Потом придёшь в литературу,
Где ждут тебя без громких слов:
Есенин, Гоголь и Рубцов!
 
Юрий Кириенко-Малюгин (октябрь 2004 года).

Сайт 2006 года


ИНФОРМАЦИЯ ДОСТУПНА
 

Новое на сайте:

20.11.22
ТРИ Базовые ПЕСЕННЫЕ КУЛЬТУРЫ на ТВ-КАНАЛАХ РОССИИ. СУБЪЕКТИВНО. ЮРИЙ КИРИЕНКО -МАЛЮГИН
Юрий Кириенко-Малюгин. Клеветникам России 21-го века. Блок стихотворений
Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018
СТАЛИН. Обращение к народу от 9 МАЯ 1945 года
СТАЛИН. Биография на основе фактов и логики. Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская версия (август-ноябрь 2022 г.)
ВРАГ ИСТИНЫ И ЛОГИКИ. ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ ЗАКОН "ХАЙЛИ-ЛАЙКЛИ". РУСОФОБИЯ. ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН
Юрий Кириенко-Малюгин. ЗАЯВКА НА ИЗДАНИЕ ПОВЕСТИ «Я был рождён аристократом»
Юрий Кириенко-Малюгин. Я БЫЛ РОЖДЁН АРИСТОКРАТОМ. Аннотация от 15.11.2022 г.
ЦЕНТР имени Н.М. РУБЦОВА ВОССТАНОВИТЬ В МОСКВЕ
О читальном зале имени Н. М. Рубцова в библиотечном колледже г. Москвы.
Елена Митарчук. Русская литература, Бог, Царь и Владлена
Светлана Омельченко. Читальный зал им. Н.М. Рубцова
ИНДИВИДУАЛИЗМ, перешедший В ЭГОИЗМ, затем в ЭГОЦЕНТРИЗМ, затем в ВАМПИРИЗМ — ВЫСШАЯ СТАДИЯ ДЕГРАДАЦИИ ЛИЧНОСТИ. Юрий Кириенко-Малюгин. 2014 г.
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НА САЙТЕ «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ» ЛИТСТАТЬИ, ПУБЛИЦИСТИКА, ПОЭЗИЯ
ЗАПРЕТ АБОРТОВ как путь Возрождения коренных народов России. НАЦИОНАЛЬНАЯ идея России – ДЕТИ !
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НА САЙТЕ «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ» ЛИТСТАТЬИ, ПУБЛИЦИСТИКА, ПОЭЗИЯ. Блок № 2
В. Макеев. ФРАГМЕНТ ДИАЛОГА-ОПРАВДАНИЯ УБИЙСТВА РУБЦОВА «поэтессой». Из опуса «Путник ночной звезды» (изд. «Вече», 2021 г.)
Юрий Кириенко-Малюгин. ПОЭЗИЯ. РУБЦОВ. ПОИСК ИСТИНЫ. Москва. Волокославино. Вологда. Тотьма. Никольское. С.-Петербург. Раздел 1. (Главы 1-16)
Юрий Кириенко-Малюгин. ПОЭЗИЯ. РУБЦОВ. ПОИСК ИСТИНЫ. Москва. Волокославино. Вологда. Тотьма. Никольское. С.-Петербург. Раздел 2. (Главы 17-32)
По страницам сайта «Звезда полей», «новости» март, апрель, май 2022 года
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
"Мужик в юбке" атакует Госдуму: ИЗВРАЩЕНЦЫ СТАРАЮТСЯ ОЧЕРНИТЬ САМЫЙ ГЛАВНЫЙ ЗАКОН

07.10.22
Юрий Кириенко-Малюгин. Клеветникам России 21-го века
Юрий Кириенко-Малюгин. Защитникам России. Авторские песни
Юрий Кириенко-Малюгин. Стих. «Детство» («Я был рождён аристократом...»)
Владимир Андреев «Я РОДИНУ ВИЖУ СВОЮ…» Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. "Добрый вечер". Книга стихов
Елена Митарчук. Русская литература, Бог, Царь и Владлена
Вера Васильевна СТЕПАНОВА лауреат премии имени Георгия Любенко
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПРЕМИИ имени ГЕОРГИЯ (ЭРНЕСТА) ЛЮБЕНКО в номинации «Поэзия» и «Литературоведение» («публицистика») 2022 года
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов . Блок № 16. «Букет Николаю Рубцову»
Светлана Омельченко. Читальный зал им. Н.М. Рубцова
СОЗДАТЬ В МОСКВЕ МУЗЕЙ-ЦЕНТР имени Н.М. РУБЦОВА
ИНДИВИДУАЛИЗМ, перешедший В ЭГОИЗМ, затем в ЭГОЦЕНТРИЗМ, затем в ЭГОЦЕНТРИЗМ эгоизм, затем в эгоцентризм — ВЫСШАЯ СТАДИЯ ДЕГРАДАЦИИ ЛИЧНОСТИ. Юрий Кириенко-Малюгин. 2014 г.
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НА САЙТЕ «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ» ЛИТСТАТЬИ, ПУБЛИЦИСТИКА, ПОЭЗИЯ
Запрет абортов как путь Возрождения коренных народов России. Национальная идея России – ДЕТИ !
Сергей Куняев. Юрий Кириенко-Малюгин. Вадим Кожинов или Николай Рубцов?
ЗАЧЕМ телеведущий А. МАЛАХОВ пригласил Л.А. Дербину (Грановскую) в программу 01.10.2022 г.
ГЛАВА 27. Схватка вокруг Личности моряка Северного Флота и народного Поэта Николая Рубцова в 2007-2008 гг.
ЮРИЙ КИРИЕНКО – МАЛЮГИН. НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром…». Кто «За» и кто «Против»?
В. Макеев. ФРАГМЕНТ ДИАЛОГА-ОПРАВДАНИЯ УБИЙСТВА РУБЦОВА «поэтессой». Из опуса «Путник ночной звезды» (изд. «Вече», 2021 г.)
ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует ДЕЗИНФОРМАЦИИ О РУБЦОВЕ?
Юрий Кириенко-Малюгин. ПОЭЗИЯ. РУБЦОВ. ПОИСК ИСТИНЫ. Москва. Волокославино. Вологда. Тотьма. Никольское. С.-Петербург. Раздел 1. (Главы 1-16)
Юрий Кириенко-Малюгин. ПОЭЗИЯ. РУБЦОВ. ПОИСК ИСТИНЫ. Москва. Волокославино. Вологда. Тотьма. Никольское. С.-Петербург. Раздел 2. (Главы 17-32)
Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018
Заявка Ю.И. Кириенко (Кириенко-Малюгин) на призыв в интернете «Стать лектором общества «Знание» отклонена без причины
По страницам сайта «Звезда полей», «новости» март, апрель, май 2022 года
Юрий Кириенко-Малюгин. Шутка: Классификация Литкритиков!
Юрий Кириенко-Малюгин. Шутка: Классификация Прозаиков!
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
ИСПОВЕДАЛЬНЫЕ «ПОЭЗИИ» Михаила Попова, Геннадия Иванова и Николая Зиновьева - НЕСЛУЧАЙНЫХ ЧЛЕНОВ СПР.
Сталин. Биография на основе фактов, свидетельств и логики. Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская версия (август-сентябрь 2022 г.)
По следам публикаций на сайте «Литературная Россия», litrossia.ru. Блок № 16
КОРНИ ПЛЕБЕЙСТВА
На литературной кухне опять многие на ножах

02.09.22
Юрий Кириенко-Малюгин. Клеветникам России 21-го века.
Юрий Кириенко-Малюгин. Защитникам России. Авторские песни.
Юрий Кириенко-Малюгин. Стих. «Детство» («Я был рождён аристократом...»)
Владимир Андреев «Я РОДИНУ ВИЖУ СВОЮ…» Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. "Добрый вечер". Книга стихов.
Елена Митарчук. Русская литература, Бог, Царь и Владлена
Вера Васильевна СТЕПАНОВА лауреат премии имени Георгия Любенко
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПРЕМИИ имени ГЕОРГИЯ (ЭРНЕСТА) ЛЮБЕНКО в номинации «Поэзия» и «Литературоведение» («публицистика») 2022 года.
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов . Блок № 15. «Букет Николаю Рубцову»
Светлана Омельченко. Читальный зал им. Н.М.Рубцова
СОЗДАТЬ В МОСКВЕ МУЗЕЙ-ЦЕНТР имени Н.М. РУБЦОВА.
Информация Юрия Кириенко-Малюгина . 1. О читальном зале имени Н. М. Рубцова в библиотечном колледже г. Москвы. 25 января 2013 года в Москве в библиотечном колледже № 58
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НА САЙТЕ «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ» ЛИТСТАТЬИ, ПУБЛИЦИСТИКА, ПОЭЗИЯ
Запрет абортов как путь Возрождения коренных народов России. Национальная идея России – ДЕТИ!
Сергей Порохин. Александр I Павлович (Победитель и Благословенный)
ЮРИЙ КИРИЕНКО – МАЛЮГИН. НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром…». Кто «За» и кто «Против»?
В. Макеев. Фрагмент диалога-оправдания убийства Рубцова «поэтессой». Из опуса «Путник ночной звезды» (изд. «Вече», 2021 г.)
ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует ДЕЗИНФОРМАЦИИ О РУБЦОВЕ?
Юрий Кириенко-Малюгин. ПОЭЗИЯ. РУБЦОВ. ПОИСК ИСТИНЫ. Москва. Волокославино. Вологда. Тотьма. Никольское. С.-Петербург. Раздел 1. (Главы 1-16)
Юрий Кириенко-Малюгин. ПОЭЗИЯ. РУБЦОВ. ПОИСК ИСТИНЫ. Москва. Волокославино. Вологда. Тотьма. Никольское. С.-Петербург. Раздел 2. (Главы 17-32)
АНАТОЛИЙ ШИДЛОВСКИЙ — ЯВЛЕНИЕ ПОЭТА. «ИСПОВЕДЬ» И ПОЭМА «ГОЛГОФА»
Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018
Заявка Ю.И. Кириенко (Кириенко-Малюгин) на призыв в интернете «Стать лектором общества «Знание» отклонена без причины
По страницам сайта «Звезда полей», «новости» март, апрель, май 2022 года
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
ИСПОВЕДАЛЬНЫЕ «ПОЭЗИИ» Михаила Попова, Геннадия Иванова и Николая Зиновьева - НЕСЛУЧАЙНЫХ ЧЛЕНОВ СПР.
По следам публикаций на сайте «Литературная Россия», litrossia.ru. Блок № 14
Евгений Евтушенко: «Я был пятым в «Битлз»!»
«Изгой», или зов русской вечности
ШУМ ФАНФАР
Литературы уже нет

26.07.22
Юрий Кириенко-Малюгин. Клеветникам России 21-го века
Юрий Кириенко-Малюгин. Защитникам России. Авторские песни
Владимир Андреев «Я РОДИНУ ВИЖУ СВОЮ…» Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. "Добрый вечер". Книга стихов
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов (организаторов и лауреатов конкурсов «Звезда полей» 2002-2022) . Блок № 13
СОЗДАТЬ В МОСКВЕ МУЗЕЙ-ЦЕНТР имени Н.М. РУБЦОВА
Индивидуализм, перешедший в эгоизм, затем в эгоцентризм - высшая стадия деградации личности». Юрий Кириенко-Малюгин. 2014 г.
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НА САЙТЕ «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ» ЛИТСТАТЬИ, ПУБЛИЦИСТИКА, ПОЭЗИЯ
ЮРИЙ КИРИЕНКО – МАЛЮГИН. НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром…». Кто «За» и кто «Против»?
В. Макеев. Фрагмент диалога-оправдания убийства Рубцова «поэтессой». Из опуса «Путник ночной звезды» (изд. «Вече», 2021 г.)
ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует ДЕЗИНФОРМАЦИИ О РУБЦОВЕ?
Юрий Кириенко-Малюгин. ПОЭЗИЯ. РУБЦОВ. ПОИСК ИСТИНЫ. Москва. Волокославино. Вологда. Тотьма. Никольское. С.-Петербург.
Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018
Заявка Ю.И. Кириенко (Кириенко-Малюгин) на призыв в интернете «Стать лектором общества «Знание» отклонена без причины
По страницам сайта «Звезда полей», «новости» март, апрель, май 2022 года
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
ИСПОВЕДАЛЬНЫЕ «ПОЭЗИИ» Михаила Попова, Геннадия Иванова и Николая Зиновьева - НЕСЛУЧАЙНЫХ ЧЛЕНОВ СПР.
АЛЕКСАНДР БОБРОВ. О самом существенном. ВАГОН И МАЛЕНЬКАЯ ТЕЛЕЖКА ЯХИНОЙ
По следам публикаций на сайте «Литературная Россия», litrossia.ru. Блок № 13
Литературный секонд-хенд
Мысли о спецоперации
По ту сторону Москвы-реки

19.06.22
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов (организаторов и лауреатов конкурсов «Звезда полей» (2002-2022) . Блок № 13
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ – ДЕТИ!
Создать в Москве Музей-центр имени Н.М. Рубцова. Юрий Кириенко-Малюгин
Индивидуализм, перешедший в эгоизм, затем в эгоцентризм - высшая стадия деградации личности». Юрий Кириенко-Малюгин. 2014 г
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЖЕНЩИНА В РОССИИ – КТО?
ВРАГ ИСТИНЫ И ЛОГИКИ. ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ ЗАКОН "ХАЙЛИ-ЛАЙКЛИ". РУСОФОБИЯ. Юрий Кириенко-Малюгин
«Есть Божий суд...», повесть-предупреждение, Русофобия 1-10. «Глава 10. Дневник неслучайной информации.
ЮРИЙ КИРИЕНКО – МАЛЮГИН. НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром…»
ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует дезинформации о Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Я был рождён аристократом Раздел II. Наше время летело, наше время плясало
Юрий Кириенко-Малюгин. Я был рождён аристократом Раздел III. Жизнь бросает то вправо, то влево. Суета со всех сторон
Юрий Кириенко-Малюгин. Я был рождён аристократом. Раздел IV. На перепутье. Жуй колбасную проблему и почаще балагурь
Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018
По страницам сайта «Звезда полей», «новости» март, апрель, май 2022 года
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
По следам публикаций на сайте «Литературная Россия», litrossia.ru. Блок № 13
ПЕРВЫЙ УДАР ПО БЕРЛИНУ
Писатели уходят в социальную сеть
О СТАТУСЕ ПИСАТЕЛЯ
БЛАГИЕ НАМЕРЕНИЯ. Мысли о новом детско-юношеском движении

26.05.22
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов (организаторов и лауреатов конкурсов «Звезда полей» (2002-2021) . Блок № 12.
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ – ДЕТИ!
Юрий Кириенко-Малюгин. ИНДИВИДУАЛИЗМ в ЭГОИЗМ, затем в ЭГОЦЕНТРИЗМ — ВЫСШАЯ СТАДИЯ ДЕГРАДАЦИИ ЛИЧНОСТИ
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЖЕНЩИНА В РОССИИ – КТО?
СЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК И ЕГО ДИАЛЕКТЫ. ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН
ВРАГ ИСТИНЫ И ЛОГИКИ. ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ ЗАКОН "ХАЙЛИ-ЛАЙКЛИ". РУСОФОБИЯ. Юрий Кириенко-Малюгин
«Есть Божий суд...», повесть-предупреждение, Русофобия. 1-10. «Глава 10. Дневник неслучайной информации
Сталин. За здоровье русского народа. Тост в Кремле 24 мая 1945 года.
Юрий Кириенко-Малюгин. Заявка на издание повести «Я был рождён аристократом»
Юрий Кириенко-Малюгин. Я был рождён аристократом
ЮРИЙ КИРИЕНКО – МАЛЮГИН. НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром…»
ЮРИЙ КИРИЕНКО – МАЛЮГИН. НИКОЛАЙ РУБЦОВ: 3-е издание аннотация
По страницам ПУБЛИКАЦИЙ НА САЙТЕ «ЗВЕЗДА ПОЛЕЙ» , раздел «новости»
Читальный зал имени Н. Рубцова. Разгромленная экспозиция. в колледже № 20, Щёлковское ш., 52
Русские ПЕСНИ (ТЕКСТЫ И МУЗЫКА) 1989 -2018. Юрий КИРИЕНКО-МАЛЮГИН.
ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует дезинформации о Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций пропаганды творчества Рубцова
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. Публикации по темам “НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ и ТВОРЧЕСТВО РУБЦОВА"
По следам публикаций в «Литературной России», litrossia.ru. Блок № 12
КОГО СЕГОДНЯ МОЖНО СЧИТАТЬ ЗНАМЕНИТЫМ ПОЭТОМ?
О СТАТУСЕ ПИСАТЕЛЯ

 

Юрий Кириенко-Малюгин. Я был рождён аристократом.

РАЗДЕЛ  I.  Мы знали с детства...
 
Поэзия  и проза —
не шутки ради, а пользы для...
Издатель сайт www.rubcow.ru “Звезда полей»
Творческий центр имени Н.М.Рубцова
Москва
2021- 2022
УДК 821
ББК  84(2Рос=Рус) 6
 
     Юрий Кириенко-Малюгин. Я был рождён аристократом. Повесть. Раздел I. “Мы знали с детства...»  Издатель сайт www.rubcow.ru “Звезда полей» . Творческий центр имени Н.М.Рубцова.  2021-2022
      Повесть «Я был рождён аристократом» содержит разделы (главы), отражающие этапы бытовой и творческой биографии автора.     
    Это История жизни школьника, студента, инженера, конструктора, кандидата технических наук, научного сотрудника ВАК СССР, изобретателя СССР, кандидата в мастера спорта по шахматам СССР, поэта, литературо-веда  и юмориста, четырёхкратного кандидата в лауреаты Бунинских премий в номинациях «поэзия» (дважды),  проза (малая форма), литературоведение.
   Автор работал 25 лет во Всесоюзном ордена Трудового Красного Знамени  научно-исследовательском институте сельскохозяйственного машинострое-ния имени В.П. Горячкина (ВИСХОМ). На различных должностях: старшим научным сотрудником, руководителем отдела и конструкторского сектора, разрабатывал  новые машины и агрегаты. Получал авторские  свидетельства СССР на принципиальные технические разработки.  Испытывал технику в Подмосковье,  В начале 1987 г. в результате интрииг, перешел  в ГСХКБ (дизайн-отдел ВИСХОМа), где в первые три года в период «перестройки» работу выполнял за полдня, а в остальные часы писал стихи или их шлифовал. С начала 1987 г. и до 1992 года написал более 200 стихотворений, из них порядка 150 авторских песен. Большинство стихов опубликовано в изданиях под ISBN Книжной палаты РФ. Только относясь с  юмором к интригам и благодаря применению умственных и физических способностей удалось в «лихие» 90-е годы выжить самому и семье.  
    Автор  получает литературные материалы и как редактор-составитель выпускает альманах «Звезда полей».  Оставлять читателя один на один со стихами графоманского или хуже эгоистического, а тем более эгоцентрического направления не считаю возможным. Хочу дать совет. Пишите. Но пока в стол. Родите сына или дочь, потом и дочь, и сына – по большому счёту для России. Тогда  поймёте, в чём смысл жизни и поэзии..
   Эта познавательная  исторически достоверная авторская повесть  предназначена для любознательных «физиков» и «лириков», для литераторов и филологов, для преподавателей и учащихся общеобразовательных школ, лицеев и  гимназий,  для студентов колледжей и  высших учебных заведений.
         E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.  
Автор Юрий Кириенко-Малюгин
Издатель сайт www.rubcow.ru “Звезда полей»  и Творческий центр им. Н.М.Рубцова      
         Использование текстов на коммерческой основе по согласованию с автором
 
                    Вступление  (из свободной википедии)
 
         По московским дворам
 
По московским дворам, по московским заборам
Мы гоняли судьбу от ворот до ворот.
И летала судьба по московским просторам,
И бежала от нас за крутой поворот.
 
Мы просили: –  Постой!  –  заходящее солнце,   
И ловили лучи, как прощальный завет.
Мы искали судьбу в самом дальнем оконце,
Пока был на виду завлекающий свет.
 
Наше время летело! Наше время плясало!
Наше время не знало, куда хитрость ведёт!
Нам порою казалось, что времени мало,
И казалось в пути, что вот-вот повезёт.
   
На просторах родных мы себя не жалели.
Мы искали любовь и терялись в мечтах.
Мы за дружбу не раз и не дважды пропели,
И не знали, что счастье дрожало в руках.
 
– Время! Время, постой! Не спеши, наше время!
Мы ещё не успели сказать о себе!
– Все победы и беды никто не отменит, –  
Это правда о нашей летящей судьбе!
                                 Июнь 1988 г.
 Впервые опубликовано в сб. «Наша встреча впереди», М., 2005
       Песня – Свидетельство РАО № 11612               
 
                             Из свободной википедии
    
     Аристокра́тия  («власть лучших»: др.-греч. ἀριστοκρατία ← ἀριστεύς «знатнейший, благороднейшего происхождения» + κράτος «мощь, власть, вождь») — форма государствен-ного правления, при
 которой власть принадлежит знати (в отличие от единоличного
 
                                                                                                                                                                       3
 
наследственного    правления    монарха,  единоличного  выборного  правления    тирана  илидемократии). В Древней Греции, откуда происходит термин, данная форма правления в исходном варианте дословно   понималась как «владычество лучших»[1], когда каждый аристократ обладает определённым набором добродетелей (похожие взгляды существовали и в средневековой Европе (рыцарские добродетели), и в древнем Китае (шесть искусств)) и действительно является лучшим в коллективе (роду, городе, государстве).
 
                                          АРИСТОКРА́Т
 
1.   представитель аристократии; человек, принадлежащий к высшему слою родовой знати
     * Где тут неодержимые препятствия? Он богат, а ты бедна — пустое. Он богат за двух — чего же вам более. Он аристократ; а ты именем, воспитанием разве не аристократка? А. С. Пушкин, «Роман в письмах», 1829 г.
 * Известно, что знаменитая французская фамилия Монморанси — из первых аристократов в христианском мире — имеет в своем гербе древний девиз: «Душа моя принадлежит богу, тело — королеве, а честь — мне самому». М. А. Корф, «Записки», 1838—1852 г.
  *  Происшествия заставили в Европе настоящих аристократов принять вид неприязненный против притязаний низших классов: им нужно было надменностью осадить заносчивость людей среднего состояния. Ф. Ф. Вигель, «Записки», 1850—1860 г.
 
2.   тот, кто отличается аристократизмом. У нас он считался аристократом, по крайней мере, я так называл его: прекрасно одевался, приезжал на своих лошадях, нисколько не фанфаронил, всегда был превосходный товарищ, всегда был необыкновенно весел и даже иногда очень остёр, хотя ума был совсем не далекого, несмотря на то, что всегда был первым в классе; я же никогда, ни в чём не был первым. Ф. М. Достоевский, «Идиот», 1869 г.
 
* Иван Петрович. Аристократы! Я — аристократ духа. А это выше. (Л.Н.Толстой. «Живой труп» 1990)
* Я — аристократ духа. (Н. М. Рубцов. 1968 г.)
 
4
 
 Фразеологизмы и устойчивые сочетания:
 
•    аристократ духа
•    корчить из себя аристократа
•    элегантный готический аристократ
•    шампанское по утрам пьют или аристократы, или дегенераты
 
     Сам термин «аристократия» введён в употребление ещё античными философами (Платон, Аристотель). Аристотель выделял аристократию как относящуюся к хорошим формам правления, наряду с политией, которую он считал лучшей (власть средних), и монархией, которая шла перед аристократией после политии. Извращённой аристократией Аристотель считал олигархию — власть богатых, при которой учитываются в большей степени интересы самих правящих лиц, нежели интересы государства в целом.
*     *     *
  История жизни школьника, студента, инженера, конструктора, кандидата технических наук, научного сотрудника ВАК СССР, изобретателя СССР, баскетболиста (1-й разряд), теннисиста (большой теннис, 1-й разряд), кандидата в мастера спорта по шахматам СССР, поэта, литературоведа  и юмориста, композитора, автора-исполнителя песен на стихи Есенина, Рубцова и авторские, четырёхкратного кандидата в лауреаты Бунинских премий в номинациях «поэзия» (дважды, 2010 и 2017),  проза (малая форма) 2015, литературоведение, 2016.
 
     ДЕТСТВО
 
Я был рождён аристократом:
Дрова рубил всегда с плеча.
Суп доставал с плиты ухватом,
И выражался сгоряча.
 
Мы по задворкам воевали
С фашистами до синяков.
И пусть в войне не доедали,
Но били, как могли, врагов.
 
5
 
Нам справедливость стала гимном,
А знаменем служил лоскут.
И прозывался господином
Жиреющий смазливый шут.
 
Мы узнавали в ходе драки:
Важна нам Истина, друзья!
Друзья не могут быть собаки,
Ну, а собаки – не князья!
 
Когда отец за поллитровкой
Костил доносчиков и шлюх,
Я мысленно хватал винтовку
И наводил на жёлтых мух.
 
Нас потешали идиоты,
Что скоро будем жить в раю.
А сами жрали до икоты,
Слюнявились на всю страну.
 
Воспитывали нас бараки,
Любовь крепил ржаной ломоть.
Мы знали с детства грех и враки
Припомнит к старости Господь.
 
И пусть живём мы не в хоромах
И нам кричат:  – Факиров слушай!
В России мы. Нет лучше дома,
Здесь, где гуляют наши души!
 
                              Декабрь 1988 г.
   Впервые опубликовано в сб. «Наша встреча впереди», М., 2005
 
6
 
Глава 1. Родословная отца, эпоха переворотов-революций. Детство, война с фашистской Германией и её сателлитами.
 
   Смотрю в 1953 году (перед получением паспорта, тогдав Советской России в 16 лет) Свидетельство о рождении. Бланк написан на двух языках: русском и казахском. Отец, Кириенко Иван Климентьевич, 1900 г. рождения, русский. Мать, Малюгина Анна Павловна, 1900 г. рождения., русская.
Я,  Кириенко Юрий Иванович, русский, родился 8 мая 1937 года в г. Уральск Западно-Казахстанской области. Спрашивается: почему в Казахстане? С этим документом иду в паспортный стол милиции.
 
 Глава 1.1. Предвоенная эпоха и мои родные.\
 
   Итак. Мой отец, Кириенко Иван Климентьевич, родился в деревне Новая Буда, Хиславический район, Смоленской области. Мать, Малюгина Анна Павловна, родилась в г. Ленинграде.
    Чтобы понять развитие событий, надо окунуться в Историю СССР, сравнительно недалёкую от авторской жизни. Тем интереснее, что она связана с так называемым сталинским временем и с событиями, которые воспринимаются зачастую с прямо противоположными мнениями.
     Как позднее выяснил у отца, мой дед Климент Кириенко (или Кириенков) получил фамилию от имени своего отца, которого звали Кирей. После реформы 1861 года об отмене крепостного права, крестьянам стали давать фамилии. Большинству в русских губерниях — от имени главы рода (мужчины) в те годы. При выяснении «Кто таков?», отвечали «сын Иванов», «сын Петров» и т.д. Отсюда множество фамилий Иванов, Петров, Сидоров. На (в) Украине, да и в нередко русских областях давали фамилии по «кличкам» или по роду профессии, или по характеру главы рода или от названия птицы или сельхозпродукта. Отсюда в Украине фамилии Буряк, Сковорода, Кочерга, Удод, Чайка, Соболь и др.
   По некоторым данным от родственников,  у прадеда была уже фамилия Толмачев, вероятно, он выкупился из крепостной зависимости, как к той эпохе, примерно, половина крестьян Российской империи. Дед Климент был профессиональным
 
7
крестьянином, родилось в семье девять детей: Михаил (1897), Иван (1900), Семён (1902), Кирилл (1909), Павел (2013), Филипп (1917), Василий (1922). Также две девочки, которые умерли в детском возрасте. Интересно, что бабушка родила 9 детей в течение 27 лет (!!!). И если замуж она вышла, вероятно, в 16 лет, то последнего ребёнка родила в 43 года!
    У деда Климента было большое фактически натуральное хозяйство, большую семью надо было кормить. Все дети, подрастая, пасли и коров, и овец, воспитывали кур и свиней, ходили за сохой при вспашке земли, высаживали и выращивали картофель, зерновые, овощи. Думаю, там в детстве было весело. Как видим по датам, эпоха 20-го века была, как говорится, переломная —  «революция»- провокация 1905 года с ультрапровокацией «кровавого» воскресенья от 9 января, организованного так назывемым «попом» Гапоном.  Затем две провокации-«революции»: февральско-мартовская — для отстранения царя Николая II от власти (свержение Монархии) и ленинско-троцкистский переворот от 25 октября 1917 года (по юлианскому православному календарю), названный Октябрьской революцией и который стал отмечаться 7 ноября по так назывемому новому стилю — календарю  григорианскому, фактически католическому западно-европейскому.
   История изменения календаря. Ввести новый календарь Всероссийская коммунистическая партия большевиков —  ВКП (б) решила после истечения января 1918 года. С этой целью Совнарком (Совет народных комиссаров) постановил считать первым днем после 31 января 1918 года не 1 февраля, а 14 февраля 1918 года. Однако и в настоящее время Юлианским календарем пользуются Грузинская, Иерусалимская, Сербская и Русская церкви, тогда как католики и протестанты руководствуются григорианским.  Эти революции и перевернули жизнь как моим родителям, родственникам, так и всем народам бывшей Российской  империи.
     Родословную матери, Анны Павловны Малюгиной я начал искать с конца 90-х годов 20-го века и начала 2000-х годов. Пока известны из рода Малюгиных братья и сёстры: Татьяна (1889), Евфросиния (1891), Пётр (1893-1895?), Иван (после 1895?), Мария (1896-1899?), Анна (1900), Евдокия (после 1901?), Наталия (после 1903?), Александр (1906). Бабушка Евдокия Гавриловна Александрова родила 9 детей за 17 лет. О поисках рода Малюгиных — в  следующих главах книги.
      От  отца  узнаю, что  он  окончил   церковно-приходскую  школу в
 
8
деревне Новая Буда, Хиславического района Смоленской области. Опоздал в сентябре 1923 года на экзамены в Петербурге, но после собеседования и прочтения наизусть «Евгения Онегина» был принят в институт. Окончил Ленинградский политехнический институт (сейчас - университет) в 1930 году по  специальности инженер-экономист, работал начальником планово-экономического отдела завода резино-технических изделий «Красный треугольник». В декабре 1935 года в результате доноса был снят с должности и  выслан с семьёй (мамой и моим братом Владимиром) в Казахстан. 8 мая 1937 года я родился в г. Уральске,  Западно-Казахстанской области. По этому поводу реальное  «Спасибо» товарищу Сталину. И вот почему.
  Из википедии узнаю: В Российской империи аборты были запрещены и в семьях рождались столько детей, сколько Бог дал (многодетность в русских семьях). Вождём большевиков Лениным 18 ноября 1920 году  подписан декрет советского правительства «Об искусственном прерывании беременности по желанию женщины» (т. е. разрешение абортов). Политика создания коммунистических семей (то есть отмена традиционной православной семьи), особенно в растущих городах, привела к непрерывному нарастанию абортов (детоубийств)  с 1920 года  и достигла   миллиона в год по статистике к 1935 году. ЦИК (Центральный исполнительный комитет) СССР и СНК (Совет народных комиссаров) СССР 27 июня 1936 года приняли Постановление «О запрете, об ограничении абортов...». Разумеется, по указанию Сталина, как руководителя страны. Каждый  родившийся после 1937 года и до 1956 года  обязан своим рожднием тов. Сталину (позже напишу о введении абортов Хрущёвым с ноября 1955 года).
   В 1939 году родители приехали в Москву. Такой переезд мог возникнуть только после вызова отца для работы по специальности. Позднее я выяснил причины обоснования условной (негласной) реабилитации отца — это разоблачение доносов и доносчиков на партконференции ВКП (б) в январе 1939 года, затем в марте 1939 года на 18-м съезде ВКП (б) в докладе секретаря ЦК А. А. Жданова и принятие резолюции «О прекращении чисток в партии...». После этого пострадавшие писали обращения в партийные и государственные органы с просьбами о прекращении преследований и освобождении из мест заключения или высылки и сотни тысячи получали реабилитацию.
   В 1939 году в Москве умирает моя мать. У отца обнаружили  язву желудка, которая требовала  специального лечения. По  тем  временам
 
9
методом лечения являлся периодический приём доз 50 грамм чистого
спирта для прижигания язвы. До начала войны, 22 июня 1941 года получать спирт по рецепту было просто. В годы войны достать спирт было очень сложно. Помогла жена брата отца, которая работала медсестрой в каком-то госпитале. Отец был освобождён от призыва в Армию. Работал инженером-экономистом в Москве и Московской области в разных организациях, и в 1959 году в Братске на строительстве Братской гидроэлектростанции (ГЭС) в течение двух лет до выхода на пенсию.
  Мать, Малюгина Анна Павловна (1900-1939), родилась в Ленинграде, окончила, как и отец, в 1930 году Ленинградский политехнический институт. Как инженер-химик также, как и отец,  работала на заводе резино-технических изделий «Красный треугольник». По возрасту мать свою я не помню.
     Брат Владимир (1924 — 1967), мне рассказывал, что в период войны  он участвовал в испытаниях в Московском авиационном институте какого-то опытного образца, который взорвался и он получил ранение живота. Окончил Московский авиационный институт в 1951 году, работал научным сотрудником в НИИ Академии наук СССР.
   В детской памяти примерно в 6 лет (1943 г., третий год Войны, посёлок Сокол, Москва) сохранился эпизод из детского сада, куда отец отдавал меня. Помню, мы, группой примерно двадцать ребят, стоим на одной стороне игровой площадки, а с другой стороны нас зовут тёти-воспитательницы:
«Гуси! Гуси!»
Воспитательницы с нашей стороны и мы, дети, кричим: «Га-га-га!»
С другой стороны кричат:  «Есть хотите?»
А мы хором отвечаем: «Да! Да! Да!»
С той стороны зовут: «Ну, летите!»
А мы вместе с воспитательницами кричим: «Серый волк за горой, не пускает нас домой!»
А «серые волки» — две другие  воспитательницы стоят сбоку площадки.
С той стороны: «Ну летите, как хотите!»
    И самые смелые из наших бегут на другую сторону. А «серые волчицы» ловят, кто попадётся. Дети бегают, маневрируют, плачут, но если  кого-то ловили, то их сразу обнимали и отпускали. 
 
