Юрий Кириенко-Малюгин. Премия сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»

    В честь 80-летия со дня рождения русского национального поэта Н.М.Рубцова  (03.01.1936 – 19.01.1971) для поэтов-лауреатов проводимого 2-ого поэтического Интернет-конкурс «Звезда полей» и предыдущих 6-и Международных поэтических конкурсов «Звезда полей» руководитель сайта www.rubcow.ru  «Звезда полей» Юрий Кириенко-Малюгин  объявляет личный призовой фонд:
 премия «Гран-при» сайта «Звезда полей» (поэзия) – 6000 руб;
 премия «Престиж» сайта «Звезда полей» (поэзия)   – три премии по 2000 руб.
    Для лауреатов-литературоведов проводимой 12-й Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения» и лауреатов проведённых 11-и Московских конференций  руководитель сайта www.rubcow.ru  «Звезда полей» Юрий Кириенко-Малюгин объявляет личный призовой фонд:
 Гран-при  премия сайта «Звезда полей» (литературоведение) – 4000 руб;
 Две престиж-премии сайта «Звезда полей» (литературоведение) – по 2000 руб.
   Списки всех лауреатов будут объявлены 25 февраля 2017 г. О премиях и лауреатах личного фонда сайта будет дано сообщение в январе 2017 г. Условия 
2-ого Интернет-конкурс «Звезда полей» объявлены на сайте «Звезда полей» в разделе «Новости» меню сайта в октябре и ноябре с.г. Интернет-конкурс проводится с 01 октября 2016 года строго по 20 февраля 2017 года (на эл. почту конкурса Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. c дублированием на Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.). Условия конкурсов и конференции представлены в ноябрьском выпуске сайта в разделе «новости» меню. 
    P.S. Добровольные средства от участников поэтического 2-го Интернет-конкурса «Звезда полей» будут использования строго для издания альманаха «Звезда полей» 2017.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Премия сайта www.rubcow.ru «Звезда полей»

     В честь 80-летия со дня рождения русского национального поэта Н.М.Рубцова  (03.01.1936 – 19.01.1971) для поэтов-лауреатов проводимого 2-го поэтического Интернет-конкурс «Звезда полей» и предыдущих 6-и Международных поэтических конкурсов «Звезда полей» администратор сайта www.rubcow.ru  «Звезда полей» Юрий Кириенко-Малюгин объявляет личный призовой фонд:
премия «Гран-при» сайта «Звезда полей» (поэзия) – 6000 руб;
премия «Престиж» сайта «Звезда полей»(поэзия)   – три премии по 2000 руб.
    Для лауреатов-литературоведов проводимой 12-й Московской научно-практической конференции «Рубцовские чтения» и лауреатов проведённых 11-и Московских конференций  администратор сайта www.rubcow.ru  «Звезда полей» Юрий Кириенко-Малюгин объявляет также личный призовой фонд:
 Гран-при  премия сайта «Звезда полей» (литературоведение) – 4000 руб;
 Две престиж-премии сайта «Звезда полей» (литературоведение) – по 2000 руб.
Списки всех лауреатов будут объявлены 27 февраля 2017 г. О премиях и лауреатах личного фонда администратора сайта будет дано сообщение в январе 2017 г.  Условия 2-ого Интернет-конкурс «Звезда полей» объявлены на сайте «Звезда полей» в разделе «Новости» меню сайта в октябре и ноябре с.г. Интернет-конкурс проводится с 01 октября 2016 года строго по 20 февраля 2017 года (на эл. почту конкурса Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. c дублированием на Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.). Условия конкурсов и конференции представлены в ноябрьском выпуске сайта в разделе «новости» меню. Блок № 5 стихов от новых авторов поэтического Интернет-конкурса планируется опубликовать  до 27 февраля  с.г. Вечер награждение лауреатов планируется провести в конце марта  – начале апреля. Информация будет представлена на сайте в середине марта. Альманах «Звезда полей» 2017 со списками лауреатов и отобранными стихами лауреатов планируется издать в марте с.г.    
P.S. Добровольные средства от участников поэтического 2-го Интернет-конкурса «Звезда полей» будут использоваться строго для издания альманаха «Звезда полей» 2017, выпуска дипломов и пересылки лауреатам.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Программа «Наша встреча впереди»

16 декабря 2016 г. в библиотеке № 230 ЦБС СЗАО г.Москвы дуэт «Родник»  составе Веры Степановой (вокалистка, поэт, член писателей России) и Юрий Кириенко-Малюгин (автор музыки, поэт, член Союза писателей России)  провели программу «Наша встреча впереди». Были представлены стихи авторов из опубликованных сборников и песни на стихи Н.Рубцова, С.Есенина и Ю.Кириенко-Малюгина.   

Юрий Кириенко-Малюгин. Программа встреч с группой ЛМС «Родник», (Тушино г. Москвы).

22 ноября 2016 г. в 13.30  приглашаем на литературно-музыкальную программу «Звезда полей Николая Рубцова» в ЦСО «Южное Тушино» (Новопоселковая, 5, м. Сходненская, трам. № 6, ост. Западный мост).
     25 ноября 2016 г. в 13.30 приглашаем на литературно-музыкальную программу «Песни на стихи С.Есенина, Н.Рубцова и Ю.Кириенко-Малюгина» в ЦСО «Поскровское-Стрешнево» (ул. Мещерякова, 14,  м. Сходненская, трам. № 6, ост. ул. Мещерякова).

Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 1. «Всё проясняется Россией»

       (из авторского сборника «Добрый вечер»)
 
                             Память 
 
Вставало желанное солнце,
Струило тепло по жнивью,
Само открывалось оконце,
Я родину видел свою.
 
Склонялись над полем ромашки.
Я запах таинственный пью,
И снова в объятиях сказки
Я родину вспомню свою.
 
Над лесом горели закаты,
И песня не шла к соловью,
Когда в нашем доме утраты,
Я родину вижу свою.
 
Привет, дорогая сестрица!
Недавно я был на краю,
И если мне счастье приснится, 
Я церковь увижу свою.
 
Я помню, звезда загоралась,
И свет улетал в полынью,
Надежда всегда оставалась,
Что песню услышу твою.
             
Гуляют родимые дети.
Хотите, об этом спою?..
И мама с того бела света
Мне дарит улыбку свою.
 
Песня – Свидетельство РАО (Российского авторского общества) № 10984
 
3
 
 
  Всё проясняется Россией
 
Пусть осень бьёт в окно дождями,
Пусть осыпает двор листвой,
Я выхожу во двор с мечтами,
Чтоб петь во славу жизни той,
 
Что мне подарена однажды
В благословенный день и час.
Как хочется, чтоб понял каждый
Себя и нищего из нас.
 
Отброшу прошлые обиды,
Ошибки глупые признать
Готов давно…
И с умным видом
Могу о ерунде болтать.
 
И чтобы снять с души мятежной
Избыток злости на врагов,
Бреду, бреду по побережью
В исканьях настоящих слов.
 
И прохожу дорогой вязкой,
Где красит пруд окрестный лик,
И рядом ждёт осина ласки,
И дарит радости кулик.
 
Я замираю в синей сини,
Пробившей в облаках просвет…
Всё проясняется Россией
И Верой светится в ответ.
         
4
 
       Верните иконы                  
 
               По сообщению прессы, 80% православных
               икон вывезено за границу, грабёж усилился
               в последние годы эмиграции 
 
Русь Древняя вновь собирает знамёна,
Когда к её детям приходит беда.
Эй вы, кто сбежал за судьбой золочённой,
Верните иконы! Русь ждёт, господа!
 
Трепещется стяг над красавицей гордой.
Здесь наши навечно земля и вода.
И память о предках, вы знайте, не стёрта!
Верните иконы! Русь ждёт, господа!
 
Апостол Андрей сказал: –  Господа слушай!
Дорога в Россию открыта всегда.
Спасите свои пожелтевшие души!
Верните иконы! Русь ждёт, господа!
 
                                          Июнь 1991 г.
 
5
 
     Славянский язык
 
Из ран на храмах прорастают ветви,
История звонит в колокола.
Удары бьют по душам славных предков,
Звучат набатом гордые слова:
Славяне – браться! Славяне – братья!
 
Святой Кирилл и брат его Мефодий
Нам выстрадали праведный язык.
Он, верю, будет царствовать в народе,
К единству звать, питать его родник.
 
Один язык, святой язык столетий
Нам свитки принесли в текущий век,
И дан завет: Добро, Любовь воспеть бы,
А также всё, чем славен человек
 
В годины испытаний и доносов
Держались братья веры матерей,
Несли свой крест… Не зря Кирилл-философ:
Всех призывал к единству алтарей.
 
Язык славян от юга и востока,
От западных и северных равнин
Услышишь ты. В нём голосом пророка
Один раз сказано – народ един:
Славяне – братья! Славяне братья!
 
 
6
 
 
          Среди русских лесов
 
Среди русских лесов, среди русских полей
Проплывает ночная прохлада.
Сверху льёт на просторы огни Водолей,
Словно знает: земле это надо.
 
–  Водолей! Водолей! Наше счастье согрей!
Позови к нам обеих Медведиц!
Чтоб узнать, кто любил и детьми дорожил
Больше всех на красивой планете!
 
–  Не забудьте друзья про родные края,
Где однажды судьбу можно встретить!
Поворот роковой крутит мной и тобой,
Вот и я закружился навеки.
 
Распрямись Млечный путь! Дай чуть-чуть отдохнуть
От твоих поворотов небесных!
Дай вперёд заглянуть, на мечту повернуть
Просим наши славянские песни!
 
7
 
     На той гражданской
 
– Все по коням!  – крикнул есаул.
– Шашки вон! Там нехристь впереди!
И мой дед поводья натянул,
Наливаясь яростью в груди.
 
– Все по коням!  – крикнул комиссар.
– Шашки вон! Буржуи впереди!
Дед другой, кляня господ и бар,
Гнал коня, чтоб бедный победил.
 
И схлестнулись лавы мужиков,
И летели головы долой.
В небо души поднялись легко.
А живые пьют за упокой.
 
 
8
 
 
           *       *       *
 
В лёгкой дымке купается поле,
Бор сосновый с пригорка глядит,
О российской заброшенной доле
Песня иволгой тихо звучит.
 
Задремала Россия в деревнях,
Убежали поля в города.
Из бойниц нашей крепости древней
С укоризной взирают года.
 
Закружили. Пока закружили
Карусели насущных забот.
Как красиво мы в древности жили,
На лужайках водя хоровод!
 
Эй, зачем ты грозишь кулаками,
Залетев на цветной пьедестал?
Неужели с такими руками
Думать ты о Руси перестал?
 
Оглянись! Удивись и постой-ка!
Что за дикий до одури бег?
Посмотри: Может та остановка – 
Твой момент понимания всех?
 
Стой, дружочек! История спросит:
Где блуждал ты в решающий век?
Зов из храма Надежду приносит.
Слушай голос, пока – Человек!
 
9
Веду на Русь свою дорогу
 
А я копаю вдоль Земли,
Веду на Русь свою дорогу.
Господь! Немножко помоги – 
Направить путь к её порогу.
 
Уже отплакалась свеча – 
Мы столько в жизни потеряли!
Все не рождённые молчат,
И наш Господь глядит в печали.
 
Втыкаю лезвие ножа
В сухую жёсткую дернину.
От напряженья нож сломал,
А путь не меньше половины.
 
Ногтями чёрными гребу
Песок, щебёнку, гравий, глину.
Я не хочу лежать в стогу – 
Там, где все пьяные в дымину.
 
И я вгрызаюсь в дёрн Земли,
То ли спонтанно, то ль по плану.
Господь, Родимый, помоги,
Чем залечить любую рану!
 
О многом в жизни я мечтал 
Когда копал и дни, и ночи. 
Зачем мне глупый пьедестал?
Всё было в песнях, между прочим.
      
А на пути поставлен вал
Из сплетен, лести, лживых песен.
Я этот вал перекопал,
И откопал кусочек чести.
 
И я вгрызаюсь в дёрн Земли,
И до Руси совсем немного.
Господь, Родимый, помоги
Святую  встретить у порога!
 
10
 
               Дороги войны
 
В белорусских лесах, на полях Подмосковья
Наши братья и сёстры не сдавались врагу,
И гранату бросал истекающий кровью,
И молила сестричка: Подожди! Помогу!
 
По полям и лесам шли вперёд батальоны,
Брали с ходу плацдармы на крутом берегу.
Под Смоленском в садах раскрывались бутоны,
Журавли уносили всех родных в синеву.
 
С автоматом в руках и с кинжалом в запасе,
По оврагам, пригоркам мы искали пути.
По команде «Вперёд» танки мчались на Вязьму
И ломали завалы, чтоб Победу найти.
 
Припев:
Ждал тебя перевал
То крутой, то пологий.
Ты войну прошагал,
Ты судьбу испытал.
А судьба – 
Это наши дороги.
 
Песня – Свидетельство РАО № 16397    
 
11
 
 Суворовский марш
 
Вновь бьют барабаны
Суворовский марш.
Идут эскадроны,
И нервы, как струны.
Эй, голову выше,
Российский гусар!
Ты – слава Отчизны,
Любимец Фортуны!
 
Красавицы наши
На звуки фанфар
Бросают гвоздики
Под гордые шпоры.
Эй, голову выше,
Российский гусар!
Здесь русские песни,
Здесь наши просторы!
 
Русь Древняя! Киев!
Наш Минск! Краснодар!
Вы звали не званных
За хитрость к барьеру.
Эй, голову выше,
Российский гусар!
Ты снова в ответе
За древнюю веру!
 
        ноябрь 1991 г. 
 
 
12
 
     Славянский костёр
 
Я выхожу с гитарой снова петь,
Что жизнь прекрасна и неповторима,
И можно только друга пожалеть,
Если любовь пока промчалась мимо.
 
Друг, выходи и зажигай костёр!
Слова любви пусть землю озаряют!
Гуляй душа, лети в родной простор,
Где грусть и радость музыку играют!
 
Постой, не уходи, мой верный друг!
Давай споём на память нашу песню!
И пусть славяне встанут в тесный круг,
Обнимутся Карпаты и Полесье!
 
Друг, посмотри на наш родимый край,
Где наша Волга по просторам бродит!
Звени гитара и гармонь играй!
И дети соберутся в хороводе.
 
И будет песня по Руси лететь
О нашей дружбе, что непобедима.
Давайте вновь за Родину радеть,
Где жизнь прекрасна и неповторима!
 
13
 
              *       *       *
 
На всей земле красивей места нет,
Чем русская великая равнина,
Где светятся ромашки столько лет,
И для тебя растут кусты жасмина.
 
Я прохожу зелёной чередой
Там, где алеет горькая калина.
Играет клён  с берёзкой молодой
У нашего скучающего тына.
 
Небесный луч плывёт издалека
Посланцем нашей юности беспечной.
Я вижу наши встречи, – а пока:
Иду, иду я по дороге вечной.
 
14
 
      Связь всех времён
 
   Посвящается Ф.Нестерову, 
   автору книги «Связь времён»
 
 
Протянулась Россия от края до края,
Пролегла путь-дорожка в родное село.
Песня, словно забава,  – любовь озорная,
Разыгралась и птицей влетела в окно.
 
Где российская удаль твоя огневая?
Где славянский размах? Ты вокруг оглянись!
Или ты позабыл как дружина шальная
Полегла на полях за красивую жизнь?
 
Вновь поднимется песня – мечта молодая,
Соберёт наших женщин, красивых как лён.
Ты возьми эту песню – она же святая!
Ты пойми гордость россов и связь всех времён.
 
15
 
             Мои соловьи
 
Мои соловьи! Песню счастья пропойте!
Я вам доверяю простую судьбу.
Мои соловьи! Вы меня успокойте!
А я эту песню для вас сберегу!
 
Пускай далеко я от наших просторов!
Я знаю, вы ждёте, тоскуя в лесах!
Мои соловьи! Песни русских узоров
Пропойте негромко в родных голосах!
 
А я провожаю в родимые дали
Плывущие к вам  в синеву облака.
Мои соловьи! Мы о счастье мечтали,
И в песню ложится с печалью строка.
 
Я скоро вернусь! Вы меня не вините!
Мы трудной судьбою дорогу ведём!
Мои соловьи! Вы меня подождите!
Мы песню о Родине вместе споём!
 
Песня – Свидетельство РАО №  8670                                
 
16
 
За западной границей
 
Коттеджи выстроились строго…
Конечно, это мир иной,
И мягко стелется дорога,
Чтоб не нарушить их покой.
 
Друзей волнуют разговоры
О красоте чужих морей…
Как надоели эти споры
Вдали от Родины моей.
 
Смотрю: молчит у серой речки
Всё та же русская сосна.
А дом без нашего крылечка…
Зачем мне эта тишина?
 
И вновь картина появилась
Жующих зеленя коров.
Как будто жизнь остановилась
У лакированных домов.
 
Лишь иногда мелькнёт похожий
На наш родной велосипед.
Не вижу я простых прохожих
И русский полевой букет.
 
17
 
 По заревым просторам               
 
Если, друг, ты где-то по дороге
Встретишь вдруг село и добрый крест,
Пусть пройдётся по душе тревога
За судьбу твоих родимых мест.
 
Друг, пройдём по заревым просторам
Там, где зреет вековая грусть.
Знаю я, что скоро иль нескоро
Встречу, обниму Святую Русь.
 
В городах разыгрывают драмы
Дуры-кошки, старые коты.
Русь моя, я вижу в небе храмы
И горят невинные кресты.
 
А пока по жизненной дороге
Разгулялась глупость, как судьба,
Взгляд на улицу бросает строгий
Русская старинная изба.
 
И когда родимою сторонкой
Ты пройдёшь на луг или к реке,
Посмотри как добрая девчонка
Машет нам платочком вдалеке.
 
18
 
            Надежда
 
Наплевать на любые хоромы, 
Что зовут на коньяк и покой.
Мне достаточно доброго дома
Над притихшей моею рекой.
 
Ну, так что же, скажите, ну что же,
Вы хотите в России понять
В этот день ни на что не похожий,
Когда веет с небес благодать?
 
Когда рядом родимой сторонкой
Проплывает девица-мечта,
И во след ей уносится звонко
Песня древняя, древняя та,
 
Что уводит в далёкое детство,
Где бегу сквозь опасный пустырь,
И лукаво подружка-соседка
Приглашает смотреть монастырь.
 
Жаль, конечно, что мне не придётся
Поглядеть на обещанный рай.
Но, надеюсь, что радость вернётся
И Господь посетит русский край.
 
 
19
 
   Зашоренному историку 
 
История – не детская игрушка,
Где культ, а где народ тогда поймёшь,
Когда хоть раз благословит старушка,
Или хоть раз поймёшь, как сеять рожь.
 
Читай Карамзина! Авось поможет
Понять событья «варварских» времён,
Когда врагов полно и всё же:
Каким путём народ будет спасён?
 
Ответ не прост, когда любой оратор
Кричит, что он за праведный народ.
А у кормушки каждый плагиатор
В любую сторону готов:  – Вперёд!
 
Историю России не испачкать:
Не выйдет ни сейчас и ни потом.
Не каждому дано, держась за лацкан,
Владеть всегда державным языком. 
 
20
 
        *       *       * 
 
Я как будто вечный странник,
Что из Киевской Руси.
Я из слов шлифую грани
Песен счастья…
Ты просил.
 
На судьбу мою похожий,
Что стоит на рубеже.
Ты постой! Ты не прохожий!
Мы знакомые уже!
 
Мне любовь земли дороже
Самых пламенных речей.
Помоги нам сверху, Боже,
Дни найти среди ночей!
 
Новый друг! Мы – из легенды
Древней Киевской Руси.
Пусть совьются снова ленты
Наших песен… 
Ты просил.
 
На судьбу мою похожий,
Что стоит на рубеже,
Ты постой! Ты  не прохожий!
Мы знакомые уже!
 
21
 
     Валдайский колокольчик
 
Смотрите, братья, сёстры, 
                                           как в предзакатной сини
Гуляет колокольчик
                                   у стен монастыря.
Здесь на холмах и реках 
                                         рождения России
В далёком светлом детстве 
                                              мы встретились не зря.
 
Припев:
 
Валдайский колокольчик 
                                           звенит, страдает, пляшет,
Заводит наши песни – 
                                      проси иль не проси!
Валдайский колокольчик – 
                                              на белом свете краше!
Валдайский колокольчик, 
                                           лети по всей Руси!
 
Пойдём по чистым плёсам 
                                               озёрной вечной дали
К рассветам новгородским, 
                                               любовь в душе храня.
И пусть тебя, сестрица, 
                                        чужой мираж не манит,
Мы видим в нашем небе
                                           валдайские края!
 
Припев.
 
Песня – Свидетельство РАО № 11612 
 
22
 
       *      *     *   
 
Мы жили походами,
Мы жили вопросами,
Мы жили заданьями,
Мы жили судьбой.
Мы шли за мечтами,
Бросались деньгами,
Гуляли с друзьями
И пел я с тобой.
 
Отчизна родная,
Судьба озорная,
Церквушка святая,
Пригорок крутой.
А небо большое,
А солнце хмельное,
И счастье простое – 
Рюкзак за спиной.
 
А зори лихие,
А песни шальные
В поля золотые
Ведут на простор.
Пылится дорога,
И рядом тревога,
И молим мы Бога:
– Спаси! – до сих пор.
 
 23
 
Владимир Андреев. «Ах, зачем снова даль нас зовет каждый вечер...»
 
Кириенко¬-Малюгин Ю.Добрый вечер. М.: Изд-во 
«Рубцовский творческий союз», 2015.
 
      Название «Добрый вечер» располагает читателя к уединенному чтению, к надежде встретиться с поэзией человека доброго, отзывчивого, то есть поэта. А поэт, как сказано в веках, — это прежде всего человек, любящий людей, так же как истину, которую он ищет и которой живет.
      Открывается книга светлыми, живыми строчками о самом дорогом — о Родине:
Вставало желанное солнце,
Струило тепло по жнивью,
Само открывалось оконце, —
Я Родину видел свою.
 
Далее идут параллелизмы, щемящие душу своей памятью и неожиданностью:
 
Над лесом горели закаты,
И песня не шла к соловью,
Когда в нашем доме утраты,
Я Родину вижу свою...
.....................................................
И если мне счастье приснится,
Я церковь увижу свою.
 
     А дальше концовка стихотворения, в которой автор видит улыбку матери с того Белого Света. Стихотворение поётся, музыка в нём присутствует в простоте слога, в простоте истинного чувства, естественного, как правда, простого, как свет, как улыбка матери...
    Любовь к России, которой живёт поэт, даёт ему силу восприятия, стойкость, надежду, поскольку, по его же словам, «Всё проясняется Россией и Верой светится в ответ». Так может сказать только верный сын Отечества.
     Стихи Юрия Кириенко-¬Малюгина читаются легко, они просторны, льются, как с гор потоки. «Среди русских лесов, среди русских полей», где обнимает их ночная прохлада.
     Но лёгкость и безоблачность не живут одиноко.
 
Задремала Россия в деревнях,
Убежали поля в города.
Из бойниц нашей крепости древней
С укоризной взирают года.
 
      Стихотворение о судьбе России, о выборе пути, который уже в веках выбран, однако революции, войны бросают великую страну и державу, её народы, то вправо, то влево.
 
Стой, дружочек! История спросит,
Где блуждал ты в решающий век.
 
      Нередко муза Кириенко-¬Малюгина обращается в поэтическом стремлении к публицистической прямоте, как в стихотворении «Верните иконы!»:
 
Верните иконы! Русь ждет, господа!
 
      Возразить нечем. Чётко и убедительно. Под стихотворением стоит дата — 1991 год. Тогда за границу уходило множество национальных ценностей.
      И всё-таки, как бы ни было в жизни, что бы ни преподносила судьба, но по слову поэта:
 
На всей земле красивей места нет,
Чем русская великая равнина,
Где светятся ромашки столько лет,
И для тебя растут кусты жасмина.
 
Я прохожу зелёной чередой,
Там, где алеет горькая калина.
Играет клён с березкой молодой
У нашего скучающего тына.
 
Небесный луч летит издалека
Посланцем нашей юности беспечной.
Я вижу наши встречи, а пока
Иду, иду я по дороге вечной.
 
      Завершенное стихотворение, крепкое и гармоничное, не оставляет даже малой щели, чтобы проникли в него тоска, скука и беспомощная печаль.
      Песни-стихи автора лиричны и немногословны. Это «Мои соловьи», «Ах, зачем снова даль?..» и др.
 
Ах, зачем снова даль нас зовёт
                                          каждый вечер?
Ах, зачем этот день дарит нам Гименей?
Ах, зачем же, зачем зажигаешь ты свечи?
Если счастье пришло — нам не надо  свечей!
 
     Горечью и справедливыми упреками веет от стихотворения «К славянским женщинам»:
 
Останутся машины — высший класс,
И золото с алмазами в кубышках.
А дети, не рожденные от вас,
Лежат, лежат в процентах
                                       на сберкнижках.
 
     В стихотворении «А судьи кто?» звучит, пульсирует вопрос о вещизме:  «Зачем, зачем для нищего обнова, если её подарит Каин или Хам?».
     Стихотворения «Святая дева нас ждала...», «Наша встреча впереди» и «Добрый вечер», давшее название сборнику, исполнены теплоты, искреннего чувства добра.
      Словом, стихи Кириенко-¬Малюгина не затемнены излишней прихотью метафоричности и аллитераций. Они певучи и непосредственны. Поскольку поэт и гражданин говорит:
Я выхожу счастливый на дорогу:
Встречай меня, Отечество мое!
    Статья напечатана в журнале «Москва», № 8, 2016 г.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 3. «Вологодская тетрадь»

из авторского сборника «Добрый вечер»)
 
           Душа моя хранит
 
Святая Вологда! Моя земля!
Земля моих озёр, лесов, болотин.
– Смотри! Летит по небу, веселясь,
Клин журавлей под шум великих сосен.
 
Вожак кричит: –  Я здесь в краю родном,
Я вам принёс волнующие вести,
Что наш Господь божественным крылом
Благословил крестьянские поместья!
 
На север гонят журавли снега.
Я вижу множество примет хороших:
Друзья мои выходят на луга
Под грусть и перелив простых гармошек.
 
Душа хранит! Душа моя хранит
Пьянящие июньские покосы,
Клич журавлей и перепевы птиц,
Мой белый сад и золотые плёсы!
 
Родные осенили купола
И улетели в дальние полесья.
Взошла звезда и опустила на поля
Мелодии вечерних русских песен.
   
54
 
                               Пусть будет Вологда!
 
Сияет Вологда в лучах рассвета,     
И колокольчики в полях звенят.   
И журавли опять, встречая лето, 
Зовут в родимые мои края.
 
Припев:
И мы споём на новой зорьке,
Что нет милее любимой той:
Здесь на соборной, на русской горке,   
Рассвет мы встретим  наш золотой.
 
На купола спустилось птицей небо,
Светлеет грусть у стен монастыря,
Гуляют здесь частенько быль и небыль,
Любовь и тайны города храня.
 
Припев.
 
Пускай красуется, кто хочет, где-то.
Пусть будет Вологда всегда жива!
Здесь листья, падая на склоне лета,
Сплетаются в родные кружева.
 
Припев.
 
4-20 октября 2008 г.
Песня – Свидетельство РАО № 14386
 
55
 
Я вернулся в Николу
 
Я приеду в Николу,
Посмотрю на простор.
Вспомню старую школу,
Оглянусь на забор.
 
Может, та же ворона
Честь отдаст мне крылом,
И лошадка с поклоном
Вслед помашет хвостом.
 
Эти сельские виды
Я забыть не могу.
Лодка, мастерски  сбита,
Ждёт на том берегу.
 
Пусть приветит нас Толшма,
Пусть церквушка простит,
Что блуждали мы долго
Не у наших ракит.
 
На окраине лета,
Там, где наш косогор,  
Вспомним друга-поэта
Разведём-ка костёр!
 
Пусть ребята сыграют,
Пусть девчонки споют
Песни русского края,
Где нашли мы приют.
 
Я вернулся в Николу
На зелёный простор.
Здравствуй, новая школа!
Привет, старый забор!
 
Так, поднимем-ка тосты
За Поэзию вновь!
Выпьем, братья и сёстры,  
За Добро и Любовь!
 
  56 
 
Я о Тотьме спою
     
Этот город небесный,
Проплывай над рекой!
Здесь рождаются песни
С необычной  строкой
 
О весёлом матросе,
О Добре и Любви.
Я вернусь в эту осень,
Ты меня позови.
 
Я вернусь в город этот,
Где паромщик хмельной,
Мне расскажет о лете,
О дороге домой.
 
Где-то борются страсти,
Где-то слышится вздор.
Здесь мне душу приластит
Златоглавый собор.
 
Если счастье заплачет,
Пусть паромщик родной
Вновь на берег удачи
Увезёт нас с тобой.
 
По знакомому следу
В тихом русском краю
Я, конечно, приеду,
Я о Тотьме спою.
             
57
 
У Кирилло-Белозерского монастыря
 
Пусть где-то очень, очень мглисто
И кто-то ходит, зло творя,
Здесь на душе светло и чисто 
Под стенами монастыря.
 
Ласкает душу гладь речная,
Уходит тьма за горизонт.
И луч, сомненья проясняя,     
Уносит вдруг в заветный сон,        
 
Где дед родной, гармонь наладив,       
Берёт весёлый перебор,
И бабушка детей в наряде
Ведёт ко храму на простор.
 
Стоят берёзы в ожиданье
Благих вестей со всех сторон…     
И я в Кирилловском молчанье
Жду колокольный русский звон.
  
58
  
Посвящается селу Волокославино
 
Дорогой светлой и волнистой
Лечу, лечу в своё село.
Сверкает от дороги близко
Река – блестящее стекло.
 
Рыбак сидит и ждёт сторожко,
Клянёт от катера волну.
Взлетает вдалеке рыбёшка
И вновь уходит в глубину.
 
Здесь над рекой Порозовицей
Храм Благовещенья стоит,
Щебечут ангельские птицы:
То песня древняя звенит.
 
Ты слышишь: здесь гармонь гуляла
От поздней ночи до утра,
Девчонок русских завлекала 
И уводила со двора.
 
Кто знает, может быть, вернётся 
Наш праздник вечный у костра.  
Господь на глупость улыбнётся,
Простит заблудшихся вчера.  
 
И край наш песнями зальётся,
И как в былые времена
Мой Волок Словенский проснётся
И счастье будет пить до дна.
                                                                  
 
   По линии матери и деда с бабушкой (Малюгиных) село Волокославино Кирилловского района Вологодской области, где изготавливали гармошки до 1961 г., является прародиной автора. 
 
59
 
   Здравствуй, друг!
 
Здравствуй, друг молодой или старый!
Наши песни я слышу во сне.
Обними-ка  подругу-гитару,
И пропой о любви и весне!
 
Видишь, солнце по-доброму светит,
И душа улетает в зенит!
Спой, приятель, мне песню о лете,
Пусть гитара  твоя зазвенит!
 
На опушке гуляет берёза,
В пляску кинулся клён молодой.     
Спой, приятель! Пусть песня поможет
Братьям, сёстрам России родной!    
 
Расскажи мне про близкую осень     
В нашем древнем забытом краю,
И ложится не во время проседь
На весёлую юность мою.
 
Спой, приятель, мне «Зимнюю песню»,
Видишь, снегом покрыта душа.
Пусть Всевышний всех нас перекрестит,
Кто идёт по Руси, не спеша.
 
Здравствуй, друг молодой или старый!
Никого, ни о чём не проси!
Обними-ка  подругу-гитару,
И пойдём петь во славу Руси!
 
60
 
Лечу к тебе, Великий Устюг!
 
Я не хочу жить где-то с грустью,
И быть в плену ненужных грёз.
Спешу к тебе, Великий Устюг,
Где греет души Дед Мороз!
 
