А Рубцов направлял внимание читателя на окружающее:
 
И храм старины, удивительный, белоколонный,
Пропал, как виденье, меж этих померкших полей…
Боюсь я, боюсь я, как вольная сильная птица.
Разбить свои крылья и больше не видеть чудес!
Боюсь, что над нами не будет таинственной силы!
 
     Это предупреждение каждому читателю, предложение оглянуться вокруг.
 
И разбудят меня, позовут меня журавлиные крики...
 
    И опять нельзя понимать буквально сообщение поэта. Речь идёт о пробуждении спящей души.
    Примеры мистического восприятия явлений Рубцовым можно продолжить:
 
И всё ж я слышу с перевала,
Как веет здесь, чем Русь жила…
И не она от нас зависит,
А мы зависим от неё… (о поэзии)
И сыплет листья лес,
Как деньги медные, –
Спасибо край чудес!
Но мы не бедные…
А чем утешены,
что лес покинули
Все черти лешие
И все кикиморы?...
Я брошу…Я слышу пенье…
Слышишь, ветер шумит по сараю?
Слышишь, дочка смеётся во сне?
Может, ангелы с нею играют
И под небо уносятся с ней…
 
      Особняком стоит «Вечернее происшествие», случайная встреча с мистическим животным, с лошадью в лесу:
 
Мне лошадь встретилась в кустах
И вздрогнул я. А было поздно.
В любой воде таился страх,
В любом сарае сенокосном….
………………………………….
Мы жутко так, не до конца,
Переглянулись по два раза…
 
Я как есть загадка мирозданья.
 
Душа как лист звенит перекликаясь.
 
Я слушал шум, была пора отлёта.
 
- Я слышу звуки, которых не слышит никто, - говорит поэт.
 
     Это уже выход на связь (непроизвольную и где-то безсознательную) с высшими силами. Философские размышления всё время владели поэтом.
 
А вдруг он лопнет этот мир?
Но бригадир сказал: - Не лопнет.
…………………………………
На бригадира как на Бога
Смотрел я после целый день.
 
     Некоторые воспринимали и воспринимают эти высказывания как неумную шутку со стороны поэта. А он ведь размышляет о космическом. Вдруг солнце красное – основа существования зайдёт навсегда.
      В стихотворении «Прощальная песня»(1965 г.) поэт говорит:
 
Ты не знаешь, как ночью по тропам
За спиною, куда не пойду
Чей-то злой, настигающий топот
Всё мне слышится словно в бреду.
 
     Это уже прямое сообщение о преследовании Поэта со стороны мистических или не мистических, реальных сил. И это неслучайно
     Однажды Рубцов спросил собеседника: «Ты не знаешь, а почему так много ворон в Вологде?» Собеседник не понял, рассмеялся. Поэт видел в окружающих явлениях множество знаков действия нечистых сил. В «Философских стихах» поэт предвидел:
 
Когда-нибудь ужасной будет ночь.
И мне навстречу злобно и обидно
Такой буран засвищет, что невмочь,
Что станет свету белого не видно!
Но я пойду! Я знаю наперёд,
Что счастлив тот, хоть с ног его сбивает,
Кто всё пройдёт, когда душа ведёт,
И выше счастья в жизни не бывает!
 
Чтоб снова силы чуждые дрожа,
Все полегли и долго не очнулись.
Чтоб в смертный час рассудок и душа,
Как в этот раз друг другу улыбнулись…
 
      Это прозрение по событиям. Но ведь Рубцов не играл с потусторонними силами, он чувствовал преследование. А реальные факты были в буфетах ЦДЛ, в Москве в общежитии, в Вологде в застольях. Не случайный след оставлял Н. М. Рубцов. Но вышеприведённое прозрение не означает стремление Рубцова к добровольному уходу, как пытается это обосновать Дербина.
      Мистическое восприятие действительности роднит Рубцова с Гоголем, первым писателем, показавшим действие дьявольских сил во всей их полноте.
      Известно, что во время сдачи экзамена по русской литературе у Рубцова зашёл спор с преподавателем о высказываниях Н. В. Гоголя. Причём преподаватель сообщил, что если студент подтвердит мнение Гоголя, то поставит «отлично». Рубцов сбегал в библиотеку, нашёл нужный абзац и доказал свою правоту. Известно свидетельство М. Корякиной, жены В. П. Астафьева о глубоком знании текстов Гоголя и чтении их наизусть.
      В Вологде, в квартире Н.Рубцова на стене висели портреты Э.Хемингуэя и Н.В.Гоголя. После убийства поэта на полу обнаружен разбитый портрет Гоголя.
      Всё это, так сказать, внешние признаки отношения Рубцова к национальному русско-славянскому писателю, фактически создателю нового художественного направления в русской литературе 19-го века.
      Приведём следующие литературоведческие высказывания Н.В.Гоголя:
«Поэзия есть чистая исповедь души, а не порождение искусства или хотения человеческого; поэзия есть правда души, а потому и всем равно может быть доступна. Способность вымысла и творчества есть слишком высокая способность и даётся одним только всемирным гениям, которых появление слишком редко на земле; опасно и вступать на этот путь другому. Многие даже из первокласснейших талантов становились ниже себя, зашедши в область вымысла, но высоко возвышались даже и небольшие таланты, когда событиями собственной души своей были наведены на то, чтобы передавать одну чистую правду души»…
 
     Особый интерес представляет стихотворение Н.Рубцова
 
    Гоголь
 
Горит вся жизнь. Горит весь труд. Не шутка!
В минуту Гоголь обо всём забыл.
России стало холодно и жутко,
Когда он печь однажды затопил.
 