10
Глава 1.2. Мои университеты в подмосковной Лопасне и на Соколе
 
      Другие первые факты в моей детской памяти сохранилось  с шести-семилетнего возраста (с 1943-1944 г.г.). В те времена я живу там, где живёт отец, вдовец с местной женщиной, моей мачехой. Такое местожительство — село Лопасня (сейчас г. Чехов) Московской области. Деревенский дом на краю села, корова, на вечер горбушка хлеба со стаканом молока. В памяти — через дорогу выход к оврагу, у меня длиннющие под два метра лыжи с полукруглым ремнём крепления в середине каждой лыжи,  валенки вставляешь в полость ремня. Качуюсь с горки, под которой речка Лопасня. Впереди кусты и деревья, лыжных палок нет - тормозов нет и я влетаю в ледяную воду. Меня вытаскивают. Снимаю  лыжи, взваливаю  их  на спину  и тащусь наверх к дороге и к дому. Остальные ребята продолжают кататься. В доме хорошо, всё снимаю с себя, ноги — в горячую воду и закутывают меня во что-то тёплое.
    Осень 1943 года или весна 1944 года. Немцев отогнали далеко от Москвы. Но вдруг звучит мощный гудок, это объявляют воздушную тревогу. Значит, летит вражий самолёт бомбить. Нас, всех детей и рядом взрослых, загоняют в бомбоубежище — фактически, вырытая глубиной на 3-4 метра, широкая землянка. Слышится слабый гул моторов, дежурный смотрит в небо. И мне любопытно. Выглядываю из под куртки наблюдателя и вижу далеко-далеко в небе серебристый контур самолёта. Мне дают по загривку и я падаю в землянку. Сейчас вот думаю, что даже тогда, когда от фронта  (уже у границ СССР) до Москвы была тысяча километров, фашисты прилетали, как говорится со зла, бомбить наше Подмосковье.
    Лето 1944 года. Рядом с домом небольшой пруд, где  старшие ребята катаются на самодельном плоту из брёвен. Плавать я не умею и стою в рубашке и коротких штанах  на берегу. Один из мальчишек предлагает: «Давай прокатим!» Я залезаю на плот, старший мальчишка отталкивается шестом от дна и направляет плот в середину пруда. Там он вдруг сталкивает меня с плота. Падаю в воду, и опус-каюсь на дно. Закрыл рот. Открываю глаза. Встаю на ноги. Быстро соображаю, где нахожусь, оглядываюсь.  Вода мутная, вспоминаю, где берег. Вижу впереди светлую полосу. Не дышу. И пешком по дну пруда иду на Свет, выпуская понемногу воздух. Выхожу  из воды, как
 
11
Черномор, что ли. Всё на всё, прошло секунд тридцать. Сейчас думаю, почему старший мальчишка столкнул меня, не умеющего плавать в воду. Считаю, что я там, в том селе был чужой, приезжий с отцом, не местный. К сожалению, такая местечковость встречается временами в различным местах нашей страны. Это моё мнение.
      Решаю, что надо научиться плавать. С кем-то из ребят идём вниз по дорожке вдоль одноэтажных домов к реке (которая Лопасня). Это примерно 500 метров. На той стороне речки огромный храм. Сейчас узнаю из википедии:  это церковь  зачатия праведной Анной пресвятой Богородицы. В селе имеются также церковь Иоанна Предтечи, церковь Владимира равноапостольного, Вознесенская церковь (1756 г.)
    Раздеваемся. Речка быстрая. Думаю унесёт, не знаю на какую глубину. Иду по середине речки метров тридцать по течению. Глубина не более, чем по грудь. Возвращаюсь на место отмеченное. Ложусь на воду и плыву — меня  «везёт»  речка. Молочу непрерывно руками и ногами. «Доплыв» за 5-7 секунд до места назначения (дерево напротив) останавливаюсь, встаю. Нормально. Иду пешком обратно к точке заплыва. И опять так плаваю несколько раз. Это был первый опыт. Второй опыт был позднее, через три года в другом селе.
    Учили жизни нас, шести-семилетних, иногда разные придурки, вот такой например. Зима. Мороз лютый, за двадцать градусов. Стоим около какого-то сарая с дверями, обитыми железом. Болтаем. Вдруг один постарше, лет десяти-одиннадцати говорит: «На спор! Не лизнёшь вот эту железяку на двери». Говорю, не чувствуя подвоха: «Лизну, что тут такого!» Высовываю язык и лизнул железку. Язык прилип намертво. Тяну язык, а он не отходит. Что делать? Стало страшно. Другой мальчишка говорит: «Не спеши, дыши и дыши на железку». Так и делаю, и постепенно тяну язык от металла. Надышал и вытянул через пару минут. А вот если бы кто-то взял и толкнул меня в этот момент в сторону. И оторвал бы язык. Вот такие идиоты-активисты встречаются на жизненном пути. За такое вредительство,  потом, этот придурок должен был бы по суду всю жизнь расплачи-ваться: 50% заработка и отмаливаться в церкви! Будьте, ребята, осторожны, когда придурки что-то предлагают, играя на самолюбии!!!
     Самое лакомство тогда было такое — корка чёрного хлеба (это, как правило, от выпеченной в печи на дому буханки).  Нам  давали иногда
 
12
ломоть-краюшку  на улицу после  обеда. И хорошо, если удавалось где-то достать чесночёк. Который натирали на горбушку. Вкуснятина — лучше любой шоколадки! И ещё одно лакомство — жмых, это прессованная смесь семечек подсолнуха и кожуры, который иногда кому-то из ребят дарили.
    По нашей улице иногда ходил с призывами точильщик бытовых предметов: ножей, ножниц, топоров, лопат, серпов, кос. Он носил с собой точильный станок с наждачным диском и ножным приводом, как у швейных машинок. Мальчишки, народ любопытный, крутились вокруг, набираясь впечатлений и опыта.
    Осенью 1944 года, идёт война, но нас, семилетних направляют — принимают в первый класс в Лопасне. Помню, как хорошо нас учили писать по косым линейкам буквы всего алфавита. Это было во всей стране. Позднее у сверстников видел красивый почерк.
    Помню, как на арифметике одна училка учила мальчишку. Била по голове линейкой, правда несильно, но приговаривала: «Единицы, десятки, сотни! Единицы, десятки, сотни! Единицы, десятки, сотни!». Судя по содержанию текста, «учительница» была  в первом классе.
    Местонахождение школы в Лопасне я не запомнил. В википедии сейчас на поиск «Лопасня школы во время войны» увидел фотографии военной Лопасни: «Регенераторный завод», на улице две телеги с лошадьми, здание Дома пионеров на улице Московской. И вдруг вижу здание двухэтажной школы с высоким цоколем. На фасаде школы, на уровне выше первого этажа, установлены два примерно трёхметровых по габаритам портрета: один из них — И. В. Сталин. Возможно, это первая моя школа.
     Под  одним из следующих фото с ребятами за партой вдруг читаю надпись: «10 января 1944 года в ссср была введена пятибальная система оценок». И это в годы ожесточённой  войны?! Никогда об этом не слышал нигде! Сейчас же захожу на поиск в интернет, вычитываю сведения и вот привожу выдержки из википедии:
     «С 11 января 1944 года в российских школах введена пятибалльная система оценки успеваемости учащихся согласно Постановлению Совета народных комиссаров РСФСР № 18 от 10 января 1944 года и Приказу Народного комиссара просвещения РСФСР № 24 от 10 января 1944 года.
   В соответствии с инструкцией Управления начальных и средних школ   Наркомпроса   РСФСР,  утверждённой  Народным  комиссаром
 
13
просвещения РСФСР 29 февраля 1944 года, установлены следующие критерии оценивания учащихся:
   Отлично. Балл «5» ставится в случае, когда учащийся исчерпывающе знает весь программный материал, отлично понимает и прочно усвоил его. На вопросы (в пределах программы) дает правильные, сознательные и уверенные ответы. В различных практических заданиях умеет самостоятельно пользоваться полученными знаниями. В устных ответах и письменных работах пользуется литературно правильным языком (прим.  Ю.К.-М.) и не допускает ошибок.
    Хорошо. Балл «4» ставится в случае, когда учащийся знает весь требуемый программой материал, хорошо понимает и прочно усвоил его. На вопросы (в пределах программы) отвечает без затруднений. Умеет применять полученные знания в практических заданиях. В устных ответах пользуется литературным языком (прим. Ю.К.-М.).
    Удовлетворительно. Балл «3» ставится в случае, когда у учащегося обнаруживается знание основного программного учебного материала. При применении знаний на практике испытывает некоторые затруднения и преодолевает их с небольшой помощью учителя. В устных ответах допускает ошибки при изложении материала и в построении речи. В письменных работах делает ошибки.
  Неудовлетворительно. Балл «2» ставится в случае, когда у ученика обнаруживается незнание большой части программного материала, отвечает, как правило, лишь при помощи наводящих вопросов учителя, неуверенно. В письменных работах допускает частые и грубые ошибки.
   Согласно Инструкции Управления начальных и средних школ Наркомпроса РСФСР, утверждённой Народным комиссаром просвещения РСФСР 29 февраля 1944 года, при определении четвертных и итоговых (в конце учебного года) оценок не допускается выведение их как средних арифметических. Эти итоговые оценки должны соответствовать уровню знаний учащегося к моменту его аттестации.
    В течение учебного года преподаватель начальной и средней школы должен оценивать знания учащихся по таблице, приведенной ниже, и в данном случае оценки с минусом обязательны. Балл «1 — » не существует в России. Если учащийся получает балл «1», то это говорит о его полном незнании пройденного материала.
Четыре четверти.
 
14
    При выставлении годовых оценок учащемуся преподаватель, исходя из четырёх четвертных, должен поставить балл, равный среднему арифметическому из итоговых оценок. Если среднее арифметическое четырёх чисел не является целым и две категории оценок стоят в равном количестве, то годовая оценка будет являться спорной и выставляется по этим данным....» (ниже была дана таблица выведения годовой оценки с приоритетом оценки по третьей четверти, прим. Ю.К.-М.)
     У меня был замкнутый характер. Разговаривать в приёмной семье приходилось редко. Учился я очень плохо. В табели за первый класс в первых двух четвертях стояли двойки по всем предметам. В третьей —  двойки и тройки с преобладанием троек. В четвёртой — тройки  и иногда красовались четвёрки. В записи на последней странице табеля: переведён во второй класс условно. Помню, что перед окончанием первого класса отец переехал в Лопасне в какой-то двухэтажный дом, квартира на втором этаже. Видимо, дали служебную квартиру как инженеру-экономисту.
    Весной 1945 года отец перешёл или был переведён на работу из Лопасни в Москву. Мне 8 лет. Мы переехали жить в двухэтажный дом-барак на знаменитой улице Кипренского, 22. Несколько таких однотипных  домов, видимо, по первому образцу, построили наши строители, другие (как слышал позднее) - пленные немцы в 1943-1945 годах. Дома нашего микрорайона, буквально утопавшего во фруктовых садах, по  улице Кипренского имели номера 22, 20, 18 и 16. Каждый дом представлял собой двухэтажный двухстенный каркас, в полость которого засыпан шлак, как теплоизоляция. Дом имел два подъезда, в каждом — две  нижних и две верхних квартиры. Во всех комнатах квартиры установлены чугунные водонагрейные батареи и на кухне автоматическая газовая водяная колонка  типа АГВ-80.
   Напротив нашего 8-квартирного дома — сараи, у каждого хозяина (квартиросъёмщика) свой отсек под замком. Хранение инветаря: лопата, грабли, мотыжка, тележка (если была). Вокруг дома — вишнёвый сад. Синицы летают взад-вперёд, вверх-вниз. Такая была свободная обстановка, что жарким летом некоторые ребята (и я изредка) спали прямо на улице, забрав из дома матрац, подушку и одеяло. В те времена козы личные паслись около дома. И сейчас смеюсь, вспоминая, как весь взъерошенный котёнок боком прыгал-нападал на козлёнка, а  тот  удивлялся.  Около  дома — огороды   с   посаженным
 
15
картофелем. Сажали не целые клубни, а вырезанные ростки, как я запомнил. Сам  клубень шёл в кастрюлю. Так было в полуголодных послевоенных 1945 и 1946 годах.
     В то время, с мая 1945 года я стал понимать, что такое получение хлеба по карточкам. Вспомним Историю того периода.
    В годы войны (1941 — 1945 г.г.) и после войны до декабря 1947 года руководство страны, а значит Сталин, для спасения населения от голода ввели месячные продовольственные карточки, по которым по установленным нормам выдавались хлеб, сахар, макаронные изделия и др. в расчёте на каждого человека. Однако в обществе, как нередко бывает, находились жуликоватые личности, которые создавали излишки продуктов незаконными методами (пример, обвешивание покупателей при отоваривании карточек, сокрытие продуктов на продбазах, увлажнение сахара и муки на продскладах и в магазинах, фальшивые акты о порче продуктов). Эти излишки продуктов  реализовывали торгаши-спекулянты, которые выманивали кроме денег золотые кольца и дорогой антиквариат за буханку хлеба и продукты в городах, преимущественно у женщин, которые имели на руках голодных детей. Хранили спекулянты накопленные деньги, как говорится, «в матрацах». Реализовать эти «накопления» было сложно в крупных суммах, так как товаров свободных, например, бытовых  было мало. Спекулянты выжидали лучшие времена. Об этом знало руководство страны и Сталин в том числе. И гром грянул. Об этом далее в тексте повести.
   В первых числах мая 1945 года поздним вечером, когда уже смеркалось, я оказался с отцом на выходе из метро Сокол, со стороны улицы Усиевича. На улице стояли два огромных цилиндра, вроде барабанов у духовых оркестров. Рядом по две женщины в военной форме. И вдруг из «барабанов» рванулись световые лучи в небо. Это оказались прожекторы. Воздушной тревоги никакой не было. Наверно, была  проверка работы техники.
    Наступило 9 мая 1945 года.  Нам, мальчишкам, кто-то сказал, что по радио сообщили о капитуляции  Германии. Поняли, что войне конец. Хотя войну прямо не знали, она была далеко-далеко. Вечером отец вернулся с работы и сказал, что теперь будет другая жизнь. Взрослые собрались, распили припасённую бутылку водки. Позднее 9 мая было объявлено Днём Победы. А первый парад Победы войск Красной Армии состоялся 24 мая 1945 года на Красной площади.  
 
16
     Посёлок Сокол города Москвы образовался в районе древнего села Всехсвятское. Здесь действовала и действует Всесвятская церковь, сейчас и в 1945 году  около неё расположена станция метро «Сокол». В районе были построены дома художников и многих творческих личностей. Район знаменит улицами Кипренского, Врубеля, Саврасова,  Шишкина,  Венецианова, Левитана, Сурикова, Серова, Брюллова, Крамского и Верещагина.  По улицам художников Левитана и  Сурикова я ходил в школу. Узнаю позднее, что Кипренский Орест Адамович написал в 1827 году прижизненный портрет А. С. Пушкина.  Размер картины: высота: 63 см (24,8 дюйма); ширина: 54 см (21,2 дюйма). Техника: Холст, масло.
    Рядом с нашим домом был овраг, за ним окружная железная дорога, За рельсовыми путями, напротив нашего дома расположен  радиоламповый завод, где начал работать мой отец. Здесь я встретился поближе и стал понимать, что у меня есть старший брат Владимир. Которому в то время было 21 год (старше на 13 лет) и он то работал, то учился в авиационном институте. В квартире было 3 комнаты. В изолированной  десятиметровке жил Володя, в одной из двух других смежных — я с отцом. В этой квартире № 1 были прописаны по возрасту примерно пятидесятилетние соседи по фамилии Кит, которые срочно эвакуировались из Москвы осенью 1941 года, боясь попасть под оккупацию. Этажом выше жил мой приятель Эдик, соседи которого по фамилии Драбкины эвакуировались в 1941 году в Ташкент и трёхкомнатная квартира была также практически свободна. Эдик жил со своей тётей, которая забрала его в 1945 году из детдома, так как его родители из Каменска Шахтинского Ростовской области  погибли в период Отечественной войны.  
    Летом 1945 года я с отцом и летом 1946 года с кем-то из друзей второклассников ездил купаться в Щукино. От остановки «Пищевой институт» на трамвае № 6 мы, мальчишками ездили зачастую «зайцами», так как даже копеечных денег (3 копейки) на  проезд не было.  Доезжали до конечной остановки трамвая № 6 и затем пешком к песчаным оврагам диких пляжей Москва-реки. На другой стороне реки находился пляж Строгино, на который можно было приехать только на пароме, который ходил регулярно, примерно раз в час. Но поездка стоила других денег, которых просто не было. Тогда экономили на всём в условиях карточной системы и невысоких заработков родителей.
 
17
    Наш микрорайон Кипренского имел выход на улицу Врубеля, в конце которой была расположена четырёхэтажная кирпичная школа №149 (ул. Врубеля, дом 6). В этой школе учились, преимущественно, дети владельцев домов и особняков посёлка Сокол (это была гуманитарная советская элита) и дети работников НКВД, которые поселились рядом в новых двухэтажных домах. С моими оценками после первого класса Лопасненской школы меня, видимо, и не взяли в эту престижную школу, хотя для меня она была рядом. На выходе улиц Левитана и Сурикова посёлка Сокол проходила Песчаная улица, через проезжую дорогу которой была расположена средняя школа № 596, куда во второй класс меня и отдал отец.
    Оценки во втором классе у меня были очень плохие. Говорил я мало (ещё сказывалось отсутствие матери, за что виню доносчицу на отца). Во втором классе по всем предметам в первой и почти по всем во второй четверти у меня были двойки. В третьей, ключевой по знаниям предметов четверти стало больше троек. В четвёртой не было двоек, в основном,  тройки и изредка четвёрки. Годовые оценки все тройки, даже по поведению, не знаю почему. А я рос и дальше «молчуном». Отец в те годы поручал мне получить в булочной по талонам месячной карточки пайку хлеба, которая составляла примерно 300 грамм. Пайку хлеба я приносил домой, и острым ножичком срезал тоненький кусочек хлеба, есть хотелось постоянно. Отец, думаю, знал, что я срезаю-ворую ломтик хлеба. Но ни разу меня не упрекнул.
    Зимой у нас, ребят возрастом до третьего класса было два развлечения. Спускаться на коньках типа «гаги» со склона оврага длиной метров десять, когда тропинка была близка к ледяной. Для другой радости каждый изготавливал крюк, длиной полтора-два метра из стального провода диам. примерно 5-6 мм. Около оврага каждый поджидал автомашину, обычно это была полуторка с открытыми бортами кузова. Когда машина проезжала мимо, то мальчишка параллельно и вслед разбегался и, если удавалось, то прицеплялся крюком за задний борт и катился потом бесплатно за грузовиком. До тех пор, пока не попадал на асфальт и летел тогда кубарем или не успевал держаться на ногах за машиной при увеличении скорости шофёром. Которому не нравилось катать мальчишек. И крюк уезжал на борту.  Случалось зависнуть на крюке, потом отцепиться, бросив варежку. Опасное это было занятие.
   Мой брат не мог жить физически на стипендию и по карточкам, работал периодами на хлебопекарне. Где мог досыта наесться хотя бы
 
18
хлеба в то послевоенное голодное  время. Но выносить ни кусочка от батона было запрещено и было невозможно, так как на выходе стояла охрана, обыскивала всех выходящих и обнаружение кражи было чревато арестом, считалось уголовным преступлением. Однажды вечером брат, придя с работы, залез в карман куртки и достал большую корку белого хлеба, которую случайно забыл после еды во время работы на конвейере. Эта корка  была для меня как праздник.
   Летом 1946 года примерно месяц жил в районе м.«Аэропорт», в районе теперешней ул. Усиевича. В доме умной, красивой и меня любившей мачехи, вероятно даже литераторши. Домик окружал кустарниковый и фруктовый сад. Помню, я буквально ползал между кустами и питался ягодами смородины. В саду у хозяйки была собака, которая меня кусанула однажды. Потом целый месяц меня водили на уколы от того барбоса. Жаль, что с отцом эта «мачеха»  рассталась. В 1954 году, когда я, семнадцатилетним,  вернулся жить на ул. Кипренского, старший брат Володя пригласил эту скромную стройную женщину к нам в гости на чай. Я вспомнил её и пожалел, слушая её редкие монологи, что она не стала мне мачехой.
   Летом 1946 года с друзьями из двора ходил через посёлок Сокол к метро и до улицы Марины Расковой. Это примерно 30 минут пешего хода. Или, если удавалось «зайцем», доезжали до м. Сокол. Далее за площадью Марины Расковой и конечным кругом трамвая № 6 шли к Чапаевскому переулку. Там в начале парка, в длинном одноэтажном бараке был расположен кинотеатр. Глядя с высоты прожитого времени видишь, что государство планировало постоянно улучшение социальных условий жизни местного населения. Через годы сначала разместили кинотеатр «Сокол» на первом этаже в цоколе многоэтажного дома  рядом с пожарной каланчой у метро, а через десяток лет появился огромный кинотеатр «Ленинград» в районе посёлка «Сокол», за Всехсвятским храмом.
   В третьем классе, осенью 1946 года у меня появился дружок, с которым мы стали покуривать. У меня дома была полная свобода. Отец курил. Тогда в 1946-47 годах курево было дорогое. Выпускались и продавали порожние папироски — гильзы, отдельно табак и приспособление для набивки табака в гильзу. Мы с приятелем набивали гильзы  и покуривали папиросы. Две недели я не ходил в школу. Однажды я подумал, что так не может постоянно продолжаться. Отцу  боялся   рассказать  о   прогулах.  Пошёл в  школу.   Учительница    не
 
19
допустила меня к занятиям и сказала, чтобы пришёл отец. Я, девятилетний, сообщил о  вызове. Отец сходил в школу, а затем выдрал меня ремнём хорошо.
     Это к вопросу о домашнем насилии. А что надо было рассказывать о вреде прогулов и раннем приобщении к табаку? И я пошёл учиться и учить предметы дальше в третьем классе безо всяких прогулов. А потом. Об этом в следующей главе.
   После окончания войны, в начале 1947 года наши соседи, как прописанные в смежных комнатах квартиры № 1 в нашем доме, вернулись в Москву. Жить нам втроём в десятиквадратной комнате не было никакой радости.
     Но жизненные обстоятельства менялись довольно часто.
 
Глава 2. Школа № 348  Бауманского района города Москвы
 
Глава 2.1. С третьего до  восьмого класса на  Бакунинской (март 1947 г.— август 1951 г.)
   
     В феврале - марте 1947 года отец получил путёвку и съездил в санаторий. Там он познакомился с Анастасией Алексеевной, у которой муж погиб во время войны. Отец и я с ним переехали жить на Бакунинскую 36, кв. № 3, в двухэтажный четырёхквартирный дом с балконом на втором этаже. В квартире было три комнаты. В большой изолированной, примерно 20 квадратных метров жила, бабушка, мать Анастасии Алексеевны, пенсионерка, примерно 65 лет, она болела и редко выходила из комнаты. Две другие смежные комнаты: одна — 14 квадратных метров, другая — метров 10. У Анастасии  Алексеевны была взрослая дочь Маргарита, тогда в 1947 году ей было 21 год, она работала продавщицей в продовольственном магазине. Сын, Слава, 1935 года рождения, пропустил один год из-за войны и учился тогда в четвёртом классе. Рита и Слава спали на диванах в 14-метровой комнате. В этой комнате был стол, за которым мы делали уроки. В другой комнате была кровать, на которой спали отец и мачеха. Я спал на диване. Кухня была очень небольшой, примерно 5 квадратных. В ней была газовая плита, умывальник с централизованной подачей холодной воды, ванна и над ней газовый водогрейный котёл. В ванной мы мылись примерно раз в неделю. Редко ходили в баню, потому что надо было платить за вход 10 копеек. Обедали обычно по очереди на кухне.
 