Я приплыву на пароходе,
Или приеду на авто.
Или на чём-то этом вроде,
Чтобы поднять бокал за то,
 
Что есть на свете этом белом,
На устье северной реки
Местечко, где душа звенела
От радости и от тоски.
 
Не нужно мне чужого хлеба,
Чужих морей и южных гор.
Здесь колокольни рвутся в небо,
И хочется обнять простор.
 
Я не хочу жить где-то с грустью,
И быть в плену ненужных грёз.
Лечу к тебе, Великий Устюг,
Где греет души Дед Мороз.
 
61
 
    На родине Рубцова
 
Да не минует бардов благодать!
Бывал в Николе и в теплынь и в стужу.
Мне интересно новое узнать,
И кто кому здесь больше нужен?
 
А у собора, где священный вид,
Смотрю, сарай аппендиксом построен…
Не слышал, чтоб начальник иль пиит
Встал на пути как русский воин.
 
Ныряю в речку, где водоворот
В спираль закручивает всё теченье.
Перед глазами жёлтый плёс плывёт,
А из кустов как будто пенье.
 
Явилась рядом старая гармонь,
Меха игрок растаскивает резво,
Он разжигает внутренний огонь…
Похоже разогреет трезвых.
 
И как Рубцова, друг, не поминай,
Вокруг Поэта что-то изменилось…
Не изменился лес и Божий край
А так…
              Торжественно и мило.
 
62
 
Памяти  Николая Рубцова
 
Не каждый Родине пророк,
Пророков на Руси немало.
Погиб Поэт, а всем урок:
Знать, что змея готовит жало.
 
А кто-то спросит: – Кем убит?
Молчат друзья, молчат подонки.
И только ветреный пиит
Ласкает скрытые душонки.
 
Но вспомнят, вспомнят – был Поэт,
Летящий в новые просторы,
Чтобы нарвать Мечте букет
За слово, что за ним повторит.
 
Смотрите: плачет русский луг,
Родных встречая каждым летом,
И песни слышаться вокруг
В потоках солнечного света.
 
63

Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 5. Спасите свои души!

(из авторского сборника «Добрый вечер»)
 
     Я в это верю
 
Ты прости меня, моя родня!
Заплутал я по чужим дорогам.
Это горе завлекло меня
Или ветер пошутил немного.
 
Ты прости меня, моя родня,
И мой дом, заброшенный и старый.
Я терял себя день ото дня.
Но нашёл забытую гитару.
 
Ты прости меня, моя родня!
Я домой вернусь, я в это верю.
И гитара, Русь в душе храня,
Пусть войдёт в распахнутые двери!
 
 
74
 
    Русской женщине
 
В тебе таинственность веков
И непосредственность суждений,
Непредсказуемость падений
В потоке полусвязных слов.
 
Влечёт, куда не знаешь, путь,
И первобытная влюблённость.
Какая может извращённость
Сломать заложенную суть?
 
Труд беспредельный на износ,
Необычайное упорство,
Принявший брошенную гордость
В июнь дурманящий покос.
 
Придуманный врагами грех,
Горящее в глазах лукавство,
Ломающий любое барство
Разящий глупость русский смех.
 
Ты разрываешь фальшь сетей,
Хранишь к страданиям участье,
В тебе метанье, поиск счастья
И вера вечная в детей.
 
                               июль 1987 г.
 
75
 
Верните песни плясовые
 
                    «Помнишь, ехав в град-столицу,
Ты нашёл перо Жар-птицы;
Я сказал тебе тогда:
«Не бери, Иван, – беда!»
 
          Из сказки П.Ершова «Конёк-горбунок»
 
Не надо хитрых премий мне,
Подайте мне святое слово,
Чтоб петь в родимой стороне
С друзьями детства дорогого.
 
Не надо перьев золотых.
Не надо обдирать жар-птицу.
Спасите птицу от любых – 
Верните птицу за границу!
 
Хочу на родине понять,
На что?.. На радость или горе, 
Орёт премудрости опять
Вон та ворона на заборе?
 
Хочу, чтоб в русской  стороне              
Встречались люди как родные.
Не присуждайте премий мне,
Верните песни плясовые.    
 
Не лезьте недруги в друзья, 
Когда мой след вдали растает.
Наверно, приползёт змея,
Сласловьем яда истекая.
 
Любовь последняя моя
Поднимет тост за Свет и жалость.
Припомнят верные друзья
Добро, которое осталось.
 
76
 
                 Аукцион
 
Аукцион – как новый сон!
Восторг любителей удачи.
Кто покупает, тот  не плачет.
Да здравствует аукцион!
Удар первичный молотка – 
И вышла дева на продажу.
Назначил чёрный демон сразу:
– Цена полсотни…Жду пока.
 
Ударил шапкой в пол алкаш,
И бросил демону:  – Зарплата!
Ты кем торгуешь? Слышь, ребята!
Ты кто? Ты наш или не наш?
Удар вторичный молотка
Всадил толпе тот демон в душу:
– Раз! Два!
Алкаш кричит: – Не трушу!
Но поднялась в ряду рука.
 
Рука назначила: – Пятьсот!
Толпа качнулась и привстала.
Толпе одно не доставало:
Узнать, кто Деву заберёт.
Раз! Два!..Стук слышен молотка.
Но жёлтый справа крикнул:  – Тыща!
Понятно…Деву с детства рыщет.
Взять захотел наверняка.
 
Шумит, шумит аукцион.
Идёт за Совесть торг-продажа.
И Дева улыбнулась даже,
Увидев этот новый сон.
И раз! И два! И три! Как стон – 
Крик из толпы:
 – Куда ты, крошка?
А Совесть вырвалась в окошко:
 – Прощай! Прощай аукцион!
                               
 
77
 
           Играй, сынок!
 
Ну кто поймёт последнюю старушку,
Что верила, как в святцы, в русский рай,
Что видела подъёмы и разруху
И чья обитель за весь труд – сарай?
 
А сын её давно слывёт в артистах
И пишет:  – мамочка, из США привет,
Порадуйся, я так играю Листа,
Как ты когда-то в свои тридцать лет.
 
А форточка скрипит под ветром маясь,
И серый кот в углу водичку пьёт.
Старушка пишет:  – Сын, живи играя!
И пусть жена играючи живёт!
 
Пусть детки ваши заживут как люди.
Привет, поклон земной и счастье передай!
Мне хорошо, а лучшего не будет.
Играй сынок!
                        Играй! Играй! Играй!
 
Свидетельство РАО № 10290
 
 
78
 
     Русской проститутке
 
Кому ты продалась за сапожки?
Кому ты продалась за кофту?
Кому ты продалась? Кому ты продалась?
Кому ты продалась, дешёвка?
 
Скажи: – С кем глушишь радостно коньяк?
Кого влечёшь к себе улыбкой?
Кому ты продалась? Кому ты продалась?
Пред кем змеишься телом гибким?
 
Кто научил Россией торговать
На ложах, предками отмытых?
Кому ты продалась? Кому ты продалась?
Блестят глаза на рожах сытых.
 
Глаза твои в тумане от тоски.
Ты расскажи: –  Откуда родом?
Кому ты продалась? Кому ты продалась,
Как дочь славянского народа?
 
                                                          1988 г.
 
79
  
   А судьи кто? 
 
А судьи кто? 
Христос бросает слово,
А сам идёт в лохмотьях по родным холмам.
Зачем, зачем для нищего обнова,
Если её подарит Каин или Хам?
 
А судьи кто?
Вопрос нам ставит время!
А судьи кто? 
Несёт наш крест святой Христос!
А судьи кто? 
Кто приговор отменит?
Пилат? Толпа? Жрецы? 
Вот в чём вопрос!
 
А судьи кто? 
Собрались жертвы блуда.
А судьи кто? 
У них на правду свой закон.
А судьи кто? 
Стоит, смеясь, Иуда,
Стон серебра – ему приятный звон.
 
А судьи кто? 
Голгофа в ожиданье.
А судьи кто? 
Обманутый опять народ.
А судьи кто? 
Там в недрах мирозданья
Есть Высший суд, который судей также ждёт.
                                                      
 
80
 
 
 
 
 Спасите свои души!
 
Я живу с мечтой о счастье
И не только для себя.
Знаю я лихие страсти
Бродят, душу теребя.
Знаю я, что на примете
Все у хитрого кота,
Не ужиться с ним на свете,
Этом белом никогда?
 
Я кричу, что мисс покуда
Разгулялась без креста,
И любой мужик – Иуда,
Если продал он Христа.
Ты, мой друг, судьбу послушай!
Хочешь, верь  ей, иль не верь!
Только проданные души
Постучат когда-то в дверь!
 
Милый друг! Ты не надейся,
Что спасёшься при деньгах!
Хоть ты водкою залейся,
Но всплывёшь опять в грехах!
Совесть пусть не стоит гроша,
Но ведь ей и нет цены!
Покупатель здесь в прихожей:
Он пришёл от сатаны!
 
                
81
 
   К славянским женщинам
 
На туфельках с высоким каблучком,
В парижском платье и в косынке синей,
И с видом, что как будто ни причём,
Она пришла на исповедь к России.
 
Здесь стены вековые как скала,
А раны рваные на грозном теле.
И гордо вверх рванулись купола,
Кресты, как души, в небе загорелись.
 
Глядят с икон защитники Руси
И девы наши с гордостью славянской.
Земля их научила не просить
О милости от власти хитрой панской.
 
История звонит в колокола
И совесть бьёт по душам женщин наших.
Какие же нужны ещё слова,
Чтобы понять, что в жизни этой краше?
 
Останутся машины – высший класс
И золото с алмазами в кубышках.
А дети, не рождённые от вас,
Лежат, лежат в процентах на сберкнижках!
 
На туфельках с высоким каблучком…
 
                                                         май 1989 г.                                                  
 
82
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Раздел 6. Наша встреча впереди

(из авторского сборника «Добрый вечер»)
 
 К  Есенину
 
На холмах моей Отчизны  
Березняк шумит родной.
От весёлой нашей жизни
Дуб качает головой.
 
           Припев:
Что милее есть на свете?
Ну чего всё время ждём?
Мы к Есенину поедем,
Песни русские споём!
В Константиново  поедем,       
Песни русские споём!            
 
Там в лугах гуляет осень
Журавли зовут в полёт.
Эх, душа простора просит,
Там всегда Россия ждёт!
 
             Припев:
Что милее есть на свете?
Ну чего всё время ждём?
Мы к Есенину поедем,
Песни русские споём!
В Константиново  поедем,       
Песни русские споём!          
 
Песня – Свидетельство РАО № 16397
 
83
 
   Ах, зачем снова даль?
 
Ах, зачем снова даль нас зовёт каждый вечер?
Ах, зачем этот день дарит нам Гименей?
Ах, зачем же, зачем зажигаешь ты свечи?
Если счастье пришло – нам не надо свечей!
 
Ах, зачем эта ночь нас бросает в объятья?
Ах, зачем Водолей чары льёт на меня?
Ах, зачем же, зачем пропадаю опять я,
Ни тебя, ни друзей никого не виня?
 
Ах, зачем снова ты под аккорды гитары
Вспоминаешь простой незабвенный напев?
Ах, зачем же, зачем  снится город наш старый,
Где дрожала струна, от любви захмелев?
 
Песня – Свидетельство РАО №  8699                                                     
 
84
 
          Скажи Мечте!
 
Среди мирской ненужной суеты,
Блуждая в дебрях Мирозданья,
Я встретил вдруг волшебные черты.
Кто Вас прислал, Небесное Созданье?
 
Когда взрывались в нашей стороне
Любовь, надежды, даже зданья,
Когда тонула истина в вине,
Явилось вдруг Небесное Созданье!
 
Мечтаю я, чтоб Свет развеял тьму.
Господь прислал крупицы Знанья.
За что Благая Весть и почему
Явилось вдруг Небесное Созданье?
 
В душе моей таился добрый стих.
Слова томились в ожиданьи.
И пусть один остался в жизни миг:
Я Вас люблю, Небесное Созданье!
 
85
 
      Любовь цветёт
 
Я выхожу опять в родимый сад,
Здесь наш Господь природу лаской крестит,
Здесь соловей красивой жизни рад,
И вся округа ждёт весёлой песни.
 
Припев:
А на лугу красуются ромашки,
И за околицу судьба меня ведёт,
Я вижу здесь картины русской сказки,
Я вижу здесь любовь, любовь цветёт!
               
Летит, летит на  улицу рассвет,   
Небесный луч твоей души  коснётся,
Забудешь  ты тревоги  прошлых лет,
Опять Любовь в твоей душе проснётся  
 
Припев:                                                                  
А на лугу красуются ромашки,                
И за околицу судьба меня ведёт,
Я вижу здесь картины русской сказки,
Я вижу здесь любовь, любовь цветёт!
 
Песня – Свидетельство РАО № 19089
                                                                                         
86
 
  А я вам желаю влюбиться!
 
Над Родиной нашей играют зарницы,
Народ веселится, всю грусть затая.
А я вам желаю: Желаю влюбиться,
Желаю влюбиться в родные края!
 
Надеюсь, что храм старины возродится,
И братья и сёстры вернутся к нему.
Скажите: Во что же иначе  влюбиться,
Скажите, родные, я, может, пойму? 
 
Смотрите, любуйтесь на светлые лица
Красавиц небесных, сошедших сюда!
И я вам желаю: Желаю влюбиться,
Хотя б в жизни раз и уже навсегда!
 
Свобода взлетает, как вольная птица,
Крылом осеняя поля, города.
И я вам желаю: Желаю влюбиться
В детей и Россию уже навсегда!
 
Песня – Свидетельство РАО № 8670
 
87
 
     Играй гармонь!
 
Там за рекою, на опушке
Вновь собираются друзья.
Возьму гармонь, пойду к подружке,
Спою ей вместо соловья!
 
Припев: Играй гармонь! Играй трёхрядка!
               Ты, как подружка хороша!
               И я спляшу с тобой вприсядку.
               Играй гармонь, моя душа!
 
Мой друг играет на гитаре
То вальс-бостон, а то фокстрот,
А я иду с подружкой в паре,
Встречай гармонь, простой народ!
 
Припев.
 
Судьба со мной играет в прятки,
А я для игрищ взял гармонь.
Не убежишь ты от трёхрядки,
В её ладах любовь-огонь!
 
Припев.
 
Песня – Свидетельство РАО № 10984                                  
 
88
 
   Друг-ямщик, гони!
 
Мы летим дорогой быстрой,
Мы летим издалека.
– Ты послушай голос чистый – 
Песню друга-ямщика!
 
Он поёт на верхней ноте,
Вспоминает отчий край.
Жизнь на новом повороте:
– Друг-ямщик, гони, давай!
 
Нас с тобой подхватит ветер!
Сани-кони – два крыла!
Мы одни на белом свете – 
Это нас судьба свела!
 
– Слушай, верная подруга,
Песню-зов про милый край!
Нам не нужно лучше друга,
Что везёт в заветный рай!
 
Песня – Свидетельство РАО № 8699                    
 
89
                     Журавли
   (текст песни создан совместно с Верой Степановой)
               
Улетают с насиженных мест журавли, улетают,
Снова крики прощанья летят  из осенних полей.
Выходите скорей проводить эту новую стаю
Появившихся здесь на Руси молодых журавлей!
 
Колыбельную песню поют нам родные берёзы.
О Добре и Любви прокричали опять журавли.
Закружили снега, посылая небесные грёзы,
Оставляя на время весёлое лето вдали.
 
Как хотелось бы мне отменить на земле увяданье,
От любви сумасшедшего слушать всю ночь соловья,
И загадочный шелест берёз и простое журчанье
Убежавшего в лес за красивой  мечтою ручья.
 
На Руси мы зимою мечтаем о сказочном лете,
А за нашим окном разыгрались опять снегири.
Журавлей ожидают счастливые русские дети,
И на Млечном пути, как и прежде, мерцают огни.
 
90
 
Наша встреча впереди
 
Когда альбом откроешь старый,
На нашу юность погляди!
И для тебя споёт гитара,
Что наша встреча впереди!
 
По переулочку крутому
На берег озера пройди!
Признайся клёну дорогому,
Что наша встреча впереди!
 
Чтоб стало на душе полегче,
В стожок душистый упади!
И травы ласково прошепчут,
Что наша встреча впереди!
 
Я верю, что ромашки свяжут
Из клеверов наши пути,
Берёзы мудрые расскажут,
Что наша встреча впереди!
 
91
 
    Добрый вечер
 
Добрый вечер, добрый вечер
Нам раскрыл свои объятья!
Добрый вечер, добрый вечер
Нам улыбку подарил!
И весёлая гитара
Обняла тебя за плечи,
И мотив любимой песни
Нас с тобою закружил!
 
Добрый вечер, добрый вечер,
Расскажи былину-сказку:
Как печалится берёза
О моей лихой судьбе,  
Как раскачивает ветви
Ветер ласковый навстречу,
И листва поёт с надеждой
Обо мне и о тебе.
 
Добрый вечер, добрый вечер,
Подари мечту о счастье!
Добрый вечер, добрый вечер,
Всех на песни позови!
И когда лады настроив,
Нам сыграет клён на струнах,
Станут песни наши вечны – 
Песни счастья и любви!
 
92 

Юрий Кириенко-Малюгин. Реанимация (рассказ)

Открываю глаза. Вокруг синеватый разливающийся свет. Вверху, справа, слева. Где я? В раю, что ли? Какой час? Время суток? Вечер, ночь или утро? Пошевелиться не могу. Руки, ноги как будто ватные. Поворачиваю с трудом голову налево. Рядом стена в синем отливе. Поворачиваю голову направо. Вижу рядом кровать. Это же кровать, похожая на мою вчерашнюю!Предоперационную. На кровати лежит мужчина неопределённого возраста. Смотрю дальше. Стоят несколько кроватей друг за другом. Думаю. Я в реанимации? Похоже. Значит, после операции. 
    На губах пересохло. Пить очень хочется. Надо позвать санитарку. Громко говорю: «Сестричка!» Звука не слышу. И понимаю, что это шёпот. Набираюсь сил. Как можно громче кричу: «Сестричка! Пить!» Слышу свой слабый голос. А в ответ тишина, как в песне Высоцкого.  Думаю, сестричка спит или не слышит.  Понимаю, звать бесполезно. Придётся ждать какого-то изменения в синеватой обстановке.  
     Вспоминаю, а что же было вчера. С вечера меня предупредили, что утром будет плановая операция, и я по указанию врача принял очистительный препарат для подготовки желудка.В семь утра, ещё до общего завтрака пациентов, в палату зашла медсестра, завезла кровать и пристыковала к моей кровати. «Снимайте лишнее», - сказала она. - «И перемещайтесь на мою кровать». Я так и сделал, оказавшись в чём мать родила на простыне и жёстком матрасе. «Се ля ви», - сказал я себе. Потому что анализы ирриографии, УЗИ и крови показали, что надо удалять опухоль. Говорю себе: «Всё будет хорошо! Помоги, Господи!»
     Вспоминаю, что кровать со мной направили в широкий специальный лифт, спустили на 6-ой этаж и завезли, какя понял в операционную. Хирург, который меня принимал в больницу, был в окружении каких-то сестёр в белых халатах. Он сказал: «Вставайте. Переходите в это кресло». Помню я  сел, руки положил на подлокотники, ноги закинул на спецстойки. Хирург меня спросил: «Ну как себя чувствуете?» Помню, что не  успел ответить, и как будто куда-то провалился…
Лежу. Значит, мне сделали операцию. И что я жив! Голова что-то соображает. Тело перевязано бинтами. Раз я в этой комнате, - это реанимация. Думаю, что надо ждать. Вроде ничего не болит. Ушёл в полудрёму. Сколько времени прошло – неизвестно.
    В комнате стало светлеть. Прошла одна, потом другая медсёстры, стали что-то искать в стеклянных шкафах. «Пить!» - попросил я. Медсестра подошла и приложила ко рту влажную салфетку. «Спасибо!» - прошептал я.
Послышались голоса в комнате. Началось движение вдоль кроватей.
   Появилась группа врачей, естественно, в белых халатах и среди них мой знакомый, вчерашний хирург. Один из врачей сказал: «Нам надо освободить четыре места в реанимации. Сейчас тепосле операции – в коридоре». «Хорошо», - сказал хирург. Проход начался с крайней кровати, то есть с меня. Хирург посмотрел на меня, я на него. Помолчали десять секунд. «Этого в палату», -  сказал хирург. Я внутренне обрадовался. В этом синем полумраке  мне не хотелось задерживаться.  Больной второй кровати лежал, закрыв глаза. Хирург обратился кмедсестре: Делайте по указанию!» К больному третьей кровати, хирург обратился: «Как себя чувствуете?» Голос  ответил: «Лучше всех!». Я узнал тембр моего соседа Игоря Николаевича по верхней больничной палате. Хирург указал: «Этого тоже на выписку». 
      Медсестра прикатила мою кровать-тележку в палату и помогла перебраться на «родную» кровать. Пришла другая медсестра и поставила капельницу. В палате мы с соседом уточнили обстоятельства. Игорь Николаевич шёл на операцию на следующий день после меня, а я в день операции не вернулся в палату. Спросил соседа: «А почему я и ты оказались вместе  в реанимации? На что Игорь  Николаевич сообщил: «Я-то один день в реанимации». Тут до меня дошло, что я два дня возвращался или меня возвращали в сознание. 
«Здравствуй, Белый Свет!» - сказал я, глядя в окно больничной палаты. Выписались мы с соседом в один день. Через три дня после операции. В  приёмном боксе на этаже отделения сидела очередь новичков. Пока мы собирали сумки,  наши кровати уже перестелили.
 
*    *    *
     Какие вы все – наивные! Ну не все, а наберётся по крайней мере 90 процентов наивных, чтобы кому-то необидно было. Ну и мне тоже. 
     Иду на дачу в Подмосковье. Справа солнце, слева тени от деревьев. Вот тропинка среди разноцветья. Вот лес, в который хожу за грибами. Вот поляна с коврами земляники. Вот ряды молодых сосёнок, под которыми резвятся маслята. Вот ворона пролетела, села на забор и каркнула неизвестно о чём, но для чего-то! На опушке начала счёт  кукушка. Не хочу считать, на кукушку никакой надежды. Вот корова и теленок пасутся на лугу и машут мне или для дела хвостами. Сверху кружит ястреб или коршун и выжидает добычу на поле. В облачном небе летают какие-то птицы неизвестного для меня наименования. Качаются молодые березы, показывают направление ветра. А в саду смотрят на меня кусты чёрной смородины, малины, крыжовника, калины. Да это же рай! 
     Думаю. Куда и зачем носимся?  В больнице не выдержало бы сердце, кровеносные сосуды или почки или что-то нужное. И жизнь могла бы оборваться несколько дней назад и может оборваться по собственной глупости в любой момент.
     А в это время. Где-то кипят страсти, режут бюджет, магнаты делят сверхдоходы, по ТВ славят бизнес-людей, и тех, кто за правильное и перспективное. Одни увеличивают губы, другие груди, третьи прибыли, четвёртые обсуждают введение прогрессивного налога на  богатых поневоле или успешных по закону, пятые ловят проституток, шестые требуют введение абортов, седьмые против– из-за нехватки средств на будущих детей, восьмые оптимизируют ЖКХ, девятые рекламируют стимуляторы и стиральные машины, десятые требуют восстановить машиностроение…  Жизнь кипит. Для чего?
 
Где-то борются страсти,
Где-то слышится вздор.
Здесь мне душу приластит
Златоглавый собор! 
 
И становиться ясно: Реанимировать надо души, а не только тела!
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Русские поэты народного («рубцовского») направления (лауреаты конкурсов «Звезда полей» начала XXI века)

Не стихает информационное скрытое противостояние, кто же может зваться русскими поэтами начала XXI века. Это смотря по каким критериям мерить. У каждого из литературных журналов и в каждой из литературных газет имеются свои  лучшие поэты.
    После того, как мне лично несколько раз отказывали в публикациях авторской поэзии и литературных статей, в том числе о творчестве народного поэта Н.М.Рубцова, был  организован сайт www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (март 2006 г.). На сайте публикуются стихи участников конкурсов «Звезда полей», литературоведческие статьи и статьи, разоблачающие дезинформацию о жизни и творчестве Н.М.Рубцова, информация о проводимых литературно-музыкальных мероприятиях и др. Ежемесячно на сайте фиксируется  от 1-2 и до 35 посетителей от 25 до 45 стран-посетителей из Ближнего и Дальнего Зарубежья (лидеры – Белоруссия, Украина, Казахстан, Германия, Кения, США, славянские страны), посетители из регионов России (подсчёт ведётся автоматически по заложенной программе). Мы можем также сообщить, сколько было заходов на сайт из любого значимого города РФ, в том числе из городов с рубцовскими центрами и организациями. Ясно, что посетители – не случайные люди, в том числе по рубцовской тематике.
   По критериям «поэты рубцовского направления»  предлагаю ознакомится с перечнем авторов-лауреатов поэтических конкурсов «Звезда полей» Московского Рубцовского центра (2001-2006), НКО «Рубцовский творческий союз» (2006-2015) и «Творческого центра имени Н.М.Рубцова» (2015-2016), входящего в состав МОО Мск «Китеж». Большинству читателей большинство нижеприведённых авторов не знакомы, т.к. этих поэтов практически не замечают в публичных литературных газетах и журналах. Называю опубликованных в Альманахах «Звезда полей» славянских (русских, украинских, белорусского, сербского) поэтов начала 21-го века в соответствии с алфавитом, по которому все указанные языки, в том числе русский, являются диалектами славянского языка. Это для того, чтобы никто не обиделся на автора данной публикации. И привожу фрагменты их творчества.  Итак, по порядку :

Владимир Андреев
г.Москва

                  *     *     *
                                             Наташе

Смешная жизнь, как конкурс красоты,
Как тысячи других похожих экзерсисов,
Но как прекрасна жизнь, когда цветут цветы,
Ромашки, розы ли, нарциссы…

Вон незабудка, помнит обо мне –
И не забыла детства в дальней стороне,
Которое глядит в меня её глазами
Сквозь память, заслонённую веками…

И где-то там, в расщелине звезды
Моей судьбы мерцает свет заветный…
Спущусь к реке и зачерпну воды,
И принесу в ведре я свет её бессмертный…

Алексей Бандорин
 г.Рязань
         
               Родине

У нас с тобой одна судьба,
В одну мечту нам верится,
Один престол, одна сума
И смерть, что рядом вертится.
Одни друзья, одни враги –
Навечно в память врезаны.
Сквозь посвист пуль,
Сквозь плач пурги –
Один полёт над бездною.

               *      *      *

Который день бесчинствуют дожди.
Бесчинствуют дожди, и нет на них управы.
Как на дрожжах, поднялись травы
Уже до пояса почти.

Который день, надев плащи,
Уходим утром на работу.
Браним плаксивую погоду –
Летят слова, как из пращи.

Который день уже звонишь ты.
«Не обижайся, подожди»…
Из-за угла неспешно вышли
И важно шествуют дожди.


       Вера Гундарева
г.Артём, Приморский край

           *      *      *

Родиться поэтом от Бога –
Что в жизни случиться важней?
Скитаться по разным дорогам
Среди неустроенных дней.

Хмелеть от вишнёвых рассветов,
Просторам себя раздавать,
Цветы собирая в букеты,
В стихи собирая слова.

В судьбе, как в дороге неровной,
Случайный подыскивать кров.
Брататься с ветрами и громом,
Любовью платить за любовь.

Прослыть неудачником – ладно!
В стихах то усмешка, то грусть.
Быть сыном страны неоглядной
Со звонким названием Русь.


Виктор  Красавин
Московская обл., г.Дмитров

        Качка

Влево – вправо, влево – вправо,
Снизу – вверх и вниз опять.
Есть у моря это право –
Наши нервы помотать.

Постепенно нарастая,
Огрызаясь у винта,
Волн взлохмаченная стая
Заплясала неспроста.

Вот большая, нагловато
Через борт скакнув бочком,
Вдоль по палубе обратно
Покатилась кувырком.

Но её не замечая,
Не пройдёшь по кораблю.
И качает, и качает…
О покое не молю

И не жду, что будут вскоре
Голубая гладь да тишь.
Всё равно от моря в море
Никуда не убежишь.

Разбираюсь в сути дела,
Верю в прочность корабля.
Вправо – влево,
Вправо – влево
Чертит мачта кренделя.


    Сергей Кривонос  
     Украина, г. Сватово, Луганская обл.

                      *     *     *

…И грянул праздник, тишину взрывая,
И суетились люди там и тут,
А сельский парень Голубенко Ваня
Пел о каштанах, что весной цветут.

Знакомой песни наплывали звуки,
Легко скользя меж праздничных столов,
И бойко разливалась медовуха
По рюмкам и стаканам земляков.

Конечно, это было не напрасно.
Был город на веселье обречён.
Недаром говорят: на то и праздник,
Чтоб, радуясь, не думать ни о чём.

Славянская душа, ей нет покоя,
Чем жить трудней, тем веселей поёт!
И в этих песнях что-то есть такое,
Что выше всех проблем и всех забот.

За речкой солнце гасло постепенно,
И растворялся в рощах летний зной.
И в сотый раз нам Ваня Голубенко
Пел про каштаны, что цветут весной.

Растягивал баян  Иван не спьяну.
А как играл – стелились ковыли.
Когда запел в сто первый раз…каштаны
Как показалось, вправду расцвели.


Нина Кузнецова-Белова
 п.Приладожский, Ленинградская обл.
 
«В этой деревне огни не погашены
Ты мне тоску не пророчь...»
                                     Н. Рубцов

Деревня детства моего
Посвящаю д. Хвощеватик близ г.Кириллова
 
Кто нарёк тебя именем этим
Деревенька родная моя?
Место дивное кто заприметил
И вписал в луговые края?
 
Вся деревня видна из окошка -
Будто Русь на ладони лежит.
Лишь едва серебрится дорожка,
Та, что в дальнее детство бежит:
 
Где ковром земляника на горке,
По малиннику бродит медведь,
Белка щёлкает шишки на ёлке.
Будь всё это хранимо и впредь.

Лес багряный, стога словно свечи,
Копны льна хороводят в полях.
Кто-то байку заводит под вечер,
Кто картошку печёт на углях.

Там снега ослепительно ярки,
И морозы трещат в деревах,
Молоком пахнут руки доярки,
И коровки мычат во хлевах.
 
Мне воспеть бы святую деревню...
Русь моя, мне тебя бы воспеть!
Красоту описать эту древнюю
Мне бы только успеть…
Мне б успеть.

(Деревня с 1558г. не меняла своего названия и входила
 во владения Кирилло-Белозерского монастыря)

Юрий Куксов
г. Москва

             *         *        *

Всё толком жизнь не получается,
А мы стараемся живём…
Рассвет никак не умещается
В окошке маленьком моём.

Живу, шагами землю трогаю,
Обиды в радостях топлю,
С надеждой тайной и тревогою
Вокзалы шумные люблю.

И сквозняком стальным простуженный,
Устав плечом толкать прогресс,
Я убегаю, как в отдушину,
В заветный вологодский лес.

Душа с печалями прощается,
И горестей в помине нет.
И вся земля в меня вмещается,
И ночь, и звёзды, и рассвет.

   Белозерский район, Вологодская обл.

  Владимир Кучерь
 г.Москва
 
              *      *      *

Хотя и поменялись времена,
И всё ж не изменилось наше слово;
На родине Рубцова тишина,
Я пью до дна за родину Рубцова.

За разнотравье и звезду полей,
За речку Толшму с комариным раем,
За то, чтоб век душе не постареть
И если даже тело умирает…

А за рекой благословенный вид!
Не потому, что вновь макушка лета;
Родной простор вовек тебя хранит
Поэзия достойного поэта.

…С покосом тебя, сельский человек,
С поклоном к неизменной твоей теме…
Бежит река, ушёл двадцатый век,
А здесь почти остановилось время.