Горят, горят слова, прощаясь с ним.
Они кричат немыми голосами!
Он, озарённый пламенем своим,
Глядит в огонь безумными глазами.
 
Никто же не проснулся, как нарочно!
Чужие люди…Так тому и быть.
Ах, если б мама, мама среди ночи
Камин бы не позволила топить.
 
Ах, если б мама…Или Пушкин близко.
Но ни кого. Один лишь в небе бог.
А на лице живые пляшут блики.
А Гоголь слаб. А Гоголь очень плох.
 
Ему осталось уповать на бога.
Зачем слуга? Вот разве труп стеречь.
Он знает: жить ему совсем немного,
И он спешит скорее душу сжечь.
 
     Это неизвестное стихотворение переписано автором у Н.В.Петровой, супруги Александра Петрова, литинститутского друга Рубцова. Вероятно, оно не прошло цензуру при издании сборника Рубцова или при попытке публикации в газете. Оно свидетельствует о том, как хорошо Рубцов знал творчество и обстоятельства жизни Н.В.Гоголя, насколько глубоко переживал за душевные метания своего любимого писателя.  
     Прим. автора.  Н. В. Петрова подошла ко мне во время одного из литмероприятий МРЦ в малом зале ЦДЛ весной 2003 года. Сообщила, что у неё имеются черновики нескольких стихотворений Рубцова, которые я могу посмотреть. Я встретился после контакта по телефону с сыном Петровой в Сокольниках, переписал стих. «Гоголь» и несколько других незаконченных стихотворений и вариантов. Позднее опубликовал записи в статьях, в том числе, связанных с братом Рубцова Альбертом. Стих. «Гоголь» показывает,насколько глубоко Рубцов знал обстоятельства жизни национального русского писателя. Стих. «Гоголь»   было опубликовано в авторской книге «Новая дорога к Рубцову. Изд. Российский писатель, М., 2005. 
     Актуально звучит в наше время высказывание Н. В. Гоголя:
«Нет, не Пушкин или кто другой должен стать теперь в образец наш: другие уже времена пришли…свойства, обнаруженные нашими поэтами, суть наши народные свойства…, поэты берутся не откуда же нибудь из-за моря, но исходят из своего народа. Это огни, из него излетевшие, передовые вестники сил его. Другие времена несут и другие дела, иные задачи, а потому и не напомнят они уже никого из наших прежних поэтов. Самая речь их будет другая; она будет ближе и родственнее нашей русской душе: ещё в ней слышнее выступят наши народные начала».
      Это предвидение создателя духовно-психологического художественного направления в русской литературе проявилось в творчестве народных поэтов С.Есенина и Н.Рубцова.
 