20
    В 1948 году бабушка умерла. Её отпевали в знаменитой Елоховской церкви, тогда я впервые побывал там, увидел альтарь, иконы, службу. После похорон бабушки отец с мачехой и я стали  жить в большой комнате. В которой был большой круглый стол и над столом висела огромная люстра с ангелами по шаровой фарфоровой поверхности. Люстра была подарена той бабушке, которая служила в молодости у  какой-то барыни. Слава и Рита стали жить каждый в одной из смежных комнат.
  Анастасия Алексеевна, тогда красивая 40-летняя женщина, нормальной упитанности, работала заведующей сбербанком. Она замечательно по просьбам пела во время застольев песню «Над полями, да над чистыми, песня птицею летит. И серебряными искрами песня девичья звенит. Эх, звени, звени бубенчики, заливные голоса. Эх, ты удаль молодецкая! Эх, ты девичья краса!»
    В квартире был рыжий кот Васька, которого подкармливали обычно оставшимся супом и макаронами. Кота выпускали из квартиры и он бегал по двору с друзьями и подругами. Я решил научить кота подавать лапу. Беру Ваську, поглаживаю и сажаю перед собой, что называется на четыре лапы. У меня — кусочек колбаски. Даю коту понюхать. Он сидит, не уходит. Говорю Ваське: «Дай лапку! Дай лапку!» А сам веду свободную ладонь и нажимаю слегка на переднюю лапку. Васька ждёт колбаску, лапке некуда деваться и кот поднимает её. На весу держать лапку неудобно и кот выставляет её вперёд, выпрямляет лапку. Как бы, подавая её мне. Тогда я даю Ваське колбаску, приговариваю «Молодец!» и глажу по холке. Так я целый месяц занимался с Васькой, когда он приходил  в квартиру с улицы. Я постоянно говорил: «Дай лапку! Дай лапку!». И подставлял ладонь. Васька стал понимать, что сейчас я нажму на лапу, переминается с  правой лапы на левую. И вот, не дожидаясь, стал поднимать лапу и выпрямлять её вперёд. Получалось, что он даёт мне лапу. Ваське давал сразу кусочек колбаски, которую я всегда носил с собой для этого случая. Так кот научился подавать лапку.
    И ещё о котах поучительного. К нам на второй этаж, где находился на площадке большой балкон, пришёл дворовый кот и начал орать.  Я беру швабру и пошёл кота выгонять. Сую швабру в морду коту. Тот шипит, отступает, но не выбегает мимо меня. Я опять сую швабру  этому бродяге в морду. Кот отступает к двери балкона и шипит ещё грознее. Я ещё — шваброй в морду. И тогда  этот кот прыгает на метр
 
21
примерно и цепляется за перекладину двери балкона и, обернувшись,  смотрит на меня. Думаю, вот сейчас суну коту швабру и он прыгнет на меня. Хватило ума, бросить эту «игру». Ушёл в квартиру, а дикий кот остался висеть на двери. Утром я этого кота уже не видел. Сам ушёл.
    Напротив нашего дома стоял трёхэтажный шестиквартирный дом. Во дворе гараж на две грузовые машины. В дальнем углу двора голубятня, сарай вдоль забора, въездные ворота и выход на соседнюю улицу. Которая вела на известный в районе Немецкий рынок, расположенный между улицами Фридриха Энгельса, Ладожской и Волховским переулком, на пути к метро «Бауманская».
    Развлечения тогда — игра  в футбол и кто-то из нас выбивал иногда окно на втором этаже в одной из квартир, расположенных над гаражом. Разбегались, но виновника всегда находили. Родителям приходилось расплачиваться. Пришлось прекратить игру во дворе.
  На входе-выходе нашего двора была аптека, известная на всю округу. Далее по улице в сторону метро «Бауманская» была булочная Филлипова (известного булочника ещё царской России). Там пекли и продавались очень вкусные булочки и батоны белого хлеба. Район был частично хулиганский, были парни, которые сидели в тюрьмах, это по уголовным статьям — в основном, воровство. Была даже мода: «парень в кепке и зуб золотой». Встречали на улице иногда кого-то из блатных. Из тех, кто специально выбивал себе один из передних зубов и на него ставил золотую коронку. С таким старались не связываться. Эти ребята были всякими, и смелыми, но иногда и наглыми. Часто они же были голубятниками. У нас во дворе была большая голубятня. Хозяин каждый день гонял голубей, стараясь заманить в стаю некоторых заблудившихся или беспризорных птиц, появлявшихся над двором.  В соседнем доме, Бакунинская № 34 у нас жил один мужик, который держал на втором этаже на окне красивых голубя и голубку. Он их продавал дорого на известном Тишинском рынке, в районе Таганки. Через месяц-два эти два дружка прилетали обратно к хозяину. И он снова через месяц-два продавал их на рынке.
     С марта 1947 года я стал учиться в третьем классе «Б» школы № 348 Бауманского района г. Москвы, адрес Переведеновский пер., дом 11. Всё было бы хорошо, но в этой школе преподавали немецкий язык, как раз с третьего класса. И на этих уроках я сидел, ничего не понимая. Кончилась третья четверть. У меня двойка по немецкому. В четвёртой четверти  я ничего не мог учить, поскольку даже латинских
 
22
букв не знал. Опять получил двойку в четверти и за год тоже.  В моём школьном табеле записали: переведён в четвёртый класс с условием сдачи экзамена по немецкому языку. Отец сказал, что он учил и знает немецкий и меня научит. Начались летние каникулы.
    Мы в Москве гоняем мячи во дворе, играем в соловьи-разбойники, и «шутим» с забора дальнего двора  над тетями, которые идут мимо внизу с сумками от известного  «немецкого рынка», который был в пяти минутах хотьбы от нашего дома. Шутки были вот в чём. Тогда продавались маленькие полые глиняные  «пробки», диаметром примерно 15 мм и высотой 12 мм. Они применялись для продаваемого так называемого пугача-пистолета с курком, под который ставили пробку. Нажимаешь на курок и пробка взрывалась, кусочки глины разлетались в разные стороны. Такая послевоенная игрушка была. У нас бедных, десятилетних, пугачей не было и мы придумывали сами, как взрывать пробки. Каждый делал из гибкой пружинной стали кольцо диаметром примерно 40-50 мм. Далее разгибаешь пружинящие концы проволоки и вставляешь в кольцо пробку. Были случаи, когда «пробка» взрывалась в руках. У меня это было два раза. Пальцы и запястья рук сразу немели, их как бы «сушил» этот взрыв, было очень больно, но потом, через примерно 10 минут боль уходила.
   И когда какая-нибудь тётка с сумками проходила от рынка мимо нашего забора, кто-то из нас бросал под ноги эту «гранату». Она, как бы, взрывалась, т. е. шум был хороший, но вреда ногам прохожёй от летевших мелких осколков глины от той пробки около тротуара не было. Главное «развлечение» было в том, что от испуга тётка бросала сумки, а мы веселились, дурачки. За этим занятием нас поймали пару раз, не помню как наказали (как говориться, «отодрали» ремнём), но больше этим не стали заниматься. Тем более не нравилось взрывы в своих руках. Да и «пробки» и «пугачи» пропали из продажи, наверно доложили, кому надо. И нас предупредили, чтобы не дурили. Это было в сталинские времена (1947 год).
    Однажды я на том заборе завис и никого рядом не было. Нога была заброшена на забор,  а спиной руками опирался на стенку сарая, находясь в проёме. Я провисал. Реально грозил перелом позвоночника. Почуял опасность, сзади нащупал какой-то выступ на стенке. Не знаю как, но чудом отжался от выступа стены, закинул правую ногу на поперечину забора, освободил левую ногу и перехватился руками за забор. Запомнил на всю жизнь эту безалаберность-глупость.
 
23
   На улице Бакунинской, в районе метро «Бауманская» был кинотеатр имени Третьего Интернационала. Мы туда ходили смотреть разные фильмы, особенно о Тарзане, «народном» герое, который благородно сражался с отрицательными зверями, летал в джунглях по веткам с одного дерева на другое. Билет стоил  «копейки». Если не было «копеек», то удавалось проскользнуть за кем-то из взрослых. И мы смотрели фильмы о Тарзане по два-три раза.
    Летом 1947 года, мы семьёй в отпуск мачехи выехали на съёмную дачу — комнату в деревенском доме в деревню Алабино, расположенную недалеко от станции Апрелевка Киевской железной дороги. Запомнились походы в лес за малиной да игры в футбол на местном поле с настоящими воротами. За деревней, в перелеске был пруд, в котором я учился и  научился плавать. Метод такой: просто ложился на берег, ноги в сторону глубины и махал ногами, пока не научился равномерно перемещать вверх-вниз. Потом отошёл на высоту тела «по грудь», ложусь на спину и начинаю махать под водой руками и ногами. Смотрю, держусь на воде. Делаю несколько раз. И потом начал подгребать воду руками из-под себя и поплыл к берегу. Так я научился плавать сначала на спине, затем переворачиваться на живот, работать руками и ногами — плыть способом «по собачьи», потом через три года стал плавать всеми видами техники, вольным стилем, брасом, на спинке двумя руками вместе и поочерёдно то правой, то левой.
  Проходит август 1947 года. Я говорю отцу, что надо сдавать немецкий. И он сообщает, что ему некогда. Мне это не понравилось. А сделать ничего не могу. Сам тоже виноват, но мне то десять лет, мозгов-то нормальных ещё нет. Выручили обстоятельства. Прихожу в сентябре в школу, в четвёртый класс. И тут сообщили, что отменили изучение иностранного с третьего и четвёртого класса, и будет с пятого. Это 1947 год — при Сталине. Я обрадовался, иначе стал бы второгодник.  
  Какие ещё были детские игры? Так называемая «расшибалка». Мелом рисовали квадратный контур, размером примерно 20 см на 20 см на асфальте. В него клал каждый играющий монеты. Затем примерно за два метра — линия метания «расшибалки» — это свинцовый диск диаметром примерно 4-5 см. Кто первым попадал при броске в квадрат, тот первым вышибал монеты. Монету надо было перевернуть ударом на обратную сторону — «решку» на «орла»
 
24
или выбить монету из квадрата. Если у игрока получался этот удар, он продолжал дальше выбивать монеты рядом. После первой же неудачи оставшиеся монеты выбивал следующий игрок. И так вкруговую.  
    После двоек-троек первого и второго  классов, в третьем я учился удовлетворительно, а  в четвёртом (1947-1948 г.г.) я учился уже хорошо, особенно в третьей главной по любому предмету четверти. Сказывалось общение в семье и во дворе. На экзаменах получил две пятёрки и две четвёрки.
   Зимой в 1947 году в жуткий мороз под 30 градусов, нас освобождали от занятий в школе и мы с удовольствием играли часа по два в хоккей на снегу двора самодельным клюшками из толстого провода и любым резиновым мячиком. Как в русском хоккее.
  С этим моим жизненным перидом совпала денежная реформа. В декабре 1947  года (я в 4-ом классе и уже многое понимаю) объявлена и проведена денежная реформа. Из википедии сообщаю для любознательных.
    «Условия денежной реформы изложены в Постановлении Совета Министров СССР и ЦК ВКП(б) № 4004 от 14 декабря 1947 года «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары». Постановление было подписано Председателем Совета Министров Союза ССР  И. Сталиным и Секретарём ЦК ВКП (б) А. Ждановым. Объявление было сделано по радио вечером 15 декабря 1947 года, после закрытия в 18 час. всех Сберкасс СССР. Обмен денег производился с 16 декабря и до 29 декабря 1947 года. Зарплату выдавали с Нового 1948 года новыми деньгами.
    По вкладам в Сбербанке суммы до 3 тысяч рублей обменивались один к одному. То-есть вкладчики (которые доверяли сбережения государству) ничего не теряли, а даже получили суммы по товарной стоимости в десять раз больше, чем имели. По вкладам от 3 до 10 тысяч рублей (это были сбережения в Сберкассах у руководителей предприятий и госномеклатуры) было произведено сокращение накоплений на одну треть суммы. По вкладам в размере свыше 10 тысяч рублей изымалась половина суммы. Те же, кто хранил деньги дома, при обмене получал один новый рубль за десять старых. Это коснулось спекулянтов, которые не могли предъявить крупные суммы в пунктах обмена, так как пришлось бы объяснять их происхождение. Это коснулось и тех руководителей, которые также  получив крупные
 
25
взятки, не отдавали эти деньги в Сберкассы, опасаясь разоблачения. Карьеристы и спекулянты потеряли многое «заработанное честным трудом». Сталин нанёс серьёзный удар по «теневикам». Может их наследники за это ненавидят Сталина?
    Далее из википедии: «Льготные условия переоценки накоплений были установлены  для держателей облигаций государственных займов: облигации массовых займов обменивались на облигации нового займа в соотношении 3:1, облигации свободно реализуемого займа 1938 г. — в соотношении 5:1, а облигации займа 1947 г. (которые приобретали трудящиеся в тот год на госпредприятиях) переоценке не подлежали (то есть оказались без проигрыша, при соотношении 1 к 1)»
      В Постановлении также было установлено:
«1. Одновременно с проведением денежной реформы, то есть с 16 декабря 1947 года, отменить карточную систему снабжения продовольственными и промышленными товарами, отменить высокие цены по коммерческой торговле и ввести единые сниженные государственные розничные цены на продовольствие и промтовары.
2. При установлении единых розничных государственных цен на продовольственные и промышленные товары исходить из следующего:
а) на хлеб и муку снизить цены в среднем на 12 % против ныне действующих пайковых цен;
б) на крупу и макароны снизить цены в среднем на 10 % против ныне действующих пайковых цен;
в) на мясо, рыбу, жиры, сахар, кондитерские изделия, соль, картофель и овощи сохранить цены на уровне действующих пайковых цен;
г) на молоко, яйца, чай, фрукты в отмену ныне действующих высоких коммерческих цен и слишком низких пайковых цен установить новые цены применительно к уровню действующих пайковых цен на основные продовольственные товары;
д) на ткани, обувь, одежду, трикотажные изделия в отмену ныне действующих высоких коммерческих цен и слишком низких цен нормированного снабжения, установленного в городах и рабочих поселках, установить новые цены на уровне в 3,2 раза ниже коммерческих цен;
е) на табачные изделия и спички сохранить цены на уровне действующих пайковых цен;
 
26
ж) на пиво снизить цены в среднем на 10 % против ныне действующих цен;
з) на водку и вино сохранить ныне действующие цены. При проведении денежной реформы заработная плата рабочих и служащих, а также доходы крестьян от государственных заготовок и другие трудовые доходы всех слоев населения не затрагиваются реформой и будут выплачиваться в новых деньгах в прежних размерах».
   По оценкам некоторых экономистов, наличная денежная масса уменьшилась в три с лишним раза, с 43,6 до 14 млрд руб. По оценке Госбанка, после обмена на руках у населения оставалось около 4 млрд руб. (у того населения, которое не рискнуло предъявить эти деньги в пунктах обмена, то есть у спекулянтов, прим. Ю.К.-М.). При проведении реформы большое значение придавалось ликвидации дефицита, чтобы избежать ажиотажного спроса на товары и инфляцию. В течение года товары придерживались, чтобы после обмена денег их выбросить на рынок. Кроме того, были разбронированы товары из государственных резервов на сумму 1,7 млрд рублей. Они предназначались для торговли после отмены карточек и перехода к единым розничным ценам в городах (1,1 млрд руб.) и в сельской местности (0,6 млрд руб.).
   Денежная реформа в СССР 1947 г. носила конфискационный характер (для спекулянтов и карьеристов).
   В результате реформы были ликвидированы последствия Второй мировой войны в области денежного обращения, без чего невозможно было отменить карточную систему и перейти к торговле по единым ценам.
  «После отмены карточек в конце 1947 года при зарплатах большинства городского населения в 500—1000 рублей в месяц килограмм ржаного хлеба стоил 3 рубля, пшеничного — 4 рубля 40 копеек, килограмм гречки — 12 рублей, сахара — 15 рублей, сливочного масла — 64 рубля, подсолнечного масла — 30 рублей, мороженого судака — 12 рублей, кофе — 75 рублей; литр молока — 3-4 рубля; десяток яиц — 12-16 рублей (в зависимости от категории, которых было три);бутылка пива «Жигулевское» — 7 рублей; пол-литровая бутылка «Московской» водки — 60 рублей.[10]
 По понятным причинам социологические опросы об отношении населения  к  проводимым  финансовым  мероприятиям  в  те годы  не
 
27
проводились. В то же время, информация органов госбезопасности позволяет сделать вывод о поляризации официальной (в прессе и на митингах) и «народной» оценок реформы. При этом оценка населения прямо зависела от уровня дохода, то есть величины понесённых потерь[17]».
   В числе ближайших последствий реформы и последовавшего финансового оздоровления (было оно следствием реформы или восстановления народного хозяйства — вопрос дискуссионный) следует отметить пересчёт курса рубля и его перевод «на золотую основу»[18]
   Более того, министерства финансов союзных республик инициировали его частичную легализацию в рамках регламентированных специальными Правилами кустарно-ремесленных промыслов. Эта инициатива не нашла поддержки по идеологическим причинам[19]».
  Вспоминаю, что в четвёртом или пятом классе в учебнике вычитываю стихотворение Державина:
 
Осёл останется ослом,
Хотя осыпь его зведами.
Где надо действовать умом,
Он только хлопает ушами.
 
    Думаю:  — это  о ком? О Сталине? Не может быть.  И потом: Сталин на всех портретах с одной звездой Героя на кителе. Генералы есть с множеством заслуженных наград. Вспомнил я это в связи с недавней информацией из интернета. После войны к Сталину обратился какой-то генерал-полковник с письменной просьбой выделить ему и семье отдельную квартиру. Сталин написал резолюцию: «выделить». Через два года этот генерал пишет просьбу выделить квартиру его ближайшему родственнику. Сталин пишет: «обеспечить». Ещё через год генерал-полковник пишет заявление с просьбой дать указание перевести его имущество на дачу или куда-то ещё. Сталин пишет резолюцию: «Перевести всё барахло полковнику». Проситель говорит Сталину: тут неверно написано: надо генерал-полковнику». Сталин отвечает: «тут всё верно — полковнику. Идите.» Ну какой такой бывший генерал-полковник после разжалования (но по своей глупости и даже бытовой наглости) будет уважать Сталина!
 
28
   Во времена Сталина по радио часто читали басни  Крылова. И все делали и вынуждены были делать правильные выводы во взаимоотношениях. И посему отношение начальников разного уровня к просителям от народа было довольно «правильное».
    Интересные бывают случаи в жизни. Однажды, весной 1948 года  я  со школьным приятелем,  одиннадцатитилетние, забрели с Бакунинской на Спартаковскую площадь и в Бауманский дом пионеров из любопытства. Вахтёр нас не задержала.  Зашли на второй этаж и нас остановила какая-то женщина и спросила, любим ли мы петь. Ну, а мы всё тогда любили. И вот эта дама заговорила нас и завела  в какую-то комнату, в которой оказался хоровой кружок. Там нас попросили и мы что-то пропели, нас зачислили во вторые голоса детского хора, дали текст и мы стали кое-как петь, как водится с листа,  про какой-то поезд. Потом это оказалась «Попутная песня» на слова Нестора Кукольника, музыка М. И. Глинки. Интересно, что мы заинтересовались и во второй раз пришли на репетицию этого хора, который состоял, в основном, из девчонок нашего возраста и двух мальчишек. Там за нас взялись всерьёз, пропеть какие-то ноты. Потом нас поставили во второй ряд и мы включились в ход песни «Дым столбом — кипит, дымится пароход... Пестрота, разгул, волненье, Ожиданье, нетерпенье... Веселится и ликует весь народ. И быстрее, шибче воли  Поезд мчится в чисто поле..., в чисто по-о-о-ле». Петь в таком почти бешенном темпе было не просто. И мы после репетиции ушли без возврата.
    После четвёртого класса (лето 1948г.) я так  любил  футбол, что ездил с «Бауманской» на стадион «Динамо», не говоря ничего отцу. Проезд в метро стоил 5 копеек, иногда удавалось найти два раза по пять копеек так, чтобы, главное, были копейки на обратный проезд от «Динамо» до «Бауманской» (пешком идти и в таком возрасте через весь город вечером было опасно и можно было также просто заблудиться). В метро иногда каждый из нас успевал «проскочить» мимо зазевавшегося контролёра. Редко, но бывало даже отлавливали кого-то из нарушителей внизу после эскалатора перед платформой к поезду. И возвращали наверх, на улицу. Денег на билеты на матч  у нас,  дворовых ребят не было, отец  лишнего не давал, т. к. всё уходило на еду и минимально на одежду.
    Как мы проходили на трибуны? После каждой игры мальчишки выпрашивали использованные билеты у взрослых-болельщиков.
 
29
    Помню, контрольная часть билета почему-то оставалась. Билет на каждый матч имел на лицевой части две-три специальные  вертикальные полоски и разного цвета. Работа-подделка состояла в том, что мы узнавали-подглядывали, какую форму имел настоящий билет для нового  матча. После этого из набора билетов «вожак» выбирал себе наиболее  подходящий, а нам двум-трём оставались для «работы» другие. У нас были с собой цветные карандаши. Каждый ластиком стирал ненужное и подрисовывал на билете «нужную» полосу. На стадионе «Динамо» тогда, в 1948 году были два кордона прохода. Первый — наружный, где были широкие и высокие ворота, перед которыми за десять минут до начала игры обычно собиралась большая толпа, каждый поднимал и показывал в руке билет. А контролёры не успевали усмотреть у каждого верность билета. Толпа нажимала и большинство из первых рядов болельщиков проходили на территорию стадиона, размахивая настоящими билетами и филькиными. Далее надо было идти с «билетом» на Свою по билету трибуну, где был второй, более сложный контроль. Перед турникетами с контролёрами собиралась другая толпа, одни с верными билетами, другие — большинство с поддельными. Всё это представление проходило прямо перед началом матча. Эта другая толпа с новым составом безбилетников нажимала на контролёров с шумом-гамом, что «игра уже началась», и те частично расслаблялись, пропуская верных и «неверных». В определённый момент контролеры перекрывали проход и толпа отступала.
  Помню интересный  случай. Я, одиннадцатилетний мальчишка,  остался перед контролером лицо к лицу. Контролёр берёт у меня липовый билет и начинает его разглядывать. А мне некуда, собственно говоря, деваться, уходить-бежать не хочется, т. к. другого «билета» нет. Повертев «билет» и поглядев на меня, контролёр говорит: «Проходи». «Спасибо!», тихо отвечаю и иду на трибуну. Так я ездил в то лето 1948 года раз десять на стадион и раз восемь удавалось попасть на игру.
     В тот год я узнал, что такое толпа и чем это грозит.  Однажды мы толпой рвались в ворота стадиона «Динамо» на матч.  Я, мальчишка, был так сжат, что ногами не доставал до земли. Просто поджал ноги и толпа понесла меня и соседей рядом вперёд куда-то. Ловлю момент, когда толпа начинает прореживаться, возникают зазоры между людьми. Опускаю ноги и короткими шашками («семеня») иду вперёд.
 
30
Понимаю главное, чтобы сзади не наступили на ноги и тогда падение и по тебе пойдут, не глядя напирающие сзади болельщики. Через буквально несколько секунд толпа разрядилась, успел опереться ногами на землю и пойти, не упав под ноги сзади идущим. Слава Богу! Пронесло!
    Мой сводный брат Слава Морозов остался на второй год и с пятого мы учились уже вместе в классах под литерой «Б». В классах типа «А» учились обычно настоящие и будущие отличники. А в классах типа «В» — обитали  троечники и хулиганистые. Тогда Слава был на два года старше, значительно сильнее меня физически, но не глубже по пониманию содержания уроков. Учился я, в среднем,  на  четвёрки.
   Дело в том, что много времени уходило на дворовые игры и на спорт. Дополнительно ничего не читал.
    С 1949 года в послереформенных условиях повышения покупательной значимости денег нам детям стали давать ещё меньше на «карманные расходы». А контрольная система стадиона «Динамо» сделала какие-то выводы по действиям толпы болельщиков, проходить-проникать на стадион с новыми билетами было бесполезно. Я перестал ездить на «Динамо», да и лет-то стало уже двенадцать, сообразительность повышалась. Мы стали ездить на трамваях дворовой футбольной командой под самостийным  названием «Метеор» в Измайловский парк, где на излюбленной поляне гоняли мячи со сверстниками. Рядом с парком видели огромный стадион, по размерам, как стадион «Динамо». Как мы узнали, стадион не успели построить, так как началась 22 июня 1941 года война.
    Летом 1950 года мы опять семьёй поехали в Алабино отдыхать. Там я много играл в футбол на настоящем поле с настоящими воротами. Команды разделялись на местных и дачников, в основном, мальчишек от 13 до 16 лет. Играл я в полузащите и нападении. Мячи забивал часто. Техника какая-то была после игр в тесном дворе на Бакунинской. В Москве, потом в 14 лет, ездил на стадион «Шахтёр» показаться для отбора в секцию. После участия в тренировке тренер посоветовал мне приехать на следующий год. Тощий я был тогда. И я ушёл в баскетбол.
   В деревне были лошади, на которых без седла ездили местные ребята. Один мальчишка предложил мне прокатиться. Залез я, в смысле подсадили меня на ту ещё лошадь. А поводов не было. Опоры никакой, держусь за гриву. И лошадь чуть ли не галопом понеслась по
 
31
местности. Смотрю, летит под деревья, вижу — под низкие ветви, отходящие от ствола. Ну думаю, сейчас врежусь. На ходу пригибаюсь к спине лошади, вцепился со всей силы в гриву, говорю себе:  «не падай-не прыгай, главное, не упасть». Эта хитрая лошадь ещё под двумя деревьями проскакала, как я понял,  с целью скинуть меня. Сделав пару кругов, лошадь перешла на лёгкую рысь. Кто-то из ребят постарше поймал её. Запомнил поездку на всю жизнь. Опять была какая-то подстава от местного придурка для «городских» приезжих дачников.
    Телевизоры в быту тогда ещё отсутствовали, хотя разработки проведены ещё в 30-е годы 20-го века. Что свидетельствует о высоком техническом уровне  специалистов-электронщиков в то время. Приведу сведения из википедии по развитию телевидения в СССР и городах:  
   «С окончанием войны производство телевизоров возобновилось. Ещё в 1944 году был разработан новый стандарт: разложение телевизионного изображения на 625 строк, использующийся до сегодняшнего дня[16]. В 1946 году на Государственном Союзном заводе № 528 (сейчас ОАО «Московский радиозавод „Темп“) начался выпуск телевизоров «Москвич Т-1» (автор разработки Е.Н. Геништа), а на заводе им. Козицкого — «Ленинград Т-1» (разработчики Д. С. Хейфец и С. А. Мазиков) уже по новому стандарту. С 1948 года завод перешел на модель «Ленинград Т-2». «Первым по-настоящему массовым телевизором считается «КВН-49», выпущенный  в 1949 году Александровским радиозаводом (АРЗ). Он был рассчитан на стандарт разложения 625/50. Аппарат стоил 1200 дореформенных рублей (т. е., после реформы 1947 года и до денежной реформы 1961 года, прим. Ю.К.-М.), и был вполне доступным для обеспеченных семей, примерно соответствуя двум средним зарплатам (17)».
  Мой отец получал тогда 1100-1200 руб в месяц. В семье купили телевизор КВН в 1951 году. Экран тогда был небольшой, так что подкупали специальную плоскую линзу  для увеличения изображения. Но это продолжалось примерно 2-3 года. Техника быстро развивалась, размеры кинескопов увеличивались. Линзы исчезли сами по себе в связи с приобретением новых марок телевизоров c увеличенными экранами.
    Сводному брату Славику в 1951 году купили велосипед. Он катался во дворе. Потом начал выезжать на Бакунинскую улицу. В те времена транспорта  было очень мало. На улицах  трамваи,  которые  ходили  в
 
32
сторону Елоховской церкви, к метро «Бауманская» и в другую  сторону, в Измайлово. На улицах из грузовых машин — модели ГАЗ Горьковского автозавода («полуторки», названные по грузо-подъёмности в полторы тонны) и четырёхтонные ЗИС-150 завода им. Сталина (позднее имени Лихачева). Личных автомашин было мало. Автомашины «Победа» Горьковского автозавода  стали выпускаться с конвейра с июня 1946 года. Рассказывали, что когда Сталину показали её, он заметил: «маленькая получилась Победа». Из википедии: «Существует версия, что автомобиль хотели назвать «Родина», но когда в июне 1944 года (во время войны !!! - прим. Ю.К.-М.) Сталину показали образец будущего серийного автомобиля, тот спросил: «И почём мы будем Родину продавать?». Насколько всё-таки мудро замечено. Тогда Сталину сообщили второй  вариант названия («Победа»), который был одобрен (16).
    В августе 1945 года СССР, как союзник США и Англии, вступил в войну с Японией — союзником фашистской Германии. Советские войска разгромили Квантунскую армию Японии, оказали помощь китайской армии, освободили северный Китай — Манжурию и передали вооружение, в том числе танки, войскам компартии Китая. Во время этой военной кампании, 26 августа 1945 года вышло постановление ГКО (Государственный комитет обороны  — Высший орган госвласти СССР в период войны) «О восстановлении и развитии автомобильной промышленности», предписывавшее освоить выпуск новой модели легкового автомобиля среднего класса. Первая «Победа» сошла с конвейера 28 июня 1946 года (1). Крайне редко встречавшаяся на автодорогах автомашина "ЗИС-110" предназнача-лась для  первых лиц ЦК партии и государства. Начало производства в 1945году, окончание в 1958 году, сменил его "ЗИЛ-111"
   Тогда в 14 лет  я научился классно ездить на велосипеде, и высший шик был: «кататься без рук» — то  есть езда на сиденье, отпустив обе  руки с руля и сложив их гордо на груди. Так я прокатился однажды по средне оживлённой Бакунинской. Славка дал мне нагоняй и отнял велосипед, предупредив, что больше не допустит пижонства.
   Жизнь улучшалась. Весной каждого года снижали цены на продукты примерно на 3-5 %. В магазинах появлялись всё новые и новые отечественные бытовые товары. За 4-ю пятилетку 1946 — 1950 г.г. было практически восстановлено народное хозяйство, разрушенное полностью в  Европейской  части славянских  России, Беларуси  и
 
33
Украины, то есть восстановлена работа всех промышленных, пищевых, текстильных предприятий, обеспечена полная занятость. Везде висели объявления: «Требуются, требуются, требуются инженеры, технологи, токари, слесари, штамповщики и рабочие 5-6 высших разрядов» по множеству специальностей.
 
Глава 2.2. С восьмого класса по десятый на Бакунинской. Сент. 1951 — июнь 1954
 
     В спортзале школы № 348 с 7-го класса мы играли в баскетбол. Рассматривая сейчас фото трёхэтажного здания школы довоенной постройки с очень высоким (примерно 3 метра)  цокольным этажом, отдаю должное архитекторам, которые спроектировали спортивный зал высотой потолка примерно 7 метров за счёт глубины фундамента примерно на 4 метра. Это позволяло по высоким дугам летать мячу при занятиях баскетболом и волейболом.
 