Легко перешагнув разбитый мост,
Лениво, царским золотым червонцем,
Где вдалеке виднеется погост,
За горизонт едва заходит солнце.

Ночное стрекотанье до утра,
А то вдруг дождь проявит свои звуки;
И так природа здешняя светла,
Что отвечать не хочется разлукой…

Всплывёт заря в пурпуровом венце,
Земную ширь окинет добрым взглядом;
Россия, Русь в единственном лице,
И больше в жизни ничего не надо.

Сергей Лебедев
г. Тольятти

    *       *       *

Нет, не продам я душу суете,
Не оскверню неуваженьем
К России, к матери, к мечте,
К лесам и далям с птичьим пеньем.
Пытаются мне в душу наплевать,
Глумясь над Родиной, открыто.
Не верить в прошлое, в отца и мать,
В глаза берёз, дождём умытых.
Но не продам я душу суете,
Надеюсь на защиту Божью,
Забытых сёл в кричащей немоте
В угоду не ославлю ложью.

Десанка Максимович
                    Сербия

                 *      *      *

Заполнена земля и в ней все страны
Вестями грустными о горестях людских.
В набат ударьте, излечите раны!
Звучит пусть на планете примиренья стих!

Пусть вести будут радостны и чисты,
Довольно слов о бедах, воровстве,
Мошенниках
                      и о лжецах речистых.
Пишите о добре и о людском родстве.

Не вынимайте грязи из канавы,
Есть где-то и песок, что золотом блестит.
Воспойте тех, кто и чужую славу
Возносит, восхищаясь, с гордостью на щит.

Пишите иногда, что любите как братьев
Инакомыслящих, иноплемённых, всех!
Что был бы мир без них в большой утрате,
Что к непохожим ненависть есть смертный грех.

Хоть иногда, но напишите это! –
И капля доброты наш мир от зла спасёт!
И миллиарды звёзд нам озарят планету,
И красота растопит ненависти лёд!

    перевод Любови Галицкой
   (г.Темрюк, Краснодарский край)


Ирина Монина
 г. Челябинск

    Среди лесов

Звучит перед рассветом тишина:
Готовит краски для любви и света.
На это чудо я гляжу одна,
Среди лесов затерянная где-то.
Озера дышат свежим холодком,
А над водой опять туман клубится.
Хочу я крикнуть, но у горла ком
И я молюсь, нахохлившись, как птица.
Молюсь опять языческим богам,
Чтоб стерегли покой родного края.
Благословите, а я жизнь отдам,
Чтоб доказать, что я здесь не чужая.
Прошли мы вместе миллионы лет
И выжили, приветствуя рассветы,
А вот теперь напрасно ждем ответ,
Прощупывая дальние планеты.
Мы все родные этим берегам
И лес, с добром пришедших не обидит.
Прислушайтесь, он помогает нам,
Он говорит, он чувствует, он видит!


Эрнест Любенко (1935-2008)
    г.Москва
 
              *       *        *

Красавицы мечтают стать моделями,
Сиять в лучах цветных прожекторов.
А мир всё больше полнится борделями,
Зовущими под свой коварный кров.

Бьют децибелы с мощного динамика,
Чуть вякает «замшелое старьё».
С России, как с огромного «Титаника»
Сигают в волны дочери её.

Они гребут на свет далёких гаваней,
Где падкие на русскую красу
Их подбирают после долгих плаваний
И на постели брачные несут.

У них родятся граждане французские,
И датские, и прочих королей…

Когда же, наконец, красотки русские
Начнут рожать для родины своей?...


         Лукавому

Не поверю тебе, Лукавый,
Не поддамся на хитрую ложь.
Ты меня своей сладкой отравой
За рубь – за сорок не возьмёшь.

Не сули золотые горы,
Яркой славы венец не сули.
У меня для тебя заборы
По периметру всей Земли.

Неприступна моя обитель,
Не рычи на меня и не лай;
Ведь со мною теперь святитель
Чудотворец отец Николай.

На него уповаю в надежде.
Я – Георгий тебе, не Эрнест.
И совсем не такой, как и прежде:
Мне защитой – Иисусов Крест.

16.01.2002

Эрнест Любенко, Юрий Кириенко-Малюгин
г.Москва, Рубцовский центр

Снова в Николе

И вот мы снова здесь в Николе,
На этот раз в весенний день.
Опять пред нами то же поле,
Избушки дальних деревень.

И та же милая Светлана,
Глаза, что полных две луны,
Вручает вилки и стаканы,
И вновь мы радостью полны.

И Толшма, тихая река,
Для нас сегодня – центр мiра.
И вот мы, трезвые пока,
Пьянеем от рубцовской лиры.

                                   31.05.2002 г.

Запись в книге посетителей дома-музея
Николая Рубцова в селе Никольском
Тотемского района Вологодской области.

      Александр Раткевич
Беларусь, Витебская обл.,  г.Полоцк

          Межень

Я помню музу с малолетства,
когда она, смеясь, меня
без фамильярного кокетства,
без вдохновенного огня
учила вдумываться в слово,
держать перо и каждый крик
переиначивать сурово
и осторожно в тот же миг.

Я помню: августовским летом,
когда рекой владел межень,
когда мне был ещё неведом
метафорический кремень,
она меня взяла на руки
и в реку бросила: «Плыви
сквозь поэтические муки,
сквозь муки бренные любви».

Я помню вздрог, который губы
мои неимоверно сжал,
и плоть воды нежнее шубы,
и брызг безумствующий шквал,
и музу в сумерках грядущих,
и, как в светящемся венце,
испуг в её глазах цветущих
и состраданье на лице.

    Людмила Салтыкова
               г. Рязань                                                

       Земля отцов

Звёздно-синие купола
Загляделись на шпиль золочёный…
Предков наших судьба призвала
В край, Мещёрою наречённый.

Ярослав – Ярослава внук –
На Рязанской Руси был главный,
В незапамятную весну
Основал здесь Переяславль.

Время мчалось на крыльях снов,
Поднимались над пеплом травы,
И, вплывая в память сынов,
Стал Рязанью Переяславль.

От музейных кремлёвских стен
Манит нас многолюдье улиц,
Спозаранку уши антенн
От рекламной возни проснулись.

Но вещает земля отцов,
Чтоб в согласии люди жили –
В перезвонах колоколов
Нам слышны заповедные были.

Предков наших судьба призвала
В край, Мещёрою наречённый…
Звёздно-синие купола
Загляделись на шпиль золочёный.

                Брыська
              
                      1
Очень рад Ванюша-крошка:
Появилась в доме кошка.
Тоже крошка – эта Брыська –
Не умеет есть из миски.
Но вполне Ванюша взрослый:
Ей отдаст бутылку с соской.
                     
                      2
Кошка Брыська у Ванюшки
Разбросала все игрушки
И не хочет убирать –
Значит, ей в углу стоять!
Но не хочет в угол Брыська,
Вот неправильная киска!


          Светлана Солона
  Украина, село Градижск,
        Полтавская область

    Печальный романс

Обещав милий iй: «Повернуся,
Як птахи прилетять на виснi».
Iз дiтьми залишилась Маруся,
Iм вiд батька читае  листи.

В тих листах вiн писав: «Не хвилюйся,
Бережи наших дiток малих.
I про маму,– писав, – потурбуйся.
Повернусь – радiсть буде на всiх».

Але де вiн коханий? Немае…
Не одна проминула весна.
Виглядае дружина, чакае,
А вiд нього листiв биiльш нема.

Страшна звiстка влетiла до хати,
Заеричала вдова молода,
I не зна, де могила солдата:
«Похоронка» про це теж не зна.

Жовтолиста калина схилилась,
Намистинки замерзли в снiгу.
Синеока вдова зажурилась,
Вiд дiтей приховавши сльозу.

Вера Степанова
 г. Москва
 
     По    притче

Разговаривал Ангел-хранитель
С Человеком божественным днём:
«Мы с тобою в Святую обитель
Через годы по жизни идём.

Покажу я тебе дорогу:
Это весь твой жизненный путь,
Он ведёт тебя прямо к Богу,
Чтоб в конце пути отдохнуть.

Я   с тобою по жизни шагаю,
На песке оставляя следы.
И крылом тебя укрывая,
Доведу до святой воды».

По обрыву пошла дорога
А следы почему-то одни.
«Как ты мог меня бросить, Ангел,
В мои самые трудные дни?»

«Ты тогда в себе сомневался
И дорога шла под откос.
Я с тобою всегда оставался,
Просто я на руках тебя нёс».

               *     *     *

Как-то раз очаровашке-скрипке
Басом говорил аккордеон.
От её застенчивой улыбки
Перепутал все аккорды он.

Думал он, сверкая перламутром:
«Вот бы вместе с нею зазвучать,
Песней соловьиной ранним утром
И любовь, и нежность излучать».

Милой скрипки ласковые звуки
Громко пели как судьба лиха,
Часто порождали только муки,
Разрывая на куски меха.

Расплывались клавиши в улыбке
И не знал влюблённый дурачок,
Что у сердца королевы-скрипки
Есть хозяин – преданный  смычок.


Любовь Усова,  
Республика Казахстан, Карагандинская обл., г.Темиртау
 
            Мати Русь

Мати Русь! На вселенском просторе
развевается флаг в триколоре,
блещут звёзды седого Кремля.
Сколько света, размаха и шири!
От Камчатки до вольной Сибири
зеленеют леса и поля.
Начинается утро с поклона,
с колокольного чистого звона.
Вечной памяти живы огни.
Много нечисти дремлет, однако,
среди злобы, невежества, мрака.
Ты храни свою душу, храни!
Мати Русь! не поддайся обману,
на Суде самом Страшном предстану,
искуплю за тебя все грехи.
Приплывёт завещанье в конверте,
словно искры любови бессмертной:
дети… Родина… вера… стихи…

             *      *     *

Мне б вернуться туда, где Бергуль
Затаилась в сибирской глубинке,
Окунуться душою в июль,
Пробежать по заросшей тропинке…

Полной грудью вдохнуть благодать
Той земли, где сплетаются корни,
Как сестрёнку, берёзку обнять…
Мчатся в прошлое Памяти кони –

Через годы, границы, судьбу –
К белой рощице, озеру, яру…
Мне б влететь малой пташкой в избу,
Посидеть на завалинке старой,

Прикоснуться… понять… прорасти
Васильком на забытой могиле…
Мне б ту Память для внуков спасти,
Чтобы в ней они черпали силы.

Юрий Кириенко-Малюгин
г.Москва

            Память

Вставало желанное солнце,
Струило тепло по жнивью,
Само открывалось оконце,
Я родину видел свою.

Склонялись над полем ромашки.
Я запах таинственный пью,
И снова в объятиях сказки
Я родину вспомню свою.

Над лесом горели закаты,
И песня не шла к соловью,
Когда в нашем доме утраты,
Я родину вижу свою.

Привет, дорогая сестрица!
Недавно я был на краю,
И если мне счастье приснится,
Я церковь увижу свою.

Я помню, звезда загоралась,
И свет улетал в полынью,
Надежда всегда оставалась,
Что песню услышу твою.
             
Гуляют родимые дети.
Хотите, об этом спою?..
И мама с того бела света
Мне дарит улыбку свою.


           *       *       *

Святая Вологда! Моя земля!
Земля моих озёр, лесов, болотин.
– Смотри! Летит по небу, веселясь,
Клин журавлей под шум великих сосен.

Вожак кричит: –  Я здесь в краю родном,
Я вам принёс волнующие вести,
Что наш Господь божественным крылом
Благословил крестьянские поместья!

На север гонят журавли снега.
Я вижу множество примет хороших:
Друзья мои выходят на луга
Под грусть и перелив простых гармошек.

Душа хранит! Душа моя хранит
Пьянящие июньские покосы,
Клич журавлей и перепевы птиц,
Мой белый сад и золотые плёсы!

Родные осенили купола
И улетели в дальние полесья.
Взошла звезда и опустила на поля
Мелодии вечерних русских песен.

Список Ю.Кириенко-Малюгина
Автор - член Союза писателей России и Общества «Знание», автор пяти поэтических сборников, включён в длинные списки Бунинских премий 2010 г. (сборник «Впереди родимый край», 2008) и 2015 г. (повесть-предупреждение «Есть Божий суд…», 2012), длинный список премии Александра Невского 2015 г. (монография «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…», 2011), длинный список премии «Золотой Дельвиг» 2015 г. («Методика оценки и критерии народности поэзии, 2014)

Юрий Кириенко-Малюгин. С днём Рождения – 03.01.1936 – русского национального поэта Н.М.Рубцова!

ПАМЯТИ  НИКОЛАЯ  РУБЦОВА 
 
Не каждый Родине пророк,
Пророков на Руси немало.
Погиб Поэт, а всем урок:
Знать, что змея готовит жало.
 
А кто-то спросит: – Кем убит?
Молчат друзья, молчат подонки.
И только ветреный пиит
Ласкает скрытые душонки.
 
Но вспомнят, вспомнят – был Поэт,
Летящий в новые просторы,
Чтобы нарвать Мечте букет
За слово, что за ним повторит.
 
Смотрите: плачет русский луг,
Родных встречая каждым летом,
И песни слышаться вокруг
В потоках солнечного света.
                                                           декабрь 1989 – август 2001

Юрий Кириенко-Малюгин. Сборник Веры Степановой «Для Вас, читатели родные!»

В октябре 2016 года издательством «Старт», г.Рязань выпущен сборник Веры Степановой «Для Вас, читатели родные!». Привожу аннотацию сборника:
 
УДК 821 
ББК  84(2Рос=Рус) 6
С 79
 
    Вера Степанова. 
    Для Вас, читатели родные! Стихи и песни».  – Рязань,   
    Издательство «Старт» , 2016, с. 80
 
    Автор представляет Читателю сборник избранных песен и стихотворений (первый её поэтический сборник «Небесная песня» выел в свет в 2015 г.). Разделы содержат стихи и песни, объединённые  по одному из поэтических направлений.   
    Вера Степанова – член Союза писателей России (Московская городская организация), лауреат 4 - 6-х Международных поэтических конкурсов «Звезда полей», проведённых некоммерческой организацией «Рубцовский творческий союз», и 1-го Международного поэтического Интернет-конкурса «Звезда полей» 2016 года, отмечена в длинном списке конкурса-фестиваля «Славянские традиции» 2015 года.
      Автор имеет публикации в альманахах «Звезда полей» 2013, 2014, 2015 и 2016 годов.   
 
ISBN 978-5-902405-31-3
 
ã   Степанова вера, текст и концепция книги, 2016 
ã   Издательство «Старт», 2016
 
     Привожу также содержание сборника «Для Вас, читатели родные!»
 
1.На пути к Богу. 
По притче   ……………………………………….………………..…3
Четыре жизни  ………..…………………………………………....…4
Высокая ставка…………………………..……………………...……5
Прозрение……………………………………………………………..6
Молитва кузнеца…………………………………….……………..…8
Преображение ………………………………….…………………….9
Чем дорожим? ………………………………… ……………….…...10 
Память сохраним…………...……………………..………….….…..11
Не подведём…...………………………..………..………………..…12
Возвращение……………………………………………………..…..13
Полный вперёд!.....................................………………………..……14
Подарок с неба….…………………………………………….….…..15
2.Шипы и розы. 
Играй, гитара…...……………………….………...………..…….….16
Сомнение………………………………………………….………….17
Своей серебряной струной……………..….…………….………….18
Другу …………………………………………………….………..…19
По тропе воспоминаний…………….…………………...………….20
Слеза блестела…………………………………………..…………...21
Я сегодня счастье повстречала………………………..………….…22
«Гитары слышен перезвон…»….…………………………………...23
Звёздный час…………………….…………………………….……..24
Шальное колесо……………………………………………….……..25
Сквозь годы…………………………………………………...………26
Счастливая случайность…………….……………………..………...27
Не пара…………………………………………………….………….28
Дороховский островок………………………………….…….……..29
Мой огонёк…………………………...………………..….…….……30
«Звезда на небе синем…»…………………………..…………..……31
Небесная песня……………………………………...…………...…...32
Улетают годы…………………………………….………………..….33
3.Калейдоскоп. 
Страдания…………………………………...……….……....…….…34
«На небосклоне выбери звезду …»……..……………..…………...35
Спасибо случаю………………………….…………………………..36
Зимние шалости………………………………………………….…..37
Святославу…………………………………………………….………38
Вдохновение………………………………………….………….…...39
«Опять встаёт на цыпочки рассвет …»………...……..……….……40
 Завет………………………………………………………………..…41
Сестре Надежде………………………………………………….…...42
«Двою»………………………………………..…………………….....43
 Журавли. (Вера Степанова, Юрий Кириенко-Малюгин)…............44
Всё нипочём…….…….………………………………………….…...45
 Шутка ….………………………………………………………….….46
 Смех сквозь слёзы ……….…………………………….……………47
 Посвящение.………………………..…………………….….….……48
Долгие сборы……….…………………………………….….……….49
Бытовой диалог………………….…………..…………….…………50
За двоих…………………………………………..………….…….….52
«В природе нашей всё закономерно…»……….….……….………..53
4.Стихи для детей. 
Новый портфель…………………………………………………...….54
Пропажа…..………………………………….…………………….….55
Хитрый жук……………….………………….…………………….…56
«Я подрос и стал смелее…»………..……….…………………….….57
 Ну и внучек!………………………………….……………………....58
Несчастный случай…..……………………….……………………...59
Помощник……….…………………………….………………….…..60
Считалочка…………………….……………….…………….……….61
Подарок маме……………………….………….…………….……….62
«Дождь уже вторые сутки…»…………..…….…………….………..63 
Дед Мороз…………………..………………….…………….………..64
Всё интересно……..…………………………….………….…………65
Маленькое чудо……………………….………….…………..……….66
Вот какая булка!.............................……………….…...…….………..67
Мастерица………………..………………….….….…………………..68
Парад…………………..…………………………….………….….…..69
Весёлые каникулы…………..…………….…….….………….….…..70
Сладкий сон…………..……………………………..……….…..…….72
«По земле несётся тройка…»…………..…………..……….…….…..73
«Вьюга пляшет – хороводит…»………..………….……….….….…..74
Облачко……………..……..…………………………..……….…….…75
Жизнь наладим……………………………..…………..………..….….76
Вместо эпилога.  Да будет счастье!………………..………..….……77
 
      P.S. Заказ книги В.Степановой и книг авторов Творческого центра им. Н.М.Рубцова, в том числе Ю.Кириенко-Малюгина на эл. почту Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..  
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Сборник Веры Степановой «Небесная песня»

Опубликован поэтический сборник Веры Степановой «Небесная песня». В предисловии говорится:
     «В сборнике представлены стихи и песни Веры Степановой, которая является лауреатом 4-го, 5-го и 6-го Международных поэтических конкурсов «Звезда полей» некоммерческой организации «Рубцовский творческий союз» и отмечена в двух номинациях фестиваля «Славянские традиции» 2015 года.  
     Стихи представлены по тематическим разделам.
   Раздел «Путь ведёт тебя к Богу» содержит стихи духовно-философской направленности. В разделе «В одной лодке» представлены лирические стихи. Раздел «Стихи для детей» содержит тематические зарисовки взаимоотношений детей и родителей, юморески и пожелания. В разделе «Стихи для друзей»  отражается оптимистический настрой поэзии автора.
    Непринуждённость стихосложения, нестандартные темы, искренность поэтической речи, своеобразная лексика свидетельствуют об оригинальном стиле авторской поэзии Веры Степановой, которая буквально ворвалась в литературную среду. Дружба с музыкой и песней с юности объясняет видимую легкость движения поэтической мысли».
   Книга выпущена под ISBN   978-5-903862-24-5  Книжной палаты РФ. 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Свидетельство о рождении Елены Николаевны Рубцовой

    В газете «Премьер» № 48 от 8 декабря 2015 года в статье «В Тотьме нашли дело гражданской жены Николая Рубцова» сообщается, что «Уникальный документ районному музею передали сотрудники местного отделения Пенсионного фонда».     
      Далее по тексту:
«Как выяснилось, сотрудники учреждения при пересмотре документов, отправленных на уничтожение за истечением срока давности, нашли дело Генриетты Меньшиковой. В нём указано, что её дочь Лена имеет право на получение дополнительной выплаты по случаю утери кормильца (отца). К делу прикреплены подлинные свидетельства о смерти Николая Рубцова, о рождении его дочери, справки из писательской организации и гонорарах поэта, его пребывании в армии и на флоте. Новые документы будут переданы в музей Николая Рубцова в Николе и займут место в обновлённой экспозиции.      Сергей Калинин (автор информации – прим. Ю.К.-М.).
    Приложена копия свидетельства о рождении Рубцовой Елены Николаевны от 20 апреля 1963 года в селе Никольском Тотемского района Вологодской области. Родители: отец – Рубцов Николай Михайлович, национальность – русский; мать – Меньшикова Генриетта Михайловна – национальность – русская. Место регистрации – Никольский с/с (сельсовет – прим. Ю.К.-М.), Тотемский р-н, Вологодская обл. Дата – 25 февраля 1971 года. № 420787.  Заведующий бюро ЗАГС – подпись.
    Фото предоставлено МБУК «Тотемское музейное объединение» 
P.S. Хочется поблагодарить тотемских сотрудников Пенсионного фонда за сохранение такого сенсационного юридического документа. Который подтверждает, что отцом Елены Николаевны является русский национальный поэт Николай Михайлович Рубцов. В  светлом стихотворении «По дрова», опубликованном в прижизненном сборнике «Душа хранит»  Н.М.Рубцов подарил дочери такую строфу:
 
Привезу я дочке Лене
Из лесных даров
Медвежонка на колени,
Кроме воза дров. 
 
    В другом стихотворении Н.М.Рубцов сказал:
 
Родилась у Геты Ленка,
Хорошо пошло житьё.
Сядет Ленка на коленку 
И посмотрит на неё.
 
      Документ снимает  любые инородные претензии на наследство поэта. 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Свидетельство о рождении Елены Николаевны Рубцовой

В газете «Премьер» № 48 от 8 декабря 2015 года в статье «В Тотьме нашли дело гражданской жены Николая Рубцова» сообщается, что «Уникальный документ районному музею передали сотрудники местного отделения Пенсионного фонда».     
      Далее по тексту:
«Как выяснилось, сотрудники учреждения при пересмотре документов, отправленных на уничтожение за истечением срока давности, нашли дело Генриетты Меньшиковой. В нём указано, что её дочь Лена имеет право на получение дополнительной выплаты по случаю утери кормильца (отца). К делу прикреплены подлинные свидетельства о смерти Николая Рубцова, о рождении его дочери, справки из писательской организации и гонорарах поэта, его пребывании в армии и на флоте. Новые документы будут переданы в музей Николая Рубцова в Николе и займут место в обновлённой экспозиции.      Сергей Калинин (автор информации – прим. Ю.К.-М.).
    Приложена копия свидетельства о рождении Рубцовой Елены Николаевны от 20 апреля 1963 года в селе Никольском Тотемского района Вологодской области. Родители: отец – Рубцов Николай Михайлович, национальность – русский; мать – Меньшикова Генриетта Михайловна – национальность – русская. Место регистрации – Никольский с/с (сельсовет – прим. Ю.К.-М.), Тотемский р-н, Вологодская обл. Дата – 25 февраля 1971 года. № 420787.  Заведующий бюро ЗАГС – подпись.
    Фото предоставлено МБУК «Тотемское музейное объединение» 
P.S. Хочется поблагодарить тотемских сотрудников Пенсионного фонда за сохранение такого сенсационного юридического документа. Который подтверждает, что отцом Елены Николаевны является русский национальный поэт Николай Михайлович Рубцов. В  светлом стихотворении «По дрова», опубликованном в прижизненном сборнике «Душа хранит»  Н.М.Рубцов подарил дочери такую строфу:
 
Привезу я дочке Лене
Из лесных даров
Медвежонка на колени,
Кроме воза дров. 
 
    В другом стихотворении Н.М.Рубцов сказал:
 
Родилась у Геты Ленка,
Хорошо пошло житьё.
Сядет Ленка на коленку 
И посмотрит на неё.
 
      Документ снимает  любые инородные претензии на наследство поэта. 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Скульптура Н.М.Рубцова работы В.Б.Курочкина

В центре-музее «Преодоление» имени Н.Островского (Москва, Тверская ул., 14, м. Чеховская, Пушкинская, Тверская) среди ряда интересных высокохудожественных работ представлена малогабаритная скульптура Н.М.Рубцова работы члена Союза художников России Владимира Курочкина. Выставка продлится до 5 апреля с.г. (включительно).

Юрий Кириенко-Малюгин. Славянские поэты народного направления

(лауреаты конкурсов «Звезда полей» начала XXI века) 
 
     Не стихает информационное скрытое противостояние, кто же может зваться русскими поэтами начала XXI века. Это смотря по каким критериям мерить. У каждого из литературных журналов и в каждой из литературных газет имеются свои  лучшие поэты.
    После того, как мне лично несколько раз отказывали в публикациях авторской поэзии и литературных статей, в том числе о творчестве народного поэта Н.М.Рубцова, был  организован сайт www.rubcow.ru «Звезда полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (действует с марта 2006 г.). На сайте публикуются стихи участников конкурсов «Звезда полей», литературоведческие статьи и статьи, разоблачающие дезинформацию о жизни и творчестве Н.М.Рубцова, информация о проводимых литературно-музыкальных мероприятиях и др. Ежемесячно на сайте фиксируется  от 1-2 и до 35 посетителей от 25 до 45 стран-посетителей из Ближнего и Дальнего Зарубежья (лидеры – Белоруссия, Украина, Казахстан, Германия, Кения, США, славянские страны), посетители из регионов России (подсчёт ведётся автоматически по заложенной программе). Мы можем также сообщить, сколько было заходов на сайт из любого значимого города РФ, в том числе из городов с рубцовскими центрами и организациями. Ясно, что посетители – не случайные люди, в том числе по рубцовской тематике.
   По критериям «поэты рубцовского направления»  предлагаю ознакомиться с перечнем авторов-лауреатов поэтических конкурсов «Звезда полей» Московского Рубцовского центра (2001-2006), НКО «Рубцовский творческий союз» (2006-2015) и «Творческого центра имени Н.М.Рубцова» (2015-2016) сайта «Звезда полей».
     Большинству читателей большинство нижеприведённых авторов не знакомы, т.к. этих поэтов практически не замечают в публичных литературных газетах и журналах. Называю опубликованных в Альманахах «Звезда полей» славянских (русских, украинских, белорусского, сербского, также из Республики Казахстан) поэтов начала 21-го века в соответствии с алфавитом, по которому все указанные языки, в том числе русский, являются диалектами славянского языка. Это для того, чтобы никто не обиделся на автора данной публикации. И привожу фрагменты их творчества.  Итак, по порядку:
 
Владимир Андреев
г.Москва
 
                  *     *     *
                                             Наташе
 
Смешная жизнь, как конкурс красоты,
Как тысячи других похожих экзерсисов,
Но как прекрасна жизнь, когда цветут цветы,
Ромашки, розы ли, нарциссы…
 
Вон незабудка, помнит обо мне –
И не забыла детства в дальней стороне,
Которое глядит в меня её глазами
Сквозь память, заслонённую веками…
 
И где-то там, в расщелине звезды
Моей судьбы мерцает свет заветный…
Спущусь к реке и зачерпну воды,
И принесу в ведре я свет её бессмертный…
 
Алексей Бандорин
 г.Рязань
         
               Родине
 
У нас с тобой одна судьба,
В одну мечту нам верится,
Один престол, одна сума
И смерть, что рядом вертится.
Одни друзья, одни враги –
Навечно в память врезаны.
Сквозь посвист пуль,
Сквозь плач пурги –
Один полёт над бездною.
 
               *      *      *
 
Который день бесчинствуют дожди.
Бесчинствуют дожди, и нет на них управы.
Как на дрожжах, поднялись травы
Уже до пояса почти.
 
Который день, надев плащи,
Уходим утром на работу.
Браним плаксивую погоду –
Летят слова, как из пращи.
 
Который день уже звонишь ты.
«Не обижайся, подожди»…
Из-за угла неспешно вышли
И важно шествуют дожди.
 
 
       Вера Гундарева
г.Артём, Приморский край
 
           *      *      *
 
Родиться поэтом от Бога –
Что в жизни случиться важней?
Скитаться по разным дорогам
Среди неустроенных дней.
 
Хмелеть от вишнёвых рассветов,
Просторам себя раздавать,
Цветы собирая в букеты,
В стихи собирая слова.
 
В судьбе, как в дороге неровной,
Случайный подыскивать кров.
Брататься с ветрами и громом,
Любовью платить за любовь.
 
Прослыть неудачником – ладно!
В стихах то усмешка, то грусть.
Быть сыном страны неоглядной
Со звонким названием Русь.
 
 
Виктор  Красавин
Московская обл., г.Дмитров
 
        Качка
 
Влево – вправо, влево – вправо,
Снизу – вверх и вниз опять.
Есть у моря это право –
Наши нервы помотать.
 
Постепенно нарастая,
Огрызаясь у винта,
Волн взлохмаченная стая
Заплясала неспроста.
 
Вот большая, нагловато
Через борт скакнув бочком,
Вдоль по палубе обратно
Покатилась кувырком.
 
Но её не замечая,
Не пройдёшь по кораблю.
И качает, и качает…
О покое не молю
 
И не жду, что будут вскоре
Голубая гладь да тишь.
Всё равно от моря в море
Никуда не убежишь.
 
Разбираюсь в сути дела,
Верю в прочность корабля.
Вправо – влево,
Вправо – влево
Чертит мачта кренделя.
 
 
    Сергей Кривонос  
     Украина, г. Сватово, Луганская обл.
 
                      *     *     *
 
…И грянул праздник, тишину взрывая,
И суетились люди там и тут,
А сельский парень Голубенко Ваня
Пел о каштанах, что весной цветут.
 
Знакомой песни наплывали звуки,
Легко скользя меж праздничных столов,
И бойко разливалась медовуха
По рюмкам и стаканам земляков.
 
Конечно, это было не напрасно.
Был город на веселье обречён.
Недаром говорят: на то и праздник,
Чтоб, радуясь, не думать ни о чём.
 
Славянская душа, ей нет покоя,
Чем жить трудней, тем веселей поёт!
И в этих песнях что-то есть такое,
Что выше всех проблем и всех забот.
 
За речкой солнце гасло постепенно,
И растворялся в рощах летний зной.
И в сотый раз нам Ваня Голубенко
Пел про каштаны, что цветут весной.
 
Растягивал баян  Иван не спьяну.
А как играл – стелились ковыли.
Когда запел в сто первый раз…каштаны
Как показалось, вправду расцвели.
 
 
Нина Кузнецова-Белова
 п.Приладожский, Ленинградская обл.
 
«В этой деревне огни не погашены
Ты мне тоску не пророчь...»
                                     Н. Рубцов
 
Деревня детства моего
Посвящаю д. Хвощеватик близ г.Кириллова
 
Кто нарёк тебя именем этим
Деревенька родная моя?
Место дивное кто заприметил
И вписал в луговые края?
 
Вся деревня видна из окошка -
Будто Русь на ладони лежит.
Лишь едва серебрится дорожка,
Та, что в дальнее детство бежит:
 
Где ковром земляника на горке,
По малиннику бродит медведь,
Белка щёлкает шишки на ёлке.
Будь всё это хранимо и впредь.
 
Лес багряный, стога словно свечи,
Копны льна хороводят в полях.
Кто-то байку заводит под вечер,
Кто картошку печёт на углях.
 
Там снега ослепительно ярки,
И морозы трещат в деревах,
Молоком пахнут руки доярки,
И коровки мычат во хлевах.
 
Мне воспеть бы святую деревню...
Русь моя, мне тебя бы воспеть!
Красоту описать эту древнюю
Мне бы только успеть…
Мне б успеть.
 