     Исследования творческого пути Рубцова были опубликованы в декабре 2004 года в статье:
   ЭВОЛЮЦИЯ НАЦИОНАЛЬНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ НИКОЛАЯ РУБЦОВА
     Переход русского национального поэта Николая Михайловича Рубцова (1936-1971 г.г.) от материалистического к православному мировоззрению шёл практически бессознательно, как и у основной части русского народа в условиях иногда агрессивной, а иногда вялой атеистической пропаганды (период 40-х – 60-х годов двадцатого века). Большинство из нас ходит на кладбища, чтобы отдать дань своим родителям, предкам. И наши кресты на погостах, на куполах церквей входят в образ окружающего мира. Встречаясь с нашими необыкновенными и нестандартными по архитектуре храмами и монастырями, мы подсознательно отвергаем вульгарный материализм и воспринимаем Божественное происхождение мира.
     В детские годы (1941-1942 г.г.) и с начала 60-х годов Николай Рубцов жил в Вологде и впитывал картины православной архитектуры: колокольню Софийского Кремля, Спасо-Прилукский монастырь, у стен которого не раз отдыхал Рубцов.
     В школьные годы (1943-1950 г.г.) и позднее Николай Рубцов видел в селе Никольском разрушенную атеистами и постепенно далее разрушаемую силами природы престольную Николаевскую Толшменскую церковь.
С моста идёт дорога в гору,
А на горе – какая грусть,
Стоят развалины собора,
Как будто спит былая Русь.
     На подкупольных стенах церкви изображены лики четырёх евангелистов. Не мог любознательный Николай Рубцов не поинтересоваться: А кто это на фресках?
     В 1949 году Николай Рубцов в возрасте 13-и лет впервые с ребятами из детдома приехал в Тотьму, увидел великолепные православные храмы на холмах у реки Сухона. На авторских снимках представлены: церковь святой Троицы, Входоиерусалимская церковь, ангел с Крестом.
     С 1950 по 1952 годы Рубцов учился в лесном техникуме, который расположен на территории древнего Спасо-Суморина монастыря. Известно, что мальчишкой он принимал участие в разборке уже разрушенной колокольни монастыря. А бело-стенная колокольня имела высоту более 70 метров и была чуть ниже колокольни самого Ивана Грозного в Москве. Поэтому неслучайна строка поэта:
И жаль мне, и жаль мне разрушенных белых церквей.
     В монастыре расположены Преображенская церковь, Вознесенский собор и полуразрушенные двухэтажные монастырские кельи – крепостные стены. В одноэтажных кельях располагалось общежитие студентов лесного техникума.
      Учебный корпус техникума размещался в Преображенской церкви, у которой во времена антиправославной эпохи был снесён купол. В аудиториях со стен на студентов и на Николая Рубцова смотрели фрески-картины с христианскими сюжетами. И это не могло не сказаться подсознательно на восприятии Рубцовым окружающего мира. Очень символичны названия храмов (Преображенский и Вознесенский), которые ассоциируются с эволюцией национального мировоззрения Рубцова, с земным и духовным путём поэта после гибели.
     Известно, что в августе 1967 года во время агитационной речной поездки писателей по Вологодской области Николай Рубцов приводил своего старшего товарища – поэта Александра Яковлевича Яшина в Спасо-Суморин монастырь и два часа они ходили по территории. Конечно, Рубцов показывал Яшину Вознесенский и Преображенский храмы.
Мы с моим товарищем по московскому Рубцовскому центру поэтом и композитором Э.Любенко прошли по вероятному маршруту русских вологодских поэтов. На древних фресках Преображенской церкви представлены пока различаемые библейские картины: ангел с крестом, ангел с терновым венком, Господь Саваоф и ангелы, Апостолы Петр и Павел, Святой Афанасий Александрийский, Второе пришествие Христа. Плачут, плачут стены Преображенской церкви.
     Николай Рубцов в условиях официальной атеистической идеологии сделал, что мог для поворота русского читателя, русского человека к исторической памяти. В опубликованном в 1970 году стихотворении «Ферапонтово» Рубцов пишет:
В потемневших лучах горизонта
Я смотрел на окрестности те,
Где узрела душа Ферапонта,
Что-то Божье в земной красоте.
………………………………….
Неподвижно стояли деревья
И ромашки белели во мгле,
И казалась мне эта деревня
Чем-то самым святым на земле.
     О взаимосвязи земного и Божественного впервые так просто и глубоко сказал именно Николай Рубцов. На подсознательном уровне поэт напоминает нам о самом святом на русской земле.
     В поездках по Вологодской земле Николай Рубцов видел результаты «работы» антиправославных сил, разрушенные церкви в Кириллове, в одном из православных центров России. И сейчас не торопятся с восстановлением исторической справедливости. Уже 5 лет внутри Вознесенского собора стоят леса, они разрушаются и создают опасность для любопытных. Для восстановления храмов нужны средства. И не только для тотемских, вологодских, кирилловских, но и по всей России. Рушили их правители страны, а подталкивали и «обосновывали» варварство антиправославные идеологи. И пусть средства на полное восстановление дают руководители государства, покаются и поучаствуют в этом Возрождении наследники пламенных революционеров. Тем более известно, что миллиардные средства, в том числе нефтедоллары, имеются в настоящее время и уходит за границу валюта за наши природные ресурсы.
     В принципе, и историческая Николаевская Толшменская церковь на малой родине поэта может быть восстановлена. Стоит только захотеть. Но предварительно надо построить здание сельской пекарни, которая сейчас расположена в здании церкви. Предложение о восстановлении церкви было дано автором в августе 2003 года на «Рубцовских чтениях» в Никольском.
      Вот такая картина наблюдается к 70-летию русского национального поэта, которое будет отмечаться 3 января 2006 года. Надеемся на принципиальное изменение отношения к памяти не только Рубцова, но и всех русских людей, которых отлучали десятки лет от вековой культуры.
     В последнем стихотворении «За тост хороший», опубликованном 1 января 1971 года в Вологде, Рубцов сказал своё заветное:
Теперь шампанского не грех
Поднять бокал за тост хороший:
За Новый год,
за детский смех,
За матерей, за нас за всех,
За то, что нам всего дороже.
И вспыхнут вдруг со всех сторон
Огней на ёлках бриллианты…
Произнесённый тостам в тон
Свой добрый вологодский звон
Разносят древние куранты!..
Статья опубликована в «Роман-журнале XXI век», № 11-12 2004 г. и в авторской книге «Новая дорога к Рубцову»