   С 8-го класса я входил в сборную школы. Меня приняли в спортивное общество «Строитель», где я играл за команду «мальчиков» (по возрасту 14-15 лет) и затем «юношей» (возраст 16-17 лет). Летом 1952 года выезжал с командами общества «Строитель» на полтора месяца на тренировочные сборы в Подмосковье на базе какого-то санатория за госсчёт. Тренировки-зарядки по утрам были очень тяжёлые. Нас гоняли по какому-то косогору верх-вниз по десять раз. Так что через 15 минут мы еле плелись к своим палатам умыться-обтереться и потом на завтрак. Чисто баскетбольные тренировки с бросками в кольцо с разных дистанций и тактикой игры были два раза в день.
    О шахматах. Ещё в 7-ом классе мне подарили книгу Рауля Капабланки «Учебник шахматной игры», который я проштудировал два раза. Затем начал играть в шахматы в школе. В 8-ом «Б» классе  был организован турнир на звание чемпиона. На тот момент в классе было 6 третьеразрядников, занимавшихся в шахматном кружке, и 5 ребят с более низкими разрядами. Я занял первое место, обыграв пять третьеразрядников. Ребята посоветовали мне пойти в Бауманский Дворец пионеров, который я уже знал на Спартаковской площади. Пришёл в шахматную секцию. Тренер предложил мне сыграть с какой-то девушкой, чуть старше меня. Завязалась острая игра, в которой я в ходе партии потерял ладью за ферзя, но построил на королевском фланге непробиваемую позицию из трёх пешек перед королём и с блуждающей ладьёй. Противник не мог пройти эту оборону. Ходили
 
34
так: шахматистка чёрным ферзём и я белой ладьёй взад-вперёд, справа-налево. Призвали тренера, кандидата в мастера спорта СССР,  и он признал партию практически и теоретически ничьёй. Выяснилось, что я играл с девушкой, у которой был 2-ой разряд. Тренер предложил мне начать турнир с безразрядниками, которые по виду представляли собой от первоклашек до трёхклассников. Присутствующие несколько школьников расставили доски, и мы сыграли как в сеансе одновременной игры. Через час выиграл у всех. Рядом оказался  кто-то из моих одноклассников, и он сказал тренеру, что я чемпион 8 «Б» класса. Тренер предложил мне принести таблицу турнира. Что я и сделал при следующем посещении. Тренер сообщил, что по этому турниру мне присвоят 4-ый разряд и тут же предложил играть в проходящем турнире шахматистов 4-го разряда. Я сразу включился. Через полтора месяца  занял первое место с результатом 10 очков из 12 и мне присвоили 3-ий разряд. Наступила весна и соревнования закончились. Зимой  1953 года проводился турнир 3-го  разряда, где я занял первое место, набрал  9,5 очков из  12 и выполнил норму 2-го разряда. В течение года выступал за Бауманский Дворец пионеров на 5-ой доске, впереди были ребята с первыми разрядами. В апреле 1954 года начался турнир 2-го разряда, где к 12 мая набрал 3 очка из четырёх. Турнир должен был закончиться в конце мая. Но жизненные обстоятельства заставили бросить турнир. Об этом ниже.
   Теперь вернёмся к учёбе в школе. Должен сказать, что шахматы мне сильно помогли в понимании алгебры, геомерии и тригонометрии, физики, да и при написании сочинений, где требуется логика.
   Литературу у нас преподавал Маштаков, о котором сказали, что он инспектор города Москвы по литературе. При написании темы Маштаков требовал от нас составлять план сочинения и давать эпиграф. Помню в сочинении по теме «Обломов и Штольц» я дал эпиграф «Без труда — не вынешь и рыбку из пруда». Но это не помогло. Получил тогда тройку. Помню учитель дал в 1952 году сочинение на тему «Что такое счастье?». Я тогда ссылался на радости успехов в спорте, кстати о Сталине не сказал ни слова.
   Как я сейчас понимаю, учителя в школе № 348 были очень высокой квалификации. Физику вёл преподаватель из Бауманского технического училища. Он был у нас также классным руководителем. Заставил каждого уже в 9-ом классе одевать на уроки галстук, что по тем временам было удивительно и как-то стеснительно.
 
35
 У физика  была оригинальная система оценок и знаний. Он задаёт школьнику один вопрос за другим и просит краткий ответ. Отвечаешь правильно по порядку на 5-6 вопросов и получаешь «Пять». Но стоит на один из последних вопросов дать неверный  ответ — получаешь «Двойку». У школьников по физике были оценки «два» или «пять», крайне редко «четыре». «Троек» не было вообще. Однажды в третьей четверти у меня были три пятёрки и последняя четвёрка.  Перед последним в четверти уроком я не стал учить задание. Решил, что и так получу «пять». А физик вызывал по классному журналу одного за другим, зачитал по списку мою фамилию и говорит: вот последняя «четвёрка», и потому нельзя в четверть ставить «пять». Вызывает к доске, задаёт вопросы. На первый я ответил кое-как. На втором «поплыл». Физик ставит мне «двойку» и говорит, чтобы пришёл на дополнительное занятие для получения «тройки» в четверти, так как после «двойки» даже ответом на «пять» нельзя ставить «четвёрку». К дополнительному я всё выучил, получил «пять» и «тройку» в третью четверть. Что уже не позволило мне получить годовую «пять» при оценках «пять» по остальным четвертям. Получил своеобразный урок.     
     В течение года в Москве проводились Олимпиады по физике. Мне предлагал физик принять в ней участие. Но я отказался, не чувствовал в себе глубоких знаний.
   Математика — мой  любимый предмет. Преподаватель был хорошего уровня. С удовольствием искал я решения задач геометрии, тригонометрии на занятиях.  Здесь должна быть точно Логика. И особенно скорость мышления. Игра для нас была: кто первый решит? Шахматы научили быстроте. Однажды участвовал в Московской Олимпиаде по математике, преподаватель меня направил. С трудом решил две задачи из четырёх. Заниматься глубже математикой и физикой  у меня не было сил и, главное, желания. Время уходило на спорт: игра в баскетбол за общество «Строитель» и тренировки,  чтение книг по шахматам (дебюты, комбинации). И игра в шахматы за Бауманский Дворец пионеров. В то время я купил книгу с партиями русского дореволюционного чемпиона Михаила Чигорина. Вычитал интересный случай из жизни Чигорина. Он приехал в Харьков, зашёл в шахматный клуб, где его никто не знал и не узнал. Чигорин попросил сыграть с кем-нибудь. Ему сообщили, что здесь играют на деньги и предложили местного  корифея. Тот сказал, что с незнакомыми он играет без ладьи. Чигорин согласился. Взял и проиграл тому
 
36
корифею. И тут же заявил, что без ладьи играть «легче» и предложил утроить ставку. Корифей, конечно, согласился. Чигорин разгромил без ладьи этого «мастера» к удивлению публики. Тогда предложили победителю сообщить, кто он и откуда. Незнакомец представился: «Чигорин». Сцена, как в последнем акте «Ревизора» Н. В. Гоголя. В шахматах, как и в других играх хватает юморесок.
   В мае 1952 года нас, старшеклассников, направили на первомайскую демонстрацию на Красную площадь. Мы собрались у школы, нас построили в колонну. На Бакунинской мы влились в общие ряды нашего района и по ходу движения нашу колонну направили в определённый поток. На Красной площади шли в колоннах, разделённых разрозненными рядами охраны примерно на пять потоков. Мимо мавзолея  Ленина прошли в четвёртом потоке около 12.30. Сталина на трибуне не было. Но зато многие впервые оказались на Красной площади.
     В те времена в комсомол принимали с 14-и лет. Осенью 1952 года в девятом классе, тогда состоявшем из тридцати  взрослых пионеров, все старше 14-и лет,  проводился почти массовый приём в комсомольцы. Конечно всё решали преподаватели, они и давали рекомендации школьникам. Не знаю почему, но  меня и ещё трёх учащихся из класса  никуда не вызывали и ничего не предлагали. Предполагаю из-за такого случая. Меня и ещё одного ученика в 8-ом классе учительница по истории оставила после уроков подучить-почитать материал и сдавать на пятёрку за четверть. Мы начитались нужного. Учительница где-то задерживалась. Мы стали играть в условный баскетбол. Каждый брал мокрую тряпку, которой стирали мел с доски, сворачивал в комок и бросал как воображаемый мяч на точность на крюк лампы, висевшей над входной дверью в класс. Примерно на третий раз я бросил тряпку и в этот момент в дверь вошла учительница. На которую этот комок тряпки упал. В результате ответы мои не состоялись, меня удалили и получил в четверти «тройку». Вероятно, этот случай не прошёл незамеченным на каком-то собрании педсовета по выбору комсомольцев из девятых классов. Таким образом, из школы № 348 я вышел беспартийным.
 На Бакунинской, напротив кинотеатра III Интернационала  находилось здание Московского драматического театра, где шёл в 50-е годы спектакль «Южнее 38-ой  параллели», о событиях в Корее, в то время шла война с переменным результатом между социалистическим
 
37
и капиталистическим Кореями. Когда американские «добровольцы»  выдавили войска Северной Кореи до северных границ с Китаем, то вмешались «добровольцы» из Китайской Народной Республики и отбросили американцев и южных корейцев ровно до 38-й параллели, ранее установленной границы между Кореями.
   1952 год. Сталин и танцевальная культура. Вечером в московских дворах в выходные дни  молодёжь устраивала самостийные танцы под патефон и пластинки. Магнитофонов тогда ещё у народа не было. Звучали известные мелодии типа «Рио-Рита», «За самоваром я и моя Маша...» и  танго. Танцевали, как получится. Обучались на ходу зарубежным фокстроту и танго. Звучали песни Петра Лещенко и Вертинского. В те времена,  до правления Н. С. Хрущева и до 1954 года  в школах было раздельное обучение для мальчишек и девчонок. Потому что руководство страны считало (и правильно, на мой взгляд), что у мужчин и женщин различное в жизни предназначение, роль в материальном обеспечении семьи  и в воспитании будущих детей. Предполагаю, что даже Сталин, который всем интересовался, занялся проблемой танцев для молодёжи, в большинстве тогда в Москве русской. И дал какое-то распоряжение. Во всяком случае, известно, что преподаватель бальных танцев Школьников на основе русского менталитета культуры создал парные танцы: подгорка, полянка, русский па-деграсс, русский краковяк, фигурный вальс, русский вариант мазурки. А в русской среде тогда в домашних условиях доминировали народные танцы: цыганочка, барыня, яблочко, русский перепляс, кадриль, как парный танец. В нашей школе в ноябре 1952 года объявили о создании танцевального кружка для старшеклассников. Условия — занятия раз в месяц, стоимость умеренная — десять руб в месяц, это оплата для преподавателя, которым оказался именно Школьников. На эти платные занятия пригласили девочек 9-х классов  из соседней женской школы. Нужно сказать, что мой отец и Анастасия Алексеевна оплачивали  участие в этом кружке меня и сводного брата Славы. Итак, мы начали заниматься. Слава очень хорошо танцевал и позднее,  в середине 50-х годов  был буквально «королём» танго  на известной танцплощадке в парке «Сокольники». После нескольких месяцев занятий Школьников объявил о показательном выступлении нескольких отобранных пар в Бауманском Дворце пионеров. Слава был приглашён сразу и к моему удивлению учитель пригласил нашу пару. Была проведена  репетиция
 
38
и мы выступили с показом танцев в каком-то зале Бауманского Дворца пионеров. С осени 1953 года, времени начала правления Хрущева, совместные танцевальные занятия были отменены. А с 18 июля 1954 года Н.С.Хрущев организовал  постановление о  совместном обучении школьников и школьниц. Пока неясно: это была глупость или диверсия?
  Нужно сказать, что я застал косвенно ещё эпоху доносов и доносчиков.Тогда почти каждый день в каждой газете на первой полосе было размещено то или иное фото Сталина.  Не помню, кто в семье сообщил о случае в бане. После выхода из моечного отделения один мужик развернул на полу газету «Правда» с фото Сталина и поставил на газету ноги. Это заметил рядом сидевший отмытый придурок. И сразу сказал мужику: «Ты что это ноги положил на Сталина!» Мужик  ответил: «Это же газета!» Сосед позвал банщика и тот  вызвал какого-то администратора. Виновного заставили быстро одеться, забрали и увели. Спрашивается: — Кто тянул за язык этого наблюдателя? Ну сказал бы на ухо соседу и тот убрал бы газету. Вот такие  активисты.
    У нас на площадке уединённо жила какая-то семья. Мы их почти не видели. Они — на  работу и с работы. И всё. Во дворе ни с кем не общались, песен у них не слышали, гостей не видели. Но однажды в 1952 году их не стало. Говорят, арестовали.
   5 марта 1953 года по радио было объявлено о смерти Сталина. На следующий день нас, учащихся девятых и десятых классов, вызвали на линейку на второй этаж школы. Директор со слезами на глазах объявил о смерти Сталина. Должен сказать, что школьники и учителя не плакали, просто все были морально подавлены. Не знали, что будет дальше.
    О похоронах Сталина мы слышали от родителей и их знакомых. На Трубной площади сошлись людские потоки и возникла давка с жертвами. По радио почти ежевневно звучала мелодия Цфасмана «Цветущий май». Конечно, появилась свобода разговоров и мнений.
    На похоронах Сталина в марте 1953 года выступили Маленков, Молотов и Берия. Многие знали, что новым руководителем СССР станет Маленков, первый заместитель Сталина в Президиуме ЦК партии. Берия недолюбливали, про него ходили или пустили слухи, что он или его подчинённые ловили красивых русских женщин с тротуаров и увозили к нему на встречи. Молотов в народных кругах большим авторитетом не пользовался.
 
39
   Политикой мы, школьники, не интересовались. Хотя узнали, что Премьером стал Маленков. А осенью 1953 года на пост первого секретаря ЦК ВКП (б) был избран Н.С. Хрущев, как тогда сообщили: «первый среди равных».
     Мой отец не жаловал Сталина, а мой брат Володя очень уважал. Они  не раз ругались из-за этого. Брат доказывал, что это Сталин позволил ему, да и отцу из деревни учиться бесплатно, получить высшее образование и затем работу по специальности. А отец винил Сталина за высылку семьи из Ленинграда. Позднее я просил отца рассказать, в чём была его вина.
   Оказывается в 1934 году в стране началось стахановское движение за повышение производительности труда. Это было уже после высылки пропагандиста мировой революции Льва  Троцкого в 1929 году и в период борьбы в 30-е годы с троцкистами, которые выступали против принятого курса ВКП (б) на Индустриализацию, коллективизацию, всеобщую грамотность и образование и, тем самым, против создания экономической, технической и оборонной  Базы СССР. После провокационного убийства 1 декабря 1934 года любимца Сталина, секретаря ЦК и первого секретаря Ленинградского обкома С. М. Кирова Сталин понял, что это убийство как своего рода сигнал-предупреждение ему, как руководителю страны. Кирова тогда считали  и он был «наследник»-последователь Сталина по курсу СССР на модернизацию страны и подготовку к ожидаемой войне с фашистской Германией. В это время  Стаханов выполнял на шахте ежедневно по несколько норм выработки каменного угла отбойным молотком. Наши карьеристы решили распространить этот пример-опыт по всему народному хозяйству. Отцу, в то время, члену ВКП (б), начальнику планово-экономического отдела завода «Красный треугольник», предложили внедрить стахановское движение среди сотрудников в отделе. Отец ответил-ляпнул: «А что мы должны в два раза быстрее перекидывать документы со стола на стол друг другу?». Нашлась доносчица, которая написала в партком об этом. И наша семья в 48 часов была выслана из Ленинграда в Казахстан. Спасибо, что не послали отца в тюрьму или в лагерь.
     С начала 9-го класса мы уже начали взрослеть, от футбола ушли, к танцам в известных  парках ещё не пришли. Приодевшишь в новьё из старья, выходили на Бакунинскую и фланировали по улице к четырёх-этажному зданию  почтамта,  до  кинотеатра  3-его Интернационала  и
 
40
обратно. Кто-то из взрослых ребят показывал: Вон на той стороне идёт Алла Ларионова, в то время признанная красавица, сыгравшая главную роль в фильме «Садко» (1952). Фильм отправили на кинофестиваль в Венецию, и Алла отправилась туда в составе советской делегации. Фильм получил «Серебряного льва», а советская актриса произвела в Венеции фурор. В газетах писали: «Русские привезли настоящее чудо красоты!» Сталин знал, кого посылать на зарубежный фестиваль, чтобы утереть нос патентованным «звёздам»  Европы.
     В мае 1953 года я ездил два раза на Сокол к брату Володе, так как мне в 16 лет надо было получить паспорт. Сфотографировался в каком-то фотоателье. Тогда я узнал, что прописан на ул. Кипренского с 1941 года. Где я жил с 1939 года по 1941 год и с 1941 по 1943 годы, в какой семье  и с кем при отце неясно и сейчас уже не выяснить. В отделе милиции я представил фотокарточку и свидетельство о рождении. Паспортистка при мне заполняла бланк паспорта по слуху. Я отвечал на вопросы, диктовал, она записывала в паспорт. Потом она зашла к начальнику, тот подписал документ, поставил печать и я получил паспорт гражданина СССР.
   Отец  вёл со мной беседы о жизни. Я запомнил некоторые его шедевры: «Вот у того-то «воображения больше, чем соображения». А у этого «куриное миросозецание и тараканий горизонт». У третьего «как у мыша, х-р и душа».
    Шла очередная пятилетка  (1950 — 1955 г.г.), все работали на предприятиях по технико-экономическим планам весело и с юмором. Смотрите фильм «Кубанские казаки» и «Неподдающиеся». А мне  тогда, уже будучи десятиклассником в 17 лет  надо было определятся с учёбой или работой. Я решил поступать в какой-нибудь институт, вообще-то не имея определённой цели. Предполагал в Бауманское техническое училище, хотя  понимал, что знаний будет недостаточно для такого сложного Института. И тут жизнь внесла свои коррективы.
 
     Глава 2.3. Вперёд — с Бакунинской на Сокол
 
    9 мая 1954 года на Бакунинскую к отцу и ко мне приезжает брат Володя. Я тогда, конечно, не выпивал, как и большинство школьников. Однажды попробовал пиво и оно мне не понравилось на долгие годы. По  ходу застолья  в  честь  Дня  Победы  между  мной  и
 
41
мачехой вспыхнула серьёзная ссора. Не помню по какому поводу. Я не хотел уступать. И тогда Володя говорит: «Я забираю Юрку с собой!»
    Могу понять мачеху. Я, тогда уже 17-летний «безработный», и возможно будущий студент-нахлебник, сидел бы, грубо говоря, «на шее» семьи и мачехи даже при наличии стипендии, которая тогда составляла в разных институтах (в зависимости от важности будущей специальности) от 220 до 350 рублей в месяц. Хотя отец работал и зарабатывал, но скромные 1100-1200 руб. В семье стал жить Виктор, муж Маргариты, неказистого вида деревенский, работник НКВД, ходивший с пистолетом в период 1952 — 1953 г.г. Он пропадал нередко ночами по работе. Планировался ребёнок от этой новой семьи. Плюс 19-летний здоровяк Слава, который пока что также без работы. В этот период закончилась четвёртая четверть 10-го выпускного класса. И я был свободен от занятий. Впереди были выпускные экзамены, начиная с 20-го мая.
    И я приезжаю на Сокол, с которого уехал в марте 1947 года. Но теперь «на шею» 30-летнего неженатого тогда брата, который работал научным сотрудником в каком-то НИИ Академии наук СССР на Ленинском проспекте, разрабатывал установку по прессованию каких-то порошковых смесей и готовил диссертацию. Брат показал и объяснил мне схему установки и подачи смеси шнеком, как у мясорубки. Отец тогда помогал материально Володе в связи с моим появлением на Кипренского. Система питания у Володи была примитивная. Преимущественно чай с пятью ложками сахара и много хлеба. Я начал тогда кухарить, готовил еженедельно из куска мяса, риса, томат-пасты и обжаренного лука суп-харчо. Это было базовое питание. Часто варили макароны к чаю, иногда покупали селёдку к картошке, котлеты нормальные, тогда действовали требования  государственного стандарта (ГОСТ) на всё и технологи на пищекомбинатах для поставки в магазины боялись «химичить», добавлять в сырьё избыток крахмала и каких-то других наполнителей. Действовала система Народного контроля и так называемый ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности). Социалистической, то есть тогда государственной, так как исходные продукты поставлялись из госскладов.
    В квартире на Кипренской жили тогда приехавшие из Крыма молодые  соседи:  муж,  Михаил  Моисеевич  Кит — бывший морской
 
42
офицер примерно 35 лет, его  жена - двадцатидвухлетняя Валентина  Соболь, родом из Севастополя и родители Михаила Кита (которые через месяц переехали куда-то на другую жилплощадь). Они пытались иногда меня подкормить, но я отказывался. Кухня и газовая плита у нас были общие, а столы частные.
   Через несколько дней после приезда и знакомства  Валентина дала мне почитать первый том М. А. Шолохова «Тихий Дон». Я «проглотил» книгу за полтора дня. Получил второй том. Прочитал за день. Читал днём и вечером с перерывами на сон и скромные завтраки, обеды и ужины. Также проглотил третий и четвёртый тома. И как раз наступило 20 мая, первый выпускной экзамен — сочинение.
    Обычно на городской экзамен давали три неизвестные заранее темы. И вдруг среди них оказалась тема о  донском  казачестве по Шолохову. Которую я выбрал сразу. Дал к сочинению какой-то эпиграф, как учил нас в школе Маштаков. В голове крутится море фактов из томов «Тихого Дона»,  бытовые картинки станицы, о гражданской войне, о расстрелах казаков и др. Пишу, не останавливаясь. На время не обращаю внимание. С 9-и утра за почти 5 часов накатал 12 страниц, за грамматикой почти не слежу. Все ребята уже сдали сочинения по 3-4 страницы. Я остался один в классе. Ко мне подходит учительница, одна  из членов комиссии по экзамену и интересуется: «Как дела?» Отвечаю, что уже написал, но надо переписывать и сокращать. Члены комиссии забрали сданные ранее сочинения и разошлись. Осталась одна.  Всё начинаю переписывать. Ещё два часа ушло. Получилось страниц пять. Перечитываю, проверяю орфографию, сдаю. Смотрю на средний палец правой руки. Образовался мозоль! До сих пор след мозоля на пальце от того творчества.
    На следующий день сообщают оценки, мне — тройка. Отлегло, мог бы и двойку получить, на пяти страницах за всей грамматикой не уследишь. Наверняка ошибок пять-семь навалял.  Далее — математика. Это проще. Легко пишу, сдаю и получаю пять. По химии и физике знал неплохо, память развил, шахматы помогли, получаю — по «хорошо». Но оценки на экзаменах нередко не совпадали с оценками в аттестате, потому что кроме экзаменационных учитывались отметки по четырём четвертям.
     Получаю на бланке «РСФСР  Министерство просвещения «Аттестат зрелости» с текстом: «Настоящий аттестат выдан Кириенко Юрию Ивановичу,  родившемуся  в г. Уральск  8 мая 1937 года, в том,
 
43
что   он,  поступив  в 1947 году  в   мужскую  среднюю  школу   № 348
Бауманского района г. Москвы, окончил полный курс этой школы и обнаружил при отличном поведении следующие знания по предметам (перечисляю): 3 (удовлетворительно) — русский язык, литература, физика, астрономия; 4 (хорошо) — алгебра, тригонометрия, химия, естествознание, геометрия, история СССР, конституция СССР, иностранный язык; 5 (отлично) — всеобщая история, география. Настоящий аттестат даёт его владельцу право поступления в высшие учебные заведения Союза ССР.
  Выдан 22 июня 1954 года.  Москва. А № 690706
     Директор школы — Ткач, заместитель директора по учебной части — Година; учителя — 6 подписей.
     Лето 1954 года.  Играю в волейбол, в футбол со случайными командами во дворе нашего дома. С приятелями Сергеем Петкевичем, Юркой Загродским с улицы Панфилова, Эдиком Ореховым и другими играем в настольный теннис во дворе Сергея, около дома № 16 улицы Кипренского  Примерно раз в неделю едем на дикие пляжи в Щукино на 2-3 часа.  Брат возил меня однажды купаться в Тушино на трамвае № 6 до  Восточного моста. Вышли к водному каналу шириной около 20 метров. Берега представляли собой беспорядочно набросанные крупногабаритные камни. Подход к воде — очень плохой. Надо было идти, держась за острые грани ближайшего камня. Володя купался с удовольствием. А мне не понравилось выходить на берег, вгляды-ваясь на скольские булыжники в воде и затем опираясь на камни.
    В июне и июле, уже после выпускных экзаменов  несколько раз ходил с Эдиком через улицу Врубеля, вдоль улиц Саврасова и Левитана и смежных улиц посёлка Сокол в заброшенный парк в районе Песчаных улиц, расположенный недалеко от метро Сокол. Уже тогда шёл по улочкам и воспоминаниям второго-третьего классов школы № 596. В парке играл в шахматы с местными пенсионерами, в основном, выигрывая у них, сказывался уровень 2-го разряда. Из случайных разговоров узнаю, что этот парк был когда-то кладбищем солдат Первой мировой войны. Той, которую нам по школьной истории назвали как Первая империалистическая, в которой царская Россия была названа одной из виновниц той войны. Один шахматист указал мне на крупный валун недалеко от скамейки, где мы играли. После игры мы с Эдиком увидели ещё один валун. Тогда я не придал этому разговору и каким-то  плитам  особого значения.
 
44
    Дополнение теперь из нашего разновекторного Сегодня. Гораздо позднее, в начале 2000-х годов узнаю, что заброшенный парк — Историческое кладбище. И вот сейчас, 27 февраля 2021 года я еду по литературным делам на Сокол. У меня в распоряжении полтора часа до мероприятия. Выхожу из метро Сокол, иду за угол, тут же справа Пожарная колокольня тридцатых годов 19-го века и слева за углом знаменитый Всехсвятский храм и рядом «генеральский» дом (так названный местными за то, что в этом доме квартиры после войны давали генералам), иду вниз  к  троллейбусам (теперь электробусам), далее обхожу жёлтое 4-этажное здание и вхожу в ворота благоустроенного парка с высокой металлической оградой. Рядом мраморная плита с надписью:
                      памятник истории и культуры
 МОСКОВСКОЕ ГОРОДСКОЕ БРАТСКОЕ  КЛАДБИЩЕ 
для воинов, умерших в войну 1914 года и для сестёр милосердия московских общин. открыто 15 февраля 2015 года
    Впереди — современный серый постамент. Правее вижу колонну с орлом наверху. Подхожу. На нижнем постаменте надпись: «Павшим в мировой войне 1914 — 1918». И два больших венка и один меньший. Перед венками лежат несколько роз. Выхожу на аллею. Вижу мраморный памятник высотой примерно 200 см. На нём надпись:
 студент московского университета
  Сергей Александрович Шлихтер родился 31 декабря 1894 года 
ранен в бою под Барановичами 20 июня 1916 года скончался 25 июня 1916 года»
   Рядом на плитах  примерно метровой высоты памятники «Героям первой мировой войны, погребённым на братском кладбище священникам, юнкерам, вождям и воинам белого движения, воинам советской армии и военспецам, солдатам, матросам, офицерам, генералам, адмиралам русской армии и флота, погибшим в ходе войн...» (далее не смог прочитать, так  как надписи были засыпаны снегом в условиях нашей  зимы 2021 года, прим. Ю.К.-М.). На других плитах надписи: «сестрам милосердия и воинам...»
   Пояснение к истории так называемой Первой мировой войны. По факту возникновения войны это была спровоцированная Отечественная война для России. 28 июня 1914 года в г. Сараево в Боснии-Герцоговине, входившей в состав Сербии, террористом — членом   организации  «Черная  рука»   движения   «Молодая  Босния»
 
45
Гаврило Принципом был убит  эрцгерцог Франс Фердинанд,  наследник престола. Католическая Австро-Венгерская монархия в то время состояла из Австрии, Венгрии, Чехии и прибрежной к Адриатическому морю части Югославии, включая Боснию. Организация «Молодая Босния» имела цель отделение от католической Австро-Венгрии. Сообщаю для читателя. Босния -  это та часть балканских южных славян, которые за столетия были ассимилированы Турцией и приняли мусульманскую религию. Австро-Венгрия обвинила в убийстве эрцгерцога Фердинанда православную Сербию и предъявила ей ультиматум. Сербия отказалась принять условия капитуляции. 28 июля Австро-Венгрия объявляет войну Сербии и начинает наступление. 1 августа  1914 года православная Россия объявляет войну Австро-Венгрии. В ответ Германия, как союзник Австро-Венгрии, объявляет войну России. 3 августа Франция и 4 августа 1914 года Англия, как страны союзники (Антанта) объявляют войну Германии. На стороне Германии выступила и воевала Турция. В России был патриотический подъём в связи с защитой православной Сербии. К сожалению, Россия тогда по сравнению с Германией и даже Австро-Венгрией имела ничтожное количество артиллерийских орудий, тогда базы обороны и наступления. К тому же была острая нехватка оплаченных Россией боеприпасов, поставку которых задерживала Англия специально, как говорят понимающие всё политики. Эта война стала затяжной, а армия не подготовлена к такой войне. Со стороны России погибло 2,3 миллиона, Германии — 2 миллиона, Австро-Венгрии — 1.4 миллиона человек. Выиграла в той войне  Англия, обосновавшаяся на островах.
    Мне прохожие сообщили, что в парке есть памятная Часовня. Но туда я не мог уже дойти, так как мне надо было вернуться к метро Сокол, на другую сторону Ленинградского шоссе, к выходу на ул. Усиевича, где была назначена встреча с литературными друзьями.
  Подготовкой к вступительным экзаменам, — перелистыванием школьных тетрадей,  занимаюсь мало.  Рядом с нашим домом — находится «пищевой» институт. Чуть дальше, через Волоколамское шоссе — Московский авиационный институт. Туда мне не хочется, авиацию — не знаю, да и брат не советует, если нет сейчас призвания.
   Подаю документы в Московский технологический институт пищевой промышленности (МТИПП), на механический факультет, специальность  «машины  и     аппараты   пищевой   промышленности,
 
46
зерновое хозяйство и элеваторы». Это подсказал мне брат: полегче поступать и там учиться. Подавать на престижную специальность «автоматизация пищевых производств» брат не посоветовал, туда — большой конкурс, а в технике я ничего не знаю, кроме велосипеда, батарей системы водяного отопления квартиры и самодельной «гранаты» из покупной пороховой пробки и пружинного кольца. В приёмной комиссии предупредили: конкурс — 4 человека на место.
    Наступает август 1954 года. Экзамены спланированы через день, начало 2 августа. Подготовка минимальная к любому экзамену. А у меня стал ныть коренной зуб, боль непрерывная, принимаю анальгин и еще что-то. По глупости не иду к стоматологу. Боюсь.
    Первый экзамен — математика. В билете 5 заданий и дают 2 часа на решения. Быстро, за полчаса решаю 4 задания. И последнее задание: привести к виду удобному для логарифмирования. Синус 40 градусов  + косинус 40 градусов и плюс при  них различные цифры-коэффициенты. Смотрю: за скобки не вынесешь. Формулы для перевода суммы геометрических значений в умножение, удобное для логарифмирования, знаю наизусть. Применяю. Не сходятся параметры углов синуса и косинуса и коэффициенты при них. Начинаю маневрировать. Исписал три листа. Не получается. Вынужден отдать, как есть. Надеюсь получить четвёрку.
   На следующий день узнаю — получил тройку. Это почти катастрофа для прохождения конкурса! На досуге, после экзамена  пытаюсь решить задачу. Бесполезно. Надо было мне посоветоваться со старшим братом. Сказать, что задача не решаема. Но не догадался. Через несколько лет узнаю, что бывают «подставки» на экзаменах — задачи, не имеющие решения. Но тогда надо было мне написать: «Нет решения. Или оно есть, но в исходном задании вместо этого значения должно стоять другое». Но в то время, в семнадцать лет — веришь во всеобщую порядочность.
    Через день — экзамен по сочинению. Настроение — хуже некуда. На экзамене дают три темы. Время изложения — два часа. Одна из тем: «Шолохов и казачество». Пишу сразу с удовольствием и легко. Знаю (как учил Маштаков), надо проявить попутно по тексту эрудицию. Ставлю эпиграф. А по ходу изложения применяю пару русских пословиц. Слежу, чтобы не было грамматических ошибок. Сдаю сочинение на двух страницах досрочно.
      Через  день, не зная  оценки,  прихожу  на  экзамен  по литературе.
 