(Деревня с 1558г. не меняла своего названия и входила
 во владения Кирилло-Белозерского монастыря)
 
Юрий Куксов
г. Москва
 
   *      *      *
 
Всё толком жизнь не получается,
А мы стараемся живём…
Рассвет никак не умещается
В окошке маленьком моём.
 
Живу, шагами землю трогаю,
Обиды в радостях топлю,
С надеждой тайной и тревогою
Вокзалы шумные люблю.
 
И сквозняком стальным простуженный,
Устав плечом толкать прогресс,
Я убегаю, как в отдушину,
В заветный вологодский лес.
 
Душа с печалями прощается,
И горестей в помине нет.
И вся земля в меня вмещается,
И ночь, и звёзды, и рассвет.
 
   Белозерский район, Вологодская обл.
 
  Владимир Кучерь
 г.Москва
 
              *      *      *
 
Хотя и поменялись времена,
И всё ж не изменилось наше слово;
На родине Рубцова тишина,
Я пью до дна за родину Рубцова.
 
За разнотравье и звезду полей,
За речку Толшму с комариным раем,
За то, чтоб век душе не постареть
И если даже тело умирает…
 
А за рекой благословенный вид!
Не потому, что вновь макушка лета;
Родной простор вовек тебя хранит
Поэзия достойного поэта.
 
…С покосом тебя, сельский человек,
С поклоном к неизменной твоей теме…
Бежит река, ушёл двадцатый век,
А здесь почти остановилось время.
 
Легко перешагнув разбитый мост,
Лениво, царским золотым червонцем,
Где вдалеке виднеется погост,
За горизонт едва заходит солнце.
 
Ночное стрекотанье до утра,
А то вдруг дождь проявит свои звуки;
И так природа здешняя светла,
Что отвечать не хочется разлукой…
 
Всплывёт заря в пурпуровом венце,
Земную ширь окинет добрым взглядом;
Россия, Русь в единственном лице,
И больше в жизни ничего не надо.
 
Сергей Лебедев
г. Тольятти
 
    *       *       *
 
Нет, не продам я душу суете,
Не оскверню неуваженьем
К России, к матери, к мечте,
К лесам и далям с птичьим пеньем.
Пытаются мне в душу наплевать,
Глумясь над Родиной, открыто.
Не верить в прошлое, в отца и мать,
В глаза берёз, дождём умытых.
Но не продам я душу суете,
Надеюсь на защиту Божью,
Забытых сёл в кричащей немоте
В угоду не ославлю ложью.
 
Десанка Максимович
 Сербия
 
                 *      *      *
 
Заполнена земля и в ней все страны
Вестями грустными о горестях людских.
В набат ударьте, излечите раны!
Звучит пусть на планете примиренья стих!
 
Пусть вести будут радостны и чисты,
Довольно слов о бедах, воровстве,
Мошенниках
                      и о лжецах речистых.
Пишите о добре и о людском родстве.
 
Не вынимайте грязи из канавы,
Есть где-то и песок, что золотом блестит.
Воспойте тех, кто и чужую славу
Возносит, восхищаясь, с гордостью на щит.
 
Пишите иногда, что любите как братьев
Инакомыслящих, иноплемённых, всех!
Что был бы мир без них в большой утрате,
Что к непохожим ненависть есть смертный грех.
 
Хоть иногда, но напишите это! –
И капля доброты наш мир от зла спасёт!
И миллиарды звёзд нам озарят планету,
И красота растопит ненависти лёд!
 
    перевод Любови Галицкой
   (г.Темрюк, Краснодарский край)
 
 
Ирина Монина
 г. Челябинск
 
    Среди лесов
 
Звучит перед рассветом тишина:
Готовит краски для любви и света.
На это чудо я гляжу одна,
Среди лесов затерянная где-то.
Озера дышат свежим холодком,
А над водой опять туман клубится.
Хочу я крикнуть, но у горла ком
И я молюсь, нахохлившись, как птица.
Молюсь опять языческим богам,
Чтоб стерегли покой родного края.
Благословите, а я жизнь отдам,
Чтоб доказать, что я здесь не чужая.
Прошли мы вместе миллионы лет
И выжили, приветствуя рассветы,
А вот теперь напрасно ждем ответ,
Прощупывая дальние планеты.
Мы все родные этим берегам
И лес, с добром пришедших не обидит.
Прислушайтесь, он помогает нам,
Он говорит, он чувствует, он видит!
 
 
Эрнест Любенко (1935-2008)
    г.Москва
 
              *       *        *
 
Красавицы мечтают стать моделями,
Сиять в лучах цветных прожекторов.
А мир всё больше полнится борделями,
Зовущими под свой коварный кров.
 
Бьют децибелы с мощного динамика,
Чуть вякает «замшелое старьё».
С России, как с огромного «Титаника»
Сигают в волны дочери её.
 
Они гребут на свет далёких гаваней,
Где падкие на русскую красу
Их подбирают после долгих плаваний
И на постели брачные несут.
 
У них родятся граждане французские,
И датские, и прочих королей…
 
Когда же, наконец, красотки русские
Начнут рожать для родины своей?...
 
 
         Лукавому
 
Не поверю тебе, Лукавый,
Не поддамся на хитрую ложь.
Ты меня своей сладкой отравой
За рубь – за сорок не возьмёшь.
 
Не сули золотые горы,
Яркой славы венец не сули.
У меня для тебя заборы
По периметру всей Земли.
 
Неприступна моя обитель,
Не рычи на меня и не лай;
Ведь со мною теперь святитель
Чудотворец отец Николай.
 
На него уповаю в надежде.
Я – Георгий тебе, не Эрнест.
И совсем не такой, как и прежде:
Мне защитой – Иисусов Крест.
 
16.01.2002
 
Эрнест Любенко, Юрий Кириенко-Малюгин
г.Москва, Рубцовский центр
 
Снова в Николе
 
И вот мы снова здесь в Николе,
На этот раз в весенний день.
Опять пред нами то же поле,
Избушки дальних деревень.
 
И та же милая Светлана,
Глаза, что полных две луны,
Вручает вилки и стаканы,
И вновь мы радостью полны.
 
И Толшма, тихая река,
Для нас сегодня – центр мiра.
И вот мы, трезвые пока,
Пьянеем от рубцовской лиры.
 
                                   31.05.2002 г.
 
Запись в книге посетителей дома-музея
Николая Рубцова в селе Никольском
Тотемского района Вологодской области.
 
 Александр Раткевич
Беларусь, Витебская обл.,  г.Полоцк
 
          Межень
 
Я помню музу с малолетства,
когда она, смеясь, меня
без фамильярного кокетства,
без вдохновенного огня
учила вдумываться в слово,
держать перо и каждый крик
переиначивать сурово
и осторожно в тот же миг.
 
Я помню: августовским летом,
когда рекой владел межень,
когда мне был ещё неведом
метафорический кремень,
она меня взяла на руки
и в реку бросила: «Плыви
сквозь поэтические муки,
сквозь муки бренные любви».
 
Я помню вздрог, который губы
мои неимоверно сжал,
и плоть воды нежнее шубы,
и брызг безумствующий шквал,
и музу в сумерках грядущих,
и, как в светящемся венце,
испуг в её глазах цветущих
и состраданье на лице.
 
 Людмила Салтыкова
               г. Рязань                                                
 
       Земля отцов
 
Звёздно-синие купола
Загляделись на шпиль золочёный…
Предков наших судьба призвала
В край, Мещёрою наречённый.
 
Ярослав – Ярослава внук –
На Рязанской Руси был главный,
В незапамятную весну
Основал здесь Переяславль.
 
Время мчалось на крыльях снов,
Поднимались над пеплом травы,
И, вплывая в память сынов,
Стал Рязанью Переяславль.
 
От музейных кремлёвских стен
Манит нас многолюдье улиц,
Спозаранку уши антенн
От рекламной возни проснулись.
 
Но вещает земля отцов,
Чтоб в согласии люди жили –
В перезвонах колоколов
Нам слышны заповедные были.
 
Предков наших судьба призвала
В край, Мещёрою наречённый…
Звёздно-синие купола
Загляделись на шпиль золочёный.
 
                Брыська
              
                      1
Очень рад Ванюша-крошка:
Появилась в доме кошка.
Тоже крошка – эта Брыська –
Не умеет есть из миски.
Но вполне Ванюша взрослый:
Ей отдаст бутылку с соской.
                     
                      2
Кошка Брыська у Ванюшки
Разбросала все игрушки
И не хочет убирать –
Значит, ей в углу стоять!
Но не хочет в угол Брыська,
Вот неправильная киска!
 
 
          Светлана Солона
  Украина, село Градижск,
        Полтавская область
 
    Печальный романс
 
Обещав милий iй: «Повернуся,
Як птахи прилетять на виснi».
Iз дiтьми залишилась Маруся,
Iм вiд батька читае  листи.
 
В тих листах вiн писав: «Не хвилюйся,
Бережи наших дiток малих.
I про маму,– писав, – потурбуйся.
Повернусь – радiсть буде на всiх».
 
Але де вiн коханий? Немае…
Не одна проминула весна.
Виглядае дружина, чакае,
А вiд нього листiв биiльш нема.
 
Страшна звiстка влетiла до хати,
Заеричала вдова молода,
I не зна, де могила солдата:
«Похоронка» про це теж не зна.
 
Жовтолиста калина схилилась,
Намистинки замерзли в снiгу.
Синеока вдова зажурилась,
Вiд дiтей приховавши сльозу.
 
Вера Степанова
 г. Москва
 
     По    притче
 
Разговаривал Ангел-хранитель
С Человеком божественным днём:
«Мы с тобою в Святую обитель
Через годы по жизни идём.
 
Покажу я тебе дорогу:
Это весь твой жизненный путь,
Он ведёт тебя прямо к Богу,
Чтоб в конце пути отдохнуть.
 
Я   с тобою по жизни шагаю,
На песке оставляя следы.
И крылом тебя укрывая,
Доведу до святой воды».
 
По обрыву пошла дорога
А следы почему-то одни.
«Как ты мог меня бросить, Ангел,
В мои самые трудные дни?»
 
«Ты тогда в себе сомневался
И дорога шла под откос.
Я с тобою всегда оставался,
Просто я на руках тебя нёс».
 
               *     *     *
 
Как-то раз очаровашке-скрипке
Басом говорил аккордеон.
От её застенчивой улыбки
Перепутал все аккорды он.
 
Думал он, сверкая перламутром:
«Вот бы вместе с нею зазвучать,
Песней соловьиной ранним утром
И любовь, и нежность излучать».
 
Милой скрипки ласковые звуки
Громко пели как судьба лиха,
Часто порождали только муки,
Разрывая на куски меха.
 
Расплывались клавиши в улыбке
И не знал влюблённый дурачок,
Что у сердца королевы-скрипки
Есть хозяин – преданный  смычок.
 
 
Любовь Усова,  
 г.Темиртау, Республика Казахстан
 
            Мати Русь
 
Мати Русь! На вселенском просторе
развевается флаг в триколоре,
блещут звёзды седого Кремля.
Сколько света, размаха и шири!
От Камчатки до вольной Сибири
зеленеют леса и поля.
Начинается утро с поклона,
с колокольного чистого звона.
Вечной памяти живы огни.
Много нечисти дремлет, однако,
среди злобы, невежества, мрака.
Ты храни свою душу, храни!
Мати Русь! не поддайся обману,
на Суде самом Страшном предстану,
искуплю за тебя все грехи.
Приплывёт завещанье в конверте,
словно искры любови бессмертной:
дети… Родина… вера… стихи…
 
Любовь Феофанова 
г. Усть-Каменогорск, Республика Казахстан.
 
             *     *     *
 
Мне б вернуться туда, где Бергуль
Затаилась в сибирской глубинке,
Окунуться душою в июль,
Пробежать по заросшей тропинке…
 
Полной грудью вдохнуть благодать
Той земли, где сплетаются корни,
Как сестрёнку, берёзку обнять…
Мчатся в прошлое Памяти кони –
 
Через годы, границы, судьбу –
К белой рощице, озеру, яру…
Мне б влететь малой пташкой в избу,
Посидеть на завалинке старой,
 
Прикоснуться… понять… прорасти
Васильком на забытой могиле…
Мне б ту Память для внуков спасти,
Чтобы в ней они черпали силы.
 
Юрий Кириенко-Малюгин
г.Москва
 
            Память
 
Вставало желанное солнце,
Струило тепло по жнивью,
Само открывалось оконце,
Я родину видел свою.
 
Склонялись над полем ромашки.
Я запах таинственный пью,
И снова в объятиях сказки
Я родину вспомню свою.
 
Над лесом горели закаты,
И песня не шла к соловью,
Когда в нашем доме утраты,
Я родину вижу свою.
 
Привет, дорогая сестрица!
Недавно я был на краю,
И если мне счастье приснится,
Я церковь увижу свою.
 
Я помню, звезда загоралась,
И свет улетал в полынью,
Надежда всегда оставалась,
Что песню услышу твою.
             
Гуляют родимые дети.
Хотите, об этом спою?..
И мама с того бела света
Мне дарит улыбку свою.
 
 
           *       *       *
 
Святая Вологда! Моя земля!
Земля моих озёр, лесов, болотин.
– Смотри! Летит по небу, веселясь,
Клин журавлей под шум великих сосен.
 
Вожак кричит: –  Я здесь в краю родном,
Я вам принёс волнующие вести,
Что наш Господь божественным крылом
Благословил крестьянские поместья!
 
На север гонят журавли снега.
Я вижу множество примет хороших:
Друзья мои выходят на луга
Под грусть и перелив простых гармошек.
 
Душа хранит! Душа моя хранит
Пьянящие июньские покосы,
Клич журавлей и перепевы птиц,
Мой белый сад и золотые плёсы!
 
Родные осенили купола
И улетели в дальние полесья.
Взошла звезда и опустила на поля
Мелодии вечерних русских песен.
 
 
      Список Ю.Кириенко-Малюгина
      Автор – член Союза писателей России, Российского авторского общества и Общества «Знание», автор пяти поэтических сборников, включён в длинные списки Бунинских премий 2010 года в номинации «поэзия» (сборник «Впереди родимый край», 2008), в номинации «проза» 2015 года (повесть-предупреждение «Есть Божий суд…», 2012), в номинации «художественная публицистика» 2016 года («Методика оценки и критерии народности поэзии», 2014),  длинный список премии Александра Невского 2015 г. (монография «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…», 2011), длинный список премии «Золотой Дельвиг» 2016 г. («Методика оценки и критерии народности поэзии», 2014).
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Спроси у мамы (эссе)

    Вторая половина июля 2010 года. Юго-восточное Подмосковье. Лучи солнца скользнули по изголовью кровати  и уплыли за угол мансарды. Строитель и хозяин двухэтажного дачного дома Владимир Михайлович потянулся с наслаждением. Вдруг мышцы на правой ноге  сжались в судороге и боль схватила за  душу. По инструкции от бывалычей Владимир Михайлович потянул мысок ноги на себя, поджал ногу в коленке и подполз к краю кровати. Потихоньку сполз на пол, схватившись за деревянные перила, окружающие печку. Разогнул коленку, осторожно приподнялся, встал на пол, прошёл к двери комнаты, затем  обратно, потом к двери и обратно. Боль начала отступать и через 3 минуты исчезла. 
 – Надо поменьше непрерывной работы,  – сказал себе Владимир Михайлович.  – Вчера с этим перекапыванием грядок  после уборки чеснока и лука и обивкой мансарды дома перестарался. Без перерыва  часов пять на одном фронте работы, потом столько же на другом. Ещё добавляется беготня вдоль  всего сада, который вытянулся как кишка на 50 метров при ширине всего 12 метров. Так нарезали участки двадцать пять лет назад при выделении территории садовому товариществу для местных горожан.
     Владимир Михайлович купил участок в 1990 году, когда понял, что заработанные им за внедрение новой техники деньги надо срочно вложить в недвижимость. Он получил в садовом товариществе кличку «конструктор». Это за то, что при первом рюмочном знакомстве с местными владельцами участков так представился. Не хотелось ему показывать все свои регалии, полученные за долголетнюю деятельность. 
    «Конструктор»  спустился со второго этажа на веранду и вышел в родной сад-огород. В воздухе ощущался привкус дыма. «Неужели опять горят торфяники?». Владимиру Михайловичу вспомнилось лето 1972 года, когда в Москву  приползла дымовая завеса из-под Шатуры. Тогда впервые москвичи поняли, что такое зарубежный «смог», описываемый вездесущими журналистами. Сизая позёмка стелилась по улицам столицы, всегда хорошо продуваемой  ветрами по широким магистралям с любого направления. Тогда дым поцарствовал три дня, по какой-то причине улетучился, и всё забылось как неприятный сон.
    «Конструктор»  прошёлся по центральной дорожке сада-огорода. Справа красовался малинник, огороженный по контуру самодельной изгородью из высоких кольев, на которые были набиты тонкоствольные жерди - перекладины. В малиннике летали  осы. «Это неспроста», – подумал Владимир Михайлович и стал изучать полёты ос. Каждая садилась на малину. Обкусанные ягоды ухудшали настроение. «Распылять химикаты нельзя. Надо срочно собирать малину»,  – сказал сам себе Владимир Михайлович.  
    Четырёхлетняя внучка Анечка прямо выскочила из  дверей и беззаботно понеслась  по дорожке, пытаясь поймать сачком бабочек и пролетающих по пути комаров и мошек. «Кто попадётся, того покажу», – крикнула Аня. Заметила жучка с красными крылышками и тёмными круглыми пятнами.  «Кто это?» – спросила она Владимира Михайловича.  «Это – «Божья коровка». Пусть летит куда хочет. Запоминай. Мы в детстве всегда брали этого жучка на ладонь и пели: «Божья коровка». Улети на небо. Принеси мне хлеба!» Владимир Михайлович приобнял Аню.
    –  Анечка! Пойдём, попасёмся?
    – Как это? Пасутся коровки и козочки. Мы что траву будем жевать?
     – Нет, конечно. Ну, помнишь недавно мы ходили в лес, на поляны. Там коврами стелились ягоды земляники. А нам, чтобы собирать их,  надо было ползать на четвереньках. На четырёх копытах, как бы. Ну, так козы или овцы ходят, пасутся, жуют травку и что подвернётся. 
     –  А что и как  подвернётся?
     –  Ну, кусочек хлеба белого, например.
     –  А откуда на поляне кусочек хлеба?
     –  Ну, это я придумал. А так, мы же пасёмся, собирая землянику. Хватит болтать. Пошли  к малиннику.
      –  А там нам тоже надо пастись?
      – Анечка. Пастись – не пастись. Это же шутка. Малину мы берём с куста, не нагибаясь. А тебе так надо ещё тянуться. А мы пели раньше: 
    «Ты помнишь? Ты помнишь?
     Манила малина с куста».
    – Ты что это поёшь, деда?
   – Песню такую, из молодости. Пошли по малину. Сейчас  возьми себе корзинку. Бабушка даст твою. Она будет тебе по зубам.
   –  Как это по зубам? Я же не собираюсь её есть.
   –  Это так говорят, когда вещь или работа какая тебе подходит. Ты же не возьмёшь большую корзину для грибов. Беги.
     Аня вернулась с маленькой корзинкой,  забралась в середину малинника. Нагибая стебли, Аня снимала ягоды с плодоножки.  Пособирала два десятка ягод и спряталась.  
   –  Деда, ищи меня.     
   –  Давай  попозже, а ты соберёшь пока сто ягод. 
   –  Не получится. Я умею считать только до десяти.
   –  Это ничего. Ты собирай десять раз по десять.
   – Ну, потом. Давай в прятки.
      Владимир Михайлович  решил сменить тему. 
     –  Пойдём петуха смотреть.
     –  Пойдём. Он такой  интересный. И важный. Как соседка наша. Та в шляпе и плывёт, как рыбка, по участку. 
     – Всё подмечаешь. Ты ей только не говори. Возьми с собой горстку пшена для кур. У бабушки попроси. 
     Аня вернулась с коробочкой пшена и куском белого хлеба. 
    В соседней деревне на холме стояли несколько домов. Прошли мимо заросшего бурьяном колхозного поля. По площади тут и там качались трёхметровые берёзки и заросли неизвестных стебельчатых разлапистых кустарников. Сельский пруд противопожарного назначения зарос тиной. На пригорке торчала красная телефонная будка аварийной телесвязи. Возле своей усадьбы бывший агроном колхоза – современный  фермер покрывал рубероидом крышу большого сарая. Рядом выстроились скирды сена, ожидая загрузки. Недалеко несколько коров нагуливали здоровье и отдачу молока. По двору у хозяина гуляли куры и пёстрый петух. 
     – Цыпа! Цыпа! Цыпа! –  позвал Владимир Михайлович кур.
    Те подбежали поближе. Аня кидала курам пшено. Петух глядел настороженно.
    – Он что это  следит, чтобы кур не обидели? – поинтересовалась  Аня. 
   – Конечно. Пойдём ещё коз и овец посмотрим.
    На поле, огороженном проводами высотой на полметра, паслись коровы фермера.
   – А коровки не убегут в лес? – спросила Аня.
   – Не убегут. Для них, видишь, забор-изгородь.
   –  Где забор?
   – Вот провода. Они под током, под напряжением. Если корова прикоснётся, то её ударит током, ей будет больно. И она уйдёт. И больше не придёт к проводам. Она же сообразительная.
   –  И меня может ток ударить?  – спросила Аня. 
    – И тебя. А ты не ходи к проводам, не прикасайся. Хотя человека этот ток не убьёт. Там низкое напряжение. 
     На другом поле гуляли козы и овцы. Бородатый козёл ходил по кругу. Он был на привязи. Но грозил кручёными рогами.
    Козы, увидев людей, подошли за хлебом. Одна коза побежала мимо  к капустному огороду. 
    – Ты куда? – крикнул ей Владимир Михайлович. Коза остановилась.  – Иди сюда!
     Коза подошла. Аня угостила её кусочком белого хлеба. Прожевав хлеб, коза опять отправилась к огороду.
   – Ну, прямо как по Николаю Рубцову, – сказал Владимир Михайлович.
   –  Как это?  – спросила Аня.
   –  По стихотворению «Коза».  Послушай, куда побежала коза.    
 
Побежала коза в огород.
Ей навстречу попался народ.
Как не стыдно тебе, егоза?   
И коза опустила глаза.
А когда разошёлся народ,
Побежала опять в огород.
 
    – Что же коза не понимает, что нельзя в чужой огород?
    – Понимает. Такая вот настырная. Пойдём. На лошадку посмотрим.
     На лугу паслись лошадь и жеребёнок. Трава начала уже желтеть из-за постоянной жары и отсутствия дождей. Жеребёнок бегал по лугу и пытался ржать по-взрослому. Аня спросила:
    –  А можно жеребёнка погладить? 
    – Можно. Только он не разрешит.
    – А если я дам ему ещё кусочек хлеба?
    – Попробуй.
   Жеребёнок заинтересованно посмотрел на Аню и подошёл. Аня на веточку надела кусочек хлеба и протянула его жеребёнку. Тот съел и поскакал к своей маме. 
   – Послушай, Аня. Я прочитаю тебе стих о жеребёнке, с которым играл один мальчишка,  – сказал  Владимир Михайлович.  
   
Он увидал меня и замер,
Смешной и добрый как божок.
Я повалил его на травку 
На чистый солнечный лужок.
И долго, долго, как попало,
На голове, на животе,
С восторгом, хохотом и ржаньем
Мы кувыркались по траве.
 
   – Как это они вместе кувыркались? – спросила Аня.
   – А это жеребёнок кувыркался и ржал, а мальчишка решил тоже повеселиться на лугу, прибежал к нему и тоже начал кувыркаться рядом. Ну, ладно, пошли. Вон там наш дом.
     За перелеском возвышался двухэтажный дом нестандартной конструкции. Первый этаж состоял из бревенчатого сруба и прилегающей террасы. Второй этаж имел несимметричную крышу. Один скат – пологий, другой – крутой. В бревенчатой части дома располагалась печка. Владимир Михайлович несколько лет назад купил книжку «Кладка печей своими руками», два раза перечитал. Затем нарисовал свою конструкцию: порядковую раскладку с двумя дымовыми системами. Конструкцию нижней части печки подглядел у приятеля – тракториста  из ближней деревни. У печки была нижняя расширенная часть для топки.
    Топочное пространство было выполнено по длине на три кирпича. Полено длиной 75 см входило запросто в зев печи. Это было очень удобно – можно было засунуть почти всё, что попадало под руку. Печь типа «голландка» не имела чугунной плиты для готовки первых и вторых блюд. «Конструктор» специально отказался от плиты, чтобы в основной комнате – горнице – не пахло  «жаревом» и «паревом». Верхнее поперечное сечение печи было снабжено «распушкой», трёхрядковыми кирпичными выступами для исключения прямого контакта горячей стенки печи с деревянными лагами и поперечинами потолочного перекрытия. На втором этаже печь имела такое же расширенное сечение, как и на первом этаже. Это позволило сделать аналогичные дымовые каналы, как на первом этаже. А главное, печь по вертикали приобрела устойчивость. Во многих деревенских домах узкий стояк печи проходил через чердачное перекрытие, имел высоту до четырёх метров. При  вибрации земли и дома такой узкий стояк качался и стык на перекрытии крыши расходился. Печь через несколько лет эксплуатации деформировалась и получала поперечные щели, через которые дым высокой температуры прорывался в чердачное перекрытие, где горели деревянные стойки и лаги перекрытия. Это была основная причина пожаров в  деревенских домах. Владимир Михайлович блокировал это явление. Перед вторым междуэтажным перекрытием сечение печи заужалось до традиционного размера 1,5 кирпича на 2 кирпича, в результате складывалась труба с дымовым каналом тягового сечения 125мм х 250 мм и высотой всего 60-80 см. В печке на первом этаже были сделаны «вьюшки» в виде закладных кирпичей для будущей чистки каждого дымового канала от образующейся сажи. На каждом этаже  встроены заслонки для перекрытия дымового канала после протопки печки. 
   –  Это зачем ещё? – интересовалась жена.
   – Чтобы после протопки зимой перекрывать одну нижнюю заслонку. А весной или ранней осенью и иногда летом в прохладную погоду нижнюю заслонку оставить открытой, а верхнюю перекрывать после протопки. Тогда все топочные дымовые каналы оказываются под действием теплового объёма, как тепловой «подушки». И мансарда прогревается, как и первый этаж. В книжке о печах этого нет.
   – Какой ты иногда умный! – похвалила жена Мария Александровна.  
     Над наклонной поверхностью крыши труба выполнялась методом конструкции «выдра», то есть ступенчатой конструкцией с наружными выступами на «полкирпича» для слива дождевой воды вокруг основного сечения дымовой трубы.
    Приближаясь к дому, Аня засмотрелась на «выдру».
    –  А что это там над трубой? – спросила она.
    – Это такой зонтик. Смотри, как пирамида. Он служит, чтобы дождь,  дождевые струи не падали прямо в дымовую трубу. 
    –  А зачем это? Пусть падают.
    –  Нельзя. Вода попадёт в трубу и печка будет сырая и холодная. 
     Днём Владимир Михайлович продолжал обивку дома пластиковой вагонкой. Панель была шириной 10 см и длиной 3,5 м,  имела верхний выступ и внизу ответный паз для входа выступа верхней панели при сборке.
    Сложность монтажа состояла в том, что сборка велась сверху вниз и каждую панель надо было придерживать руками от падения до установки крепежной скобки. В самом низу стенки удержать панель от перекоса при такой длине было очень трудно. 
    Владимир Михайлович позвал Аню: 
     – Подойди, помоги мне, пожалуйста.
     –  А что надо, деда? 
     – Вот смотри. Я приставляю здесь внизу с краю начало дощечки, вот здесь вставляю её  в верхнюю, а ты с этого другого края будешь её держать. Ты же меньше ростом.  Держи! Просто нажми на дощечку и не отпускай, пока я не скажу. 
    Аня придержала дощечку. Владимир Михайлович быстро прибивал гвоздик для крайней скобки.
     –  Молодец, Анечка. Давай, держи следующую. 
   Владимир Михайлович вставил снизу панель, прибил с краю поддерживающую скобку и вставил выступ в паз верхней панели и сказал Ане: «Держи!»  Внучка прижала край панели и Владимир  Михайлович  успел прибить крайнюю скобку. Установив ещё две панели, Владимир Михайлович   похвалил Аню: «Ты меня просто выручила»
    – А я уже устала. Меня игрушки ждут. Готовлю обед для собачки, крокодила Гены и медведя.
    –  Ну, беги. Накорми голодных. Они с утра ничего не ели. Готовь первое, второе и третье.
    Аня  побежала к песочнице и скамейке, где была разложена разнообразная мелкая посуда и игрушки. 
    Через забор заглянула девочка лет пяти. 
    – Меня  зовут Люда. Не с кем поиграть. Можно к тебе?
    –  Приходи. Ты суп умеешь готовить? 
    Девчонки раскладывали игрушечные  кастрюли, тарелки, вилки, ложки, половники. На скамейке поставили миски с водой.  Расставили зверят, куклы. Наливали по тарелкам воду, как суп. Нарезали сорняки как зелёный салат. У каждой тарелки разложили приборы.
    – Ты давай первое наливай! – командовала Аня Людмиле. – А я буду раздавать каждому.  
    – Вы готовьте побольше и кормите своих друзей как следует! –  просила Мария Александровна, чтобы выиграть время для обеда. 
    У неё были свои заботы по готовке борща из свежей свёклы, ранней капусты, молодого чеснока и петрушки, укропа и зелёного лука. На второе блюдо Владимир Михайлович накопал молодой картошки, которую потребляли только в отварном виде, с укропом и зелёным луком. На третье обычно готовили компот из чёрной смородины, малины, поздней клубники.     
   – На третье дать кукле Нюре нашего компота? – предложил Владимир Михайлович.
   – Не надо. Ну как ты, деда, не понимаешь? Мы же кормим их понарошку. Лучше дай нам компотика.
     Наигравшись, намокнув от воды при раздаче первых и третьих блюд, напившись компота, девчонки разбежались.
      После обеда Аня свалилась на свою постель. 
    – Давай почитаем, деда! 
    – Прекрасно. Про воробья хочешь?
    – Конечно.
    – Слушай.
 
Чуть живой. Не чирикает даже,
Замерзает совсем воробей.
Как заметит подводу с поклажей,
Из-под крыши бросается к ней!
И дрожит он над зёрнышком бедный,
И летит к чердаку своему.
А гляди, не становится вредным
Оттого, что так трудно ему.
 
     Аня вскочила с постели.
     – Ты куда?
     Аня побежала на веранду, собрала на столе крошки и кусочки хлеба. Полетела на главную дорожку. Раскидала вокруг хлеб. Воробьи и вороны наблюдали с забора и с ветвей плодовых деревьев на благодетельницу. Но ни одна ворона не каркнула даже из благодарности. Только пара воробьёв чирикнула. Недовольная Аня вернулась на постель.
     – А теперь почитай про конька-горбунка, – попросила Аня.  Владимир Михайлович достал из-под подушки книжку.
    – Читаю дальше. Начало помнишь? Как ленивые два старших брата пошли стеречь хлеб, да проспали воришку. А младший Иван на третью ночь не стал спать, поймал на поле лошадку, которая бегала и топтала хлеб-пшеницу. Иван выпускал её на волю. Она не обманула Ивана, родила ему двух красивых коней и Конька-Горбунка. А два старших брата хотели жить-поживать за счёт младшего, которого они считали  дурачком. Иван был добрый и сам пошёл с братьями в град-столицу продавать  для них двух златогривых коней-скакунов. 
   – Читай, деда, дальше.
   – Слушаюсь,  Анна Батьковна.
 
            Тут он кликнул скакунов
И пошёл вдоль по столице,
Сам махая рукавицей,
И под песню дурака
Кони пляшут трепака;
А конёк его – горбатко —
Так и ломится вприсядку,
К удивленью людям всем.
Два же брата между тем
Деньги царски получили,
В опояски их зашили
Дома дружно поделились,
Оба враз они женились,
Стали жить да поживать,
Да Ивана поминать.
Но теперь мы их оставим,
Снова сказкой позабавим
Православных христиан,
Что наделал наш Иван,
Находясь на службе царской
При конюшне государской;
 
     Вот Иван выполнял все поручения царя. Стал жить при дворе. А ему всё завидовали. Сначала спальник – это, который готовит постельное бельё для царя и бояр. Подсмотрел он, как  Иван работает, и увидел у него перо Жар-птицы. Слушай дальше:     
 
Спальник наш, собравшись с силой,
Говорит царю: «Помилуй!
Вот те истинный Христос,
Справедлив мой, царь, донос:
Наш Иван, то всякий знает,
От тебя, отец, скрывает,
Но не злато, не сребро —
Жароптицево перо…» —
«Жароптицево?.. Проклятый!
И он смел, такой богатый…
Погоди же ты, злодей!
Не минуешь ты плетей!..» —
«Да и то ль ещё он знает! —
Спальник тихо продолжает,
Изогнувшися. – Добро!
Пусть имел бы он перо;
Да и самую Жар-птицу
Во твою, отец, светлицу,
Коль приказ изволишь дать,
Похваляется достать».
И доносчик с этим словом,
Скрючась обручем таловым
Ко кровати подошёл,
Подал клад – и снова в пол.
 
  – Видишь, Аня, какие плохие люди бывают. 
  –  А зачем этому спальнику надо всё говорить царю? Он же ябеда.
  – Чтобы выслужиться, награду получить. И пошёл Ваня грустный домой. Пожаловался Коньку-Горбунку: 
 
«Царь велит достать Жар-птицу
В государскую светлицу.
Что мне делать, горбунок?»
Говорит ему конёк:
«Велика беда, не спорю;
Но могу помочь я горю.
Оттого беда твоя,
Что не слушался меня:
Помнишь, ехав в град-столицу,
Ты нашёл перо Жар-птицы;
Я сказал тебе тогда:
«Не бери, Иван, – беда!
Много, много непокою
Принесёт оно с собою».
Вот теперя ты узнал,
Правду ль я тебе сказал.
Но, сказать тебе по дружбе,
Это – службишка, не служба;
Служба всё, брат, впереди.
 
     Владимир Михайлович читал и поглядывал на внучку.  Аня то закрывала, то открывала глазки и под  музыку сказки заснула. 
      Рваные тучи ползли к домам. Одна из них была свинцово чёрная. Дачный посёлок насторожился. За окном  резко потемнело. Надвигалась гроза. Вдали сверкнула молния, потом другая. Через несколько секунд донеслись  раскаты грома. Дождь начался неожиданно мелкими каплями. С поля быстро приближалась сплошная тёмно-серая масса. Внезапно закрыла вид на сад, на ближние кусты. Потоки воды хлынули на дом. Раздался грохот где-то на крыше. Потом на мансарде.    
    Аня проснулась, прижалась к бабушке.  – А нас не унесёт?
   – Не унесёт. Дом из брёвен тяжёлых. Ветру его не поднять,  –  успокоила Мария Александровна Аню.
    В стенку  веранды ударил какой-то предмет. И упал.
   – Я пойду, спрячусь в комнату,  – заявила Аня. – Попью пока молочка.
    Струи воды монотонно стучали по ступеням террасы. Дождь постепенно слабел. На улице стало светлеть. Проявились деревья, кустарники, грядки. Через полчаса видно стало поле за оградой садового товарищества. Тучи разорвались на бесформенные лоскуты, выглянуло солнце. Владимир Михайлович вышел в сад. Обошёл дом. С фасада заглянул на второй этаж. Заметил, что с покатой крыши исчезли несколько листов шифера. 
      Из дома выбежала Аня.  – Что интересного?
    – Видишь, листы тяжёлого шифера ураган всосал, как пылесос. Пойдём, посмотрим, где они сейчас.
    Двухметровые листы валялись за забором  участка.   
    – Вот это сила!  – удивилась Аня.  – Ничто не устоит.
    – Аня, а ты полюбуйся! На небе двойная радуга! – показал  Владимир Михайлович, отвлекая внучку от прошедшей стихии. 
    – Пойду рисовать небесную красавицу. Поле и наш пруд. Потом птичек, коровку и ромашки на лугу. Мне они больше всего нравятся. Они, как солнце. – Аня взяла краски и альбом.
     – Скажи, деда. А всегда  будет приходить к нам  рассвет?
     – Всегда. Нарисуешь, в крайнем случае. Ты же художница.     
     – И ещё буду  рисовать братика и сестричку. С сестричкой мы будем играть. А братик  меня защитит. Они родятся?
     –  Спроси у мамы.

Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи эпохи перестройки (1987 — 1992 г.г.). Блок № 4.

Я тебя, конечно, встречу                                  

Глазки синие, как вечер,
Косы русые, как рожь.
Я тебя, конечно, встречу,
Если во время придёшь.

Вот следы твои витают
В переулках в свете дня,
И мгновенно исчезают,
Не спасает беготня.

Исходил я все театры,
Изучил я всех актрис,
И московские Монмартры
Проштудировал на «бис».

Эх, не видно королевы!
Знать стащил её Парис,
Не куда-нибудь налево -
В свою сторону кулис.

Что ж. Найду тебя под старость,
Если раньше не сбылось.
Покажись хотя бы малость
Или знак для встречи брось!

Знак весёлого вниманья
На лету я подхвачу,
Понимать твои желанья
Научиться я хочу.

Не какой-нибудь повеса
Или захудалый франт!
Я от счастья стану весел,
Как непризнанный талант.

Я игрой воображенья
Создал милый идеал.
Где учёл чужие мненья
И своё туда вписал.

Видит враг — я  не заплачу,
Видит друг я не спасусь.
Я любовь свою запрячу
Или в счастье окунусь.
                                Июль  1988 г.

Оглянись на друзей                                               

Коля, посмотри на Ваню !
Это он или не он?
Ты же с ним бодался в классе.
Стал, конечно, чемпион.

Посмотри на вид испитый,
Руки в лихорадке.
Это друг твой недобитый
Стонет днём украдкой.

Вася, посмотри  на Колю!
Это он или не он?
Потерял в сраженьях волю,
Но стоит, как дутый слон.

Посмотри на вид блаженный,
На тоску в глазах, как ночь.
Он ведь друг твой сокровенный.
Чем и как ему помочь?

Маша, посмотри на Катю.
Ты припомни как она
Покоряла русской статью
И пьянила без вина.

Посмотри: она испита
Разве только не до дна.
У разбитого корыта
Без семьи, детей, одна.

Катя, посмотри на Машу.
Трудно ей как на духу.
Со значеньем варит кашу,
Мелет дядям чепуху.

Посмотри: твоя подруга
Знает, мечется скользя.
Вся в друзьях. Сама без друга,
Жизнь — не гладкая стезя.

Коля, Вася, Маша, Катя.
Чем же жизнь не хороша,
Что дорога стала гатью
И в колдобинах душа?
                                 Апрель 1987 г.

Наша история

Я слышу звон отчаянных мечей.
Я слышу стон промчавшихся веков.
Я вижу блики памятных свечей
И счастье оторвавшихся подков.

Я помню князя Дмитрия поход.
Я знаю славу грозного Петра.
Суворова я помню переход.
Штурм Измаила с ночи до утра.

Я верю в гренадёр Бородино,
Я бью поклон защитникам Москвы.
Я верю, помнит Родина одно:
Что перед памятью мы все равны!
                                     Январь 1988 г.

Демография                                                                    

Вот когда-то говорят:
Женщина была в загоне,
Не встречали её брат
Ни в одном притоне.

Этот крупный недосстаток
Взялся своротить
Теоретик. Сильно хваток
Демографией крутить.

Будто женщина не та,
Нет у ней породы.
Каждый день она с утра
Гибнет в огороде.

А когда подступит срок
Будто специально
Барыням даёт урок -
Родит ненормально.

То троих родит славян,
А за жизнь десяток.
«Ненормальный гражданин»  — 
Женщина со святок.

Теоретик подсчитал,
Надо сто заводов,
Чтоб производить крахмал
Вместо этих родов.

А особенно нужны
Тонны гербицидов.
Ну, а женщины должны
Быть красивше с виду.

Любит очень иностранец
Наших русских женщин.
И, конечно, не за глянец.
За доверчивость.  Не меньше.

Возникает здесь вопрос:
«Может что-то не тово?
Создаёт кто перекос?
Кто косит и для кого?»
                               Март 1987 г.

Генетическое древо                                              

Мой прадед, вроде африканец.
Прабабка же украинских кровей.
В мою генетику незнатный иностранец
Внедрялся с незапамятных корней.

Дед был потомственный крестьянин,
Прилип, как банный лист к сохе.
А бабушка была стройнее лани,
Натуры польской и спала в дохе.

Отец   в душе боролся за монарха,
Молитвами протёр чужой кафтан.
Потом прозрел и русская рубаха
Годами осеняла городской шалман.

Мать, как простая полурусская еврейка,
Меня гоняла по мажорам и бемолям.
И падала в слезах Малороссейка,
Когда концерты я давал по антресолям.

С такой роднёй сам чёрт не страшен.
Я вхож в любой святой дурдом.
Среди грузин — я  как король лавашей,
А средь казахов я француз: пардон.

Мозги свои даю в кредит и ссуду.
Во мне от лишних генов зреет дребедень:
Толь выступать мне только за Иуду,
Иль за Христа сражаться целый день.

Вот мой сосед восходит от Адама,
Считается породы чистокровной.
А я – наследник русского бедлама
Живу опять славянской родословной.

Так успокойтесь все специалисты
Национально болевых вопросов.
Пусть с длинным носом пишут в нигилисты.
А я, как коренник, пройдусь курносым.
                                                      Июнь   1987 г.


Я ещё постою

Не ищи пустоты
И чужых наслаждений.
Ты смотри на судьбу,
Как на высшую дань.
И друзей не бросай
В час неловких падений,
Поддержи на лету
И надежду достань!

Справедливость ищу,
Говорят потерялась.
Я покой разорву,
Душу в кровь теребя.
В разговорах горю,
Злость на глупость осталась.
Полуправду гоню
Из себя и тебя.

Я ещё постою
За последнюю совесть,
За цветенье лугов
И полёт журавлей.
Друзья верю поймут,
Что я спел эту повесть,
Чтобы стало ясней
Небо русских полей.
                        Март 1988 г.


Мы остаёмся

Нас подводили недруги не раз.
Друзья хвалу нам пели по заслугам.
Мы знаем, что ещё не пробил час
От похоронок горевать подругам.

Нас не забудут верные друзья.
И в день Победы прошлое помянем.
Мы знаем, что в атаку шли не зря,
Хоть смерть ждала тогда в тумане.

Мы остаёмся в звёздах и крестах.
И Родина склоняет к нам знамёна.
Мы не искали новый пьедестал,
А защищали древний опалённый.

С небес струится несказанный свет.
Колокола звонят: Вперед прорвёмся!
Мы соберёмся вновь на дружеский Совет
И вновь за Родину мы поклянёмся!
                                              Февраль 1990 г.


Зачем печалиться?

Я друга лучшего Серёгу
На праздник песни к нам зову.
Он потерял пока дорогу,
Бредёт в расчёте на молву.

Зову его пропеть с двузьями
Про грусть и радость бытия,
Про честь, тоскующую днями,
И про забытые края.

Иль породнился он с печалью?
А, может, просто заболел?
Сидит, обнявшись, с глупой далью,
Когда полно сверхважных дел.

Зачем печалиться карьерой?
Оставь её для чудаков!
Мы лучше песню, как премьеру,
Дадим во славу простаков!

Я не пойму его, ей Богу!
Его, ей Богу, не пойму!
Зову в весёлую дорогу.
А он не может. Почему?
                     10 декабря 1987 г.


Песня встречи

При встрече: Спасибо! Спасибо!
Я снова тебе говорю.
До счастья с тобой дорасти бы —
Не раз я тебе повторю.

В тебя безнадёжно влюблённый
Спешу я на крыльях ветров.
Коснуться волос расплетённых
Мечтаю при свете костров.

Скажу тебе: Милая, здравствуй!
На день и во веки веков!
Влюбляться приливами страсти
В тебя бесконечно готов.

Идти по дороге разбитой
Как в сказках с тобой решено,
И чувства друг другу открыты
При встречах с любовью давно.
                                 Ноябрь 1987 г.


 Мы с тобою

Мы с тобою вдвоём
Песню жизни споём.
Эту песню мы долго искали.
Мы однажды пришли
И надежду нашли.
Мы друг друга давно ожидали.

И никто, ведь, не знал,
Что годами искал,
Мог легко в суете потеряться.
И пытливость ума
Уходила в дома,
Где нетрудно умнее казаться.

Не спеши уходить,
Нам друг друга любить
Заказали российские зори.
И в просторных лугах,
На родных берегах
Нас прямые потомки повторят.
                            12 декабря  1987 г.

Дождик

Дождик светлый! Ты песню послушай,
Что сложилась в моём шалаше!
Ты пока что не знаешь, что души
Двухпропащих влюбились уже!

Дождик светлый! Не надо, не  надо
Размывать путь счастливый ко мне!
Ты поверь, есть такая отрада
Быть с любимой в родной стороне!

Дождик светлый! Я знаю, ты можешь
Грязь эпохи смыть с наших подруг.
И тогда ветер-друг песню сложит,
Как найти свой спасательный круг.

Дождик светлый! Ты наше спасенье
От угара томительных дней!
Пусть останутся в пошлом сомненья!
Ты нам счастья немножко налей!
                             11...12 сентября 1990 г.


Рассказ гусара

Эх, дайте мне, как старому гусару,
Гульнуть по чёрной с этой Хмарой.
Бедро у ней повыше, чем у Лиды,
Одно боюсь, не подхватить бы спида.

Вчера та Хмара ехала с французом.
У нашей «Украины» тормознули юзом.
Выходит вся прозрачная кокетка,
Руками машет в силу интеллекта.

Француз хорош. Ну, как протуберанец.
Перёд блестит и сзади глянец.
Костюм после утюжки и искрится.
И у меня такой от времени лоснится.

Ну, в общем парочка не для дневного бденья.
На русском нет цензурного сравненья.
Проходят в ресторан под ручку.
Гульнёт шалава на французскую получку.

Нет, — думаю , — не допущу позору,
Маню её на брифинг, к разговору.
Ты что, — шепчу, — всё с Западом играешь?
Хвостом вертишь, комедь ломаешь?

А что как Сашка-муж узнает,
Так он твою витрину поломает.
И не посмотрит, что ты в дом несёшь.
Он от достатка прозревает: «Огребёшь».

Ты без понятий, — отвечает Хмара,
Пыхтя в аппартаментах перегаром.
Сейчас сотрудничать с французом модно,
Мы с ним встречаемся международно.

Шепчу тогда: — «Валюта нам мученье,
Прикинь во что войдёт твоё леченье.
К тому ж порочишь не себя одну,
Дискредитируешь ещё страну.

У нас в России лучшие мужчины,
Не хуже лучшей в мире половины.
Я вот способный, малость озорной.
Надёжнее гулять тогда со мной.

Смотрю, француз волнуется, пижон.
Ко мне подходит, лезет на рожон.
Берёт за лацкан, я то не привык.
Видать, Бородино забыл, отвык.

Тут хорошо, что Сашка подоспел.
Он дверь пробил, а сам остался цел.
И к Хмаре подошёл, как царь успеха,
Взерошен весь. Ей не до смеха.

И хоть жена припудриться успела,
Муж Сашка не стоял без дела.
Не стал он говорить ей комплименты.
Под глаз поставил рядом аргументы.

Француз ретировался сразу,
Чтоб исключить конфликт и спидову заразу.
За Сашку Хмара держится горой,
А для друзей он стал заслуженный герой. 
                                            Июль  1987 г.


  Пародия из середины перестройки

Корифей он по плотинам, Ося!
Он за вырубку лесов!
Рассказать его попросим,
Как болванил дураков!

У него на книжке тыщи,
Говорит на агрегат.
Он по государству рыщет
Оторвать от пирога.

Он стоит за частный сектор,
Он поскольку эрудит.
Одессит сказал мне, некто.
Он в деньгах не ерундит.

По-научному он доктор
И концепцию создал,
Чтобы хапал тут не кто-то,
А потомственный нахал.

Друг его приплыл с Востока -
Мандариновый король.
Разложенец, друг порока.
Съешь его едрёна-моль.

Друг пропёрся в депутаты,
Дуракам издать закон,
Чтоб они из всей зарплаты
Отчисляли на притон.

А не то друг обозлиться,
Не подаст толпе товар,
Чтоб все щами подавиться —
Создаёт себе навар.

Верил перестройщик Ося
В развитой социализм,
В академики пропёрся,
Сделал дома коммунизм.

У него такая ванна —
Не придумать и во сне!
На неё садится дама,
Как актриса при кине.

Он теперь за перестройку,
Раз нахапал как фирмач.
Измы бросил на помойку,
Рвётся в барины ловкач.

Учит нас теперь учиться
От начала до конца.
Посмотри,  такие лица
Перестраиваются!
      Январь 1990 г.

Вопросы из села

Куда девались вы, российские ребята?
Какие стройки полетели поднимать?
Скажите: чем берёзы виноваты
И с «пережитками» стареет мать?

Куда девались вы, российские девчата?
Какие славите кардебалеты?
Иль на потребу иноотчесватов
Тела продали в секс-кассеты?
                                      Январь 1989 г.

Частушки научные

Мой милёнок чудный стал.
Ну откуда така прыть?
Разоделся весь в металл,
Девкам головы дурить.

Министерство просит больше
Что-то новое прислать.
Отгрузили им методик
Тонн на сорок-сорок пять.

Что главней навоз безмерно,
Доказал дурак пока.
Люди рвутся на ту ферму —
Покажите им Жука.

К нам прислали аспиранта.
Был он важен и речист.
Прилепился  к девке с бантом
Ну, почти как банный лист.

Полюбила кандидата,
Думала, что насовсем.
На черта его зарплата,
Если спит он с ЭВМ.
 
В министерстве план сорвали
Три  КБ и два ПО.
Долго рыжего искали —
Сам министр. Кто ж ещё?

Институтскую структуру
Вертят, крутят, куда хошь.
Сохранить прошу фигуру
И зарплату, ох, не трошь!

Руководство! Руководство!
Не болит ли голова?
Поднимать ли производство?
Иль играть опять в слова?
                                  Январь 1988 г.

Начало перестройки

Погуляй, подружка, погуляй!
Ты ещё незрелая гульная,
Коль в панельный развесёлый май
Понеслась головушка шальная.

Ты боишься, может, опаздать
К поезду химеры и желаний.
Ты ещё не знашь как страдать
В помыслах грядущих покаяний.

Для тебя трагическое в том,
Что сама себе цены не зная,
Телом благородишься с трудом,
Доллары с подстилки поднимая.

Пролетают мимо дни любви,
Скоростью гася  твои сомненья.
И стирет жизнь — беги, лови!
Всю твою красу без сожаленья.

Погуляй, подружка, погуляй!
Наступила очередь твоя.
Только не забудь и вспоминай:
На тебе закончилась семья!
                                 Май 1987 г.

Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи из сб. «А я вам желаю влюбиться» (2020)

О песнях в родном городе

Дорогие папы, мамы!
Расскажите, что мы ждём,
Если столько лет упрямо
В семьях песен не поём.
Иль от скромности зарделись,
И фольклор почти забыт,
Или души охладели,
Засосал проклятый быт?

Не стреляет глупость мимо –
Попадает в Человека.
Мне поют необходимо
По-английски кукарекать.
Мите сунули банджо,
Коля отхватил орган.
Костенька поёт свежо,
Если до конца не пьян.

Из могил деды ворчат,
Мир для них и сжат и тесен,
В душу русскую стучат,
Просят русских старых песен.

И от музыки деляг,
Барабанов, визга, пьянки
Поднимается «Варяг»,
Призадумалась «Славянка».
И зовёт платочек синий,
И волнует ночка тёмная,
Ты проснись, моя Россия!
Песни пой, страна огромная!

                                              Июнь 1987 г.

       Русские сказки

Детства яркие пёстрые краски
Разлетелись по жизни-холсту.
Рисовали мне русские сказки
Зло, добро и в судьбе красоту.

Те далёкие милые сказки
Улетели в заветную даль…
Подбегает дочь с просьбой и лаской:
–  Расскажи про любовь и печаль!

И о царствиях давних страданий,
О беде и друзьях мужика
Я читаю по книге сказаний,
Говорю, как любовь высока,
Как зелёной волшебной опушкой
Серый волк пробегает как тень,
И старушка колдует в избушке,
Намотавшись в заботах за день,
Как от лести вельможи добреют,
Уминая в беседах пирог,
Как прислужники явно наглеют,
Не пуская народ на порог,
И как трудно обычной невесте
Отыскать своего жениха,
И гадают девицы на тесте,
И печалятся: доля плоха.

Омрачаются добрые глазки,
И вздыхает девчонка в тиши:
Ах, какие все грустные сказки!
Ты весёлую мне напиши!                           

                                             Ноябрь 1987 г.
  А я вам желаю влюбиться!                                      
Над Родиной нашей играют зарницы,
Народ веселится, всю грусть затая.
А я вам желаю: Желаю влюбиться,
Желаю влюбиться в родные края!

Надеюсь, что храм старины возродится,
И братья и сёстры вернутся к нему.
Скажите иначе:  – Во что же влюбиться?
Скажите, родные, я, может, пойму?

Смотрите, любуйтесь на светлые лица
Красавиц небесных, сошедших сюда!
И я вам желаю: Желаю влюбиться,
Хотя б в жизни раз и уже навсегда!

Свобода взлетает, как вольная птица,
Крылом осеняя поля, города.
И я вам желаю: Желаю влюбиться
В детей и Россию уже навсегда!

                                               27...28  декабря 2002 г.
                 Песня — Свидетельство Рос. Автор. Общества № 8670      

 Наша встреча впереди

Когда альбом откроешь старый,
На нашу юность погляди!
И для тебя споёт гитара,
Что наша встреча впереди!

По переулочку крутому
На берег озера пройди!
Признайся клёну дорогому,
Что наша встреча впереди!

Чтоб стало на душе полегче,
В стожок душистый упади!
И травы ласково прошепчут,
Что наша встреча впереди!

Я верю, что ромашки свяжут
Из клеверов наши пути.
Берёзы мудрые расскажут,
Что наша встреча впереди!

                                   1993 г.
Песня – Свидетельство РАО № 25129


 Играй задумчивая скрипка!

Играй, играй задумчивая скрипка!
Играй, родимая, играй!
Тебе приснилась милая улыбка
И жест руки, манящий в новый рай!

Играй, играй весёлая гитара!
Играй, родимая, играй!
Ты знала, что любовь судьбе не пара,
Когда пришёл опять цветущий май.

Играй, играй потише, фортепьяно!
Играй, заветное, играй!
Пусть от любви я снова буду пьяный,
Но ты не очень по любви страдай!

Играй, играй любовь по переулкам!
Играй, родимая, играй!
Шаги твои разносит эхо гулко,
А каблучки стучат, стучат: Встречай!

Играй, играй задумчивая скрипка!
Играй, родимая, играй!
Придут, придут знакомая улыбка,
И жест руки, манящий в новый рай!

                                                    Сентябрь 1990 г. 
Песня – Свидетельство РАО № 10290


               Осень надежды

Вспоминаю я время – ушедшие грёзы.
Вижу счастье влюблённых, вижу встречи с тобой.
Осень машет ветвями, загрустили берёзы,
Провожая летящих  за красивой судьбой.

Собираю на память опавшие листья,
Как свидетелей счастья ушедшего лета.
Может быть, это наши последние письма,
Что лежат по полянам, лежат без ответа.

Зажигают рябины прощальные гроздья.
Вдаль уносятся эхом весёлые песни.
Мы на этой земле, как нежданные гости,
Что уйдут, не прощаясь, в своё поднебесье.

Мне рисуют поляны любовь и надежду.
Я найти твои песни в перезвонах хочу.
Удивлённый, влюблённый в улыбку как прежде,
Я за призрачным счастьем вновь к тебе полечу.

                                                          Март 1990 г.
             Песня – Свидетельство РАО № 8670                                                        

          Скажи Мечте!

Среди мирской ненужной суеты,
Блуждая в дебрях Мирозданья,
Я встретил вдруг волшебные черты.
Кто Вас прислал, Небесное Созданье?

Когда взрывались в нашей стороне
Любовь, надежды, даже зданья,
Когда тонула истина в вине,
Явилось вдруг Небесное Созданье!

Мечтаю я, чтоб Свет развеял тьму.
Господь прислал крупицы Знанья.
За что Благая Весть и почему
Явилось вдруг Небесное Созданье?

В душе моей таился добрый стих.
Слова томились в ожиданьи.
И пусть один остался в жизни миг:
Я Вас люблю, Небесное Созданье!

                                Декабрь 2002 г.

                    Песня отмечена Дипломом на Первом
                    фестивале православно-патриотической
                    песни в Сергиевом Посаде в 2005 году
                    в честь 625- летия  Куликовской битвы.

 Наша встреча впереди

Когда альбом откроешь старый,
На нашу юность погляди!
И для тебя споёт гитара,
Что наша встреча впереди!

По переулочку крутому
На берег озера пройди!
Признайся клёну дорогому,
Что наша встреча впереди!

Чтоб стало на душе полегче,
В стожок душистый упади!
И травы ласково прошепчут,
Что наша встреча впереди!

Я верю, что ромашки свяжут
Из клеверов наши пути.
Берёзы мудрые расскажут,
Что наша встреча впереди!

                                   1993 г.
Песня – Свидетельство РАО № 25129

Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи периода перестройки (1987 — 1992). Блок № 6

Редакторов  я вроде  озадачил?   

Читал я повести, эссе,  памфлеты.
Штудировать стишата   довелось.
Увидел сложно очень  в цехе этом,
Где бить по дури надобно насквозь.
 
Сообразил, что я других не хуже.
Писать я научился, как читать.
Мой труд возможно очень нужен
Для тех, кто хочет про себя узнать.
 
Читал: открыли критики средь ночи,
Как сложно было в тех условиях писать.
На кухне сел я сразу в закуточек,
Чтоб  трудности подобные  создать.
 
Я рифмы собирал из разговоров,
Что слесаря в курилках выдают,  
Причём не тупят в пол нескромных взоров  
И благозвучия  не признают.        
 
Терзался, чтобы исключить халтурку,
Ямб и хорей, где мог, я применял,
Послал стихи  с умом  в «Литературку»,
И будущих признаний ожидал.
 
Там окопался друг мой  Радхиевский.
Я раньше с ним в Одессе прозябал. 
Он признан аж второй за Достоевским.
Я ж по лимиту на завод попал.
 
Он  написал: «Метафор бедновато,  
Синонимов, антонимов полно, 
Публиковаться вроде рановато,
А вообще забыл меня давно». 
 
Какой же Мишка друг, теперь скажите, 
Раз  вирши он разделал на убой? 
Плюс дал совет для тех, кто не в зените:
Сильней работать,  больше над собой. 
 
И я пошёл в крутой спортзал качаться.
Блины катал, велосипед гонял, 
А на матрацах стал я кувыркаться
И даже гриф от штанги оторвал.

Я сочинял в такси, в метро, в  трамваях,
На заседаниях среди  речей. 
На даче даже при собачьем лае 
Я изливался Байрона звончей.
 
После такой серьёзной тренировки,
Советов  дам и отдалённых муз,
Меня хвалили все и очень ловко,
Как будто я возглавил профсоюз.
 
Собрав стихов полезных на двухтомник,
Послал на отзыв в Гос- и  Худиздат,
В надежде малой и вполне огромной:
Редактор всё поймёт и будет рад.

Так не прошло каких-то полугода,
Я получил рецензию-разгром.
Что тавтология  уже не мода
И орфография слаба при том.
 
Особенно писал редактор смачно:
«Темы затасканы, слова  пусты.
Поставлены вопросы неудачно.
Неясно, наводить зачем мосты». 

И чтобы не запил  от грусти-горя,  
Редактор кинул мне прозрачный фант.
Ему пригрезилось, тут не с кем спорить,
Что я по юмору сплошной талант.
 
Эти отписки даже мне приелись.
«Редактор-друг: Давайте – без  воды,
И как судить о жизни-карусели,
На отзыв дайте мне свои труды».

Мне, кажется, я босса озадачил.
Молчит, молчит, который год уже.
Мне доложили, спорят  там и плачут:
Метафор нет на ихнем этаже.

                                         1989 г.
          
  Выбор

Неустойчиво всё в мiре.
На ногах идеи-гири.
В голове сплошной туман,
От религий будто пьян.

Справа бывший басурманин,
Сбоку новый  лютеранин.
Рядом вроде прохиндей,
Слева русский архирей.

Так куда же бросить мостик?
Залетел я как-то в гости.
Посмотрел — одни сектанты,
От морали спекулянты.

Я пошёл к другу пиита.
Тот приник к звезде Давида.
Он влюблён опять в марксизм.
Кто сказал: Анахронизм?

Обозлился я изрядно.
Всё толкуется превратно?
Где же милая химера?
Чья вернее верной вера?

Я к язычникам зайду,
Может истину найду.
Те ребята хоть и в шкурах,
Но не гонят в душу дуру.

Хватит, думаю, мотаться.
В церковь я решил податься.
Там Христос и русским славие.
Полюбил я Православие.

                                  1990 г.

Рассказ уборщицы из гостинницы

Дайте чайку остаточки,
И я спрошу, касаточки:
«С каакой же это стати
Родился интерес?
У дев понятья сдвинулись,
Что те частично кинулись
Искать ночью в гостиницах
У фирмачей прогресс.

Пришла, видать, учёная,
Хоть видом подмочёная,
И прёт, не разбираясь,
К фирмовому уже.
Я ей: «Ты, слышь, с понятием
Иль ты давно с развратием,
Что ходишь по гостинице
Почти что в неглиже.

Фигура, глянь, источена,
Волосьями всклокочена,
Душа совсем не держится.
Тебя попутал бес.
И платье всё прозрачное,
Виднеется невзрачное
И в месте неположенном
Ты сделала разрез.

А если, кто нуждается,
Так тот не здесь болтается,
А едёт к сталеварам
Иль за Полярный круг.
Тебя там и заметят,
Но ежели подметят,
То маячком засветишься
Среди своих подруг».
                                                      
А вот ещё невернаяя,
Проходит суеверная,
Крестится вся испитая
На вражеский флакон.
Кричу: «Глянь лучше в зеркало!
Ну как, уже скумекала!
Ну кто на твой польстится
На бывший эталон!»

Приехал тут намедни,
Одет ну как последний          .
Не то фарцовщик Лёня,
Не то с Америк туз.
Болтал сплошные бредни
Для девки полусредней
И не давал прохода,
Как воздыхатель Муз.

А утром весь внимание,
Как царь Горох за звание
Снаружи ей на память
Бюстгалтер нацепил.
А наша хоть и дура,
Обиделась фигура.
Пощёчину влепила —
Запомнит крокодил.

Так будь она нелёгкая,
Индустрия та лёгкая!
Пойду-ка я на старости
С дедком своим гульну!
Допью пока остаточки,
Ох, трудно же, касаточки,
Вести в такие годы
Моральную войну.

                         январь 1988 г.

       *    *    *

Я у врагов прошёл ученье.
Я у друзей нашёл совет
И оценил чужое мненье:
Предела в совершенстве нет.

Я виноват перед тобою,
Метался словно в забытьи,
Играл неряшливо с судьбою,
Когда себя хотел найти.

У женщин я характер схожий
Искал в душе ответом гулким.
Но как насмешливый прохожий
Трепал себя по переулкам.