47
Преподаватель задаёт вопросы, ответ — без  подготовки. Отвечаю на первый и второй нормально. На третьем — «поплыл». Преподаватель говорит: «Что это Вы на такой простой вопрос плохо отвечаете?» Хитрю: «Голова болит из-за зуба» (на половину версии — это так, к врачу ещё не ходил). «А вы такое блестящее сочинение написали! Ладно ставлю к той пятёрке и свою по литературе «пять». Я на седьмом небе. Теперь у меня в сумме 13, то есть как у многих, у которых одна пятёрка и две четвёрки. Следующий экзамен — физика. Здесь у меня знания от классного руководителя из Бауманки — нас гонял хорошо. Отвечаю с небольшими помарками. Получаю четыре. Затем — химия. Знаю её неплохо. Наверно, наследственное, мать была по образованию инженер-химик. Отвечаю свободно и получаю «пять». И последний экзамен — немецкий. К тому времени я уже знал неплохо грамматику, делал без словаря переводы бытовых текстов и читал, правильно делая ударения. Получаю четыре. Итого 26 баллов.
    В конце августа вывешивают списки принятых в институт. Вижу свою фамилию в конце списка механического факультета. Всё: Ура!
 
 Глава 3. Московский технологический институт пищевой промышленности, сентябрь 1954 — июнь 1959 года.
 
    1 сентября 1954 года. Я живу рядом с институтом, на ул. Кипренского, 22. До института пять минут хотьбы. И вот я задерживаюсь с чаепитием. Бегу в институт. Влетаю на первый этаж. В вестибюле и на лестнице никого. Бегу  на четвёртый этаж, к актовому залу, аудитория № 401. На третьем этаже меня останавливает преподаватель.
 
– Вы опоздали. Фамилия?
–  Кириенко.
– Ладно, идите.
 
   Глава 3.1. 1-2-й курсы. Предметы и стипендии. Баскетбол, шахматы. 20-й съезд партии.
 
    На четвером этаже двери в актовый зал закрыты, не войдёшь. Идёт вступительная лекция об институте. Жду. Через 45 минут все выходят
 
48
и направляются по своим аудиториям, где собирается каждая  группа. У меня — 54-М-2. Выбор старосты группы и комсорга. Я помалкиваю, все считают: тут одни комсомольцы. В конце месяца, когда собирают комсомольские взносы за сентябрь выясняется, что я беспартийный.
  Узнаю, что в каждую группу набирали по 30 студентов вместо плановых 25. У нас в группе 12 девчонок и 18 ребят, в основном, семнадцати-восемнадцати лет. Мишка Башкиров, девятнадцатилетний токарь, сдавший экзамены на одни тройки, принят, как отработавший два года после десятилетки. Александр  Черняев (И. Ф. по памяти), принят после армии, самый опытный — староста. В группе два грузина — приняты в институт без экзаменов, как золотые медалисты, после собеседования в приёмной комиссии. Фамилии студентов из Грузии — Стасов и Цициалишвили. Стасов, умный парень, хорошо затем учился. Цициашвили учился с трудом на тройки, мы помогали с объяснениями сути заданий и «соли» предмета почти во все годы учёбы.
      Дирекция знала, что ежегодно после первого курса отсеиваются не менее 5 студентов, которые не способны освоить технические предметы и не выдерживают экзамены. Кстати, после 2-го семестра 1-го курса из нашей группы выбыли 8 студентов.
    В сентябре 1954 года в институте  узнаю, что стипендию 220 рублей (это до реформы 1961 года) платят только тем, у кого нет троек по экзаменам. Плохо. Еду к отцу и прошу помочь. Он выделяет (втихаря от условной моей мачехи) из семейного бюджета на месяц то 180, то 200 рублей. Выжить можно, поскольку в то время  кг мяса стоил 15 руб, батон хлеба 1 руб. 20 коп., картофель и овощи по 1 руб за кг. Так отец меня поддерживал до января следующего 1955 года. А тогда на 1-ом курсе я буквально грыз гранит науки,  как говорится, особенно очень сложный предмет — высшую  математику, которую у нас, в пищевом институте преподавал Дубинский, как сообщили, член-корреспондент Лондонской академии наук. В январе сдал два экзамена на четыре и один на пять (начертательная геометрия). Таким образом, получил стипендию 220 руб на проживание. Второй семестр по математике (диференцирование и интегрирование) сдал на «отлично».
     В институте уже в сентябре я пришёл в баскетбольную секцию, где тренировались  баскетболисты   первой,   второй   и   третьей   команд
 
49
института. Спортивный зал был расположен на третьем этаже, по высоте включал в себя четвёртый этаж и балкон вдоль всего зала. Тренер у нас был Цейтлин Павел Миронович, заслуженный мастер спорта, в 1957 году - заслуженный тренер СССР. Свой уровень я знал. На тренировке я справа при движении забрасывал мячи в кольцо правой рукой. А слева — это  своего рода пижонство, мяч вёл левой рукой и забрасывал от щита также левой. Тренер это, конечно, заметил. П. М. Цейтлин мог меня видеть и раньше в 1952 и 1953 г.г, когда я играл за юношеский «Строитель», потому что он ранее тренировал чемпиона СССР — взрослый «Строитель» и следил за соревнованиями. Я тогда этого не знал (увидел сейчас в википедии). И меня, первокурсника, тогда довольно хлипкого мальчишку Цейтлин поставил во вторую команду института, хотя была у нас и третья команда. Тренер устраивал часто соревнования между командами и не раз наша вторая и даже третья команды обыгрывали первую команду. По специализации у меня был профиль защитника, распасовщика и с дальним броском, которым я владел очень прилично. Во всяком случае при конкурсе на пробитие штрафных я забивал 26-28 мячей из 30-и. Когда меня перевели играть за 1-ю команду МТИПП, то затем присвоили 1-ый разряд. Мы обыгрывали команды МИФИ (инж.-физический), МАТИ (авиа.-технологический), МАДИ (авто-дорожный), Тимирязевской академии. После окончания института я ещё три года выступал за первую команду МТИПП (это разрешалось выпускникам). С 1959 года Цейтлин стал внедрять в институте бадминтон, и две наши баскетболистки стали чемпионками СССР в парном разряде.
    Нашёл я также шахматистов института. У меня — второй разряд. В команде было два перворазрядника: Марк Клейман, старше на 2 курса, и Борис Метрик, старше на один курс. Мы сыграли несколько блицтурниров, где я занимал 2-3 места. Меня поставили на третью доску за сборную МТИПП, за мной по следующим доскам сидели ещё 5 второразрядников. Команда состояла из десяти человек. Институт участвовал в первенстве г. Москвы среди студенческих команд во второй группе. В первой группе г. Москвы среди студентов играли кандидаты в мастера и сильнейшие перворазрядники из престижных институтов, таких как МГУ (Московский государственный университет), МВТУ (Московское высшее техническое училище им. Баумана), МЭИ (Московский знергетический институт), МИФИ (Московский инженерно-физический институт),  МХТИ  (Московский
 
50
химико-технологический институт имени Д. И. Менделеева), МФТИ (Московский физико-технический институт), институт физкультуры с шахматной  специализацией.
    В шахматы мы после занятий, с 16 часов играли в блиц (каждому на партию контроль времени по 5 минут) буквально до десяти вечера, по крайней мере первые три года. Перекусывали пирожками с повидлом, которые стоили по 10 копеек штука. Для нас та еда была второстепенна, молодой организм потреблял любую поджареную или варёную продукцию. Но сила — техника  шахматной игры у каждого росла непрерывно.
    В нашей второй группе среди Московских Вузов соревновались команды МАИ (Московский авиационный институт), МАДИ (Московский авто-дорожный институт), ТСХА (Тимирязевская сельскохозяйственная академия), МАТИ (Московский авиационный технологический институт), МИНХ (Московский институт народного хозяйства) им. Плеханова.  Наш МТИПП многие считали за какой-то кулинарный, не зная, что у нас готовили технические кадры для предприятий пищевой промышленности и наша команда была на втором-третьем местах в своей второй студенческой группе. Однажды МТИПП пришлось дважды играть с МАИ (которая попала в нашу группу, вылетев из высшей). На первой доске тогда играл мастер Шамкович. На второй и третьй — два кандидата в мастера спорта. Начиная с четвёртой доски в команде МАИ сильнейшие перворазрядники. В обшем-то мы были обречены по составу. Я играл белыми и по ходу партии проиграл ладью. Позиция была, как говорится, аховая. Противник собрался идти пешкой «а» в ферзи, поддерживаемый сзади ладьёй. Другая ладья оказалась на поле «а3», где «сьела» мою пешку. Во время подготовительных ходов противника я, сделав безразличную мину, двигал пешку h2 на позицию чёрного короля. Противник играл быстро, к победе. Черные повели пешку «а7» в ферзи. Задвинув белую пешку на «h6», жду  шаблонного ответа.  И чёрные беспечно сыграли «а4».  Тогда я перевожу ферзя на поле «b2», нападая на мат в один ход на поле «g7» и одновременно на ладью «а3». Противник поражён, чтобы уйти от мата «g7» он «съедает» белую пешку на «h6», а я «заедаю» чёрную ладью на «а3», полностью уравнивая позицию и материал. Игрок потрясён. Партия закончилась вничью. А команда наша проиграла со счетом 8 к 2.
     Интересно, что  через месяц  мы встретились  с командой  МАИ, но
 
51
уже в Кубке Москвы. Шамкович не играл в этот раз. А на третьей доске я встретился с тем же противником. Который играл довольно осторожно, я — тем более. И партия закончилась вничью. Вот тогда я понял, что могу подняться выше в классификации по шахматам. Но это было для меня второстепенно. Нужна техническая специальность. Диплом и работа в качестве инженера.
    В баскетбол играть мне было интересней. Были тренировки два раза в неделю, по средам и пятницам. С третьего курса меня перевели в первую команду института. Игры были по воскресеньям, что было для меня очень неудобно. Я жил один около института и ко мне  по субботам  приходили студенческие друзья и нередко с бутылкой вина, тогда объёмом 0,75 л. Закуска было от меня. И так часто, через субботу. Хотя я по утрам ходил в душ, но это не спасало. Руки подрагивали, сила пропадала. И не раз я, бросая по кольцу из удобных позиций, не попадал, мяч буквально скакал с дуги на дугу кольца  и  выскакивал обратно на площадку. В конце концов я понял результат  застолий и прекратил такие встречи по субботам.
    На втором курсе преподавали известный среди студентов предмет «сопромат» (сопротивление материалов), про который говорили, что после сдачи его можно было жениться. Ну это, видимо, потому, что сопромат был проверкой на умственные способности, базой для расчётов технических конструкций для инженеров-механиков  и последующие предметы будет полегче сдавать. Преподавал сопромат профессор Синдеев, который был известен как хороший художник. Одна его картина висела  на стенке лестничного перехода между вторым и третьим этажами института. На занятиях мы решали множество задач, строили так называемые эпюры моментов для разных схем нагрузок на металлические балки. Таким образом, студенты были хорошо подготовлены к сложному экзамену, но две наших студентки провалились и были отсеяны из группы и из института. Как говорится, «не каждому дано яблоком падать к ногам», как потом я вычитал у Сергея Есенина.
    На втором курсе сложный экзамен был теоретическая механика, база для расчёта статических конструкций, то есть каркасов рам любой машины. Этот экзамен я сдал только со второго раза. Вообще-то администрацией института была установлена строгая, но  демократичная система сдачи и пересдачи экзамена после первого «неудовлетворительно».     Иногда    студентам   давали   возможность
 
52
сдавать и с третьего захода (это была уже крайняя возможность сдать предмет и остаться в группе и в институте).
    После зимних студенческих каникул, которые заканчивались 6 февраля каждого учебного года, начался второй семестр второго курса. У нас появился предмет «марксизм-ленинизм». Занятия вела преподавательница пенсионного возраста (года рождения, примерно, 1900), вероятно участница обеих революций 1917 года (Февральской и Октябрьской). В конце февраля 1956 года я опаздываю в аудиторию на занятия.  Извиняюсь, конечно. Преподавательница вызывает меня вторым по счёту к столу-кафедре для ответа. Задаёт вопросы по  истории разногласий большевиков и меньшевиков. Тему знаю, отвечаю уверенно минуты три. Преподавательница останавливает меня и заявляет: «У Вас троцкистские взгляды. Придётся доложить в деканат. Покиньте аудиторию». Выхожу. Думаю, что дело плохо. Могут найти «компромат» и вспомнить, что мой отец был репрессирован и выслан из Ленинграда. Жду вызов в деканат.
  Через неделю прихожу на занятие. Смотрю, на кафедре другая преподавательница. Меня  для ответа не вызывает. Подходит следующее занятие уже в марте. Пенсионерки нет в аудитории, меня никто никуда не приглашает. Выдыхаю, пронесло. Причина выяснилась позднее. Случайное политическое явление-совпадение по времени спасло меня от крупных неприятностей. Оказывается, всё дело в 20-м съезде КПСС. Приведу сейчас краткие сведения из интернета по февралю 1956 года и дальнейшим событиям в стране.
   Из википедии (взято 17 февраля 2021 года): «20-й съезд КПСС  состоялся в Москве 14—25 февраля 1956 года. Наиболее известен осуждением культа личности и, косвенно, идеологического наследия Сталина, а также принятием решения о прекращении паровозостроения». Это не смешно, так как отказались от угля в топках и дыма из труб, стали переходить  на тепловозы. Через некоторое время по  радио сообщают о выступлении первого секретаря ЦК Н .С. Хрущёва на ХХ съезде  с разоблачением культа личности Сталина. Закрытый доклад. Через месяц было партийное собрание в институте, на котором сообщили о докладе Хрущева. Содержание мы тогда не знали.
   Обратимся к самому выступлению Хрущева 25 февраля 1956 г. (Источник информации - портал История.РФ, https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/xx-siezd-kpss-doklad-khrushchieva-o-kul-tie-lichnosti-stalina)
 
53
Из википедии.
   «Многие делегаты съезда, а вслед за ними и советские люди, которые узнали основное содержание доклада Хрущева, несомненно, были потрясены. В одночасье рушилась стройная и цельная концепция роли Сталина как в жизни всего государства, так и в судьбе каждого конкретного человека. Массового протеста по всему СССР вслед за этим не последовало. Тем не менее люди все больше задавались вопросом, как всё это произошло и почему об этом не говорили раньше. Общество разделилось на тех, кто желал дальнейшего развенчания культа, и тех, кто видел в этом грубейшую ошибку руководства. Начались сносы памятников «вождю» по всей стране, но в Грузии это натолкнулось на широкий протест и митинги, на которых слышались уже и националистические лозунги. Хрущев и его соратники стали опасаться новых волнений. Тогда 30 июня 1956 г. было опубликовано уже открытое постановление ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствиях». Оно было менее радикальным. В нем подчеркивались заслуги Сталина в борьбе против враждебных группировок, в защите социалистического государства. Среди причин его культа личности назывались острота борьбы против враждебных классов (кулаков, помещиков, капиталистов), сложность международной обстановки, угроза войны, что требовало максимальной централизации и жёсткости управления. В то же время указывалось на грубость Сталина, нежелание считаться с чужим мнением, о чем говорилось в обнародованных последних работах Ленина (в т.ч. «Письме к съезду»). В заключение делался вывод, что культ личности не мог изменить характера Советского государства и компартии. Итогом ХХ съезда стали важнейшие изменения в жизни СССР, которые затронули его внутреннюю жизнь и внешнюю политику. На волю после реабилитации стали выходить сотни тысяч людей. Если с 1953 до начала 1956 г. было реабилитировано лишь около 8 тыс. чел., то с 1956 по 1957 - свыше 500 тыс. (Источник информации - портал История.РФ, https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/xx-siezd-kpss-doklad-khrushchieva-o-kul-tie-lichnosti-stalina)»
  Поскольку 20-й съезд КПСС проходил во время изучения «марксизма-ленинизма», как предмета в той зимней сессии 2-го курса института, то я, как другие студенты, читал некоторые выступления делегатов.  Запомнилось   выступление  писателя   М. А. Шолохова   с
 
54
критикой руководства Союза писателей СССР во главе с А. А. Фадееевым и министра финансов Зверева в связи с обложением налогами приусадебных садов в личных хозяйствах колхозников, что привело к вырубке садов. Нужно отметить, что после съезда налоги на сады отменили. Но значительная количество садов было вырублено.
   Весной 1956 года ко мне заезжал иногда отец с Бакунинской. Однажды  приехал с кем-то из моих дядей, кажется это был Филипп. За застольем с четвертинкой (бутылочка содержанием 0, 25 л водки, прим. Ю.К.-М.) разумеется, больше они не брали, шёл разговор о 20-м съезде КПСС.  После моей истории с «марксизмом-ленинизмом» и знакомства с материалами 20-го съезда я уже многое понимал. Дядя советовал отцу подать документы на реабилитацию. Отец слушал, комментировал, после обсуждения этой темы сказал, что не будет никуда и ничего подавать, потому что особого смысла нет. Карьера ему не нужна, через 4 года будет выходить на пенсию. На том и разошлись. И все стали жить дальше, каждый со своими тараканами, как говорится.
        О первой влюблённости хочу  рассказать, как  это было в те советские времена, где-то на своём примере.
     В мае-июне 1956 года я довольно часто ездил на знаменитую тогда танцплощадку в Сокольники. Там часто бывал мой сводный брат Слава. Я танцевал всё подряд. Вальсы я танцевал классически, с правыми и левыми вращениями, сказывался опыт занятий у профессионала Школьникова. На танцах познакомился и почти влюбился в девушку, которую звали Бэлла. Она жила в доме, расположенном сразу на противоположном выходе Сокольнического парка. Мы сидели на лавочке и болтали обо всём на свете. Мне 19 лет, ей - 18. В те времена отношения между юношами и девушками были самые невинные. Целовались мы, конечно. Но серьёзные отношения считались только после свадьбы. Метро «Сокольники, как и все метро закрывались на вход под последнюю электричку в час ночи. Вечера и ночи в конце мая — середине июня были довольно тёплые, ходили в одних рубашках. Расставания обычно, как бы, затягивались. В половине первого мне надо было уходить и очень быстро, чтобы не опоздать на вход в метро «Сокольники» (тогда это была конечная станция ветки метро). Иногда, когда я  увлекался обнимками и лёгкими поцелуями и затягивал расставание на 5-10 минут, то приходилось    прямо-таки  бежать  через ночной   парк.  Благо  я  был
 
55
спортсмен, играл же в баскетбол. Далее на выходе из парка — метров четыреста, путь в метро, затем до центра, пересадка на «Площади революции» и на Сокол. Поезда на центральных станциях метро ходили почти до половины второго ночи, так как  последний поезд от каждой конечной отходил в час ночи и направлялся к своей конечной станции. В центре я успевал на пересадку. В час сорок  был на Соколе. Трамваи №№ 6 и 21  уже не ходили.  Я пешком дворами, мимо школы № 149 и по ул. Врубеля через посёлок  Сокол или по Волоколамскому шоссе мимо здания пищевого института добирался до дома. Почти в два ночи ложился спать. Так было по два-три раза в неделю. Был увлечён. Иногда я опаздывал на метро и тогда приходилось идти пешком или подъезжать на трамвае до Казанского вокзала и там ночевать на какой-нибудь лавочке в зале ожидания вокзала. В пол шестого встаёшь и садишься на первую электричку от метро «Сокольники» и затем до Сокола. Раза два было у меня  такое приключение.
     Экзамены за 2-й курс я сдал на четвёрки и пятёрки, по «марксизму-ленинизму» получил, как и все, «зачёт».
     После сдачи экзаменов, это в середине июня нас собрали на митинг в актовом зале института. Тема: поездка студентов на целину в Казахстан на уборку урожая на два месяца. Сообщили, что ожидается очень большой урожай зерновых. Выступил секретарь комитета ВЛКСМ курса с призывом: «Все, как один, едем на трудовой семестр, на уборку урожая!» Его горячо поддержал председатель Совета курса, отличник. Проголосовали: «единогласно». Каждому выразившему желание выдали комсомольскую путёвку. И я получаю с печатным текстом: «Выдана Ленинградским райкомом комсомола тов. Кириенко Юрию Ивановичу (Ф. И. О.  прописью, прим. Ю.К.-М.) в том, что он по призыву ЦК ВЛКСМ изъявил добровольное желание  участвовать в уборке урожая на целинных землях в 1956 году».
Секретарь горкома (райкома) комсомола подпись Л. Зарубина.
На лицевой стороне путёвки оттиск значка ВЛКСМ.
    Я решил ехать  кроме чисто моральной стороны проблемы, также по причине, что трудно жить на одну стипендию и на целине нас голодными никто не бросит и, может быть, удастся подработать, кроме как на пропитание, так и на осенне-зимнюю одежду для Москвы. Из нашего студенческого потока я был, кажется, единственный не комсомолец.
 
56
    Бэлле  я сообщил, что уезжаю с 25 июня на целину. Попросил писать о новостях по жизни, на танцах и вообще на адрес ул. Кипренского, 22, кв 1  и на целину, когда пришлю адрес.
 
3.2. На целину. В Казахстане. 25 июня 1956 — 24 августа 1956.
 
    Для того чтобы читатель понял, куда направляли студентов МТИПП летом 1956 года после окончания второго курса, приведу небольшую информацию (поиск «целинные земли» — из интернета).
    Сообщается, что  первый секретарь ЦК партии Н.С. Хрущев, который ранее в ЦК отвечал за состояние сельского хозяйства в СССР, в своей записке в Президиум ЦК в конце января 1954 года написал о кризисе в деревне. Он отмечал, что урожай зерна в 1953 году (почему-то сразу после смерти Сталина, прим. Ю.К.-М.) был гораздо меньшим, чем в довоенном 1940-м. Решить продовольственную проблему он предлагал с помощью освоения целинных земель в количестве 13 млн гектаров, в первую очередь в Казахстане. И уже на Пленуме ЦК в феврале-марте того же года освоение степей было указано главным путем развития сельского хозяйства Советского Союза. И указания по выполнению планов были даны всем обкомам и райкомам партии, в том числе в промышленных республиках: РСФСР, Украинской ССР и Беларусской ССР.
    «27 марта 1954 года Совет министров СССР и ЦК КПСС приняли постановление «Об увеличении производства зерна за счёт освоения целинных и залежных земель». Согласно дополнительному постановлению ЦК КПСС от 13 августа 1954 года, намечалось к 1956 году довести посевы с/х культур на целине до 28-30 млн га».
   Больше половины  территории целинных и залежных земель пришлось на казахстанские степи — 25 млн гектаров из запланированных позднее 43 миллионов. Программа охватила 42,5 млн гектаров степей Казахстана, Поволжья, Сибири, Урала, Дальнего Востока... Северные области Казахстана, где шло наиболее активное освоение целины, были фактически объединены в Целинный край, который юридически появилось 26 декабря 1960 года. Оно находилось в составе Казахской ССР, но подчинялось напрямую Москве со столицей в Целинограде (ныне Астана).
   Освоение целины началось весной 1954 года с объявления о создании совхозов (государственное сельхозпредприятие СССР), безо
 
57
всякой предварительной подготовки, при полном отсутствии инфраструктуры — дорог, зернохранилищ, квалифицированного персонала, без жилья, без поликлиник и ремонтной базы для техники. То есть, движение «на Ура!»
     Из интернета: «Для привлечения народа правительство установило высокие зарплаты для специалистов, рабочих и студентов, отправляющихся в степи. Более 500 000 юношей и девушек со всей страны (подавляющее большинство из центральных областей России и Украины, прим. Ю.К.-М.) по комсомольским путевкам поехали на целину. Если вначале это были специалисты, то позже на каникулы брали студентов. Многие из них переселились на новые места. Переселенцы получали подъёмные деньги, льготы и жилье. Освоение целинных земель  началось ранней весной 1954 года. Так, например, в Ярославской области 1295 комсомольцев 15 марта отправились трудиться в степи».
    Имеются кинокадры, как на импровизированных санях, прикреп-лённых к тракторам, по снегу везут целинников вместе с их «добром» и палатками в бескрайнюю степь. На других кадрах трактор везёт вагончик для целинников. Где-то там в чистом поле, в определённой зоне будущего совхоза их выгружают. И начинается установка палаток для проживания-выживания этих первых целинников без аптек и поликлинник, без продовольственных магазинов и столовых. А с наступлением тёплых дней апреля-мая, после присылки тракторов и плугов начинается вспашка вековых степных просторов Северного Казахстана. Затем следует необходимое культивирование-боронование поверхностного почвенного слоя для механизированного посева зерновых. Это если пришлют от заводов-изготовителей России зерновые сеялки для  вновь образованных совхозов. Об обеспечении бытовых условий проживания сотен тысяч целинников, в основном, комсомольцев из славянских областей, информации никакой.
    Освоение казахских степей. Из интернета: «Поднятие целины в Казахской республике шло ударными темпами. В течение первого года (1954 г., прим. Ю.К.-М.) было создано 337 зерновых совхозов. Посевная площадь их составила 10 млн га. План был перевыполнен уже в 1954 году. Тогда было распахано свыше 6,5 млн га. Было добыто 7,65 млн тонн зерна. В следующем году, по сравнению с предыдущим, площади посева увеличились более чем в два раза и достигли 20,6 млн га. Но  из-за  плохой погоды  было  собрано  только
 
58
4,75 млн тонн зерна. Самым урожайным годом стал 1956-й. Тогда в    казахских степях было собрано 16 млн т зерна (1 млрд пудов)».
    Насколько помню, 25 июня приезжаю на Казанский вокзал в куртке с сумкой и «шмотками» (свитер, спорткостюм, кеды, по паре рубашек и маек), пара банок кильки в томате по копеечной цене по 3 рубля за банку (по 30 копеек после реформы 1961 года).
 На запасных путях вокзала встретился  со студентами-однокурсниками и руководителями от института. Напутственных речей не было. Подали состав с товарными вагонами, которые известны посадочными местами по кличке «40 человек — 8 лошадей». Были сразу объявлены номера вагонов, предназначенных для студенток. Другие — по принципу «занимайте, как получится».  Врассыпную, кто вперёд, бросились студенты в ближайшие вагоны. Мы сложившейся группой (Сергей Михеев, Миша Башкиров, Юрий Кириенко и ещё трое студентов) заняли  крайний отсек  с настилами-антрессолями в одной стороне вагона. С другой стороны — такой  же отсек. Посредине вагона широкий навес типа антрессоли. Кто успел, тот забросил туда свои сумки и рюкзаки и залетал на полку. Остальные разместились на полу, где лежали слои свежего сена. Разобрались, разложили кто куда свои сумки и заняли «посадочные» места. В каждом вагоне не менее 30 человек.
     На студенческом  потоке  1954 года приёма у  нас было три группы (54-М-1, 54-М-2 и 54-М-3) механиков-«зерновиков» (смешанный состав, преимущественно ребята), одна группа инженеров автоматизации (преимущественно, ребята), три технологов: зернового хозяйства и кондитерского производства (смешанный состав, преимущественно, девушки) и две группы    экономистов. Всего по численности почти 200 студентов (за два студенческих года  исключены — отсеяны как неуспевающие не менее 20 студентов). На вокзал приехало примерно 170 человек. Не явились ни староста, ни комсорг потока, призывавшие «все — как  один на целину!». Не было
из нашей группы обоих грузин, некоторых девушек  и студентов винодельческого отделения технологического факультета — они поехали на южную родину. Формально выезд был добровольный. Но многие уже тогда понимали, у каждого своя порядочность.
   Поехали по Казанской железной дороге мимо крупных и средних городов. Поезд останаливался обычно в любой момент и в любой местности,  видимо в  зависимости  от  графика  движения    плановых
 
59
поездов. Туалет у нас был там, где остановка, по принципу «мальчики — налево», «девочки — направо». Посадка — по трёхкратному гудку паровоза. Ехали трое суток. Приехали в Петропавловск Казахстанской ССР. Эшелон высадили и начали сортировать. Часть студентов МТИПП, «автоматчиков», технологов и экономистов оставили в городе, затем их направили на какую-то другую работу. Нас, по кличке «зерновики», группой примерно 80 человек, посадили на три «полуторки» и повезли в неизведанную даль.
   Ехали часа три по бескрайней степи, то есть примерно 90 км от города. Ни одного дерева по пути. Приехали в посёлок, где было несколько, примерно, десять  белых домиков глиняного типа первых целинников.  Кто-то из местного руководства выдал нам на всех  палатки. Студенты сами разобрались по группам, кто с кем дружил. Выделили нам площадку для палаточного лагеря в отдалении. Большую палатку на примерно 20 человек для девчат собрали двое местных. Наши ребята  установили несколько палаток, каждая  на 8 человек. Дали полотняные мешки размером 80 см на 200 см. И сено. Каждый набил сеном свой мешок и получился матрас. Подушки  образовались из наших вещмешков. Дали каждому по  одеялу  обыкновенному. Обед, ужин были предусмотрены в шатровой столовой, которая была неподалёку в так называемой центральной усадьбе. Завтрак — чай по своему усмотрению в любом своём котелке. На керосинке, если имеется.
  Работа для большинства студентов предстояла на зерновых площадках — «токах», как показано в кинофильмах «Кубанские казаки» и «Иван Бровкин на целине», только у нас не так красиво. В этот 1956 год вырос необычайно высокий урожай пшеницы. Первая фактически полновесная отдача целины. Поэтому и обратились за помошью к нашей администрации, так как работа с зерном прямо по основной специализации технических и технологических кафедр  Московского «пищевого» института (МТИПП).
   На следующий день после приезда состоялось первое собрание. Перед началом работы местный председатель совхоза  или кто-то из замов запросил, кто имеет специальность шофера, электрика или механизатора, кто работал с  какой-либо техникой. Таких оказалось всего четверо. Этих ребят забрали для работы на автомашине и на оборудовании зерновых сушилок, которые стояли недалеко от нашего зернового тока (площадки с насыпным зерном).
 