Мне, кажется, я изменился.
Жизнь учит лучше, чем наказ.
Я над собой так потрудился,
Что сам готов издать указ,

Что стану скоро чародеем
И разорву в метаньях ложь.
На счастье близкое надеюсь
И это ты поймёшь, поймёшь.

                        Август   1987 г.

      Какофония

В мученьях, поиске гармонии,
Включив крупицы интеллекта,
В отчаяньи оркестр стонет,
Пары пуская для эффекта.

Орган кудахчет, бас клокочет
На фоне классного мычанья.
В наушниках от ночи к ночи
Мозги туманят и желанья.

Застыв на музыкальном вираже,
Всю масс-культуру поглощая,
Девчонка не поймёт уже,
Где родилась и чья такая.

И вопрошаешь, глядя в дали,
Отказываясь принимать враньё,
Куда же пташки подевались,
Откуда налетело вороньё?

От бестолковых ритм-слогов,
Поймёшь от какофоний зрея,
Как много стало воробьёв
И слишком мало канареек.

                     Июль 1987 г.

Тормозной механизм

Слышу справа или слева:
Агрегат не так умело
Выдаёт продукт. Мешает,
Заедает догматизм.
Призадумался немного
И пошёл тогда в дорогу:
Поискать, куда внедрился
Тормозной наш механизм.

С нашёл его при свете
В самом ближнем кабинете.
Он с лица определённый
Показал зелёный глаз.
Он просил: — Скорей включите!
Потому как на орбите
Он крутиться должен. Ждите —
Вырабатывать приказ.

Я сначала испугался.
Я просил и в меру клялся,
Что готов его наладить,
Но мешает пессимизм.

А квадратный ухмылялся,
Он решил:  я вроде сдался.
И тогда здоровой злостью
Я плеснул на механизм.

Завертелись шестерёнки,
Оживились все маслёнки.
Ползуны пошли налево —
Был туда свободный ход.
Несусветный завиток
Сделал правый поводок,
А надёжный сателит
Развернулся в поворот.

Я в сомнениях терзался.
Я, чудак, сопротивлялся.
Я кричал напропалую:
— Сейчас нету простаков!
Механизм косился глазом
И кидал такие фразы:
— Ты молчи и лучше сразу!
Не для средних то умов!

Всем известные артисты,
Прибежали нигилисты,
Принесли блатную смазку
Фирмы Вальтер или Шайд.
Говорю: —  У нас, ребята,
От зарплаты до зарплаты,
Смазки есть совсем не хуже:
Марки «плюнь!» — и всё «ол-райт!».

Нигилисты в прибаутки,
Отвлекли меня на сутки,
Или больше дней промчалось —
Я, конечно, не считал.
Но когда я возвратился,
То не понял, как ни бился,
Механизм мой раскрутился
И загнал меня в подвал.

Но я вылез, пусть не сразу,
Я пришёл, сменил лишь фазу.
Как не догадался сразу
Запустить на оборот!
Механизм остановился,
Помечтал и закрутился.
Ну, а как же быть иначе?  —
Он готов в обратный ход.

Пессимизм иставил дяде.
И народ болтает сзади:
Механизм после обкатки
Стал совсем, совсем другой.
И меня все просят ладить.
Чтоб остался не в накладе.
Глаз мигает: Всё в поряде!
Крутит всех по часовой. 

                   Январь 1988 г.

     Баллада о гараже

Пришёл я к председателю профкома,
Который бывший пламенный комсорг.
И говорю, как ветеран ВИСХОМа:
Прошу гараж и здесь не нужен торг.

Но председатель, парень очень бравый,
Ну тот, что в заседаньях мельтешит,
Сказал, что я склоняюся часто вправо,
А вообще-то он вопрос решит.

И я в восторге, вроде бы поклялся,
Что после этого демократизм лизну,
Что, может, поменяю свои галсы,
И что готов прославить левизну.

Проходят месяцы: один и третий.
Мой председатель вижу: ни гу-гу.
Иду навстречу, думаю заметит.
А он жуёт по ходу курагу.

Пошёл я на приём тогда в Гендиру,
К тому, который руку первым жал.
Сказал:  — Уймите мудрую задиру,
А то он от трудящихся устал.

Сказал Гендир: — Нам буйных не хватало,
И тех, что поведут толпу в наём.
Не нужен Вам гараж для пьедестала,
Давайте-ка немножко подождём!

Примерно год я по дверям стучался,
По СТК, профкому сделал круг.
— Ты в ихнюю обойму не вписался,  —
Всё объяснил однажды старый друг.

ВИСХОМ — Всесоюзный НИИ сельхо-
машиностроения им. академика Горячкина

СТК — Совет трудового коллектива —
в годы «перестройки» - надстройка
демократизации в коллективах.
Гендир — генеральный директор.

                      Июль 1991 г.

      Деревенские разговоры

За столом у дяди Лёши засиделись до утра,
Потому что он хороший принимает на «Ура».
Дядя Лёша сам учёный, школу держит на дому.
Может яблоком мочёным угостить по-одному.

По всему иметь сужденье  с детских лет уже привык.
И чужое ваше мненье он оценит, как шашлык.
А мы тоже все с усами, понимаем что к чему.
Обсуждать умеем сами, кто что стоит по уму.

Обсужденье не простое, трезвый требуется  взгляд.
Как во времена застоя царствовал у нас парад.
Лёше тоже обломилось пять наград за этот срок.
И нечистая знать сила по тайге дала урок.

Певшая хвалу свирель много дури принесла.
Там, где правит капитель, Лёша видит корень зла.
От того, мол, вышло боком, что снесли у нас сарай,
У коня отняли дышло, а коня сослали в рай.

Раньше как в округе было. Вместе едут на покос.
Если в сторону кобыла, получает кнут под хвост.
Говорим: Смири гордыню. Пей покрепче русский чай.
А не то от горя сгинешь, пропадёшь и невзначай.

А теперь пришло прозренье, каждый должен огород
Посадить без промедленья, чтобы накормить народ.
И пока поют певицы про постельные дела,
Ты, давай, Лексей , крутиться, коль пружина завелась.

Ну а конские замашки, ты забудь и будешь рад.
Тётю Клаву для закваски пригласи к себе в подряд.
И осваивай дилемму: Там, где ум, там рядом дурь.
Жуй колбасную проблему и почаще балагурь!

                                                         Февраль 1988 г.

 Ах, интерес!

Советнички в кругу сидят.
Мудрёж выстраивают в ряд:
Нужны, мол, много ГЭС, АЭС.
А в планах их свой интерес.

Ах, интерес — лукавый бес!
Ищите в нём регересс-прогресс!
Ищите в нём левацкий ход,
Когда вперёд — наоборот!

Ах, смолюбие рвача!
Оно страшнее палача!
Оно продаст и нас, и вас,
И в первый и в последний раз!

А миллиарды тонн в трубу!
А счастье тянем на горбу.
И учат огоньки народ,
А он дурак всё не поймёт.

Он не поймёт, что виноват.
Из-за него возник, мол, блат.
И культ он будто бы создал,
Чтобы его уничтожал.

А где же был элитный слой,
Когда скот гнали на убой,
Когда доносчики народ
Вели в Гулаг на крестный ход?

Проснись, красавица, и пой,
Что равен должен быть любой!
И виноват не наш народ.
А тот, кто мифы создаёт!

ГЭС — гидроэлектростаниии,
АЭС — атомные электростанции

                   Март-апрель 1989 г.

         Памяти   Рубцова

Он в жизни знал один Завет:
За честь гореть, как гордый Пушкин.
И не успев отдать весь Свет,
Погиб за гордость зваться — русский.

Но вспомнят, вспомнят — был  Поэт,
Летящий в русские просторы,
Чтобы нарвать Мечте букет
За слово, что за ним повторит.

И будет плакать русский луг,
Любовь ромашкой расцветать.
И песня вырвется на круг,
Чтоб о душе напоминать.

Не каждый Родине пророк,
Пророков нам уже хватало.
Но дал Поэт для всех урок:
Знать, что змея готовит жало.

А кто-то спросит: Кем убит?
Молчат друзья, молчат потомки.
И только ветренный пиит
Ласкает скрытые душонки.

                     Декабрь 1989 г.

Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи эпохи перестройки (1987 — 1991 г.г.). Блок № 3.

Найдены и восстановлены для истории авторской поэзии. Блоки № 1 и № 2 см. на сайте.
 
Страдания  в эпоху перестройки          
 
Я в Подмосковье душу промотал.
Там перелески, всюду перелески.
Питьё освоил, закусь испытал
Под Алкин зов и песни Вески.
 
Ребята, хорошо там под сосной.
Лежишь довольный, душу в небе вперив.
Из «Маяка» летит протяжный вой
И хочется подпеть от счастья зверем.
 
Я подвываю тихо с русским чувством.
Понятье есть, но не хватает мочи.
Под боком пёс своим искусством
Мне помогает, друг, колбаски хочет.
 
Смотрю из фешенебельных кустов
Меня в бинокль изучает харя.
Ищу булыжник, не хватает слов,
Желанье есть, но нечем вдарить.
 
Товарищ мой в слиянии с природой,
Обнял берёзу, с Маней перепутав.
Он в телогрейке по последней моде
Пристроился к успехам, как приблуда.
 
Там хорошо, где нас пока что нету.
Мы не спешим и ждём наверняка,
Когда же рай придёт по Новому Завету,
Иль мы друг другу перемнём пока бока.
 
И мы ещё с трудом определяем,
Как Лидера по стойкости найти.
То на работу, то за водкой стаей
Летим и на ларьке все сходятся пути.
 
Сент. 1988 г. 
 
 
    Пантомима                                
 
Пантомима! Пантомима!
Ну, какой же я чудак!
Я в чертей стреляю. Мимо!
Что-то делаю не так.
 
Что за черти? Что за черти
Супротив меня стоят?
Вы, ребятушки, поверьте:
То не теневой парад!
 
Чёрт один мне строит глазки.
Хитро вкривь другой ведёт.
Третий ублажает лаской.
А четвёртый ложь поёт.
 
Находясь, как будто, с краю
Я попал в сплошной туман,
Потихоньку подпеваю:
Видно, по-чертовски пьян!
 
Это что за наважденье?
Мне от чёрта благодать?
Вместо споров и горенья
Стали в чёртиков играть!
 
Он играет. Я играю.
Он мне нолик. А я крест.
Он мне: Вас я уважаю!
Я ему в ответ протест.
 
Очень трудно разобраться:
Кто из нас последним прав?
Стали мы опять играться.
Он мне гонор. А я нрав.
 
Всё играемся, ребята!
Он по центру. Я в краю.
Люди жаждут результата:
Кто окажется в раю?
 
10 дек. 1987 г.
 
 
 
  Пародия «Ну, сколько ждать!»                   
 
Я  жду от Вас обычные слова,
Что Вы ещё воспоминаньем живы,
Что кружится от счастья голова,
Хотя нужны на службе перспективы.
 
А Вы храните сильный интерес
К общенью с перспективнейшим поэтом?
А сбросили восторженную спесь,
Навешенную дядями с приветом?
 
Я жду от Вас надёжные слова,
Что Вы прозрели от любых ошибок,
От мишуры освободилась голова,
И можете прислать букет улыбок.
 
Что не таитесь в размалёванной квартире
И не придумали для лени оправданья,
Что Вы распутали проблемы в мире,
И разобрались, в чём Ваши желанья.
 
Я жду от Вас красивого совета.
Ну хватит о любви молчать! 
Искать в пленэрах милого ответа,
Где всяких радостей ни дать, ни взять.
 
Пусть говорят: пора прибиться к месту
И разорвать обманчивую даль,
Поймать за хвост реальную невесту,
А Вам принять по Кодексу  мораль.
 
Сентябрь 1987г. 
 
 
Сон - беседа с лжепророком                
 
Встал я как-то поутру
Не с того, что ль, бока.
Глаза тру – не разотру:
Что ль я у пророка?
 
Рядом, кажется, барьер
И грозит расплата.
Вижу странный интерьер,
Тронул – это ж вата!
 
И спросил пророка я:
Как здесь оказался?
Где весёлые друзья, 
С кем я разгулялся?
 
И пророк ответил мне:
Хватит, недотрога!
Нагулялся ты вполне – 
Кончилась дорога!
 
О гулянке не тужи,
Помни, между прочим.
Скольким женщинам скажи
Голову морочил?
 
И ответил я ему,
Знать с вина иль гриля,
Что грехов так не приму – 
Я же простофиля!
 
Не испытывал судьбу – 
Меня дурью били,
Никогда не лез в гульбу,
Если не просили.
 
Рад я женщинам вполне,
Все морально сыты.
В нашей дружной стороне
Мы, наверно, квиты.
 
Недоволен стал пророк:
«Как, мол, с уваженьем?
Ты сударыням урок
Дай по достиженьям!
 
Девки больно хороши
Спереди и сзади».
Я ответил: «Подскажи – 
Мы всем миром сладим!
 
Эх, пророк, держи слова!
А я позже внемлю,
Брось интимные дела,
Падаем на землю!
 
Там у нас переворот
Или искупленье.
Будет дел невпроворот,
Наберись терпенья!
 
Только в душу к нам не лезь!
На Руси всё свято!
Брось пророческую спесь!  
Будь как все ребята!»
 
Январь 1988 г. 
 
   Берёза                                                 
 
Берёзки бродят по России,
По рекам, берегам, садам.
Рассвет встречают в небе синем
И прибегают в гости к нам.
 
Для тех, кто в жизни был поруган,
Кто ищет от врагов навет,
Стоит берёза старым другом,
Спасает, как родной завет.
 
Берёза шлёт поклоны дому
И пишет в небе красоту.
Девчонка другу дорогому
Спешит отдать свою мечту.
 
Качается моя берёза!
Ей в ветви бьют холодные ветра.
Берёза! Символ мой — берёза!
Не трогайте берёзу, господа! 
 
Июль 1988 г. 
 
                В гостях              
 
В раздумьях не пойму, что с нами  сталось, 
С понятиями, душами, сердцами.  
Наверно копится моя усталость... 
Здороваюсь  улыбкой  с  подлецами.  
 
Смотрите: Что-то изменилось в мире!   
Кто был глупец, тот ныне почитаем.  
Он числится на северной Пальмире   
Маячным столбиком с заветным раем. 
 
В беседах и делах, как разберёшься,   
Хозяин кто: проныра иль счастливый?  
Интрига для него простого  проще: 
Обставить на ходу тебя, Учтивый.  
 
Хозяин  лихо вертит обороты  
Словесной чепухи и комплиментов, 
Пиарит очень  «грамотно»  работу,  
Где можно хапнуть нужных дивидендов.  
 
Хозяйка силится подать улыбку,  
В моей оценке максимум на тройку, 
И утопает  в разговорах зыбких   
О пользе очень нужной перестройки.  
 
Таким друзьям  для будущих творений  
Дарю на память  пару  фраз дежурных:  
Девиз  «Хватай»  витает без сомнений, 
В народе прозывается, как  шкурный.   
 
Сент. 1987 г.
 
 
Посвящается афганцам  1988 года    
 
Сводила, сводила дорога с ума.
Кружила, играла судьба не сама.
Вы гнали машины по курсу вперёд
И зубы сжимали, входя в поворот.
 
Сводила, сводила вас память с ума.
Вам снились в садах у речушки дома.
И мать на прощанье махала рукой
И шла по деревне к судьбе на покой.
 
Сводила, сводила подруга с ума.
И в письмах пылало: стареют дома.
И дома родные всё весточку ждут.
Солдата вернуться скорее зовут.
 
Сводила, сводила дорога с ума.
Стреляла в вас пулями смерть не сама...
И вера в отчизну дорогу вела.
И пела дорога родные слова.
 
Сводила, сводила вас песня с ума.
Вы рвались за правду играть не в слова.
И друг брал гитару и звал за собой.
И шёл на эстраду, как в яростный бой.
 
Июль 1988 г.
 
Частушечки из Тушино   
 
Мы из Тушино ребята,
Счастья просто так не ждём.
И не с краю наша хата,
Вам частушки пропоём.
 
Как в деревне надо жить,
Показал редактор теле.
Он корову от быка
Отличает еле-еле.
 
В телевизоре, ребята,
Десять лет тому назад
Видели в последний раз 
Наш славянский перепляс.
 
Милый в танце колыхался,
Он от  рока обалдел.
А потом как ни старался 
Ничего не захотел.
 
Мы годами роки пляшем,
Хочешь верь, а хошь не верь.
Стали шейки танцы наши,
Не пойму, кто я теперь.
 
Есть писатели пока,
Что лепят с Вани дурака.
Ваня тоже не молчит,
Им частушечки строчит.
 
Есть редактор, есть поэт –
В голове один привет.
Знайте, люди, их халтуру
Не берут в макулатуру.
 
Всем известна знаменитость,
В песнях исстрадалась вся.
И поёт по заграницам
Всяку глупость про  себя.
 
Мы частушечки пропели,
Ох, старались, в самом деле.
Отрицательным – урок ,
Положительным – намёк.      
 
Февраль 1987 г.
 
 Вы поехали, дружочки?                       
 
Я стою на бережочке
И машу платочком вслед.
Вы поехали, дружочки, - 
А куда во цвете лет?
 
Путь-дороженька простая,
На воде не виден след.
Скроет рощица густая
Как  погас в домишке свет.
 
А сторонушка не верит,
Что простились навсегда.
И грустят берёза с вербой –
В никуда плывут года.
 
Постарела деревушка,
Речке слёзы подарив.
Ждёт ещё твоя подружка
От  зари  и до зари.
 
А забор свалился набок
И колодец подзарос.
Что, дружочки, город сладок
И решён в любви вопрос?
 
Разгулялися дружочки –
Хороши, видать, дела.
Мы работаем до ночки,
Ну а с ночки до бела.
 
Похоронит всех соседка,
А соседку старый дед.
На земле поставят метку –
Приезжайте ждём совет.
 
Что проснётся деревушка
После стольких горьких лет?
И благословит старушка –
На земле оставить след?
 
Декабрь 1987 г.
 
Больничная  эпопея                             
 
Я лёг в больницу, на всякий случай,
Чтоб Им статистику  сломать. 
Меня тогда надпочечник замучил,
Я вспоминал  «ядрёну мать».
 
Меня тут начали гонять по кабинетам,
Кишечник изучали через призму.
Стучали молоточком по скелету,
И для начала одарили клизмой.
 
Кричу врачу: Смотри кетостероид!
Тот сразу вам покажет отклонизм!
А эскулап, больной от геммороя,
Старался доконать мой  организм.
 
Чтоб выдать на консилиум анализ,
Подняли лаборантский штат.
Определяли кальций, магний, калий.
Я знал, что алкоголь не виноват.
 
Смотрю в моче моей (по бирке),
Подняли сверх всего процент.
Лизнуть, понюхать, что в пробирке,
Взялись  профессор и доцент.
 
Мои не медицинские советы
Смущали медицинский персонал.
Я гранулы и порошки-приветы
Обратно фармацевтам отсылал.
 
В конце квартала главный врач пристал
С согласием аппендицит отрезать.
Подписку дал, чтоб он отстал,
Где разрешил себя зарезать.
 
От любопытных стало очень тесно.
Ещё б! Не каждый скажет, что пора,
Чтобы хирургам стало интересно
В кишках копаться вдоволь до утра.
 
Сбежал я от больничной канители.
Хирургов удовлетворил наверняка.
Отрезали они, чего хотели.
Но я доволен. Жив пока!                       
 
  Июнь 1987 г.
 
Детская песенка                   
 
Ходят, ходят в детский сад
Маши, Коли, Севочки.
На всех снизу вверх глядят
Мальчики и девочки.
 
Подождите, подрастут
Гордые припевочки,
Спросят нас: «Как жили тут
Мальчики и девочки?»
 
Тёти там и дяди тут
Лижут сверху пеночки.
Их за шкирочку возьмут
Мальчики и девочки.
 
Из народа слышен глас:
Поломать бы стеночки.
Мы надеемся на вас
Мальчики и девочки.
 
1988 г.
 
 
Монолог супертренера по баскетболу      
 
Скажу я про игру, ребята.
Кому-то впрямь не по нутру:
Вы носитесь, ну чисто жеребята,
Завидев кобылицу поутру.
 
Вот, например: Куда летишь, Васёк?
Ты же не кот, нормальный парень,
Мяч захватил и сразу наутёк,
Ты что с ночи наскипидарен?
 
А ты, Кузьма, неправильно фолишь!
Что на удары не хватает сил?
Меня наводишь вдруг на мысль:
Ты что калориев недовкусил?
 
Вот с Марика бери пример.
Он хоть играть толково не умеет,
Но учит как пенсионер,
К концу игры бросок созреет? 
 
Колян, готовь издалека,
Броски, глазуки навострив.
Попасть старайся.  А пока
Бросай ближайшего в прорыв. 
 
1988 г.
 
 
   *    *    *          
 
Зачем опять ищу случайной встречи?
Зачем сомнения унять хочу?
Зачем мечтаю снова каждый вечер
Найти звезду, к которой полечу?
 
Когда усталый мир придёт к Надежде,
А злость и корысть встанут на покой,
Я подойду к тебе такой, как прежде,
И ты поймёшь, что нет судьбы иной.
 
Возьму твои я волосы в ладони,
И окунусь в ласкающий прибой.
Пускай моя мечта в волне утонет,
Я знаю, не одна, а лишь с тобой. 
 
Август 1990 г.
 
 
 
       Я долго ждал                       
 
Я долго ждал, когда настанет утро,
И речка счастьем заблестит вдали.
Я радуюсь российским перламутрам –
Что образ твой желанный принесли.
 
Ты подожди, я прилечу к рассвету
Любви, надежды, новых встреч с тобой,
И принесу российские заветы
От наших трав, завещанных судьбой.
 
Пускай враги злословят, как им надо,
А я хочу тебе ещё сказать,
Что вижу я твою улыбку рядом,
А незабудки встретим мы опять.
 
Ты не спеши искать себя в печали
И говорить:  –  Виновен человек.
Я прилечу, чтоб наши души стали,
Обвенчанными Родиной навек.
 
Май 1989 г.

Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи-песни из раздела 1 «Поэзия периода перестройки»

авторского сборника «По дороге вечной», Изд. «Старт», г. Рязань, 2020

              В саду                                       
 
Как будто по волнам цветений
Плыву сейчас в любимый сад.
Где ждут  каких-либо  прозрений
Мои друзья, лаская взгляд.
 
Я обнимаю куст сирени,
Вдыхаю шалый аромат,
Хочу отдать от пробуждений
Себя во власть стихий… И рад
 
Безумству, новизне исканий,
Весельям беззаботных лет,
Сомнениям мечты на грани
Падений и подъёма в Свет.
 
Ловлю желанную прохладу
По закоулкам в зеленях.
Спешу к знакомому наряду
Кудесниц-яблоней в ветвях.
 
И проясняется в мученьях
Души бегущей к красоте,
Как жить  после  любых сомнений,
Что зарождались в суете.
                                   Декабрь 1987 г.              

     О перестройке

Мои друзья стоят повсюду
На строгих русских рубежах.
Они взывают к люду, люду:
Проснитесь и забудьте страх!

Ведь вы потомки очень гордых
Непокорённых тех славян,
Чьи имена ещё не стёрты
Цензурой ушлых обезьян.

Борьба Добра и Зла извечна
И в этом корень всех проблем.
Жизнь наша слишком быстротечна
И не влезает в ложе схем.

Смотрю под перестройку всё же
Ползут ничтожества наверх.
Эти постарше, те моложе.
Девиз: «Хватай!» для них пример.

Во имя корысти презренной
Нам  в душу может плюнуть «ман»,
И к юбкам ластится безмерно,
Вливая деньги и обман.

С той стороны дают уроки —
И вот не виден человек.
Сверкают шейком, брейком, роком
Огни гремящих дискотек.

Я против брейка? Извините!
Могу сплясать не хуже вас!
Я не хочу в том колорите
Забыть про русский перепляс.

Мы для любого верхогляда
Ответ по существу дадим:
Чужого нам совсем не надо,
А своего не отдадим!
                           Декабрь 1987 г.

Вы поехали, дружочки?

Я стою на бережочке
И машу платочком вслед.
Вы поехали, дружочки, —  
А куда во цвете лет?
 
Путь-дороженька простая,
На воде не виден след.
Скроет рощица густая,
Как  погас в домишке свет.
 
А сторонушка не верит,
Что простились навсегда.
И грустят берёза с вербой –
В никуда плывут года.
 
Постарела деревушка,
Речке слёзы подарив.
Ждёт ещё твоя подружка
От  зари  и до зари.
 
А забор свалился набок
И колодец подзарос.
Что, дружочки, город сладок
И решён в любви вопрос?
 
Разгулялися дружочки –
Хороши, видать, дела.
Мы работаем до ночки,
Ну а с ночки до бела.

Похоронит всех соседка,
А соседку раньше дед.
На земле поставят метку –
Приезжайте, ждём совет.
 
Что проснётся деревушка
После стольких горьких лет?
И благословит старушка –
На земле оставить след?
                              Декабрь 1987 г.

 Мне навстречу идёшь

Белый бархат тумана
Лёг вдоль речки в истоме.
Клён качается серый,
На себя не похож.
Опускается вечер
С небес на ладони,
И я вижу: ты снова
Мне навстречу идёшь.

И плывёт по долине
Платье парусом белым.
Флагом нашей удачи
Развевается шаль.
Как столетья назад
Тонут в волнах галеры,
Утонуть в твоём взгляде
В этот час мне не жаль.

Волны нашей надежды
Обнимают и тают.
А вдали за рекою
Пена – сладкая жизнь.
Как хотелось бы здесь
На околице рая
От обмана-тумана
В этот вечер спастись!

Тормозной механизм

Слышу справа или слева:
Агрегат не так умело
Выдаёт продукт. Мешает,
Заедает догматизм.
Призадумался немного
И пошёл тогда в дорогу:
Поискать, куда внедрился
Тормозной наш механизм.

Я нашёл его при свете
В самом ближнем кабинете.
Он с лица определённый
Показал зелёный глаз.
Он просил: — Скорей включите!
Потому как на орбите
Он крутиться должен. Ждите —
Вырабатывать приказ.

Я сначала испугался.
Я просил и в меру клялся,
Что готов его наладить,
Но мешает пессимизм.
А квадратный ухмылялся,
Он решил:  я  вроде сдался.
И тогда здоровой злостью
Я плеснул на механизм.

Завертелись шестерёнки,
Оживились все маслёнки.
Ползуны пошли налево —
Был туда свободный ход.
Несусветный завиток
Сделал правый поводок,
А надёжный сателлит
Развернулся в поворот.

Я в сомнениях терзался.
Я, чудак, сопротивлялся.
Я кричал напропалую:
—     Сейчас нету простаков!

Механизм косился глазом
И кидал такие фразы:
—     Ты молчи и лучше сразу!
Не для средних то умов!

Всем известные артисты,
Прибежали нигилисты,
Принесли блатную смазку
Фирмы Вальтер или Шайд.
Говорю: —  У нас, ребята,
От зарплаты до зарплаты,
Смазки есть совсем не хуже:
Марки «плюнь!» — и всё «ол-райт!».

Нигилисты в прибаутки,
Отвлекли меня на сутки,
Или больше дней промчалось —
Я, конечно, не считал.
Но когда я возвратился,
То не понял, как не бился,
Механизм мой раскрутился
И загнал меня в подвал.

Но я вылез, пусть не сразу,
Я пришёл, сменил лишь фазу.
Как не догадался сразу
Запустить наоборот!
Механизм остановился,
Помечтал и закрутился.
Ну, а как же быть иначе?  —
Он готов в обратный ход.

Пессимизм иставил дяде.
И народ болтает сзади:
Механизм после обкатки
Стал совсем, совсем другой.
И меня все просят ладить.
Чтоб остался не в накладе.
Глаз мигает: Всё в поряде!
Крутит всех по часовой.  
                   Январь 1988 г

           Матросская

посвящается Тагиру Каримовичу Хайрову,
заслуженному конструктору РФ, дизайнеру,
начальнику   ГСХКБ  (1985г.-2002г.) ВИСХОМ
имени В.П.Горячкина,  бывшему матросу

Всё знает матрос на морях неслучайно
От киля до верхней трубы.
Девиз такелажа: И вира! И майна!
Ты принял, чтоб пали жлобы!

Осваивал ты не одни кругосветки!
Но пыл твой нигде не угас!
Ах, плачут от счастья в портах шансонетки —
Ты всех благородством потряс!

Всё знает матрос на морях неслучайно!
Ты предан штормягам навек!
Для женщин — загадка. А может быть, — тайна.
И в бурях всегда человек!

Тебе, капитану, поверим на слово!
Мы твой не простой экипаж!
Ты нас позови: Мы давно уж готовы
Брать флагманы на абордаж!

Магнитные бури качают матросов!
На пристанях женщины ждут.
Раскройте каюты! За Родину просим
Шампанским ударить салют!
                                         Март 1989 г.

    На юбилей  бригадира слесарей

Посвящается бригадиру слесарей Опытного завода
ВИСХОМ — Виктору  Михайловичу Широковскому

К другу Виктору на встречу
Собирается народ.
Не нужны пустые речи,
Пусть народ тебе споёт:

«Ты держал зубило прямо,
Наводил кувалду в цель,
Трубы гнул всегда упрямо
И вертелась карусель».

Кто в бригаде заводила?
Кто всё знает наперёд?
Эх, отвёртка загрустила —
Виктор в руки не берёт.

Подружился он с зубилом,
Молоток ему как брат.
Проходите дамы мимо,
Шлёт поклон его верстак.

Не идёт чего-то дело.
Тянет слесарей на пир.
Одному не надоело —
Под машиной бригадир.

Завернул он контргайку
И сказал: «Привет! Шабаш!
Инженер, бросай-ка байки!
Будь попроще: Будешь наш!»

Время-времечко подходит,
Оно знает, гнёт своё.
Бригадир домой уходит.
Эх, держись житьё-бытьё!

Жаль-печаль бригада носит.
Слёзы катит вслед верстак.
А кувалда тихо спросит:
«Виктор делал Что не так?»
                            Июль 1989 г.

     Баллада о гараже

Пришёл я к председателю профкома,
Который бывший пламенный комсорг.
И говорю, как ветеран ВИСХОМа:
Прошу гараж и здесь не нужен торг.

Но председатель, парень очень бравый,
Ну тот, что в заседаньях мельтешит,
Сказал, что я склоняюся часто вправо,
А вообще-то он вопрос решит.

И я в восторге, вроде бы поклялся,
Что после этого демократизм лизну,
Что, может, поменяю свои галсы,
И что готов прославить левизну.

Проходят месяцы: один и третий.
Мой председатель вижу: ни гу-гу.
Иду навстречу, думаю заметит.
А он жуёт по ходу курагу.

Пошёл я на приём тогда в Гендиру,
К тому, который руку первым жал.
Сказал:  — Уймите мудрую задиру,
А то он от трудящихся устал.

Сказал Гендир: — Нам буйных не хватало,
И тех, что поведут толпу в наём.
Не нужен Вам гараж для пьедестала,
Давайте-ка немножко подождём!

Примерно год я по дверям стучался,
По СТК, профкому сделал круг.
– Ты в ихнюю «обойму» не вписался,  
Всё объяснил однажды старый друг.

ВИСХОМ — Всесоюзный НИИ сельхозмашиностроения
СТК — Совет трудового коллектива — надстройка
Гендир — генеральный директор
                                           Июль 1991 г.

        На причале

Воспоминанья хлынули волною
И захлестнули старенький причал.
Когда-то здесь стояли мы с тобою,
А ветер с моря гладил и молчал.

Какие бури мимо пролетели!
Был и для нас в Судьбе девятый вал!
Он захлестнул нас, как того хотели
Любовь, Надежда и родной причал.

Причал. Причал моей лихой судьбины!
Качайся в волнах средь скалистых гор!
К тебе явлюсь когда-нибудь с повинной:
Зачем пошёл любви наперекор?

Волна, волна прикатиться к нам снова.
Волна любви и ожиданья встреч.
Нам надо здесь у берега крутого
Воспоминанья юности сберечь!
                                  Сентябрь 1989 г.
                                                        Крым

Юрий Кириенко-Малюгин. Стихотворение «Детство»

Я был рождён аристократом:
Дрова рубил всегда с плеча.
Суп доставал с плиты ухватом,
И выражался сгоряча.
 
Мы по задворкам воевали
С фашистами до синяков.
И пусть в войне не доедали, 
Но били, как могли, врагов.
 
Нам справедливость стала гимном,
А знаменем служил лоскут.
И прозывался господином
Жиреющий смазливый шут.
 
Мы узнавали в ходе драки:
Важна нам Истина, друзья!
Друзья не могут быть собаки,
Ну, а собаки – не князья!
 
Когда отец за поллитровкой
Костил доносчиков и шлюх,
Я мысленно хватал винтовку
И наводил на жёлтых мух.
 
Нас потешали идиоты,
Что скоро будем жить в раю.
А сами жрали до икоты,
Слюнявились на всю страну.
 
Воспитывали нас бараки,
Любовь крепил ржаной ломоть.
Мы знали с детства грех и враки
Припомнит к старости Господь.
 
И пусть живём мы не в хоромах
И нам кричат:  – Факиров слушай!
В России мы. Нет лучше дома,
Здесь, где гуляют наши души! 
                            Декабрь 1988 г.
 
                     Впервые опубликовано в авторской книге «Наша встреча впереди».
                      М. Российский писатель. 2005.       
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Суворовский марш

Вновь бьют барабаны
Суворовский марш.
Идут эскадроны,
И нервы, как струны.
Эй, голову выше,
Российский гусар!
Ты – слава Отчизны,
Любимец Фортуны!
 
Красавицы наши
На звуки фанфар
Бросают гвоздики
Под гордые шпоры.
Эй, голову выше,
Российский гусар!
Здесь русские песни,
Здесь наши просторы!
 
Русь Древняя! Киев!
Наш Минск! Краснодар!
Вы звали не званных
За хитрость к барьеру.
Эй, голову выше,
Российский гусар!
Ты снова в ответе
За древнюю веру!
 
         Ноябрь 1991 г.

Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (главы 11 и 12).

В связи с приближающимся январём – датами рождения и гибели русского народного поэта Н.М.Рубцова (03.01.1936 – 19.01.1971) и ожидаемыми необоснованными  публикациями литераторов,  журналистов и добровольных адвокатов осуждённой по суду Л.А.Дербиной – Грановской, автор представляет две главы из книги, изданной в 2004 году (М. МГО Союза писателей России, 2004,  ISBN 5-7949-0230-2) 
 
      Глава 11. Фантазии убийцы и голые факты.
 
    Николай Рубцов многое предвидел в жизненных ситуациях, в том числе, когда написал «Не надо слушать злых старух…»
   В «Воспоминаниях о Рубцове» многое замалчивает Дербина, шулерскими приёмами пытается взвалить вину на поэта. Некоторые фантазии просто уникальны. Продолжим по порядку.  
    Она обвиняет Рубцова в хроническом алкоголизме. Хитро-мудрая «поэтесса» придумала гроссмейстерский ход: периодические выпивки по обстоятельствам представить в виде болезни. При таком подходе всю мужскую часть населения России можно оболгать, «забыв», а кто же строил и строит объекты, производит продовольствие, водит транспорт, защищает Родину и т.д. В перерывах между выпивками, что ли? Между тем, Рубцов даже в прославленном общежитии бывал и «под градусом» и абсолютно трезвым (о чём почему-то многие очень «трезвые друзья» не вспоминают). Рубцов там  днями печатал стихи и никто не видел его пьяным. 
    В январе 1997 года (задолго до выхода опуса Дербиной) председатель Рубцовского Центра Санкт-Петербурга  Сергей Вакомин (Сорокин) опубликовал статью «О Русь! Кого я здесь обидел?..»(17). Автор конкретными  фактами  разгромил ряд доводов убийцы.
    Интересно, что в своём опусе Дербина клеймит обоснования писателя Н.Коняева, но помалкивает о статье С.Вакомина (Сорокина). А ведь Дербина живёт в одном городе, что и автор. 
    По вопросу уровня опьянения участников последней ночи   С.Вакомин (Сорокин) пишет (17): 
    «Вот вроде бы невинно звучит фраза Дербиной: «Часа через два Рубцов и трое из журналистов приехали к нам уже хмельные и ещё с бутылками вина» (здесь говорится о последних часах жизни поэта), – а  дотошный обыватель уже начеку. Он и сегодня готов драть глотку и утверждать, что Рубцов сам виноват, что вино и сгубило его.
    Но вот о чём говорят скупые строки милицейского протокола: «На балконе снежный покров не нарушен. В углу  стоит  металли-
 
101
ческая лопата и 18 бутылок из-под кефира и 3 бутылки из-под вина (какого? – в протоколе не сообщается, а жаль!)» И далее: «На кухне тоже обнаружены бутылки из-под сухого вина, «Шампанского» (значит, и на балконе стояли бутылки из-под сухого вина!)
    Сколько с собой принесли бутылок сухого вина журналисты – Дербина умалчивает, не указано и в милицейском протоколе…»
    Прокомментируем этот набор сведений.
    Рубцов водку не любил. От нескольких бутылок вина и при участии нескольких друзей – не станешь сильно пьяным. Как пишет «поэтесса», Рубцов проводил последним журналиста Третьякова на лестничной клетке. Значит, поэт  был под каким-то градусом, но не был сильно пьян! До убийства (вероятно, в 4 часа утра) Рубцов уже был трезвый.  А пол-пятого утра Дербина пошла сдаваться. Не сходятся концы с концами у убийцы.
    Начиная со страницы 178,  Дербина пишет о своём обращении к Богу. Психологически очень тонкий ход со стороны убийцы.
    Дербина описывает своё посещение могилы Рубцова 25 мая 1991 года. Два часа она искала могилу поэта, пока вдруг не услышала голос Рубцова: «Люда! Я здесь! Иди сюда!» Просто потрясает умение «поэтессы» фантазировать и вызывать сочувствие у доверчивого читателя «страданиями» (теперь это у неё трудности хождения среди оград, –  прим. автора). 
     А затем следует вершина дербинской демагогии:
    «Мы говорили с ним не менее получаса. Он просил у меня прощения за те страдания, которые он мне причинил. Я отвечала ему и, наверное, тоже просила у него прощения…» 
    Рубцов просил прощения у Дербиной?! Потрясающе! Что это? Сдвиг по фазе, как говорят нормальные люди  в таких случаях. Похоже, что «поэтесса» сама себя зомбировала на виновность Рубцова и теперь всем встречным и поперечным (журналистам и незнакомым) убеждённо внушает эту версию. Примечательно сообщение «поэтессы», что она наверное просила у него прощения… Даже здесь убийца не смирила свою гордыню.
   Можно было бы поверить её приходу к Богу, если бы она публично покаялась  в  своём преступлении  и, что главное,  ушла 
 
102
бы в сторону, замолчала. А она продолжает напористо доказывать свою невиновность. На одной из страниц опуса Дербиной некто Сусликов Я.Я. из Талицы, ещё один  добровольный адвокат  убийцы, сообщает: «…она находилась рядом с ним и терпела немыслимые в супружестве издевательства. Л.Дербина не убийца, как бы вам не хотелось, она, жена поэта, есть жертва ситуационных обстоятельств…» 
    Это ложь очередная (№42,  – прим. автора). Не была Дербина женой. Была она любовницей по определению. Зная, что «в ЗАГСе больше не бывать», почему Дербина не ушла сразу от Рубцова? Решила довести задуманное до конца?…Если вдруг поняла, что поэт разобрался с её мировоззрением, с её нигилизмом непрерывным и не преодолимым. Когда «поэтесса» приводит   фразу Рубцова «Я буду тебя медленно убивать», то она шулерски умалчивает, что он хотел морально «убивать», то есть разоблачать звериную поэзию, а также  эгоизм и игривость этой дамы. Поэтому было спланировано: смести поэта с литературного пути. Здесь ещё одна разгадка тайны той ночи.
     Газета «Литературный Петербург» правильно отметила, что «Сборник «Крушина» – сигнал, знаковый позывной антирусских сил». Знаковый потому, что подаёт сигнал применения сатанинских образов в русской поэзии. Такая поэзия может быть названа только русскоязычной и по сути провокационной, поскольку издаётся на русском языке и ассоциируется, особенно у зарубежных  неосведомлённых читателей с мировоззрением русских людей.
    Вот «талантливые» антихристианские стихи от Дербиной: 
 
Оживают полночные травы
Под серебряным оком луны.
Льётся дух забытья и отравы
Из раскрытых цветков белены.
Волчье лыко свежее сирени,
              Маттиолы ужасен дурман!
Обещают белёсые тени
Чьих-то чар колдовство и обман.
 
103
    Посмотрите, как Дербина воюет с добрыми стихами Н.Рубцова.   Поэт в стихотворении «Тот город зелёный» с грустью писал: «Сорву я цветок маттиолы / И вдруг заволнуюсь всерьёз». А что от Дербиной?  «Льётся дух забытья и отравы», «Волчье лыко свежее сирени…», «Маттиолы ужасен дурман» – это образы Тьмы и Зла. «Поэтесса» Дербина несёт в стихах злость и вражду. Что читатель может получить для Души, генетически тяготеющей к Справедливости? Дербина ёрнически «критикует» свои «стихи», приводя известные высказывания: «В этих строфах присутствуют все символы сатанизма: это и полнолуние, и око Иеговы, и дурманящая белена, и белёсые тени…»  Здесь  Дербина  применила известный психологический ход: привести  отрицательные  мнения   о  себе, а   последнее слово  оставить  за собой, «опровергая» доводы оппонентов. Аналогично она действует, когда сообщает мнение литераторов, считающих, что она была подослана к Рубцову.  
   Дербина сообщает  о фильме «Застава Ильича», в котором представлен литературный вечер в Политехническом музее в августе 1962 года. На вечере выступали, как она пишет, Евгений Евтушенко, Андрей  Вознесенский,  Георгий Поженян  и другие. Она сообщает, что только что приехала из Воронежа и в тот же вечер «оказалась» в зале Политехнического музея. А кто пригласил? В те времена «оказаться» в этом зале (и именно в этот день) было невозможно без специального приглашения. А Дербина представляет, что это было случайно. Она тоже выскочила на сцену, как и другие, и от волнения и восторга несла какую-то чушь. А рядом с Дербиной сидела известная актриса Анастасия Вертинская. Случайно? Ничего случайного здесь нет и быть не может. «Поэтесса» сообщает, что читал Вознесенский и какое-то матерное слово выскочило у него. Вертинская охнула и закрыла лицо ладонями. Интересно, что «поэтесса», видимо не охнула, а то бы она сообщила об этом. Дербина никак не комментирует матерность Вознесенского в этом эпизоде. Вроде всё нормально. А ведь если, что-то не по ней, у неё тут же масса доводов. Уже в те времена известные поэты готовили общество к матерщине. И ничего. Всё сходило им с рук при «тоталитаризме».
 
104
    А вот, что о том же эпизоде писал С.Сорокин (Вакомин) ещё в январе  1997 года (17):
    «Не знаю, как долго я ещё сомневался бы, прежде чем приступить к данному материалу, если бы не фильм В.Ермакова «Замысел». Эпизод, что в нём промелькнул, сразу расставил всё на свои места. А ведь он безобидный, даже милый, на мгновенье внесший оживление в зрительном зале. Но именно в нём и открылось то, что скрывалось в тайне. Режиссер Ермаков, делая фильм о Дербиной, вставил фрагмент из памятного всем фильма Марлена   Хуциева  «Застава  Ильича»…  По   признанию  самого 
Хуциева, ему многое пришлось вырезать и даже подправить сценарий, чтобы фильм увидели зрители. Одним из таких вырезанных фрагментов и воспользовался Ермаков. Он представляет сцену литературного вечера в Политехническом музее в Москве. В кадрах то и дело мелькают лица молодых тогда Е.Евтушенко, А.Вознесенского, Б.Ахмадулиной, Б.Окуджавы…
    Зал, как обычно переполнен. Все в движении, и вот на сцене, где находятся вышеперечисленные поэты, вдруг появляется возвышенно-романтическая девушка в черном с высокой прической и всё с той же восторженностью, чуть сбивчиво объявляет о выступлении Андрея Вознесенского. При этом происходит с ней небольшая заминка, в зале смеются, а Дербина, это была она, продолжает что-то говорить в зал. Так произошла первая публичная «засветка» «своего человека».
    Литератор В.Аринин прав, утверждая, что «когда к поэту приходит любовь, он не может не писать об этом…Но никакого «дербинского цикла» у Рубцова нет, хотя поэт в разное время писал о любви к разным женщинам».
    Надо учесть ещё следующие факторы. Дербина считала себя поэтессой, высоко образованной интеллигенткой, к тому же внешне довольно интересной женщиной, одевающейся со вкусом и неплохо знакомой с известными поэтами-шестидесятниками. И в этом смысле внешне незаметный» Рубцов – мужчина  невысокого роста, худощавый, лысоватый, небогато одетый, «деревенский» – никак  не соответствовал идеалу мужа для «представительной»   рвущейся   в  элиту   Дербиной. И   главное: 
 
105
была психологическая и идеологическая несовместимость.  Дербина это понимала. Отсюда её признание, что быть женой такого мужчины она никогда не станет. А вот не уступить в спорах и победить Рубцова морально ей очень хотелось. Кроме того, Дербина была нацелена кем-то (кто знал её неуступчивый характер) на победу в конфликте с Рубцовым. Психологически драма, переходящая в трагедию, была разыграна.  
   Ещё один момент, подмеченный С.Вакоминым (Сорокиным), необходимо привести: «А не раз замечали друзья, как Рубцов внимательно приглядывался к своему новому собеседнику и когда тот продолжал молчать или не выказывать внимания к окружающим, он сердился и прямо ему говорил: «А может, ты кем подослан сюда?»
   В своём опусе Дербина обвиняет писателя Н.Коняева в использовании её материалов. Ещё раз поставим точку над «i». Л.А.Грановская (девичья фамилия Дербина) – убийца по определению суда. Решение вологодского суда подтверждено Верховным судом России в 1996 году. Убийца и привлёчённые ей литературные и другие адвокаты пишут и публикуют продербинские материалы-фантазии незаконно. Грановская  должна действовать через судебные органы. И угрозы привлечь к ответственности тех, кто приводит фрагменты её высказываний, не имеют никакой юридической силы.
   Дербину саму надо привлечь к ответственности за непрерывную клевету в адрес убитого ею поэта и дезинформацию о характере Рубцова. Она наносит моральный ущерб братьям Рубцова от второго брака, и в особенности  дочери Н.М.Рубцова и его внукам. И несёт она дезинформацию относительно характера русского человека вообще. Для разоблачения этого приходится ссылаться на высказывания Дербиной. Иначе она будет дурить людей, играя на обычных разногласиях. И на удочку «поэтессы» попадаются наивные лица, журналисты и даже специалисты. 
    Вот какая-то Шура Фаблинова решила  издать  свои басни и  попала  в сети «поэтессы». Эта Шура каким-то образом вывела «поэтессу» на  медицинских экспертов (профессора кафедры судебной   медицины)   Ю.А.Молина  и   А.Н.Горшкова,  которые 
 
106
«обосновали» версию смерти поэта от сердечной недостаточности. Был создан «юридический» документ. Удивительно, почему эти специалисты взялись опровергать материалы следствия. И какой же подход нашла к ним убийца? 
   Газета «Русский Север» от 5-11 марта 2003 г. опубликовала статью   «Голгофа  на  двоих», в которой В.Серебров обоснованно опровергает доводы  медицинских экспертов  Молина и Горшкова, ссылаясь  на  материалы  следствия, а  также  приводит  мнение    вологодской      поэтессы   Н.В.Груздевой    о   характере Н.Рубцова. Наконец-то, «Русский север» после своих антирубцовских статей В.Есипова (сентябрь 2001 г.) и самой Дербиной (январь 2002 г.) напечатал близкую к истине информацию. Но В.Серебров, всё-таки, не ссылается на опубликованные ранее другими авторами книги и статьи, разоблачившие Л.Дербину (2,5,7,8,13,15,16,17). 
    Приближаясь к завершению «опуса», Дербина буквально заливается в словоблудии и самолюбовании. О «Крушине» Дербина приводит самые восторженные отзывы. Особенно «блестяще» высказался профессор Александр Михайлов (Санкт-Петербург) с учётом вампиризма Дербиной:
   «Нам известен, вероятно, целый легион женщин-вамп. Но какая по сути литературщина этот их демонически-обольстительный вампиризм! Это всего лишь игра на сцене, в кино, всего лишь рекламный образ, романс или роковая песенка. Настоящую женщину-вамп я знаю только одну, ту, чьи стихи читаю сейчас…» 
     Лестную характеристику «поэтессы» выдал А.Михайлов. Удивительно, что такие люди процветают в литературных кругах. О последствиях пропаганды вампиризма они, видно, не думают. Во все времена старались изолировать вампиристок от нормального общества. Известно определение, что «Вампир – «Сказочный оборотень - мертвец, якобы выходящий из могилы и сосущий кровь живых». Достаточно это для поклонников «поэтессы» или нет?
    Мистификации высокого класса выдают адвокаты Дербиной. Спрашивается: зачем же таким занятым и не бедным людям заниматься делом убийцы?
 
107
    Глава 12.   Всякое тайное становится явным.
 
    О чём ещё умалчивает Дербина? Тайна квартиры Рубцова после убийства. Почему не все свидетели  представлены на суде? Похоже, что высвечивается Рок, который  был  в тени. 
 
      Автор после специального запроса получил в мае 2002 года  письмо от новых жильцов квартиры Рубцова. Они въезжали в эту квартиру в апреле 1971 г. на заселение уже после суда. Вот что  написала Валентина Васильевна Шорохова, хозяйка квартиры.  
                                    «Уважаемый Юрий Иванович!
    Отвечаю на Ваши вопросы.
    Потолок в кухне был закопчён. В кухне, где стоял его стол, т.е. ближе к дверям кухни.
    В туалете была осквернена ванная и стены были очень выпачканы  г., т.е. говном.
    В комнате, где стояла кровать, была стена загажена, очень страшная квартира была.
    Газовая плита была залита кофе и вся грязная. У меня муж нанимал женщину, чтобы та вымыла всё, только тогда я могла зайти в эту комнату. 
   Вот коротко написала на ваши вопросы.
    До свиданья».
    После убийства Николая Рубцова в ночь на 19 января 1971 года остались такие приметы:
На кухне в квартире Рубцова весь потолок был чёрным, а квартира буквально ритуально изгажена. Вот, что  увидели  въехавшие в квартиру новые жильцы. О многом говорят также разбитые личные вещи Рубцова (икона Николая-Чудотворца, гармонь, пластинка Вертинского). 
Пропажа писем из конвертов. Кто их вытащил и кто унёс? Убийца, когда пошла в милицию с повинной, не могла взять их с собой. И не могла занести их к родственникам. В  квартире  имелись  следы    сапог,    которые      видела
      Н.Старичкова  через  несколько  дней   после убийства   во      
      время  осмотра архива поэта.  
 
108
Вид и расположение стола (фотографии из материалов следствия) свидетельствуют о том, что скатерть на опрокинутом столе лежит так, как будто только что постелена. Явно видно, что стол был аккуратно перевёрнут на бок, что можно было сделать только двум людям одновременно. При этом скатерть даже не сдвинулась с первоначального горизонтального положения. Если бы была борьба, то скатерть расположилась бы в беспорядке. В спешке не всё было продумано убийцами. Имитация борьбы была создана, но не достоверно.
    Следует дополнить картину ещё тем, что в ванной валялось не стираное бельё. Ну, всё говорит о том, что Дербина в качестве «невесты» Рубцова ничего не делала для наведения обычного бытового порядка. Особенно, в преддверии приёма гостей. Ясно, что она замуж не собиралась. «Поэтесса» шла по принципу: «Чем хуже, тем лучше». То есть, она создавала визуальную обстановку несовместимости Рубцова с условиями жизни.
    Помалкивает убийца  о горке пепла на кухне и чёрном потолке там. Значит, сжигали какие-то бумаги Рубцова. А ведь на это надо время! Дербина ничего не пишет о том, сжигал ли какие-то бумаги Рубцов перед убийством. А квартира была изгажена буквально. И виден сатанистский приём: всё испохабить в месте гибели своего врага. Какая же злоба была у убийцы!
     Знаковый номер квартиры был тогда у Рубцова – № 66. 
     А почему не все свидетели были на суде?
     Как пишут В.Коротаев в книге «Козырная дама» и Н.Старичкова в книге «Наедине с Рубцовым», все вологодские писатели, как нежелательные свидетели, были выведены из судебного процесса (убийцей при помощи адвоката Л.Фёдоровой, фамилия изменена – прим. автора). Именно Дербина была заинтересована в закрытом суде, иначе множество людей с улицы  оказались бы  посвящены   в  обстоятельства   садистского убийства. Только В.Коротаеву разрешили присутствовать на суде в качестве журналиста, но  не  дали   выступить  в качестве  свидетеля. Какие   же  мощные  и  невидимые  силы    вступили   в
 
109
борьбу на стороне Дербиной?! Сильные психологические ходы делала Дербина и её адвокаты по отношению к свидетелям. Те, которые были участниками последнего застолья с Рубцовым и Дербиной, очень боялись, как бы их не привлекли к соучастию в убийстве. Поэтому их свидетельства свелись к самооправданию.
   В.Коротаев, к сожалению, изменил фамилии действующих лиц в повести «Козырная дама». Как он потом говорил: только из соображений жалости к дочери убийцы, чтобы это не повлияло на её судьбу. Так бы оно и было, если бы убийца не ринулась чернить Рубцова и любыми путями пытаться реабилитироваться. Так что все последующие ответные публикации по этой теме на её совести. В книге «Наедине с Рубцовым» Н.Старичкова на стр. 197 пишет: «Одного за другим вызывает судья гостей Рубцова. Это журналисты. Ни один из них не считает себя участником постоянных застолий с Рубцовым и подробностей его жизни не знает. Подчеркнул: «Рубцов всегда пил вино, а я – водку». (Это был фотокорреспондент Аркадий Кузнецов).
      В своих «мемуарах» Л.Дербина пишет, что Н.Рубцов и трое журналистов приехали на квартиру уже хмельные и с бутылками вина. Из этих безымянных «друзей» Дербина называет вначале Николая Задумкина  и сообщает, что   Рубцов   одного  за  другим
прогнал всех. Дербина не называет участника застольной беседы – Аркадия Кузнецова. Он назван Н.Старичковой. Но был ещё и Лапин Б.А. Он упоминается ниже в судебном протоколе.     
    Сведения о четвёртом свидетеле проявились в «мемуарах» Л.Дербиной на стр. 140, где она сообщает, что последним покинул квартиру Альберт Третьяков. Они допили с Рубцовым последнюю бутылку, пьяно спорили. Будто Рубцов кричал, что он первый поэт, а Третьяков не соглашался. Получается, что А.Третьякова Рубцов не прогонял, а провожал.
    Дербина, сообщает, что «где-то в 11 вечера Рубцов проводил Третьякова до лестницы.  - До свиданья! До свиданья! – кричал он Третьякову, свесившись через перила в пролёт. «Перед самым, может быть, крушеньем я кричу кому-то до свиданья…» Рубцов возвратился в комнату, мы остались одни. Истекали последние часы». Это как понимать? Перед запланированным действием? 
 
110
     Хочется обратить внимание на представленную строку из стихотворения Рубцова «Поезд».  Для чего её ввела Дербина в текст? Она опять даёт ссылку на Рок. Значит, что для Дербиной было уже решено: Рубцов должен уйти из жизни. И кто-то подаёт ей такую команду сверху. Что это? Самозомбирование на действие? Или зомбирование читателя на оправдание действий Дербиной по команде Рока, изобретённого фантазиями «поэтессы»? И далее Дербина пишет, что «где-то в четвёртом часу я попыталась уложить его спать. Даже вытерла влажным полотенцем ему ноги… Я подумала: «Вот сегодня он уедет в Москву, и я покончу с собой! Пусть он раскается, пусть поплачет потом!» И мысль эта была тоже от гордыни». Чтобы показать самолюбивый характер поэтессы приходится дословно привести эти её слова.
     Между тем, не сходятся концы с концами у «поэтессы». Ранее в статье «Я не хотела убивать его» Дербина сообщила (14):  
   «Между тем тогда две ночи подряд я не спала, а с 18 на 19 января у нас «паслись» пьяные вологодские журналисты. Все это время я находилась в состоянии сильного эмоционального напряжения». Ложь №43. Вологодские журналисты ушли до ночи, до 19 января. Дербина завуалировала время ухода журналистов своей фразой «с 18 на 19 января…». Но как пишет Дербина в «мемуарах», последним в 11 часов вечера (то есть ещё 18 января,  –  прим. автора) уходил А.Третьяков. Далее Рубцов и Дербина остались одни. Но одни ли? Кроме того, «страдалица» Дербина две ночи не спала. Кто ей мешал спать?  А Рубцов разве спал в это время? Почему бы «жениху» и «невесте» не отправиться в постель? Выясняется, что Рубцову не давали спать (до четырёх-пяти утра три дня подряд!), доводили до полуобморочного состояния. Вот ещё одна разгадка тайны тех ночей.
   В другом месте публикации о последних часах она пишет, что Рубцов защищал Россию и русский народ, говорил об Истории России. А у неё болела голова. Понимание не спровоцированной трагедии русского народа и России видимо было для неё пустым словом. Значит, она имела другие убеждения. 
 
 
111
    Но в результате информации уже набирается не трое (как сообщает обычно очень дотошная Дербина), а четверо участников застолья. А был ещё и пятый. О котором молчит Дербина. И которого назвала Н.Старичкова. Об этом ниже.
      Н.Старичкова сообщает о том, что было на суде (5):
    «Кто-то из присутствующих вспомнил, что должен быть ещё один свидетель – Рыболовов Юрий. Судья просит пригласить из коридора названного свидетеля. Но его там не оказалось. Думаю, что же знает Рыболовов? И почему его нет? Вспоминаю, что он уже после похорон Рубцова заходил ко мне и рассказывал, что видел назреваемую ссору, если бы он знал, чем всё может кончиться, то остался бы. Но «мне нужно было на поезд к 2-м часам». Что же он знает ещё?»
    Вопрос Старичковой остался открытым. Но, значит, последним был не А.Третьяков, а Ю.Рыболовов, который должен был уйти примерно в час ночи, чтобы успеть на вокзал. 
    Между тем, Н.Старичкова сообщает (5): 
 «В моём доме по-прежнему с приходом Коли появлялся и Юрий Рыболовов. Летнее время у него было отпускное (Рыболовов был учителем, – прим. автора) и он приезжал в Вологду из Ивановской  области, где  было   постоянное   место   жительства. Поскольку у Коли появилось своё жильё, то не меньшее время Юрий проводил и даже жил у него». 
    Н.Старичкова сообщает, что Ю.Рыболовов и Н.Рубцов часто встречались в то время в Вологде. У Ю.Рыболовова оказались 5 автографов стихов Рубцова и две записки поэта. Директор никольского мемориального дома-музея Г.А.Мартюкова сообщила в письме от 15 мая 2003 г., что эти подлинники были получены Наирой Вартановной П. во время поездки к Ю.Рыболовову. Рубцов в записке  Ю.Рыболовову пишет: «Юра, обязательно открывай и спрашивай, кто ко мне приходил. Будешь уезжать – напиши обо всём в записке. И оставь ключ на столе. У меня есть. Ни в коем случае не греми, не шуми! Вынеси мусор из ящика на кухне в 9.15 во двор в машину. Гор. воды пока не будет. Отключили. Спи на раскладушке». По сообщению Г.Мартюковой вторая записка Ю.Рыболовову примерно такого же содержания.
 