60
      В том совхозе использовались отечественные зерновые комбайны ростовского завода «Ростсельмаш»— типа «Нива», и, как я понимаю,
они работали непрерывно, с рассвета и до заката (то есть примерно с 4-х утра и до темноты вечеров в июле-августе). Попутно расскажу о прицепном  зерноуборочном комбайне «Нива».
 В 1985 году партком ВИСХОМа (Всесоюзный научно-исследовательский  институт сельскохозяйственного машиностроения имени академика В. П. Горячкина), где я работал в то время, поручил мне вести просветительский семинар для молодых инженеров по самостоятельной программе. Я решил приглашать известных и интересных специалистов ВИСХОМа для беседы и расширения кругозора инженеров. Одним из таких приглашённых мной был заведующий отделом зерноуборочных машин — доктор технических наук, профессор Пустыгин Михаил Андреевич, которому тогда было 79 лет, уже в то время уникальный специалист и человек, любивший, между прочим, авторские и народные песни. В ходе беседы мы интересовались историей создания знаменитого комбайна «Нива». В советское время, в тридцатые года 20-го века надо было уйти от ручного метода уборки зерновых серпом, скирдованием вилами и обмолотом на водяных мельницах. Не случайно первым символом советской власти были серп и молот, которые отражёны в памятнике рабочему и колхознице, что стоял на ВДНХ (Выставка достижений народного хозяйства).
     В СССР, в основном, в Европейских России, Украине и Белоруси с образованием колхозов и совхозов засевали создаваемой и созданной тракторной и сельскохозяйственной техникой огромные поля. Но даже после применения одних только  жаток  с поля вручную надо было собирать зерновые покосы. Михаил Андреевич рассказывает: была поставлена перед конструкторами задача срочно создать прицепной зерноуборочный комбайн с подачей зернового потока после непрерывной уборки и обмолота непосредственно в самосвал. Конструкторы разработали и изготовили в 1939 году опытный образец действующего комбайна методом сборки из некоторых серийных узлов (например, жатка, блоки приводов, приводные звёздочки), также новых (система обмолота и очистки зернового потока) и сборки слесарями (согласно термину «на коленке»). Для непосвящённых сообщаю, это означает, что почти всё делалось по эскизам  и   вручную.    Показали  образец  куратору  создания   новой
 
61
техники от ЦК ВКП (б) — Л.П. Берия.  Которому комбайн понравился в работе. Спросил, что надо для выпуска серий. Ему ответили, надо сделать чертежи и изготовить образец для серийного выпуска. Берия дал указание директору завода обеспечить конструкторов всем, что те запросят, а через месяц предьявить чертежи и новый образец. В общем, все работали днём и ночью. Задание по образцу  выполнили. Но чертежи, конечно, не успели оформить. И Берия скорректировал своё требование, сделать чертежи в течение трёх месяцев и начать серийное производство. Из того периода индустриализации мы получили первую современную технику. А от специалиста, каким был М.А. Пустыгин, это было красочное сообщение с вопросами и ответами.
     Сейчас (из википедии) сообщаю, с кем мы тогда встретились. В 1930 году М. А. Пустыгин окончил факультет механизации Московской сельско-хозяйственной академии им. Тимирязева,  с 1929 года и до выхода на пенсию в 2004 году (в возрасте 97 лет !)  работал во Всесоюзном НИИ с.-х. машиностроения (ВИСХОМ). Участник обороны Москвы. В октябре 1941 г. изобрел приспособление для связки 5-и гранат, за что был награжден Сталинской премией «За ценное военное изобретение». Кандидат технических наук (1936) и доктор  технических наук (1946), профессор (1949). В 1946 г. вместе с инженером И.С. Ивановым разработал конструкцию первого советского самоходного зерноуборочного комбайна С-4 производительностью до 2 га/час. За эту работу удостоен звания лауреата Сталинской премии (1947). Заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1967). Награжден орденами Трудового Красного Знамени (1952), Октябрьской Революции (1971), Почёта (1996). Умер 21 августа 2012 года в возрасте 105 лет.
    А гружённые от комбайнов «Нива» самосвалы буквально валили зерно на  площадки, которые  ранее были утрамбованы. Зерно было сырое, то есть с влажностью выше 18 %. Есть такое понятие — «зерно  горит». Дело в том, что в насыпи зерна, высотой порядка 1,5 метра, начинается саморазогрев за счёт влажности и внутренней энергии зерна.  Необходимо зерно перелопачивать,  как показано в кино. Вот этим мы, студенты,  стали заниматься, спасать зерно от прорастания и до того, как его увезут на элеватор для хранения. То есть, мы  совковыми лопатами перекидывали зерно с одного места одной  площалки  на  другое.   Я  решил  тогда    выяснить-проверить,
 
62
попробовать, что же происходит с зерном в насыпном слое. Несколько раз совком копнул на глубину 60-70 см в одной зоне, отсыпая зерно рядом. Потом засунул руку на всю длину, то есть ещё на 60-70 см.  И ощутил сильный жар внутри зерновой кучи. Долго держать руку в той зоне было физически невозможно.
    На том зерновом току было мало зерновых транспортёров, на  которые бросали нашими черпаками порцию за порцией и лопасти которых  уносили дозы зерна вверх на два метра и бросали на другую площадку временного хранения. В общем, одни вручную перекидывали зерно на транспортёр, другие совковыми лопатами и специальными совками с короткой ручкой перебрасывали порции зерна. И так каждый день.
     Работа была монотонная. Зарплата была установлена примерно 20 руб в день, причём на руки заработанное мы должны были получить непосредственно перед отъездом. А пока нам сообщили, что бухгалтерия ведёт учёт заработков каждого студента за каждый выход на работу; за питание в столовой в период работы будет проведён вычет из зарплаты. Сравнив величину дневного  заработка и стоимости питания в столовой, получалось, что лишних денег мало  получалось. Я заскучал. И не только я.
     Однажды ко мне подошёл приятель, работавший на зерносушилке, спросил, желаю ли я хорошо заработать. Сообщил, что есть сдельная работа на кукурузе. Но предупредил, что условия тяжёлые. В том совхозе выращивали также кукурузу на силос, то есть как заготовка кормов для животноводческой фермы. А кукуруза была тогда — хобби  Хрущёва, которой он «заболел» после посещения США. И стал внедрять эту кукурузу везде, в том числе на целинных землях. Хрущёву помогали стихотворцы-пропагандисты. Нужно сказать, что мой отец писал в молодости стихи юмористические, однажды показал отпечатанные на машинке. Брат Володя тоже ценил юмор. Осенью 1955 года Володя  после посещения Новой Буды, родины отца, увидел и запомнил текст плаката в стихах на вокзале в Хиславичах Смоленской области:
 
«Утка, кура и петух,
Закричали во весь дух.
Мы стоим за кукурузу.
Кукуруза — лучший друг.
 
63
    Я вспомнил ту кукурузу и решил на ней подзаработать. Описываю предложенную «клёвую» (по жаргону) работу.
      На следующий день меня с раннего утра прямо от палатки повезли на грузовой  машине на кукурузное поле. Там у поля стоял комбайн по скашиванию кукурузы, которая была высотой примерно два метра. У края поля стояли друг за другом три грузовика для вывоза скошенной силосной массы. Подошёл бригадир и рассказал о сути задания. И вот начинаю работать. Я запрыгиваю с заднего борта в грузовик. Силосный комбайн скашивает стебли, измельчает их и по раструбу выбрасывает этот поток силоса в кузов. У меня в руках вилы, которыми разгребаю кучу силоса от центра кузова к бортам — выравнивание уровня силоса в кузове. Когда кузов заполняется, а на всё это уходит  3-4 минуты, я подаю команду о полной загрузке: бью кулаком по кабине шофера. Тут же сбрасываю вилы с машины и спрыгиваю с борта на поле (это почти два метра по высоте).  Гружёная машина после этой моей команды уезжает. Следующий грузовик сразу подкатывает под раструб комбайна, который  без остановки выбрасывает силос.
  В это время я бегу назад за вилами, хватаю их и догоняю загружаемую машину.  Куда уже налетел и летит ворох силоса. Закидываю вилы в кузов. На ходу с заднего борта залезаю в авто. Ищу и вытаскиваю заваленные  силосом вилы и начинаю разгребать ворох по краям грузовика. Разбросав более менее ровно ворох, бью по кабине кулаком, сбрасываю вилы и выпрыгиваю с борта. И операция повторяется. Бегу за вилами, с вилами догоняю следующую машину, бросаю вилы в кузов, залезаю с заднего борта, разравниваю кучу силоса в кузове. Процесс пошёл. Начало работы на первых тридцати машинах прошло нормально. А затем чувствую сначала просто усталость, а потом думаю, когда же это издевательство кончится. И ведь не бросишь работу. Во-первых, мы все в одной связке. Во-вторых. Засмеют потом, как чистоплюя. Объявили, что обед с двенадцати. Но уже к половине 12-го сил почти нет. Выручает краткое отсутствие грузовиков-самосвалов. В это время комбайн останавливается, нельзя сваливать срезанные стебли кукурузы непрерывно прямо на поле. За новой машиной вяло бегаю, опаздываю на каждую следующую. Это замечает местный комбайнёр. Сначала начинает притормаживать ход комбайна, чтобы я успевал залезть на очередной   грузовик.  Но  у   комбайнёра  свой   план.  И  чем  больше
 
64
загрузок, тем больше его зарплата. В общем всё-таки я в тот день установил рекорд —  52 машины, заработал 130 рублей вместо дневной двадцатки.  На последней грузовой вернулся в лагерь. Напился воды. Есть не хотелось. Голова кружилась, тошнило. Завалился на матрац в своей палатке. Вечером тоже не стал ужинать.  Голова всё время кружилась, перед глазами плыла земля. На следую-щий день отпивался чаем. Только на третий день пришёл в себя. Больше ни за какие коврижки не хотелось зарабатывать «шальные» деньги на том поле. Потом узнал, что никто из однажды работавших с силосом на следующий день уже не соглашался, возвращался на низкую зарплату. Пошёл и я дальше махать совком и ковшовой лопатой на зерновых насыпях.
    Дождей за два месяца не было ни разу. Палило солнце целый день. Темнота наступала резко, небо было очень красивое, звёзды и Млечный путь постоянно  висели над головой. Однажды несказанно повезло, лежал на сене рядом с палаткой и в ночном безоблачном  небе увидел наш спутник, который  как звёздочка за примерно 15 секунд пролетел от одного края небосклона  на другой.
   Денег свободных нам не давали в совхозе. Был «сухой» закон на время уборки. Для спортивных развлечений недалеко от палаток был турник и волейбольная площадка. За кукурузным полем было размечено футбольное и стояли настоящие ворота. Запомнились игры нашей студенческой команды со сборной совхоза (1:1) и с Тимирязевской академией (1:0) в присутствии многих любознательных. Из других развлечений одно можно припомнить. Пока наши студентки были на работе, кто-то из ребят при участии местного коневода взяли местную освободившуюся после работы лошадь, подвели к шатровой палатке. Куском хлеба заманили лошадь, затолкали её задом в палатку. Потом застегнули вход на завязки. Получилось голова лошади из палатки. Студентки не оценили шутку. Растегнули по первому требованию вход, вывели лошадь на свободу. Такая  вот самодеятельность.
    Прошло полтора месяца совсем трезвой жизни. А выпить хотели почти все, чтобы залить нектаром радости труда. Как-то один из студентов, по кличке «Кореш», что шоферил до города иногда, втихаря сообщил, что может достать браги. Кто не знает, брага — народный напиток крепостью 8-10 градусов по спирту, образующийся путём брожения в течение двух недель смеси сахара, дозы гороха и пищевых дрожжей в бутыле литров на 15 питьевой воды. Наши любознательные, восемь ребят скинулись последними студенческими рублями-«загашником». «Кореш» привёз брагу — примерно 20 литров, более  половины объёма стандартного молочного бидона, который на 38 литров. Вечером погуляли. Выпили по поллитровой кружке. Дальше не пилось. Ну и желающих пригласили. Мероприятие прошло по  теме: «Оставить для себя память о целине».
 
65
      Все девушки и первая группа ребят из нашего отряда целинников  с 15-го августа отъехали из лагеря по договорённости с руководителями. Я и мои друзья, вчетвером  остались в палатке. Другие палатки тоже подосвободились от человеческой перегрузки. Мне домой незачем было спешить. Мы работали — нас кормили обедами и надеждой на какой-то заработок. Деньги-«заначка» от летней стипендии уже закончились.  Небольшой  запас был у меня, но в Москве до стипендии в двадцатых числах сентября.
   С десятого-двенадцатого августа начались ночные заморозки, постепенно до минус 5-7. Днём температура поднималась до 25-27 по Цельсию, работали в рубашках и майках. А ночью мы спали во всех свитерах и клали на себя с 15 августа освободившиеся сенные матрасы уехавших и было сравнительно тепло. Уборка подошла к концу. То есть, выкосили всё, что хотели руководители. Но на зерновых токах зерна хватало. Нам объявили, что в бухгалтерии провели расчёты, кто что заработал. Перед отъездом узнал, что у меня за вычетом расходов на питание получилось рублей тридцать (это для сравнения при  нашей стипендии в 220 руб). Были несколько студентов, кто наработал даже на минус. Но их простили.  Неплохо заработали те,  кто работал шофером и механизаторы на зерносушилке. По памяти: каждый из них получил по 250-300 рублей.
    Для понимания сложностей работы целинников первого и второго годов работы (1954-1955) в Казахстане, приведу некоторые сведения из интернета (запись - март 2021 г., прим. Ю.К.М)
     «Основные трудности этого периода:
1. Отсутствие дорог – в бывших пастбищах, их только начали строить.
2. Отсутствие нормальных зернохранилищ. Это следствие как «бесхозяйственности» (как писал Н. С. Хрущев в своих мемуарах), так и отсутствия дорог. Поэтому был плохой подвоз стройматериалов, и пропадало много зерна. (Прим. От Ю.К.-М.: это Хрущев, как автор идеи не предусмотрел предварительное строительство дорог,  зернохранилищ и зерносушилок для  ожидаемого объёма урожая).
3. Жилье в палатках – хотя жилье начали строить, но многие по приезду размещались в землянках (!!! - как в войну, прим. Ю.К.-М.), в зданиях организаций, палатках или в бараках бывших посёлков лагерей ГУЛАГа. Например, в феврале 1955 года в Оренбуржье прибывших целинников разместили в 20-градусный мороз в вагончиках (печки- «буржуйки» изготавливали  из  стальных  листов  и труб и  встраивали
 
66
в стенки строений типа «хозблоки», прим. Ю.К.-М.).
4. Отсутствие стройматериалов – обеспечение было очень плохим, как вследствие «бесхозяйственности», так и из-за отсутствия дорог. Прим. Ю.К.-М.: Не было заранее спланированной  поставки стройматериалов.
5. Жара. В целинных землях был суровый климат. Из-за этого целинникам приходилось работать в тяжелых условиях.
6. Не были разработаны сорта зёрен для степных местностей.
7. Высокие цены на продукты и непродовольственные товары и их недостаток, дефицит товаров даже первой необходимости. Все это вытекало из таких проблем, как отсутствие дорог, так и «бесхозяйственность» (это из-за нехватки ума и логики, прим. Ю.К.-М.).
8. Низкие зарплаты. Из-за них, к примеру, в Оренбуржье (это целина в РСФСР, прим. Ю.-К.М.) в первый год прибыло 5200 человек, а выбыло 3000, что составило 57 %.
9. Использование бывшей в употреблении техники в экстремальных условиях. В колхозы и совхозы отдавали трактора, уже отработавшие свой ресурс, а в условиях целины они быстро ломались. Так как специалистов, а главное запчастей, не хватало из-за одной из самых главных проблем – отсутствия дорог. Работа или стояла, или приходилось трудиться вручную.
10. Малое количество специалистов. Из этой проблемы вытекала «бесхозяйственность», т. е. работали и строили медленно и плохо.
11. Отсутствие организации труда. Эта проблема вытекала из малого количества специалистов. Прибывшие на целину люди были очень молоды и неопытны. Также на организацию труда влияли факторы отсутствия хорошей инфраструктуры и плохой обеспеченности как продовольственными, так и промышленными товарами, а также техникой и транспортом.
12.Отсутствие ремонтных мастерских. Вся техника ремонтировалась своими силами, специалистов и запчастей было мало.
14. Эрозия почвы началась уже через несколько лет. Плодородный слой иссяк, начались пыльные бури, уносившие грунт, и земли не удобрялись. Почвы беднели на глазах. Те из них, что еще недавно давали 12-15 центнеров с гектара, теперь даже при удобрении едва давали по 7-8 ц/га.
15.Общественное питание в столовых было очень плохое».
     Не надо сваливать провалы в организации освоения целинных  земель на отсутствие дорог и «бесхозяйственность». А кто отвечает за
 
67
эти проблемы? «Беда коль пироги начнёт печи сапожник, а сапоги тачать пирожник». Крылов баснями дал ответ двести лет назад.
     Двадцатого августа оставшимся студентам сообщили, что срочно выезжаем  в Москву. Утром 23 августа нам подали грузовики-полуторки с такими же скамьями-сиденьями на природе в кузове, как два месяца назад. Через три часа мы приехали в Петропавловск, к вокзалу. Ждали два часа. Руководители сообщили, что в Москву все едут в плацкартных вагонах рейсового проходящего планового  поезда. Значит, нам купили билеты, не знаю, за чей счёт.  
   Итак мы, студенты  задержавшейся  части отряда  МТИПП, сели в плацкартный вагон. Как люди. За сутки - полтора на чае с сахаром и с печеньем доехали до Москвы. Ура! Эпопея уборки урожая закончилась. До сих пор храню комсомольскую путёвку с подписью «Зарубина».  
    Приезжаю домой. Меня ждут две новости. Пока я был на целине, мой брат летом съездил в Новую Буду Смоленской области (на родину отца). Там в лесу он встретил свою будущую жену. В смысле пошёл за грибами, а Людмила там собирала грибы. Поскольку в том лесу чаще встречаются лисы, барсуки и еноты, то невесту Володя заметил сразу. Познакомился. Оказывается, Людмила приехала на летние каникулы к матери, работала где-то  учительницей начальных классов. Когда я приехал, эти молодые уже жили в нашей комнате на 10 квадратных метров. Чтобы  оставлять их чаще  одних, я вечерами уезжал на танцы или уходил гулять рядом в общежитие пищевого института, где жили некоторые студенты из нашей группы. Через два месяца молодой паре при той оказавшейся пробивной учительнице, родом из села,  дали в кирпичном доме на улице Врубеля отдельную комнату за выездом квартирантов.
    Другая новость — это отсутствие новостей-писем от Бэллы.  Встретился с другом, который мне сообщил, что бывал на танцах и видел, как Бэлла увлечённо флиртовала. В начале сентября я приехал с другом в Сокольники. Тогда эти местные районные танцы из-за наступившей осени перевели из парка Сокольники в клуб им. Русакова, что располагался недалеко от красивой пожарной каланчи. В клубе  я увидел Бэллу на противоположной стороне танцплощадки. Она меня тоже заметила. Но подходить принципиально не стал и танцевал с другими. После танцев  мы с двумя девушками пошли из клуба к метро. За нами шла  Бэлла с подругой, явно  пытаясь привлечь
 
68
внимание, заговорить со мной. Похоже на ситуацию: «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей». У метро она подошла и просто  отозвала меня в сторону. Извиняться не стала. Спросила: «Может быть встретимся?» Я ответил: «В следующий раз на танцах». Но на танцы я той осенью и последующими не поехал. На этом — почти конец истории. Но когда задето самолюбие в любой форме, то возможно какое-то продолжение. Бэлла знала, что я живу на Соколе и учусь в пищевом институте. У метро «Сокол» располагалась известная часовая мастерская, потому что недалеко работал Второй часовой завод, выпускавший часы «Слава». Лет через десять, уже будучи женатым, захожу в эту мастерскую для ремонта часов. Встаю в очередь. Слышу, как одна из часовщиц зовёт: «Бэлла, подойди по очереди». Увидел в корридоре мастерской проходившую к другому окну девушку. Это была Бэлла. Но  обращаться к ней  не стал. Зачем? Что было вспоминать? Как кончилась и не  начавшись первая юношеская влюблённость?
    Для чего я об этом пишу? Не для рекламы или пиара. Мне хочется на своих некоторых личных историях — жизненном опыте показать, что не надо играться с  любыми ближними. Что может повлиять на последующие события в личной жизни. И не надо следовать песенному принципу: «Не надо печалиться, вся жизнь впереди...» Бывает, что и позади.
  А впереди  у меня пока — третий курс института под названием МТИПП.
 
  Глава 3.3.  Кратко об истории создания МТИПП,  нюансах обучения и псевдостилягах
 
    Из интернета:   
 «Подготовка специалистов в области создания машин пищевых производств началась еще в конце 1920–х годов на кафедре «Спецоборудование» в МВТУ им. Н. Э. Баумана (позднее, уже в составе МТИПП, переименованной в кафедру  «Пищевые машины» (1946-1975г.г.), кафедре «Техническая механика», основанной в 1933 г. профессором И. И. Артоболевским, кафедре «Сопротивление материалов» и существующей с 1931 г. кафедре «Начертательная геометрия и черчение».
    В  1931  году из  состава   Московского института технологии зерна
 
69
и муки (МИТЗИМ) был выделен Московский инженерно-технологический институт хлебопечения (МИТИХ), в котором подготовка инженеров хлебопекарной промышленности осуществлялась на трех факультетах — технологическом, механическом и экономическом.
    В 1938 году образован  Московский технологический институт хлебопекарной и кондитерской промышленности (МТИХКП).
   В 1939 году в Москву переведен Томский мукомольно-элеваторный институт, созданный для подготовки инженеров элеваторно-складского хозяйства и мукомольно-крупяной промышленности. В него влился существовавший с 1930 года МИТЗИМ. Новый институт получил название Московский институт инженеров мукомольной промышленности и элеваторного хозяйства (МИИМПЭХ).
   В 1941 году произошло слияние обоих институтов — МТИХКП и МИИМПЭХ. Объединенный вуз получил название Московский технологический институт пищевой промышленности (МТИПП). В состав его входили технологический, элеваторно-мукомольный, механический и экономический факультеты. В 1942 году в институте были открыты кафедра технологии сахарного производства и  кафедра пищевых концентратов, в 1943 году — кафедра технологии виноделия и кафедра технологии витаминных препаратов.
   Мукомольно-элеваторный факультет берёт свое начало в Московском химико-технологическом институте им. Д.И. Менделеева, где подготовка инженеров-технологов для мукомольной промышленности была начата в феврале 1922 г. Официальная дата открытия факультета при МХТИ им. Д. И. Менделеева — 18 июля 1929 г. Первым деканом стал профессор Я. Н. Куприц. С 1951 года факультет в МТИПП возглавляли деканы: доцент А. И. Романов (1951–1955), доцент В. Т. Любушкин (1955–1960)...».
   Таким образом, создание МТИПП велось годами на базе ведущих технических институтов России с 1922 года при участии известных научно-технических кадров.
   Углублённые общие знания студенты механического факультета получали на лекциях руководителей и преподавателей высшей категории кафедры высшей математики и кафедры физики.
   Знания о физических морфологических свойствах зерновых культур и зерна  мы получили на лекциях специалистов кафедры элеваторно-мукомольного хранения зерна.
 
70
   В МТИПП ещё до Отечественной войны была создана производственная база и механические мастерские. Ректором МТИПП в мои годы обучения был доктор технических наук Николай Фёдорович Гатилин. На каждом факультете работал деканат, который курировал посещаемость, сдачу и пересдачу экзаменов и зачётов каждым студентом.
  Работали мы не только головой, но и руками. Целый семестр посвятили освоению производственных навыков. Сначала каждого поставили к верстаку с механическими тисками, мастер вооружил нас напильниками и мы несколько дней снимали заусенцы и драили поверхности каких-то деталей для мастерских. Затем каждого поставили к понравившемуся станку. Меня покорил вид сверлильного. Закрепил в тисках  презентованную деталь, подобрал сверло нужного диаметра и закрепил в патроне станка. Сделал сверления по отметкам от керна. Выключил электропитание станка, стал освобождать деталь. Рукоятка тисков не поддавалась простому нажиму. Тогда я резко нажал на рукоятку, та рванула к станине и правая рука мгновенно прижалась к станине станка. Резкая боль. Поднимаю руку и вижу: ноготь безымянного пальца оторвался частично от основы и поднялся. Мгновенно прижимаю полувисячий ноготь к пальцу. Тряпкой подвернувшейся заматываю палец. Мастер посылает меня куда подальше. Бегу в медпункт института. Там мне заливают йодом ноготь и завязывают бинтом. Месяца три под «старым» чернеющим ногтём рождался и вырос новый ноготь. Всё это запомнил, так как пришлось на месяц отказаться от  баскетбола.
    Лекции по теоретической механике читал доктор технических наук, профессор  Гернет Михаил Михайлович, он же принимал лично экзамены. Содержание предмета мне нравилось. Почти половина студентов сдавала этот экзамен только со второго захода. Уже здесь «отсеивалась» основная часть исключаемых.
    Предмет «сопротивление материалов» преподавал очень доходчиво доктор технических наук, профессор В. А. Синдеев. Эпюры моментов сил для разных схем нагрузок запомнил надолго и это мне очень пригодилось в конструкторской работе.
   Базовые математические знания, основы физико-морфологических свойств зерновых культур, основы начертательной геометрии и черчения (зав. кафедрой профессор Пивоваров) для будущих курсовых и дипломного проектов  мы, студенты, получили на  первых двух  курсах института.
 
71
  Припоминаю, как на начертательной геометрии надо было на ватмане нарисовать эллипс заданных размеров полуосей. Я начертил дома на чертёжной доске брата Володи этот эллипс, работая циркулем, стирая карандашные ошибки, наводящие тонкие прямые и нанося правильно контуры. Посмотрел на грязноватый чертёж эллипса и он мне не понравился. У моего брата было  самодельное приспособление для копирования чертежа через стекло. Это — каркас типа табуретки, на нём в проёме лежит тонколистовое стекло, снизу подсвечивающая лампа мощностью примерно 150 ватт. Я закрепил на первичном чертеже лист ватмана, включил лампу, контуры хорошо просвечивались, взял циркуль и наносил базовые точки эллипса на новый ватман. Соединял тонкими линиями контуры, показывая принцип построения, и потом по лекалу обводил контуры эллипса. Работал около трёх часов поздно вечером. Показал в институте  эллипс преподавателю. Он долго рассматривал чертёж, потом не долго меня, ничего не спросил и поставил пятёрку. Думаю, что он догадался о применённом мной методе перекопирования чертежа. На экзамене по начертательной геометрии получил «отлично».
    На пятом этаже  в институте был рамещён чертёжный зал, где студенты любого курса выполняли задания по начертательной геометри и курсовым работам. Зал содержал ряды чертёжных досок, каждая для индивидуального  пользования. К каждой доске прилагается рейсшина в качестве основного инструмента. Из википедии (на 26.03.2021.г., прим. Ю.К.-М):
   “Рейсшина (нем. Reißschiene),— чертёжная линейка с ортогональной перекладиной на одном конце, используется для проведения параллельных линий [2]. Типоразмеры рейсшин регулируются ГОСТ 7286-81[3]. В соответствии с этим нормативным документом рейсшины можно разделить на: с двухпланочной головкой, с однопланочной головкой, рейсшины с роликом”. Рейсшина приставляется с левой стороны чертёжной доски и перемещается конструктором (чертёжником) по вертикали. Линейка рейсшины служит для нанесения горизонтальных линий на чертеже. Для черчения используется лист ватмана (бумага специальной плотности). Для нанесения вертикальных или косых линий на листе применяются угольники различной длины и размеров. Для нанесения размеров используются циркули. Для нанесения окружностей разных диаметров на разных позициях чертежа применяются  циркули со  сменяемыми   карандашными
 
72
грифелями. До нанесения каких-либо размеров необходимо проводить расчёты линейных и окружных размеров, что производилось в те времена при помощи логарифмической линейки.
   Из википедии: “Логарифми́ческая лине́йка, счётная линейка — аналоговое вычислительное устройство, позволяющее выполнять несколько математических операций, в том числе умножение и деление чисел, возведение в степень (чаще всего в квадрат и куб), вычисление квадратных и кубических корней, вычисление логарифмов, потенцирование, вычисление тригонометрических и гиперболических функций и некоторые другие операции. Если разбить вычисление на три действия, то с помощью логарифмической линейки можно возводить числа в любую действительную степень и извлекать корень любой действительной степени. До появления карманных калькуляторов этот инструмент служил незаменимым расчётным орудием инженера. Точность расчётов — около 3 значащих цифр. Линейки, выпускавшиеся в СССР, почти всегда имели дополнительную сантиметровую шкалу у скошенного края, как и у обычной линейки. Стандартная линейка имела длину 30 см, что было удобно для геометрических работ с форматом А4 (лист размерами 297мм х 420 мм, прим. Ю.К.-М.). При этом логарифмические шкалы имели длину 25 см, на концах обычно наносились их обозначения. Реже встречались линейки малого размера со шкалами длиной 12,5 см и большого размера — со шкалами длиной 50 см”. Создание чертежа общего вида узла или агрегата любой машины требует предварительной  конструкторской (мыслительной) проработки общего вида, также базовых узлов, корпуса машины, оценки условий рабочего взаимодействия узлов без каких-либо дефектов или аварий. Поэтому работа конструктора в любой сфере техники является очень ответственной.
  Не осталось  черчение без авторского внимания через стихосложение. Сейчас в архиве студенческих лет нашёл фрагмент от 1958 года, видно, тогда под влиянием Маяковского.
 
Работаю карандашом.
Черчу восторженно и зло.
Я для фантазии нашёл
Родное ремесло.
Чертёж фигурами запашен —
Абстрактная картина.
 
73
Моя задача, чтобы краше
Была машина.
Перебираю варианты,
Среди хороших, нужен лучший.
Мы не простые дилетанты,
Нужное получим.
Я чувствую — важна профессия,
Конструктор ты иль пекарь.
Работа — жизненная песня
Для человека.
 
    Иностранный язык в то время не был определяющим предметом. Большинство студентов после школы знали в разной степени немецкий язык. Всего один  семестр на втором курсе мы баловались языком, знания оценивались зачётом. И все понимали, что зачёт получат. Перед каждым занятием один из студентов контролировал через дверь подход преподавателя «старой закалки» к аудитории и подавал команду. И мы хором пели по два раза «Лиза унд Луиза, зетцен ауф золхе визе», что в переводе на немецкий «Lisa und Luisa setzen auf solche Wiese» и «немец» был доволен. Никаких других песен на немецком мы не знали. Затем студенты целый учебный час (45 минут) переводили бытовые немецкие тексты так, как у кого получится, и заслуживали каждый всякую оценку в журнале, а в целом зачёт.
     Теперь о проблемах отдыха молодёжи в эпоху середины 50-х годов. Я о «стилягах». Видел  на ТВ фрагменты фильма «Стиляги» (2008).     
     Привожу сюжет из википедии: “Действие фильма происходит в Москве в 1955 году. Сталин уже умер, но культ личности ещё не разоблачён Никитой Хрущёвым. В столице появилось так называемое «стиляжничество». Стиляги — это молодые люди, увлекающиеся джазом и рок-н-роллом и предпочитающие свободный и яркий стиль жизни и одежды серому официозу «жлобов» — примерных советских граждан. Их образ жизни резко контрастирует со скучным, убогим послевоенным советским бытом. Но в стране всё ещё действует директива о борьбе против «безродного космополитизма» [2]. И к борьбе со «стилягами» подключены комсомольские патрули и дружины...”    
   Читаю надуманный сюжет. Должен сказать, что сценаристы, очевидно  молодые и  моложавые, ту эпоху  не  знающие,   нафантазировали,
  
74
мягко говоря. Ясно, что была поставлена цель:  дискредитировать руководство  КПСС и советскую власть за преследование инакомыслящих. А сколько тех «прогрессивных» было?
    Я в то время, в 1955 году, уже на втором курсе института, при большой шеверюре и завивающихся сами по себе прядей  волос и для экономии на парикмахерской (посещение раз в три месяца) имел вид стиляги. Иногда, примерно месяц по времени на втором курсе делал несколько раз так называемый «кок», то есть картина типа эллипсоида из волос над лбом умной головы. Ребята пару раз посмеялись надо мной и я перестал «бриолиниться», смазывать волосы для укладки «кока». Вот и всё стиляжничество. Что касается одежды, то у большинства не было просто денег на модные брюки. Покупали то, что было в магазине и недорогое. Многие в ателье или через знакомых и родню заужали брюки, которые были в магазинах «под клёш» (как у матросов), т. е. широкие. Ну это заужение брюк служило  для удобства передвижения и уменьшения пыли, грязи на брючинах. Правда, группа из пяти-шести студентов типа стиляг с броскими и дорогими на вид куртками была у нас на втором курсе. Родители — торговые работники, начальники отделов предприятий, один из студентов был сыном известного скульптора. Помню как один из той кампании, пришёл на «бедные» студенческие танцы и заявил: «Гуляй, рванина от рубля и выше» (эту расхожую сейчас фразу  я услышал в институте в 1956 году). Те студенты, по моему, просто «отбывали номер» в институте, постоянно прогуливали лекции, в конце семестра почти все провалились на зачётах и экзаменах, их исключили из института за неуспеваемость. И больше их мы не видели. Они пошли своей дорогой.
        Из википедии, фрагменты:
    «Термин «стиляга» возник в 1949 году. Тогда был опубликован сатирический фельетон Д. Г. Беляева в знаменитом юмористическом журнале «Крокодил». В очерке был описан обычный школьный вечер, куда пришел молодой человек, ярко одетый, смешно танцующий, подражающий иностранцам, то есть имеющий странный стиль. На деле он оказался необразованным и тщеславным человеком». Фельтон был, конечно, заданный. Но объективный для неучей.
    Из википедии: «В СССР стиляг часто изображали в фильмах, и это были не слишком приятные образы. Преступник, злодей, бездельник, безработный или презираемый отшельник — такими они представали
 
75
перед зрителями. В очерках и фельетонах из них делали алкоголиков и деградирующих персонажей. А в журналах частенько появлялись карикатуры, где стиляги были настоящими мятежниками или иностранными шпионами».
    Это всё надуманное журналистами, которые своего мнения не имели. Известные места, где проходили встречи, называли Бродвей. Обычно это была центральная улица какого-то города (в Москве - улица Горького). Запись: «Носки разного цвета и буги-вуги как любимый танец стиляг». Это ерунда, буги-вуги — это мелодия ритма,  только для кривляния без какого-либо рисунка. (А рок-эн-рол — это действительно западный танец, где нужна техника движения, прим. Ю.К.-М.). «Носки разного цвета» могли быть где-то у кого-то из недоумков на ул. Горького. В переулках таких могли встретить московские хулиганы из бедноты».
    Из интернета о фильме «Стиляги» (выпуск 2008 г.): «Следующим возник вопрос о художественной достоверности картинки исторической эпохе. Ещё на этапе создания сценария авторы консультировались с известными «стилягами», и в первую очередь, со знаменитым джазменом Алексеем Козловым. Также неожиданно для себя Тодоровский нашёл много интересной информации в Интернете[12]. Сначала внешний вид героев было решено максимально приблизить к исторически достоверному. Художником по костюмам Александром Осиповым были воссозданы костюмы, какие носили советские граждане, в том числе и «стиляги», в 50-х годах. Оказалось, что костюмы реальных «стиляг» не настолько сильно отличались от одежды остальных людей (!!! — прим. Ю.К.-М.), и современным зрителям будет непонятна их эпатажность”...   
   “Авторам пришлось прибегнуть к гиперболе, чтобы показать различие между ними (то есть это была ложь с прицелом, прим. Ю.К.-М.). Внешний вид и тех, и других сильно утрирован. «Жлобы» в фильме одеты сплошь в серое, а стиляги — «цветные», и в этом они больше напоминают героев карикатур того времени, чем своих реальных прототипов[11]”.
     Ну что сказать о создателях фильма? Далее следует оправдание от авторов: «Это же фильм не о стилягах и не о музыке, это фильм о возможности быть свободным в условиях несвободы…Именно это и было для меня главным, а не фенечки, тонкости… Если бы человек вышел в то время в таком костюме как у нас, его бы тут же повязали и
 
76
повезли на Лубянку сразу, а не в отделение милиции. Но для зрителя это выглядит правдоподобно...[12].” Это всё на совести автора, который, как написано — Ю. Коротков.
   «Всего для актёров и массовки было пошито 800 костюмов[20]”. (это значит, что были огромные  затраты по смете фильма! - прим. Ю.К.-М.) В то же время совсем отрываться от эпохи было нельзя. Зрителю нужно было давать какие-то ориентиры из прошлого. В качестве таких ориентиров авторы вставили молодёжный сленг того времени, довольно точно воспроизведённый героями фильма[12]”
    Вот этот сленг в молодёжной студенческой среде я лично не наблюдал. Отдельные словечки типа «пойдем завтра на Бродвей» (улицу Горького) встречал, но для того, чтобы съесть иногда мороженное в известных кафе, а не для проветривания по улице для знакомства. Для последнего служили танцевальные площадки.
    Цитирую далее: «Следующим предложением было использовать архивные записи 1930—1950-х годов — музыку, которую слушали сами «стиляги». Но у «стиляг» не было своей музыки, вся она была зарубежной, и Тодоровский счёл нелепым делать современный российский мюзикл на основе старых американских песен. От этой идеи тоже пришлось отказаться[11]. В это время Тодоровский активно общался с рок-музыкантом Евгением Маргулисом, и тот посоветовал режиссёру обратить внимание на рок-наследие 80-х годов: Маргулис носил мне диски, я слушал и понимал, что это абсолютное попадание. Во-первых, по мироощущению люди, которые создавали русский рок, очень близки стилягам. Во-вторых, они тоже хотели отличаться, это тоже контркультура. И третье: это были дети стиляг. Поколение Цоя и Бутусова родилось у тех, кто в пятидесятые слушал буги-вуги. Всё сошлось[22]. — В. Тодоровский”.
      Не всё сошлось! Это уже об эпохе 80-х годов! Так и надо было сказать зрителям.
   Фильм — не достоверный. Упустили спонсоры Молодёжный фестиваль 1957 года. Я был свидетель того времени. Видно, что с современниками сценаристы не беседовали и их не искали (объявлений не было). У них была другая задача. И составителям википедии нельзя полностью доверять, фантазируют, факты преподносят субъективно и под Заказчика.
    Курсовые работы, отчёты по техническим практикам, ответы на экзаменах  по   любому   предмету    требуют    знаний   литературного
 
77
русского языка. В детстве обязательно «Конёк-горбунок» Ершова и басни Крылова, которые учат народной мудрости и народному языку. Не дочитали тогда, дочитайте сейчас!  В старших классах найти для себя, кроме школьной программы, любимых (читабельных) авторов. Найти книгу, которую не бросишь после 2-х – 3-х страниц. Я в юности (16-19 лет)  воспитывался на книгах: «Порт-Артур» Степанова, «Тихий дон» Шолохова, «Похождения бравого солдата Швейка» Гашека, «Даурия» К. Седых, на поэзии С. Есенина, на шахматной литературе (оригинальные комментарии мастеров и гросмейстеров к ходам). Книга должна быть читабельна!!!
   Я всегда открываю новую книгу на любой случайной странице. Читаю полстраницы. Если не нравиться, то открываю ещё одну случайную. Не нравиться... Тогда бросаю и не покупаю.
 
 Глава 3.4. Третий и четвёртый курсы. Поездка в Ейск на практику летом 1958 года.
 
    С 1 сентября начались занятия на третьем курсе. Я уже понимал, что институт закончу. Втянулся в учёбу. Плохо только по жизни, что мала была стипендия. Я составил план расходов понедельно, разделив стипендию, которая составляла 220 рублей,  на четыре части, то есть по 50 руб на неделю и оставлял запас двадцать рублей в месяц на личные расходы. Главный упор делал на приготовление первых блюд. Так как у меня был опыт проживания со старшим братом, то я сделал ставку на суп-харчо. По моей калькуряции покупал 500-600 грамм говядины или баранины (на 10 руб при цене кг мяса 15-20 руб) на одну закладку в кастрюлю объёмом 4 литра. В расчёте на месяц закупал один кг риса, два кг репчатого лука, банку томат-пасты, бутылку растительного масла объёмом 0,5 - 0,7 л. Технология приготовления была проста: из-под крана 4 литра чистой воды и мясо варил час, затем закладывал 4-5 ложек промытого риса и варил ещё полчаса. В конце варки готовил калорийную закладку: на сковородке на растительном масле поджаривал средне-мелко нарезанный лук и морковку, затем добавлял пару ложек томат-пасты, треть стакана воды, поджаривал смесь до первой желтизны, добавлял в кастрюлю и доваривал в течение двух минут. Это первое блюдо съедал два раза в день за три дня, иногда помогали друзья-студенты. Раза два  в месяц для  разнообразия варил рассольник при 500-600 грамм мяса, в том же
 
78
объёме кастрюли с участием полкило картофеля, 200-300 грамм  лука  и столько же моркови, трёх солёных огурцов. Конечно, в рационе вторых блюд основное составляли селёдка, картофель, солёные огурцы и лук. Может быть, мои рецепты пригодятся современным небогатым студентам. Я знал и пишу, что в общежитии студенты одной комнаты (3-4 человека) складывались по деньгам обычно на месяц и совместно готовили супы и вторые блюда. Так и выживали в 50-е послевоенные  годы.
  На третьей курсе продолжилось преподавание новых базовых предметов. Самый сложный предмет в области механики — «Теория механизмов и машин». Кафедру  в период моего обучения возглавлял доктор технических наук В. В. Гортинский, талантливый ученый, который направлял студентов на теоретические исследования. Знание теории механизмов и машин позволяет владеть системами расчётов множества видов конструкций, кинематических схем машин и агрегатов, цепных и ремённых передач. По этому предмету сдавали курсовую работу, где сразу проявлялись технические, да и, к слову сказать, литературные способности каждого студента, умение логически и грамотно по-русски формулировать текст и выводы проектной курсовой  работы.
  На кафедре «Электротехника» (заведующий, проф. Георгий Вячеславович Древс) мы изучали свойства двух- и трёхфазовой систем, комплектующих электроизделий, типы трансформаторов и электродвигателей, виды электрооборудования различного назначения. На курсовых работах составляли электросхемы пуска и управления агрегатов, системы аварийной защиты.
    По предмету «Металловедение» мы изучали  структуру металлов, способы изготовления стали разных марок и их назначение, свойства прочности металлов и сплавов и области применения. По предмету «детали машин» получали знания о назначении деталей в различных узлах машин, о свойствах и чистоте обработки контактирующих поверхностей и, в том числе, для вращающихся деталей.
  По предмету «Подъёмно-транспортные машины» мы получали знания об оборудовании для вертикального и горизонтального перемещения материальных потоков (сыпучих грузов) на элеваторах, на продовольственных и промышленных складах, в заводских цехах и др. Кафедру подъёмно-транспортных машин возглавлял к.т.н., доцент В.Р. Бурсиан. Поскольку мы баловались стишками, родился экспромт:
 
79
Спросит мудрый Бурсиан:
— Это что за барабан?
Я отвечу: — Для  погруза,
Будь то зной иль даже стужа.
 
   По всем предметам в институте были профильные кафедры, которые возглавляли доктора или иногда кандидаты технических наук по данной специализации. За третий курс сдал экзамены без троек и пятёрок. Весь студенческий год (сентябрь 1956 — май-июнь 1957) играл в баскетбол и шахматы за команды МТИПП на студенческих соревнованиях. После занятий часто играли в шахматы с Володей Руденко, Валерием Донских, Мишей Цукерман и др. Мастерство и логические знания поднималось взаимно.
   Летом 1957 года у нас была производственная практика. Всех студентов механического факультета распределяли по московским машиностроительным заводам. Меня направили на какой-то завод в районе метро «Бауманская». Собственно практика состояла в том, чтобы мы посещали механические цеха, в которых располагались токарные, фрезерные, сверлильные, шлифовальные, прессовальные участки. Сама производственная практика студентов начиналась и заканчивалась, как правило, на сверлильных станках, как наиболее безопасных по условиям труда. Но в журналах по технике безопасности после предварительного собеседования надо было обязательно расписаться. Другая часть практики состояла в ознакомлении с конкретной работой станочников. У токарей — знакомство с понятиями «шпиндель» и цанговый зажим, видами отрезных и проточных резцов, режимами подачи заготовки, скоростей вращения шпинделя, всё это во время проточки валов, втулок и т. п. деталей вращения. Эти конструкции станков, токарные операции и способы заточки резцов можно изучать по кадрам кинофильма «Неподдающиеся». На заводе был вредный по условиям труда литейный цех, где стоял во время рабочей смены дым от шлаков и где я знакомился с отливкой деталей по моделям. Запомнилась на заводе одна прокатив-шаяся мимо тележка, на  задней стороне которой была надпись «23-90». «Лирическое» отступление. Эти цифры, в то лето 1957 года, цена поллитра водки с полугерметичным колпачком. Два года ранее в продаже была водка с сургучной пробкой по цене 21 руб 20 копеек, по прозвищу «сивуха». Успехом пользовались в народе  «четвертинки».
 
80
   Моя и наша работа на заводе состояла в том, чтобы записывать технологические процессы изготовления деталей. После двухнедельной работы-полуэкскурсий по цехам, прочитав материалы о технологии изготовления деталей также в институтской библиотеке, составил и сдал отчёт об увиденном —  проведённой производственной практике. Даже такое поверхностное ознакомление с технологиями и заводом считаю необходимым для расширения технического кругозора будущего инженера. Да и любому литератору — полезно.
   После производственной практики мы, тогда трое институтских друзей (Миша Башкиров, Сергей Михеев и я) решили подзаработать и чтобы зря не болтаться по Москве. Навели справки у знакомых старших студентов и поехали в контору «Моспогруз», которая нанимала желающих на разовые работы. Для начала нас направили на плодоовощную базу. В первый-второй день нам поручили работы по внутрискладской погрузке-разгрузке ящиков во время отпуска этих ящиков в продмагазины Москвы. На третий день появилась работа по разгрузке вагонов с ящиками плодовых соков. В каждом ящике было по 6 трёхлитровых банок с соком. Надо было снять такой длинный ящик массой  20 кг со стеллажа в вагоне и затем доставить на штабель в склад (масса,— термин, принятый в технической  литературе, вместо бытового «вес», прим. Ю.К.-М.). Это была трудоёмкая монотонная работа. После переноса четырёх ящиков взялся я за пятый ящик, донёс его до стеллажа и когда стал опускать на пол, ящик выскользнул у меня из рук и грохнулся о пол. Раздался звон стекла и из ящика потоком полился  сок. Прибежал кладовщик, разнёс меня последними словами. И в конце монолога заявил, что вычтут у меня из дневного заработка за бой бутылей. Я, конечно, расстроился. Ящик куда-то унесли на анализ боя товара. Через десять минут явился начальник цеха и сообщил, что разбиты две трёхлитровые банки из шести и меня прощают — вычитать не будут. Смилостивились к студенту. На том спасибо. Думаю, что был составлен Акт боя товара.
   На следующий день нас послали на сортировочную станцию на разгрузку товарного вагона стандартным объёмом «40 человек — 8 лошадей» с цементными мешками. Нас было тогда четверо по специальности «грузчик». Нам посоветовали и мы переоделись в одежду типа б/у. Каждый мешок — массой  50 кг. Сначала  было нормально. Обнимаешь мешок, как любимую девушку, поднимаешь и несёшь из вагона на ближний штабель. По  мере разгрузки  появились
 
81
рваные мешки, это после нечаянного падения из рук грузчика-студента на пол. С пола при хождении стала подниматься цементная пыль, которая лезла в ноздри, уши, в волосы и куда попало. Тем не менее, за три часа мы выгрузили весь вагон, заработав в 2 раза больше, чем по тарифу «Моспогруза». Затем  нас направили в местный душ, где мы разделись догола, с удовольствием цементную пыль выплевывали из носоглотки, вымывали из ушей, волос и прочих частей тела. После этого подвига отпросились в конторе «Моспогруза» на другую сезонную работу.  
      Мои друзья и я стали свидетелями знаменитого события 1957 года, организованного для чего-то  неугомонным  Н.С. Хрущёвым.      
  Из википедии: «VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов — молодёжный международный фестиваль, открывшийся 28 июля 1957 года в Москве. Гостями фестиваля стали 34 000 человек из 131 страны мира[1]. Лозунг фестиваля — «За мир и дружбу». Фестиваль проходил две недели и стал во всех смыслах значимым и взрывным событием для советских юношей и девушек — и самым массовым за свою историю. Он пришёлся на середину хрущёвской оттепели и запомнился атмосферой свободы и открытости. Приехавшие иностранцы свободно общались с москвичами, это не преследовалось. Для свободного посещения были открыты Московский Кремль и парк Горького. За две фестивальные недели было проведено свыше восьмисот мероприятий».
   Верить всему, что написано в википедии нельзя. Свободно общались со своими сексуальными целями так называемые студенты из кап., да и соцстран, которые заманивали доверчивых русских студенток  в рестораны и затем в постели гостиниц под сурдинку дружбы народов. Нельзя сказать, что это было массовым явлением, но и не единичными. Спецслужбы СССР и России прозевали в начале фестиваля это явление, но с середины событий стали вылавливать таких проституировавших и наивных девиц  и в качестве меры наказания стригли их наголо. Об этом почему-то помалкивают в википедии. Также и нельзя верить сказкам из википедии: «В советском обществе устоялось мнение, что после фестиваля в Москве появилось большое количество детей смешанных рас, отцами которых чаще всего были жители африканских стран из числа гостей московского фестиваля. В Советском Союзе таких людей стали называть «фестивальными детьми».
 
82
     Таких детей были единицы, но не сотни и  не тысячи. Ведь всех гостей фестиваля было всего 34000 человек, из них почти половина женского пола.  Проститутками повальными наши девушки не могли быть и не были в то нормальное моральное время. Как свидетель другого плана могу сообщить такой факт. Как-то оказался в центре, у метро станции «Площадь революции». У выхода стояла напудренная, вся в белом, полукрасивая иностранка. Явно ловила знакомство. Какой-то наш, действительно из приодетых «стиляг» или иностранец подошёл к ней, явно с ней ранее незнакомый, заговорил похоже по-английски и они ушли в сторону ресторана  «Метрополь». Но тот озабоченный мог нарваться на «результат». Как однажды одна наша девица, красуясь, выразилась: «Я, конечно, не Венера, но во мне есть что-то венерическое».
   И ещё из википедии: «И все же главным на фестивале было свободное общение между молодыми людьми из разных стран, в том числе между советскими и американскими студентами. Именно после московского форума в Советском Союзе стала распространяться мода на джинсы, юбки клеш, кеды и рок-н-ролл. Именно в те дни в столице окончательно оформилась подпольная профессия «фарцовщик», просуществовавшая до конца СССР: молодые люди со знанием иностранных языков потихоньку выменивали у гостей на сувениры разные модные вещи, виниловые пластинки и технику и с выгодой продавали их соотечественникам». Вот это явление распространялось и далее вплоть до 90-х годов. И с этим явлением боролись Государственные структуры, чтобы фарцовщики не позорили молодёжь и страну. Я советую создателям википедий находить и встречаться с современниками описываемых ими событий, чтобы не лгать и не попадать в недостоверные, дезинформационные и глупые ситуации. И чтобы не терять имидж «эксперта».
    К 1956 году, Спартакиаде народов СССР  и к фестивалю в Москве был отстроен стадион в Лужниках, на котором проводились молодёжные спортивные игры, в том числе футбольный турнир. Сборная СССР победила в своей группе полупрофессиональные Судан (6:1), Австрию (6:1), Индонезию (4:0), затем Китай (6:0). В полуфинале в упорной борьбе — Чехословакию (4:3). Почти в каждой игре голы забивали знаменитые тогда торпедовцы: двадцатилетний Эдуард Стрельцов и двадцатитрёхлетний Валентин Иванов.
      На финале игры с командой Венгрии на стадионе в Лужниках я присутствовал.
 
83
     Как всегда, красиво играли в паре Эдуард Стрельцов и Валентин Иванов, каждый из них забил по мячу. Общий счёт 5:1 в пользу СССР. Из википедии состав победителей: «В.Беляев, В.Ивакин, М.Огоньков, В.Кесарев, А.Маслёнкин, Б.Кузнецов, Л.Островский, Ю.Войнов, В.Царёв (к), А.Дергачёв, Б.Татушин, С.Метревели, А.Исаев, А.Ильин, Э.Стрельцов, В.Иванов, В.Храповицкий и Ю.Фалин». Основные игроки были из «Торпедо», «Спартака», «Динамо» Москвы и  Киева.  Старший тренер – Г. Д. Качалин.
  На четвёртом курсе (с сентября 1957 года) мы изучали и сдавали экзамены по специализированным предметам кафедры «пищевые машины» (зав. кафедрой этого направления профессор А. Я. Соколов): «зерновое хозяйство», «оборудование для зерновых элеваторов», «системы воздушной и механической очистки зернового потока» (от примесей).
    Преподавали также предмет «Строительство зданий», который  содержал сведения об этажном проектировании промпредприятий и складов, о поэтажном размещении коммуникаций, о компановке лестничных проёмов. По усвоению знаний каждый студент чертил авторский проект и сдавал зачёт.
    Весной 1957 года мне соседка предложила почитать стихи Сергея Есенина, изданные в конце 1956 года двухтомником. В школе во времена Сталина Есенин был фактически запрещён и я слышал о таком поэте, но не читал и стихи ещё системно не писал. Конечно, был потрясён чистотой поэзии Есенина. И мне было ясно, почему рекламировался Маяковский, «как лучший советский поэт» во славу Ленина и со стихотворением «О советском паспорте». И сейчас понимаю, что Есенин в период Модернизации страны был не нужен с личным пессимизмом и крестьянской народной психологией. Нужны были (как и во все времена для управляющей элиты) пропагандисты, а также «лакировщики» производственных и социальных успехов. Но Есенин с любовной лирикой в то юношеское время нашёл меня или я нашёл его. Начал сочинять стихи, но не с претензией к объекту временного обожания и последующего разочарования, а с разной степенью восхищения и какой-то философии.
     Осенью 1957 года я познакомился с неглупой красивой студенткой из Одессы, которая была у нас на кратковременной практике в институте. Мы пару раз гуляли по Москве. Затем была переписка. Сейчас  я листал  свои  студенческие  дневники  и  нашёл  юношеские
 
84
лирические  стихи.  Впечатления от переписки, иногда фантазии,  можно увидеть ниже. Стих. «Её глазки»
 
Сколько смеха, сколько чувства,
Сколько прелести в глазах!
Сколько надобно искусства,
Чтоб об этом рассказать?
 
Как порою в них сверкают,
Словно молнии огни.
И к себе нас привлекают,
Хоть без них и не живи.
 
Как порою наше поле
Вдруг покроет пелена,
Так и в глазках поневоле
Вдруг появится слеза.
 
Иногда и  лёгкой грустью
Затуманятся они,
Словно попрощавшись с Русью
Вдаль уходят корабли.
 
А порою сколько гнева
Взгляд её изобразит.
И могу сказать я смело,
Он вас в пепел превратит.
 
Но скажу, друзья, конечно,
Радость, гнев даже слеза
Будут нравиться вам вечно,
Если милой то глаза.
 
23.12.1957.
 
    И всё-таки в результате переписки, где  проявляется  характер  друг друга, понимаешь, что  совместимости  не будет.   И  тогда  на  новый 1958 год я посылаю такие стихи.
 
85
С Новым годом тебя поздравляет,
Посылает сердечный привет,
Счастья нового в жизни желает
Незадачливый вредный «поэт».
 
У нас судьбы совсем иные,
Вместе нам всё равно не идти,
И, конечно, люди другие
Встанут вскоре на нашем пути.
 
Но тебя всё равно поздравляет,
Посылает сердечный привет,
Счастья лучшего в жизни желает
Незадачливый вредный «поэт».
                      31.12. 1957 г.
 
   Конечно, новогоднее стихотворение невысокого уровня, содержащее избитые глагольные рифмы и шаблонные типа «привет» —  «поэт». Что можно оправдать небогатым лексическим уровнем автора в тот период. Эти стихи и не предназначены для какой-то конкурсной публикации. А для продолжения встреч не было совместимой духовной и материальной основы.
    С октября 1957 года и по апрель 1958 года в институте проводились почти каждую субботу танцевальные вечера  под эстрадную музыку из проигрывателя  в актовом зале на 4- ом этаже (стулья задвигали по сторонам) или иногда в чертёжном зале на пятом этаже института (там задвигали по сторонам столы с чертёжными досками). В  моду уже вошёл весёлый западный рок-энд-ролл. Не успели и не захотели комсомольцы и коммунисты творческой элиты той эпохи и напористый где не надо «коммунист» Н.С. Хрущёв  внедрить в Москву и в русские города весёлые кадрили, переплясы, даже  цыганочки. Проводились в институте вечера самодеятельности. Мой приятель Сергей Михеев играл в студенческом эстрадном оркестре на саксофоне послевоенный американский джаз из кинофильмов. Каждый факультет от старшекурсников готовил и показывал самодеятельность, как правило, исполнение известных песен, чтение стихов и авторские интермедии. Всё это было ещё до появления студенческих КВН. Не на пустом месте возникали  и передавались от курса к курсу литературные способности студентов.
 
86
       А система обучения велась своим путём, заданным руководством.
   На втором семестре четвёртого курса самым сложным экзаменом была «Теплотехника», которую преподавал профессор Нащокин. Пришлось дважды и досконально штудировать кривые теплообмена и воздушных потоков, понятия энтальпия и энтропия, уравнения первого и второго законов термодинамики. Удалось сдать экзамен сразу и на «отлично». У Нащокина были оценки «хорошо», «отлично» или «неудовлетворительно». Как у преподавателя физики из нашей школы № 348. Наверно это  правильный подход к уровню знаний любого предмета.  
  На чет вертом и пятом курсах нам преподавали  «военное дело» по интендантской специальности.
     В институте сложилась группа литераторов из студентов старших курсов, которые  в марте 1958 года выпустили рукописную  «Литературную газету» на двух склеенных листах ватмана. В газете была опубликована положительная статья об абстрактной живописи и приведены несколько иллюстраций. Газету вывесили на стене коридора третьего этажа. Конечно, собралась толпа читателей. Уже тогда возникли споры между сторонниками русской традиционной живописи и абстрактного направления, которое многие называли мазнёй из-за отсутствия квалификации у художника и примитивного изображения реального явления. Газета повисела три дня и её сняли. Прошли сведения, что авторов вызывали на заседание в партком института, но без последствий. Некоторых авторов я знал. Хотя писал тогда стихи, но меня не пригласили для участия в газете.
    Партком и руководство сделали из этого эпизода правильные выводы. Осенью 1958 года было объявлено о создании институтской газеты «Пищевик». Главным редактором назначен полковник Михаил Михайлович Бердичевский, работавший на  военной кафедре. Об этом дальше по тексту повести.
   За второй семестр четвертого курса я сдал три  экзамена на «отлично» и один на «хорошо». Пишу об этом потому, что после экзаменов определяли направление на практику на летний период. Были вывешены объявления о местах практик в других городах. И руководство института демократично решило, что отличники и хорошисты имеют приоритетное право выбора места практики. В присутствии всего курса — это почти двести человек в актовом зале института  зачитывают  фамилии  студентов. Каждый выбирает место
 
87
практики. Сначала — фамилии трёх известных отличников. Они выбрали престижные командировочные направления. Четвёртым называют мою фамилию. Зал даже загудел. Меня все знали как баскетболиста первой команды МТИПП и шахматиста, и середняка-четвёрошника по результатам экзаменов, но никак не отличника. Из вывешенных на доске объявлений  мест  практики  гордо выбираю поездку в Ейск, в город на Азовском море, где запланирована практика на зерновом элеваторе. После того, как всех распределили, ко мне подошел староста курса и спрашивает, что может я откажусь и останусь в Москве. А я отвечаю: «Поеду». Потому что для поездки давали командировочные, а мне деньги были нужны для выживания. Оказывается, некоторые вакансии были уже распределены заранее кем-то из деканата. Это те студенты из других групп, кстати из престижной «автоматизации», почти отличники, тогда заранее выбрали Ейск. Они подозвали куратора-преподавателя к нашей кампании. И ему сказали, что вот нас образуется 5 человек, а запрос был на четырёх. Куратор сказал, что он поговорит с руководством и постарается решить вопрос на выезд 5-х студентов. Так и получилось позднее.
    Институт выделил каждому деньги на поездку, командировочные. Мы, впятером, встретились на Курском вокзале уже в вагоне. Между нами были натянутые отношения. Эти четверо ребят были друзьями с первого курса своей группы, нас механиков-зерновиков они считали ниже уровнем. А у меня были свои друзья, правда, четвёрочники.
     Мы доехали до Таганрога. Там вышли и сели на какой-то небольшой пароходик и добрались до Ейска. Зашли в контору элеватора, отметили командировочные удостоверения, направили нас в местное общежитие, выделили одну комнату и выдали постельное бельё.
 В Ейске я держался особняком от той сложившейся компании студентов из группы автоматизации. В принципе каждый был волен в действиях. Я гулял по городу. Сходил однажды на танцы, где познакомился с местной девушкой. Она пригласила меня посмотреть  город и однажды в свой сад  частного дома. В саду была всякая вкуснятина: смородина, крыжовник, абрикосы, персики. Ейск — южный город, там растёт всё. Мне девушка нравилась, но не до умопомрачения. Встретились ещё один  раз. По-моему ей, как местной, не хотелось компроментироваться перед своими друзьями.
 
88
  Между тем, работы на элеваторе по специальности не было. Элеватор был в стадии стройки. Стояли бетонные бункеры для хранения зерна, опоры для транспортеров, ведущих к верхнему технологическому цеху элеватора, откуда или куда обычно подаётся зерно для дальнейшей очистки или для перегрузки. Подчинялись мы бригадиру. Нам предложили фактически монтажные работы. Задача была поставить на «попа», то есть вертикально, сваренные металлические фермы — опоры для ленточных транспортёров зерна, на которые должны были в будущем подавать зерновой поток и на сухогрузные танкеры, то есть перегружать.
    Фермы лежали на пристани. Для подъёма планировалась лебёдка с тросом. Требовался трос длиной примерно сорок метров. А в наличии у бригадира были два троса, но каждый трос длиной примерно двадцать пять метров. Схема подъёма была у бригадира. Однако надо было сращивать из двух тросов один. Из теории соединения тросов я помнил, как надо сплетать концы обоих тросов. По методике связи (из курса «подъёмно-транспортные машины и механизмы»)  я запомнил, что надо свивать каждую стальную нить с каждой ответной нитью смежного троса перекрёстным способом. Для этого надо, чтобы зона соединения каждой нити  составляла по длине по шесть метров.  Конечно, такой длины соединения у бригадира не было, в целом не хватало двенадцати метров для общей свивки тросов. Бригадир распорядился свивать концы смежных нитей с перехлёстом всего по два метра каждый. Это было очень смело и рискованно. Я сообщил бригадиру о методике. Он сказал, что всё это знает. Два его рабочих начали расплётку концов тросов, затем связали единый трос.
   Мы, студенты служили тут в качестве рабочей силы, такелажниками. Докладывать я и мы никуда не собирались, хотя я понимал, если трос оборвётся, и тогда всё (лебёдка, трос, ферма) полетит на монтажной площадке неизвестно куда. Но не мы командовали подъёмом. Бригаде надо было выполнять задание главного  инженера и план монтажный.
    Для подъёма один конец троса рабочие привязали к стойке фермы на уровне высоты в два метра, другой конец был зачален на барабан лебёдки подъёма. Лебёдка была закреплена другими тросами с бетонным причалом через проёмы в причале. Начало подъёма. Мы вдвоём крутим потихоньку рукоятку барабана, трос наматывется на барабан. Ферма, установленная  с одной  стороны шарнирно   на  своей   опоре,
 
89
начинает подниматься, поворачиваясь на двух осях  опоры. Подъём самый сложный по грузовой нагрузке в начале процесса. Подъём идёт с оценкой «на глаз» на  5, 7, 10, 15 градусов относительно горизонтали. И вдруг трос на барабане накатывается на соседний виток и соскакивает на обечайку барабана. Натянутая ветвь троса резко ослабляется, ферма скользит обратно вниз, база лебёдки натягивается на причале. Ферма качается с амплитудой примерно полметра. Все отскочили от лебёдки и мы смотрим. Покачавшись полминуты, ферма успокаивается, останавливается. Трос, соединённый рабочими по рискованному методу бригадира, выдержал, не разорвался. Облегчённо все выдохнули. Мы начали опять вращать рукоятки барабана, наматывать трос и, главное, следить, чтобы трос не заезжал на соседний виток.  И ферма  медленно поднимается, поворачивась на своих шарнирных опорах. В конце  подъёма другая сторона фермы опускается на подготовленное ложе. Рабочие сразу начинают сварку нижнего контура фермы с базовой металлической опорой на причале.  На следующий день таким же методом провели подъём второй фермы. Высота фермы над причалом — примерно 12 метров. При взгляде снизу-вверх она не кажется высокой.
    С одной из таких ферм связан интересный случай. У бригадира двое рабочих — бывшие заключённые, реабилитированные после 1953 года, пошли на спор. Один подначил другого, что с фермы страшно спрыгнуть в воду, больно она высокая. Другой, Василий сказал: «Подумаешь, какая высота!»  Слово за слово поспорили на две бутылки водки. Василий разделся и остался в трусах. Полез на ферму. Которая состоит из металлических двутавров и мощных уголков поперечно-наклонных связей, сваренных по классическим схемам теоретической механики. Василий забрался по конструкции на верхний контур фермы. Посмотрел вниз и видно, что его охватил страх. Примерно также как главного героя в кинофильме «Неподдающиеся» на прыжковой вышке высотой 10 м. А здесь, 15 метров до воды, которая вообще-то представляет собой жёсткую поверхность, на которую надо падать. Одно дело нырять с двух и даже трёх метров в воду, как на мягкий диван. А другое — с 15-ти. А внизу стоят зрители, мы — пять студентов, несколько рабочих, не было только бригадира. Минуты две Василий стоял на краю фермы. Можно было спуститься, но это был бы позор на всю жизнь. И Василий прыгнул, собравшись в комок.  Мы видели, что он правильно
 
90
сложился, как шар, собрав вместе руки, ноги и тело. Я представляю, что с такой высоты тело входит в глубину примерно на 5-6 метров. Из воды Василий вынырнул секунд через 15. Проигравший подал веревку и по нему победитель выбрался на пристань. Василия зауважали. Появился бригадир, ругался на всех предпоследними словами, сказал, что лишит проигравшего работягу премии ещё на 2 бутылки. И приказал всем молчать. А Василию объявил выговор, правда устный.
      На этой практике я продолжал  писать  стихи.  В  Москве  осталась знакомая девушка. Местная девушка не появлялась. Но пришли стихи «В Ейске».
 
На дальнем Ейском берегу,
Где море камень гложет,
Тебя забыть я не могу
И сразу вспомнить тоже.
 
Пожатье лёгкое руки
И снова расставанье.
Мы друг от друга далеки,
А будет ли свиданье?
 
Я в Ейске, городе морском,
Брожу опять по лужам,
И только небо за окном
Пока надеждой служит.
                 Июнь 1958 г.
 
    Проверить работу студентов на практике приезжал наш куратор от института. Погулял, искупался, позагорал — это три дня. На вопрос, а как нам писать производственный отчет по практике, сказал что «болванку» отчета нам передаст в Москве, а зачёт по практике поставит. «Попрактиковавшись» почти месяц, мы опять, тем же путём через Таганрог, купив билеты на поезд, вернулись в Москву в середине июля.
    Сейчас (март 2021 г., прим. Ю.К.-М.)  листал свои старые дневники и читал юношеские лирические  стихи 1958 года. Впечатления от переписки с не московской девушкой под названием «Письма».
 
91
*    *   *
 
Ты пишешь, что сады цветут,
Что птицы о любви поют,
Что этой раннею весной
Так тяжело тебе одной
 
Сидеть в своей забытой келье,
То на душе великий грех
Вдали от дружеских утех,
Вдали от счастья и веселья.
 
*    *    *
 
Ты пишешь, лето развлекает  
Дыханьем нежности своей,
Что грусть, наверное, растает
Среди восторженных друзей.
      25.07. 1958 — 29.07.1958
 
   Несостоявшееся встречи оставили  след в архиве. А жизнь катилась по своей колее. В июле того года я обратился снова в «Моспогруз», где меня уже знали. Предложили сначала разовые работы. Мы с Мишей Башкировым и ещё с одним студентом ездили несколько раз на разгрузку баржей с арбузами в Южный порт — Нагатино. Работа  была своеобразная. Двое залезают в трюм баржи с арбузами и начинают кидать их поштучно наверх. Я, поскольку считаюсь баскеболистом,  вылавливаю каждый бросок и кладу пойманный объект на работающий ленточный транспортёр. На выходе траспортёра  арбуз подхватывает местная работница или наш студент и кладёт его на поддон. Когда мне надоедает эта работа, то меняемся с кем-то мес-ами и я опускаюсь в трюм. Не сразу спешишь кидать арбуз, нужно ещё попробовать на вкус. Обычно берёшь это шар или эллипсоид (по  геометрической форме), бъёшь его о ближний косяк, разламываешь, достаёшь и ешь только сладкую середину. Несколько раз я работал на такой разгрузке и почти на всю жизнь разлюбил арбузы. Потому что на дне трюма к концу работы скапливались корки и аромат был не от «шанель». Стоял тот запах несколькими днями в ноздрях.
 
92
     На этой работе мы иногда калымили (от  слова «калым», см. википедию). Приезжал из какого-то магазина экспедитор с машиной. И если тот был «неграмотный», то на выходе транспортёра ему грузили мелкие и кривые арбузы.  Видимо — это в  психологии грузчиков, торговых и складских  работников. Экспедитор, увидев в кузове арбузный товар,  спохватывался и просил грузить покруглее и крупнее. Самый грамотный такой сразу говорил о стимулировании. Тогда по грузовой цепочке подавали команду на изменение курса качества и  догружали машину высшим стандартом. Экспедитор подкидывал крайнему грузчику премию, примерно тогда 3, 5 или 8 рублей. Так за день на троих набегало иногда до 50 рублей. Делили поровну. Я это рассказываю затем, чтобы было понятно, к сожалению, о принципе в торговле: «не подмажешь — не поедешь». Или по-марксистки: «Бытиё определяет сознание», а потом по  жизни для каждого и торговое: «Сознание определяет бытиё».
    С начала августа я попросился на постоянно-временную работу (на месячный оклад) на одной из плодоовощных баз, всё по системе «Моспогруз». На каждой базе была своя столовая для работников, т. е. обед был бесплатный и кроме того разрешали умеренно брать с собой в сумку то лук, то картофель, то солёные огурцы, то морковь. В общем всё, что надо для домашних первых  и вторых  блюд. На базах за лето заработал почти тысячу. Большие деньги по сравнению со стипендией в 220 рублей. Купил не абы какое, а драповое пальто к началу занятий на пятом курсе. Общий вид у меня — под  будущий тип инженера, кто понимает.
 
 3.5. 5-й курс.  Сентябрь 1958 — июнь 1959. Госэкзамен. Дипломная практика. Защита   
          диплома.  Путёвка в жизнь.
 
   В августе после поездки в Ейск меня потянуло на стихи. Открываю архивную тетрадь с черновиками и всякими набросками и вижу даты лирических и пейзажных зарисовок 1958 года:  3-4. 8. 58; 4.8.58; 14.8.58; 15.8.58; 16-17.8.58; 3.9.58 (стих. «Веселись в безудержном порыве..», опубликованное в 2003 г. в сборнике «Белый куст сирени»). Эта девушка жила рядом с институтом в пятиэтажном доме, мне очень нравилась. Рыжая, красивая, стройная, танцующая и умная. Но меня она не оценила. А стихов я ей, да и никому из девушек не читал. В сердцах я написал «рыжей»  прощальное...
 
93
  *      *      *       
 
Веселись в безудержном порыве!
Ты танцуй в новом ритме и пой!
Знаешь: чувства в весеннем разливе
Навсегда потеряли покой.
 
Увлекайся благими мечтами!
В свете рампы гори и танцуй!
Знай: завалят твой путь цветами
Мимолётными, как поцелуй.
 
Пусть ласкает смешная улыбка.
Этот вечер слепительней дня,
Если стан твой  податливо гибкий
С ума сводит не только меня.
 
Пусть мучительней сердце забьётся,
Ожиданием теплится взгляд.
Знаю: жизни найти придётся
Для тебя ещё лучший наряд.
 
Веселись в безудержном порыве!
Ты танцуй в новом ритме и пой!
Знай, что в этом весеннем разливе
Навсегда потеряешь покой.
 
                               03  сентября 1958 г.
 
      Пересматриваю  стихи от  5.9.58, 16.9.58, 19.9.58 и запомнившееся лирическое 21.09.58. Это стихотворение родилось во время посещения парка культуры и отдыха им. А. М. Горького. Я шёл по парку около набережной и увидел вдали на параллельной аллее девушку с накинутым белым шарфиком, который развевался на ветру. Подойти я к ней не решился  сразу, а она исчезла затем в толпе гуляющих. Пришёл домой и вечером написал  буквально на одном дыхании.
 «Белый шарфик»
 
94
Белый шарфик, белый шарфик
Шею тонкую обвил.
В старом парке, в старом парке
Белый шарфик вдруг пленил.
 
В старом парке трепет жаркий
Пронизал и охватил.
Белый шарфик, белый шарфик
Радость встречи подарил.
 
В старом парке, в старом парке
Свет блеснул и озарил.
Белый шарфик, лёгкий шарфик
Ты зачем меня пленил?
 
     Затем, когда я освоил через годы гитару, этот текст стал моей первой, по времени написания, авторской песней.
    В октябре и вплоть до нового года я писал стихи и рассказы периодически.  
      Неожиданно на пятом курсе, на последнем саместре  ввели предмет «Гидравлика», по которому объявили экзамен, но без курсовых работ. Не знаю почему, но большинство студентов не ходили на эти лекции. Из нашей группы (тогда осталось после первого курса всего двадцать студентов) посещали лекции трое хорошистов-отличников. За три дня до экзамена наша группа 54-М-2 собралась в свободной аудитории и один из студентов кратко рассказал нам о ламинарных и турбулентных потоках газов и жидкостей. По записям лекций хорошистов-отличников мы составляли шпаргалки часа четыре. Потом каждая группа из трёх-четырёх друзей-студентов собиралась вместе, обменивались «знаниями», пытались наскоком освоить эту гидравлику. Насколько помню, тогда с 1958 года, стали давать стипендию для малоимущих студентов при наличии тройки на экзаменах. К таким стал я относиться по зарплате отца на нас двоих. Я  и другие студенты  считали, что если мы добрались до пятого курса, то двойку ставить и исключать из-за какой-то гидравлики никого не станут. Так и получилось, на экзамене промямлили многие, что-то близкое к истине, и каждый получил тройку. А отличники — своё заслуженное.
 
95
       В  этот предпоследний семестр 5-го курса мы продолжали изучение оборудования элеваторов и пищевых комбинатов. Практику мы проходили на пищекомбинате имени Микояна. Посещали производственные помещения, где наблюдали работу машин по подготовке сырья. Мне понравилась на комбинате дешёвая столовая. Обед стоил сущие копейки, в два раза дешевле, чем в студенческой столовой. В меню были почти настоящие котлеты, супы и  щи с мясом. Так кормили  своих рабочих на комбинате.
     Посетили мы нашей группой мукомольный комбинат им. Цурюпы в Сокольниках, знакомились с технологией производства муки и оборудованием. Учебные материалы по пищевым машинам носили  обзорный характер и экзамены фактически на уровень памяти студента почти все сдали легко.
    В начале последнего семестра в феврале 1959 года каждому из выпускников определили тему диплома и научного руководителя  кафедры «пищевые машины, подраздел  элеваторно- мукомольное производство». По памяти руководителяем был Любушкин. Содержание темы  дипломной работы помню прекрасно. Мне предложили разработать конструкцию и  обосновать параметры установки по обдирке поверхности зёрен кукурузы. Снятие оболочки необходимо для  подачи зернового потока  кукурузы на дробление. На кафедре руководитель показал мне опытную установку и рассказал о назначении конструкции. Установка содержала цилиндрическую обечайку, на внутренней поверхности которой  был размещён блок стационарных стальных трубок. В корпусе установлен вал, на котором  шарнирно закреплены так называемые била в виде пластин. В процессе работы на  поверхности блока  трубок летят зёрна кукурузы, раскрученные билами. И с поверхности зерён должны были слетать оболочки.  Руководитель продемонстрировал работу установки с дозой зерён кукурузы примерно на 5 кг. Через десять минут остановил процесс. Вытащил из корпуса результат. Там почти половина зёрен была разрушена в разной степени. Но часть зёрен была действительно  без оболочки. Руководитель сказал, что на битые зёрна не надо обращать внимание. Я его понял. Это была такая его наука.
   Моя задача состояла в том, чтобы  рассчитать окружные скорости вала и обосновать  оптимальные. И получить другие результаты. Изменять скорости можно было путём смены приводных звёздочек с разными  числами  зубьев.  В   феврале  месяце  я   начал    заниматься
 
96
расчётами скоростей, чертежами установки, видами узлов и примерами деталировок. Все чертежи делал в чертёжном зале института при помощи рейсшины, а расчёты при помощи логарифмической линейки, в те времена это были трудоёмкие методы конструирования и оформления чертежей.  Для поиска режимов менял трижды параметры приводных звёздочек. Потом изменял продолжительность обработки. Получал опытные дозы кукурузы и считал нормальные ошкуренные и ненормальные резаные зёрна.  Руководитель два раза со мной встречался по ходу опытов.  И напутствовал: «Продолжайте».
    С начала 1959 года в институте стала выпускаться однолистовая газета «Пищевик», куда я передал две прозаических зарисовки, каждую назвал  «рассказик». Копия одного у меня сохранилась. Называется «Обещание».
    «Глубокая ночь. Тишина. Через равные помежутки времени гулко бьют часы. Звуки повисают в воздухе, постепенно замирая в тёмных углах комнаты. В постели лежит вечно неуспевающий студент. Ему не спится. Он вспоминает лучезарное детство, первый класс, когда дневник весело шелестел «пятёрками» и «четвёрками», когда бабушка мыла руки туалетным мылом перед тем, как взять дневник, когда дедушка тихо радовался, когда папа безмятежно смеялся, когда мама счастливо улыбалась, когда...»
   И вот уже по артериям академически не успевающего студента текут слёзы воспоминаний и по венам возвращаются в грешное сердце очередным обещанием ...». Февраль 1959 г. В том же номере было опубликовано плаксивое стихотворение одного несчастного влюблённого студента. Рядом художник нарисовал портерт скучающего кота на крыше и  при луне.
   В апреле мой приятель по шахматам и начинающий поэт Миша Цукерман сообщил, что его стихи напечатали в журнале «Юность», читай под псевдонимом Михаил Гришин. Нашёл журнал. Прочитал. Сделал выводы. Собрал некоторые стихи и поехал в редакцию. Заведующий отделом поэзии почитал подборку и сказал, что стихи слабоваты и надо работать над собой. С тем и попрощались.
     В марте редко занимался дипломом. Играл в баскетбол и шахматы и думал, что делать. Записался в драмкружок для интереса. Ставили «Сивильский цирюльник». Мне досталась второстепенная роль какого-то стражника при  чьих-то воротах,  кажется, с репликой: «Кто там?»
 
97
После первой репетиции режиссер сказал, что мне не надо терять время и  придти прямо на спектакль. Который назначили через месяц. В день этой премьеры откуда-то, из какого-то театра привезли реквизит и раздавали костюмы. Если бы я знал, во что меня оденут, то не согласился бы дебютировать. Мне достался какой-то кафтан неприличного цвета, чулки типа колготки, штаны дутые в виде эллипсоидов. Хорошо, что я, выпускник института, вышел на сцену всего на три минуты позора, рявкнул на чей-то стук в ворота «Кто там?» и смылся за кулисы для переодевания. На банкет той премьеры не остался.
    В апреле  перечитал план диплома, провёл новую серию опытов  и начал оформлять  пояснительную записку расчётов и эффективности установки. Встретился с руководителем. Он посмотрел записку и несколько чертежей. Одобрил.  Предложил добавить ещё чертёж. И сказал, чтобы я не расстраивался,  подбор параметров для установки — длительный процесс. Возможно надо в будущем менять диаметр трубок на верхней обечайке барабана. А в общем, чтобы я оформлял окончательно материалы диплома: общий вид установки в двух проекциях, схему блока трубок, представил расчёт окружных  скоростей и на выходе таблицу  результатов. Вот с таким дипломом я вышел на защиту в начале июня 1959 года.
   Приёмная комиссия была в составе  трёх докторов и кандидатов наук. Я развесил чертежи и  схемы. Расчётная записка была передана комиссии заранее. Мой руководитель представил меня. Докладывал я минут двадцать. Ответил на вопросы. Вроде, без ошибок. После защиты дипломов несколькими студентами нас собрали в аудитории, зачитали результаты. Мне поставили тройку. Хотя средние оценки у меня по всем предметам были выше четвёрки, так как иначе я бы не получал постоянно стипендию. Оценка по диплому решающе влияла на места распределения выпускников, особенно в Москве.
   Перед получением дипломов  вызвали в деканат для получения направлений на работу. Заказы на выпускников давали профильные предприятия пищевой промышленности по Москве, по России и по СССР. В группе у нас почти половина студентов были из разных областей. Большинство москвичей получили направления на московские предприятия или ближнее Подмосковье. Мне дали направление в Бугульму, в Татарскую республику на элеватор. Были даны  подъёмные  в  размере 1000 руб для выезда на пункт назначения
 
98
(эти деньги в августе того же года я вернул в Бугульму, не  тратя ни копейки, с письмом, что приехать не могу по семейным обстоятельствам). Мы с моим приятелем решили найти работу в Москве. Тем более, что у меня в то время была девушка. Почти невеста. Мои два приятеля Сергей Михеев и Миша Башкиров сказали, что тоже не поедут. Мишка старше нас на два года, сказал, что он уже женился. Это был предлог. Сергей не знал, что делать, он был тогда совсем одинокий. Моя соседка Валентина мне предложила свой вариант. У её знакомой была выпускница, дочь священника и тоже окончила институт. И не хочет выезжать из Москвы. Валентина предложила мне фиктивный брак. То есть мы расписываемся с той девицей, но жить вместе как супруги не будем. Я отказался. Зачем я буду портить свой паспорт?  Диплом  от 22  июня 1959 года я получил через три дня после получения подъёмных.
     В те времена, ещё с осени 1956 года я жил самостоятельно. Ко мне перед дипломом приезжал отец, мы играли в шашки и он учил меня жизни. Я сказал отцу, что поскольку всё не запоминаю, буду записывать его наставления после полемики. Отец обозвал меня неправильно, но я записал самые мудрые, на мой взгляд, изречения для любой полемики. Вот некоторые из них.
 
1) «Красоту за голенище не класть»
2)«Ищи жену не в хороводе, а в огороде»
3) «Постучи в любую дверь. Скажи, что ты инженер, и тебя сразу женят».
4) «От тебя, как от быка. Как не биться, а молока не добиться».
5) «У тебя воображения больше, чем соображения».
6) «Твои мысли не перелетают частокол окружающего дома».
7) «Мели Емеля — твоя неделя» (ну это плагиат).
8) В пылу ссоры: «Ну, очень ограниченная личность».
9) О плохом питании: «Были бы кости, мясо нарастёт».
10) «Спорт — не профессия». Реплика на сообщение, что меня приглашают в полупрофессиональную баскетбольную команду: .
11) «Не забивай голову только книжным умом».
12) Запомни на будущее для семьи: «Мой дом — моя крепость».
    В спорах и разговорах на мат мы никогда не переходили. В молодости всегда кажется, что мы, дети, умнее родителей. Перечитывая наставления, теперь я другого мнения.
 
99
    И тогда же я получил «красивое» письмо от подруги,  это было уже расставанье. Не по её и не по моей вине... Ответ я дал в стихах.
 
Не говори мне  про Кавказ,
Про горы с чистыми снегами,
Про санаторий – «высший  класс»
И про поклонников с цветами.
 
Ах, как красив был там  закат!
А море нежно-голубое
Ласкало, ну как верный брат,
Обворожительным прибоем.
 
Мне не понять той темноты,
Обрыва грозного крутого,
Где так сидеть любила ты,
Ждала чего-то дорогого.
 
Зачем красивый твой рассказ?
Я это, вроде, где-то слышал.
Смотри: как сразу день погас
И дождь залил слезами крышу.
                          Июль 1959 г.  
 
     Вокруг нашего двухэтажного дома находился вишнёвый сад, а со стороны, примыкавшей к оврагу железной дороги, цвели разрозненно яблоневые деревья. Я собирал в июле-августе вишни, варил варенье, получалось по две трёхлитровые банки на зимний сезон. На деревьях веселились синицы и воробьи. Временами появлялись кошки, некоторых я брал в квартиру, подкармливал, чем Бог послал, а они в знак благодарности  ловили мышей, которые водились в подвале под первыми этажами и вылезали иногда через прогрызанные отверстия. Помню, однажды на кухне один такой дворовый  кот поймал мышку и играл с ней. То прихватит, то отойдёт  в сторону и ждёт, что та будет делать. Однажды тот кот зазевался и мышь ускользнула. Кот спрятался за тумбочку и стал ждать. Но мышка не появлялась час, другой, третий, пятый. Я даю коту колбаски, но тот игнорирует, сидит как  вкопанный,  в засаде. Я  занимаюсь  своими   делами  в   комнате,
 
100
иногда прихожу на кухню. Кот сидит за  тумбочкой.  Сижу,  пью  чай, предлагаю коту перекусить, но он морду воротит. Но вот вылезает та или другая мышь из дырки. Кот выжидает, я наблюдаю. Когда мышка отбежала на 30-40 сантимеров, кот прыжком хватает эту добычу и уходит с ней в зубах  к двери квартиры. Выпустил кота, по его желанию  на улицу.
    Приходил ещё другой кот, мяукает за дверью. Впускаю. Сажусь, обедаю на кухне. Смотрю, этот Барсик сел на задние лапы, выставил-сложил  передние, вроде как заяц, и смотрит на меня, поворачивая голову то налево, то направо. Просит что-нибудь. Такого я ещё не видел. Дал Барсику супа в миску. Тот поел и опять встал в цирковую позицию. Дал, конечно, супа уже с куском курицы.  Когда надо ему на улицу, подходил к двери и мяукал, просился. Выпускал его. На другой день за дверью слышу это кискино «мяу», открываю и опять получаю на кухне цирковое представление.  Тот Барсик посещал  меня два месяца. Потом исчез.
    Конечно, жизнь была не только с дворовыми котами. Я ездил играть в шахматы в парк Горького, в баскетбол на пляж на водный стадион «Динамо» в районе знаменитого Северного речного вокзала, ходил в парк посёлка Сокол играть в шахматы. В то время ездил по району и на пляж в Щукино с  дворовыми друзьями.
    В те пятидесятые годы в Москве развернулось строительство пятиэтажек. Хрущев был неугомонный на фантазии. Возможно та ситуация на целине, когда комсомольцы были кинуты в марте-апреле 1954 года в жуткие морозные условия палаточного выживания на целине в Казахстане повлияла на сообразительность Хрущёва. И он инициировал в стране и в Москве жилищное строительство. То есть, выведение основной массы населения из проживания в многочисленных одноэтажных бараках и почти без санитарии, а также из перенаселённых коммунальных квартир в центральных и прилегающих районах Москвы и областных городов. Были срочно созданы проекты строительные, возведены домостроительные комбинаты, выпускающие стенные и сантехнические  панели, и началось с 1956 года широкое строительство пятиэтажных блочных домов, так называемых хрущёвок. В Москве построен образцово-показательный район «Черёмушки». Постепенно в строительстве, с 60-х годов переходили на многоэтажные, сначала девятиэтажные дома, для которых разработали и производили, как говорится «с нуля», отечественные   лифты. Квартиры  предоставлялись  бесплатно
 
101
государством по установленным жилищным нормам. В течение десятков лет власть выводила население на приличные условия проживания в городах. Эта тенденция коснулась и меня. Об этом далее по тексту книги. А пока. Вернёмся к поиску работы и средств выживания после получения диплома.
    Мы с Мишкой Башкировым стали ездить по отделам кадров предприятий Москвы. Везде висели объявления: требуются инженеры. В начале июля мы пришли в отдел кадров какого-то закрытого предприятия в районе стадиона «Локомотив» на Басманной, за Елоховской церковью. Встретил нас серьёзный мужик, назвавшийся, кажется, Василий Иванович. Мы представились как инженеры-механики. При нас начальник  отдела позвонил куда-то, переговорил и через пару минут предложил заполнить бланки автобиографии. Мы написали и передали Василию Ивановичу. Он посмотрел мой листок, увидел фамилию и редкое даже тогда Отчество «Климентьевич» и спрашивает: «А Михаил Климентьевича вы знаете?»
Отвечаю: «Да».
—    Он Вам кто?
—    Мой дядя.
–    Очень интересно. Вы знаете мы с ним воевали в Отечественную. Под Ржевом. Как он поживает?
–    Я у Михаила Клеменьевича  не бывал. Он величина, полковник. Но от отца знал, что он живёт на даче в Удельной и у него два сына, Володя и Николай. Володя, тогда врач, приезжал к нам на Кипренского к моему брату Володе. Я присутствовал и только слушал. Они были взрослые тогда для меня.
–    Ну ладно.  Приходите через неделю.
    Мы приходим. И Василий Иванович сообщает:
–    Анкеты  проверили.  Вы оба приняты.  Можете с понедельника выходить  на работу.
     И уже с 12 июля 1959 года мы начали работать. Я спрашиваю, а могут ли принять ещё нашего друга, механика-выпускника.
     Василий Иванович позвонил куда-то и сказал: «Пусть придёт на беседу и за анкетой». Сергей Михеев приехал и оформился. Мы стали вместе работать в конструкторском бюро на этом  предприятии. Нам сообщили, что работать будем на кульманах. Каждый получит в распоряжение  кульман — мечта конструктора в то время.
 
102                                                                                                Продолжение следует
 Прим. Текст перекопирован  с формата А5 макета повести для типографии