112
     Текст записки свидетельствует о том, что этот учитель из Ивановской области периодически жил в квартире поэта и мог принимать посетителей. Ответных записок Рыболовова к поэту при уходе с квартиры не представлено и не опубликовано.
     А вот что пишет Н.Старичкова о первой встрече с Дербиной в конце июля или начале августа 1969 года:
    «Коля открыл дверь и не как обычно весело, а озабоченно и негромко сказал: «Проходи», и сам ушёл на кухню.
     Не успела я сделать и одного шага в комнату из прихожей, как в дверях мне навстречу появилась высокая, дородная женщина. Она заняла собой весь дверной проём…
    Мне было слышно, как они на кухне о чём-то негромко разговаривали. Потом (уже громко) я услышала фразу:
  – Я «Плиску» (в те времена марка недорогого болгарского коньяка, – прим. автора) в магазине видела.
   А Коля тоже громко, резко:
   – Что же ты её не купила?..»
   Судя по этому разговору, Дербиной не стоит прикидываться председателем общества трезвости и пенять Рубцову за выпивки.    На стр. 170 своей книги Н.Старичкова пишет (5):
   «По-прежнему к Рубцову приходил Юрий Рыболовов. Он не мог не видеть, как живёт поэт. После посещения Рубцова он не приходил ко мне, никогда не рассказывал, что там видел. Скрывал? Не знаю…Придёт ко мне, спросит: «Рубцов не был?»
   И улыбнётся, словно подразнит: «Я сейчас к нему пойду».
   И так каждый раз. И обязательно чем-либо угостит: помидором, яблоками из своего сада, конфетами, клюквой.
   Прошу передать Коле привет. Согласно кивает головой. Но передавал ли? Если передавал то, как реагировал на это Коля? Не знаю: обратной связи не было. После посещения Рубцова, как всегда, Юрий ко мне не приходил».
   Н.Старичкова сообщает о встрече с Рубцовым и Дербиной в Союзе писателей на отчетном собрании примерно в ноябре-декабре 1970 года. Отмечает замкнутость и неестественное поведение обоих «влюблённых». Пишет о своих переживаниях. По ходу развития событий Н.Старичкова приводит такой  эпизод: 
 
113
    «В таком смятённом состоянии застал меня Рыболовов Юрий, по-прежнему весёлый, улыбающийся.
   «Вот,– думаю, – счастливый  человек».
     Юрий угощает меня клюквой, крупной и спелой, и говорит:
Рубцов тоже клюкву любил.
    Не обращаю внимания на слова (любил, но ведь Рубцов жив. Может, оговорился?)…
    Беру в рот клюкву. Ощущаю освежающую кислоту и даже успокаивающее действие. Но помню внушение, что мне нужен череп….(Это в качестве табакерки,  – прим. автора).
  –  Ты можешь достать мне череп?  – спрашиваю Юрия. Он не удивляется моему вопросу, рассеянно смотрит по сторонам, словно убеждается, все ли на месте. И утвердительно кивает головой…Так же неожиданно, как приходит, встаёт и поясняет: «К Рубцову зайду»…
    Сообщает Н.Старичкова о последней встрече с Ю.Рыболововым до событий 19 января 1971 года (5):
   «Второго января порывисто вошёл ко мне в квартиру Юрий Рыболовов и, по-обычному, спросил: «Коля не был?» На этот раз он не разделся и не присел, как раньше на стул.
Я сейчас пойду!
Куда?
К Рубцову! Пойдём вместе!
Нет, – отвечаю, – он от меня уже далеко.
     Юрий улыбнулся. Мне даже показалось, что он обрадовался такому ответу…
     Приподнялась со стула, чтобы встать, но Жанетта (она сидела у меня на коленях) обхватила меня руками за шею: «Не уходи!» А Юрий в одно мгновение оказался у двери.
     Вот ведь какой! Приглашает, сам бегом, словно и приглашал только для того, чтобы узнать, как я отреагирую на это…»
     О многом говорят эти свидетельства Н.Старичковой. 
     Итак, известно, что Ю.Рыболовов был во время зимних школьных каникул в Вологде, так как 2 января он пошёл к Рубцову. Но сначала Ю.Рыболовов выяснил, пойдёт ли к поэту Н.Старичкова. И, конечно, несколько дней  он  был  в городе. А  к
 
114
10 января, к началу занятий в школе,  Рыболовов должен был вернуться в свою деревню в Ивановскую область. Кстати, в ту деревню, из которой он так и не уехал (сведения на июль 2003 г.).
    В «мемуарах» Дербина сообщает, что в ночь на 17-е января вдруг рано утром гулко хлопнула парадная дверь и тяжёлые медленные мерные шаги раздались на лестнице и  неумолимо шли наверх. И здесь Дербина проговаривается, что это идёт Командор  к кому-то из них (Дербиной или Рубцову) пожать руку, то есть приговаривает к  смерти. Дербина комментирует, что это идёт не человек, и шаги к ним и эти шаги не могли быть шагами нормального человека. Далее идёт описание суеверного страха. Прозвучал  резкий звонок. Открывать не стали. А затем шаги стали тяжко и мерно спускаться по лестнице. По мере того, как они удалялись, отлегло у неё от сердца, будто уходила, удалялась беда. Кто знал, что она уже на пороге? До беды оставалось ровно двое суток, как сообщает «поэтесса». Создаётся впечатление, что время было определено.
    Как пишет Дербина в «мемуарах», когда они были в семье  А.С.Шиловых вечером 17 января, Рубцов перед прощанием что-то выпалил, матерился (ложь № 44 от убийцы, см. ниже – прим. автора), а Алексей уговаривал его, помогал одеться.
    Член Союза писателей России Валерий Гостинщиков предоставил автору копию письма А.С.Шилова в адрес его отца, Гостинщикова Георгия Васильевича. 14 июня 1981 года, до письма они встречались на теплоходе «Яковлев». У А.Шилова картина этого вечера выглядит иначе, чем у Дербиной: 
   «Итак, о нашей последней встрече с Николаем Рубцовым, которая произошла зимним воскресным днём 17 января 1971 года. Где-то около 6 часов вечера раздался звонок, я открываю двери, смотрю Николай с Людмилой Дербиной. Проходите, раздевайтесь, будьте как дома, без церемоний. Дома  был  я  и моя жена, которую Николай почему-то всегда называл почтительно Нина Андреевна.
    Николай, помню как сейчас, был в валенках, в толстой рубашке кирпичного цвета (галстуки не любил), выглядел очень милым, добрым,  свежим,  охотно  говорил,  острил,  галантно    ухаживал
 
115
за дамами  (что  с ним   бывало   далеко   не  всегда). Говорили мы вчетвером за журнальным столиком. Николай сказал: разрешите, я разолью вино сам, сначала женщинам, потом нам. Был это портвейн, который Николай принёс с собой. Как в таких случаях водится, подняли по рюмочке за встречу. Когда немного «потеплело» на душе после тостов, Николай вдруг произнёс как-то просто, с подкупающей откровенностью, за которой угадывалась скрытая грусть – давайте сегодня слушать меня, поговорим обо мне. Пусть это вам не покажется странным и нескромным с моей стороны». У Николая это получилось очень мило, забавно и не обидно, как и бывает у настоящих поэтов, которые всегда и во всех проявлениях вполне естественны и искренни, как дети.
   Я спросил: Коля, что это значит? Как это понимать? – Да, очень просто,– ответил  Коля, – почитаем  мои стихи, послушаем песни на мои слова. Мы с удовольствием стали читать вслух его стихи, какие на память, какие прямо с книжки. Я взял гитару и спел несколько своих песен на стихи Николая. Николай слушал внимательно, молча, не перебивая, был взволнован до слёз. «Спасибо, очень хорошо», сказал Коля, когда я исполнил всё, что было у меня написано. 
    Я сказал Николаю: «о тебе в газете «Правда» пишут, хочешь прочту?» И я вслух прочитал отрывок из статьи, где тепло говорилось о поэзии Рубцова и Фокиной.
    Николаю тон статьи понравился. Там было в частности сказано: Рубцов ничего не растерял из своих прежних достоинств, а наоборот приобрёл новые.
    Говорили в тот вечер о разном, больше, конечно, о поэзии, о музыке, вообще об искусстве. Время бежало незаметно. Примерно около 9-10 часов стали прощаться. Я ещё раз поставил на проигрыватель пластинки из Дома Радио с моими песнями на слова Рубцова «Журавли», «Замерзают мои георгины», «Тихая моя родина», «Потонула во тьме отдалённая пристань…», «Звезда полей во мгле заледенелой».
    На прощание я подарил Коле пластинку (на рентгеновской плёнке), где я пел его песню «Рукой раздвинув тёмные кусты…».
 
116
Пластинку  я подал  Людмиле – дескать, это  надёжнее, а  то  Коля забудет или потеряет. Потом эту пластинку, всю заезженную нашли в квартире Рубцова – видимо Коле она очень нравилась. Я ещё раньше давал ему такую же точно пластинку – от души, на память. В тот вечер Людмила, попрощавшись, вышла первой, Коля за ней.
    Он очень долго в дверях не мог расстаться, как будто в предчувствии какой-то неотвратимой беды, хотя при этом храбрился и старался всем своим весёлым видом сказать: У меня всё в порядке, не беспокойтесь. Говорил ласково, нежно: Нина, Алексей, я вас очень люблю, люблю вашу семью, мне очень хорошо у Вас. Заходите ко мне в гости в любое время, только не в 12 ночи (видимо это время Коля считал почему-то неподходящим для встреч).
    Людмила ждала его внизу, на первом этаже и я Коле сказал: Коля надо идти, ведь тебя дама ждёт, неудобно, будь ты рыцарем. Не томи её, не заставляй ждать. Николай послушал, ещё раз пожав друг другу руки, мы расстались, пожелав спокойной ночи. 
   Больше я его не видел.
   А 19 января 1971 года, с понедельника на вторник во время какой-то жестокой ссоры (подробности не знаю) Дербина его задушила. Так ушёл из жизни этот большой, талантливый, истинно русский поэт, которого я знал с августа 1967  по 17 января 1971 года и дружбой с которым я очень горжусь, как и все, кто знал Николая Рубцова близко…  23 июня 1981 г.»
   По этому письму видно, что Шилов и Рубцов не ругались при прощании. Дербина в опусе пишет, что они вернулись домой в 9 вечера. А у Шилова: в 9-10 часов вечера начали прощаться, но и после этого А.С.Шилов поставил свою пластинку с несколькими песнями Рубцова и, кроме того, передал Дербиной новую гибкую пластинку «Рукой раздвинув тёмные кусты…». На всё это уходило  время. Кроме того, Дербина не стала вместе с Рубцовым прощаться с Шиловыми (как это обычно бывает после дружеской вечеринки), а спустилась одна вниз. А Рубцов ещё какое-то время стоял и разговаривал с А.С.Шиловым. Очевидно, что домой Рубцов с Дербиной вернулись после 10 часов вечера. 
 
117
    По сообщению Дербиной, едва они вернулись, как раздался звонок. И далее: «На пороге стоял человек в черной шубе, в черной шапке, в черных валенках с галошами, темноглазый и смуглый. «Какой-то черный человек», – мелькнуло у меня в мыслях. Он назвал себя Юриком, но кто он, что, я так и не поняла толком. Мы просидели втроём почти до пяти утра. Юрий оказался на редкость интересным собеседником, эрудитом. Речь его была порой загадочна, и я слушала его, как говорят, с открытым ртом. Так, впервые от него услышала, что поэт Николай Клюев был задушен неизвестным лицом где-то в вагоне поезда (оказывается, это совсем не так). Рубцов в этот вечер был молчалив и переводил взгляд то на Юрика, то на меня. Выяснилось, что в ночь на 17-е, где-то в пятом часу утра, тем самым «командорским шагом» приходил к нам Юрик». 
    Для чего Дербина пишет об этом? Она сообщает о неизбежности «беды». И она практически открытым текстом говорит, что Рок – это шедший ночью Рыболовов. Хвалит его за эрудицию. И выдаёт его?! Зачем? Намёк Рыболовову на то, что он должен расплатиться по какому-то счёту? И делает Дербина это через «книгу». Открыто встретиться они не могут.
    Вот здесь есть смысл подостановиться и оглядеться. Во-первых, едва Дербина с Рубцовым зашли в квартиру, тут же раздался звонок. Это говорит не о случайности звонка. Значит, Ю.Рыболовов ждал где-то на улице прихода хозяев. Во-вторых, не верится, что Дербина, по её сообщению, впервые познакомилась с Рыболововым только в ночь с 17 на 18 января 1971 года. Дело в том, что Ю.Рыболовов знал Рубцова уже с 1968 года. И судя по запискам Рубцова в адрес Рыболовова, последний оставался и один в новой квартире поэта. Л.Дербина прибыла в Вологду  в июне  1969  года. И  в  таком  небольшом  городе  (как Вологда в то время) на поэтической стезе они встречались, наверняка, до 17 января. Ведь Дербину хотели познакомить именно с Рыболововым на предмет взаимности (о чём сообщила Н.Старичкова в своей книге). Интересно, что Дербина называет нового «случайного» знакомого ласково Юриком («так он представился»). Похоже, что «поэтесса» проговаривается.
 
118
    Дербина пишет, что Рыболовов пришёл в гости без бутылки и на ночь глядя. Она сообщает о своих ощущениях от беседы с «Юриком»: «У меня было странное состояние: этот человек возбуждал к себе несомненный интерес и в то же время настораживал. В пятом часу утра он ушёл…» То есть всю ночь они просидели. И когда Дербина спросила: – Кто  это? – Рубцов ответил: «Да какой-то  темный человек, я и сам его толком не знаю». Странное сообщение Дербиной о ночном госте.
   И, наконец, в-третьих. Какой смысл Рубцову при наличии рядом «невесты» сидеть с Ю.Рыболововым до утра? И это в ночь на 18 января после прихода с вечеринки от Шиловых. Ничего Дербина не рассказывает о содержании беседы с участием Ю.Рыболовова. Сообщает она только о том, что получила слегка под зад коленом от Рубцова из-за комплимента в адрес Юрика.
    По факту первичного знакомства Дербиной с Рыболововым (как заявляет «поэтесса») нельзя ей ни в коем случае верить. Не могли эти две личности не встретиться за полтора года в окололитературных «тусовках» в Вологде.       
     Итак, Рыболовов уже после  зимних  каникул – в Вологде. Зачем? В ночь с 16-го на 17-е января он шёл, как Командор, на пятый этаж к Рубцову, о чём сообщает Дербина. Таким образом, Рыболовов на выходные дни (суббота 16 января и воскресенье 17 января) приехал в Вологду. В силу договорённости или случайно? И вернуться ему надо было к понедельнику 18 января. Но в ночь  на 18 января Рыболовов пришёл к Рубцову и Дербиной и просидел до пяти утра, по сообщению «поэтессы». И в этот день не уехал. И в ночь на вторник, 19 января он был у Рубцова. Почему он бросил занятия в школе?
     Ещё об одной тайне пишет Н.Старичкова (5): «В куче обрывков я обратила внимание на листок из записной книжки Коли (тоже по нему прошлись чьи-то сапоги). Стихи написаны карандашом. Уже полустёртые. Черновик. Оказалось, что это не один листок, а три. В середину вложен ещё один (одинаковый по формату), но из другой записной книжки. На нём тоже написаны стихи, тоже карандашом, но другим почерком».
    Вот фрагмент из незавершенного стихотворения Рубцова (5): 
 
119
Как выбрать путь, где нет обмана?
Как выбрать путь, который твёрд?
Какому крикнуть капитану:
 – Эй, капитан, возьми на борт!
 
    Николай Рубцов рассказывает о сложной жизненной ситуации. Поэт чувствует обман, идёт по зыбкому пути. Но он ищет выход, поддержку, «капитана», который спасёт неустроенного матроса.
   Приводим также стихи загадочного автора и для сравнения справа строки Рубцова из стихотворений «Посвящение другу», «По мокрым скверам…», «Старый конь». Сравните строки:
 
За железною оградой                      Замерзают мои георгины,
Уже вырыта могила,                       И последние ночи близки,
И поёт над ней надсадно                И на комья желтеющей глины
Ветер песнь свою уныло.               За ограду летят лепестки.
 
И бросает снег соленый
На лицо друзей и плечи,
Твой земной неугомонный             
Кончен мир, потухли свечи.     
 
                                                      Ищу под крышей свою пещеру,
И угас электропламень,             В ней тихо очень.
В темноте замолкла лира,          Горит пустынный электропламень
Символом на серый камень.      На прежнем месте…
На погост ушла от мира.           Как драгоценный какой-то камень,
                                                                     
Но идёт по стуже, холоду,           Хоть волки есть на волоке
Всё также на огонь,                      И волок тот полог,
Вновь по волоку из Вологды       Едва он сани к Вологде
Твой старый добрый конь.           По волоку волок.
                                                        Звени, звени легонечко,
  Мой колокол, трезвонь!
                                                        Шагай, шагай тихонечко,
  Мой старый добрый конь!
 
120
    Н.Старичкова пишет в комментарии:
    «Согласитесь   со    мной, что  автор   этих строк  много  знал  о 
последних  днях   жизни  поэта  Николая  Рубцова.  Иначе  откуда такая уверенность  и  даже  жестокость   сообщить  живому поэту   о  его смерти, как свершившемся факте? Эти строчки  наводят  на мысль, что смерть Рубцова не случайность».
    Автор тоже прокомментирует этот момент.
    У Рубцова старый конь идёт в Вологду. Увидел Вологду и заржал от радости. А в шулерском стихотворении конь идёт из Вологды куда-то. Но автор этого стихотворения был очень неплохой психолог. Он подводил поэта к мысли о никчемности жизни. То есть велось зомбирование на добровольный уход. 
    Настораживает ещё один факт. Пластинку «Раздвинув тёмные кусты…» нашли  заезженной. Значит, её крутили непрерывно полтора дня, две ночи! Проигрыватель принадлежал Дербиной.
 
И эту грусть, и святость прежних лет
Я так любил во мгле родного края,
Что я хотел упасть и умереть
И обнимать ромашки, умирая. 
                          Пускай меня за тысячу земель
Уносит жизнь! Пускай меня проносит
По всей земле надежда и метель,
Какую кто-то больше не выносит!
Когда ж почую близость похорон,
Приду сюда, где белые ромашки,
Где каждый смертный свято погребён
В такой же белой горестной рубашке…
 
    После совершенного преступления, когда замысел зомбирования на самоубийство не  оправдался, надо было заметать следы. Не шулерское ли стихотворение искали убийцы после преступления, но так и не нашли, так как оно было  вложено в другое стихотворение Рубцова? А времени не было. Надо было идти сдаваться. Принять на себя вину, так как групповщина по убийству добавляет срок. И  пришлось Дербиной 
 
121
брать всю вину на себя. Но так было в самом начале уголовного дела. Когда отрицать факт убийства было невозможно.
     Н.Старичкова обратила внимание на то, что по листку из записной книжки Коли прошлись чьи-то сапоги. В связи с этим вспомним нарочито громкие шаги «Командора» в ночь на 17 января. И почему Дербина-Грановская ушла «сдаваться» в милицию после убийства в валенках Рубцова (как пишут об этом В.Коротаев и другие)? Почему не в своей, наверняка, хорошей обуви? Причина, скорее всего такая. Никто не должен был услышать её шаги. Похоже, что за или перед ней спускался некто другой с пятого этажа, из квартиры Рубцова. И эти скрываемые шаги от сапог не должны быть услышаны соседями.
    Ещё один момент нестыковки показаний состоит в следующем. Дербина говорила на суде, что Рубцов закрыл дверь, а ключ спрятал и не выпускал её из квартиры. Но после убийства, как она вышла из квартиры? Дербина не говорит, как нашла ключ.
     Н.Старичкова пишет в воспоминаниях (5):
     «С разрешения Геты я подобрала с полу портрет Гоголя с раздавленным стеклом, разбросанные по полу иконки, разбитый комнатный термометр, одёжную щётку, охотничий нож, деревянную пепельницу в виде ладьи, расчёску…Меня поразило увиденное на столе. Казалось, что поэт только что встал из-за него. На нём стопкой лежали сероватые листы машинописной бумаги. Лежал и листок с началом стихотворения, который я видела при первом посещении опустевшей квартиры.
     Читаю вновь: «Горячий сок по жилам её хлещет…» И отвожу глаза. Жуткая запись».
     Очевидно, что Николай Рубцов сочинял или, точнее, записывал текст стихотворения, а он явно направлен в адрес Л.Дербиной. Не могла предусмотрительная Дербина оставить на столе такой текст. И тут возникает обоснованная догадка. По фактам от Н.Старичковой. И с учётом показаний Дербиной, что она, будто бы, сначала вымела в квартире стёкла, убрала зажжённые спички. И лишь потом пошла в милицию сдаваться. Значит кто-то оставался в квартире. И подложил записку на стол. И почему эта записка не попала в материалы дела?
 
122
     В «мемуарах» Л.Дербина приводит стихотворение о том, что она видела 9 января во время вечернего похода в ЗАГС: 
 
Но, минуя Соборную горку, 
мы пошли по реке напрямик,
и смотрел по-враждебному зорко
из метели на нас чей-то лик.
………………………………
И в какие-то доли мгновенья
За колоннами снова возник,
Как зловещее чьё-то виденье,
Тот враждующе-пристальный лик.
 
   Что это? Мистификация или реальность? Но Дербина часто свои видения потом оформляет стихотворными реальностями.  
    Целенаправленно в пользу Дербиной вёлся процесс. Очень грамотно поработала адвокат Л.П.Федорова. Одних свидетелей удалили (писателей и особенно Рыболовова). Других для показаний в  пользу убийцы – привлекли (бабы из Троицы). Даже привезли бывшего мужа и родителей убийцы.
    Напомним стихи Дербиной, которые явно адресованы Рубцову:
 
Ты видел: тебя не любила
Не видеть ты это не мог.
 
    А кого же тогда любила Дербина? И вероятно, проницательный Рубцов заподозрил её в связи с конкретным мужчиной? Есть у Дербиной стихотворение с обращением «Любимый» и о телефонном разговоре с этим персонажем. Проговаривается «поэтесса». У Рубцова телефона дома не было.
     На открытие второго Рубцовского центра в Москве 1 сентября 2002 г. любительница Рубцова Наира Вартановна П. привезла из Ивановской области от Рыболовова в дополнение к экспонатам М.А.Полётовой и её дочери Ольги посмертную маску и прижизненный портрет Рубцова, как было сказано, художника Малыгина. Но откуда у Рыболовова эти предметы? В ноябре 2002
 
123
года автор узнал в Вологде  от Н.Старичковой, что, судя  по фото, в Москве представлен не прижизненный портрет, а какой-то другой портрет от Рыболовова. О подлинности портретов ниже.
    Н.Старичкова пишет (5): «Передо мной мелькают живые кадры прошлых лет, как в документальном кино. Я поражаюсь встречей с Юрием Рыболововым в Николе в год смерти поэта. А он-то здесь зачем? Оказывается, он приехал и сфотографировал Лену и дом Рубцова, который теперь ушёл на слом.
    И опять мысль: «А почему он не делал снимков Рубцова, когда очень часто виделся с ним в Вологде, и тогда – в  лесу?»
     Почему он вначале говорил, что хотели его познакомить с Дербиной, что он был у Рубцова в тот злополучный вечер перед бедой, а потом всё отрицал?  
    Почему он только после смерти Рубцова сообщил мне, что Коля каждый раз шепотом спрашивал обо мне, когда его подруга уходила на кухню?
 – Как она там? Она (кивал в сторону кухни) её ненавидит. Ты утешь её, женись на ней…
 –  Господи! Понимаю, что Коля уже знал о своём конце. Только так дают на Руси наказ, когда обречены на смерть. Как будто чёрная рука отводила его от того, что могло спасти».
   Что это за чёрная рука, на которую намекает  Н.А.Старичкова?
   На стр.204 Н.Старичкова сообщает: «Вот и мой брат Эдик рассказал мне о встрече с Рубцовым ... Он видел его хмурой осенью 1970 года, стоявшего около своего дома. Рубцов стоял, съёжившись под дождём, поникший, словно беспризорный. Сообщил, что ключа у него нет: домой не попасть. У брата были с собой инструменты и он открыл дверь…»     
    Спрашивается, почему у хозяина не оказалось ключа? Значит, у кого-то этот ключ был. А кто этот другой? А может и не один?   
     Н.Старичкова сообщает о пропаже из квартиры Рубцова  многих предметов и материалов (5):
    «Куда исчезла новая   записная книжка, где кроме телефонных номеров, написанных вдоль и поперёк, без фамилий абонентов, ничего не было?» В Государственном архиве Вологодской области (ГАВО) есть только ленинградская записная книжка. 
 
124
    Куда «испарились» машинописные листочки незаконченной повести из флотской жизни поэта?   
    Нет моего рисунка шариковой ручкой головы поэта. Его я показывала В.С.Белкову.
   Чем это объяснить?! Любовью, тягой к личности поэта людей, которые любыми путями хотели увековечить причастность к знаменитости?! Это тоже пока остаётся тайной».
    Ранее Н.Старичкова упоминала о пустых конвертах  и об исчезновении писем. Автор этой книги сообщал об исчезновении личного дела Рубцова в литинституте, которое видела еще в 1990 году В.Зинченко. Последний раз на это дело ссылается Н.Коняев.
   Есть люди, которые понимают, что когда-то рубцовские вещи будут дорого ценится. Обстоятельства приобретения портрета Рубцова Наирой Вартановной П. требовали выяснения. (Этот текст был написан до августа 2003 г., о причинах ниже).
    Но вернёмся к главному: Почему следствие не доведено до конца опросом всех свидетелей в ночь убийства Рубцова? И никто не обеспечил участие  писателей в суде в апреле 1971 года?
    И всё-таки тайна гибели Поэта близка к разгадке. Ещё живы и Дербина-Грановская и свидетель Ю.Рыболовов.
     Дербина зло выступала на суде против Н.Старичковой, пыталась её ошельмовать, спекулируя на чувствах. Дербина боялась, что Старичкова может её разоблачить.     
    Дербина сообщает текстом   из судебного протокола: «Вина Грановской в умышленном убийстве Рубцова подтверждена показаниями свидетелей Задумкина Н.Н., Лапина Б.А., Третьякова А.Ф.  и других…» Другие свидетели ей не названы. 
    Далее начинается эквилибристика убийцы, которая сообщает: «Если бы, действительно, имело место умышленное убийство, то Рубцов  умер  бы  «естественной»  смертью  алкоголика   и   судить было бы некого. По существу, единственный козырь суда – моё личное признание вины. Можно представить потрясённую случившимся молодую женщину, которая сразу же бросается в милицию и берёт всю вину на себя»».
   Это уже демагогия высшего класса!  Особенно по части «бросается в милицию». Читатель, надеюсь, не забыл, что  убийца 
 
125
сначала сделала уборку в квартире, а потом «бросилась» в валенках в милицию. В момент после преступления Дербина не могла отрицать свою вину, так как доказательства не просто смерти, а садистского убийства с издевательствами над жертвой налицо. А теперь после десятилетий выжидания, пока умрут многие важные свидетели, убийца начинает эпопею ухода от признания вины. В чём причина её поведения? Их несколько.
    Сначала Дербина испугалась высшей меры за злодеяние. И начала «косить» под ненормальную. Но когда поняла, что высшую меру ей не дадут (при наличии малолетней дочери), а из психбольницы ей никогда не вырваться на волю, она тут же представила себя нормальной перед врачами. А в «мемуарах» «поэтесса» сообщает, что её хотели, будто бы, запрятать в «психушку», но она не поддалась. Изворотливость потрясающая!
    Затем Дербина хотела уйти под неумышленное убийство и получить всего год условно. Не получилось. Слишком были явные следы садистских издевательств над Рубцовым. Затем Дербина начала разыгрывать ситуацию «Кто кого». Пошли в ход фантазии в описании «схватки». А, между тем, характер убийцы проясняется и проясняется. Это эгоцентризм высшего порядка! И игра на противоречиях между мужчиной и женщиной.
   Дербина всё отслеживает по теме Рубцова. Приводит выдержки из статей свидетелей результатов её «работы», а также вперемешку с этими фактами добавляет фантазии журналистов и литераторов. Которые получены со слухов, запущенных специально «друзьями» и/или родственниками Дербиной.   
    Интересно посмотреть, как она зомбирует себя:  «Только бы остаться самой собой. Только бы остаться самой собой». Это какой же самой собой? Эгоисткой и непогрешимой? И где покаяние в злодейском преступлении?
   А для того, чтобы правда о запланированном убийстве не вскрылась сравнительно быстро, кто-то предусмотрительно принял юридические меры: было решено не открывать дело до 2047 г. До того времени, когда Дербиной не стало бы на свете и актуальность темы пропала бы. Но непрерывные заходы убийцы на реабилитацию вынуждали судей заглядывать в дело.
 
126
       Глава 13.  Новые обстоятельства. 
 
   Убийца временами и местами проговаривается. Зачем? 
 
    Очень подробно пишет Дербина в опусе о точных датах и обстоятельствах знакомства с Рубцовым. Это значит, что она постоянно вела дневник (о чём она, кстати, вообще не говорит). Для того, чтобы не догадались, что за Рубцовым была постоянная слежка. А Виктор Коротаев незадолго до смерти сказал в Москве, что вокруг Рубцова был «заговор» (свидетельствует М.Полетова).
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Творческая мастерская Н.М.Рубцова («В минуты музыки»)

Бытует и публикуют мнение, что Рубцов практически сразу создавал в голове и записывал стихотворение начисто на бумаге. Это совсем не так. После первичного знакомства с архивом поэта в Вологде ещё в 2001-2003 г.г. обнаружено большое количество разночтений между текстами официальных изданий и отпечатанными на пишущей машинке вариантами.
    В Вологодском литературном музее им. Рубцова появились копии стихотворных текстов из некоторых ранее неизвестных записных книжек Н.М.Рубцова. Эти черновые записи представляют интерес для исследования творческого подхода Рубцова к созданию стихотворения. Анализ  вариантов  стихотворения «В минуты музыки» проводился с нескольких позиций. 
    В книге «Николай Рубцов». Собрание сочинений в трёх томах, том 1, стр. 340 редактор В.Зинченко пишет: «Сохранился автограф поэта, опубликованный в книге В.Коротаева «Козырная дама», Вологда, 1991 г., с датой 31/V66 г. Судя по дате – стихотворение написано на Алтае».
    Записная книжка свидетельствует, что стихотворение написано гораздо раньше, ещё в Европейской части страны. Разберём разновидности текстов по строфам. Первая строфа звучит:
 
В минуты музыки печальной 
Я представляю жёлтый плёс,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берёз.
 
    В записной книжке несколько раз написана эта строфа, нет других вариантов. Видно, что она была выстрадана поэтом, так как каждая последующая попытка продолжения стиха начинается с этой 1-ой строфы. Любой поэт создаёт произведение с отражения какого-то близкого ему события, воспринимаемого эмоционально. Такой настоящий поэт как Рубцов не пишет по заказу, он должен принять отражаемое событие как крик души, если хотите.  Представленная тема прощания с любимой женщиной не подпадает под какую-либо из тем, задаваемых на семинарах в литинституте  (Рубцов в это время на заочном отделении).
    В записной книжке поэт приводит несколько вариантов второй строфы. Видно, с каким трудом Рубцов подходил к подлинному (для него) отражению переживаний. Вот варианты (курсивом указаны словосочетания, которые не вошли в окончательный текст):
 
«Я вижу птиц под небом серым,
Воспринимающих с трудом
Свой путь без солнца, путь без веры
Над застывающим прудом». 
…………………………………..
«Птиц, продолжающих с трудом», «И нас одних под небом серым, /Среди погаснувших полей», «И путь без солнца, путь без веры».
     Далее следуют варианты строки:
«Летящих мимо журавлей», «И холодом под небом серым», «Гонимых стужей журавлей», «Последних птиц под небом серым», «И тишину под небом серым», «Гонимых ветром журавлей».
    Подбираясь к желаемому варианту, Рубцов искал, каким природным явлением (сверху!) обусловлен отлёт журавлей. Сочетание «летящих мимо», – это  констатация факта – нет причины отлёта. Гонимых «стужей», «ветром», «холодом», «воспринимающих с трудом» свой путь, –  не оказалось для поэта достоверным отражением явления. И находит Рубцов обозначение стихии «снегом» – символом, объединяющим предыдущие символы – природные явления.  
    В другой записной книжке Рубцов даёт такой вариант 2-й строфы: 
 
«И путь без солнца, путь без веры
Последних птиц под небом серым
Над застывающим прудом,
И холодок снежинок первых
И мрак, нагрянувший потом».
    Теперь читатель может сравнить все варианты с опубликованной 2-й строфой:
 
И первый снег под небом серым
Среди погаснувших полей,
И путь без солнца, путь без веры
Гонимых снегом журавлей.
 
    Продолжая записывать эмоционально и подсознательно новые строки (или  как сказали бы критики, развивая дальше тему прощания), поэт представляет  в первой записной книжке такие варианты:
 
«Молчи, скрипач! Пора настала
Забыть о прошлом навсегда»
………………………………………
«Молчите, скрипки! Пусть не стало
Того, что помнится всегда.
Душа и ….летать устала
За пищей в прошлые года».
 
    А во второй записной книжке:
 
«Давно река позарастала,
Давно на плёсе нет следа,
Давно душа летать устала
За пищей в прошлые года».
 
    Эти строфы приземлены бытовой последней строкой «За пищей в прошлые года». В окончательном варианте Рубцов уничтожает эту строку. Потому что не душа летает за пищей, а страждущее тело. И не за прозой жизни (пищей) летал поэт (вернее его душа). Значит, была у поэта непрерывно самоцензура. А ведь Рубцов не лукавил, он действительно непрерывно перемещался по родным просторам. И в ходе каждой поездки сочинял новые стихи и  старался сразу опубликовать их. После выезда из села Никольского, негативных событий весны 1966 года в Москве поэт в общежитии литинститута в апреле 1966 года признавался, что очень устал от жизненных обстоятельств.  Бездомного (в 30 лет!) поэта гонит по стране проза жизни.
 
Но плачут, плачут, плачут струны.
И снова видится мне сон (неразборчиво Ю.К.)
Что я взволнованный и юный,
Что я отчаянно влюблён.
 
     В окончательном варианте 3-я и 4-я строфы приобретают исповедально-мистический характер:
 
Давно душа блуждать устала
В былой любви, в былом хмелю,
Давно понять пора настала, 
Что слишком призраки люблю.
Но всё равно в жилищах зыбких – 
Попробуй их останови!  –
Перекликаясь, плачут скрипки
О жёлтом плёсе, о любви. 
 
  Поэт сообщает читателю, что его «душа блуждать устала». В какой среде, в каком мистическо-реальном эфире? Читаем исповедь Рубцова: «в былой любви, в былом хмелю», «слишком призраки люблю». Идёт обобщение – нет частностей, на которые легко сбиться. И далее обращение к любому читателю: «Попробуй их останови?»  И возникает вопрос: Кого или что останавливать: Призраки или плачущие скрипки? А откуда взялись скрипки? То есть в этом невидимом мире звучат грустные мелодии прощания?!
   У Рубцова в записной книжке обозначено:
 
«Но длится, длится час прощальный,
И наши (слёзы?) ни причём…»
«И длится, длится час прощальный,
И наша воля ни при чём.
В минуты музыки печальной
Не говорите ни о чём».
 
   Поэт сообщает и даже уверен, что «наша воля», наши желания не могут решить текущую проблему, проблему расставания. Значит, есть силы противодействия, которые не преодолимы сейчас или позже. Это уже из области философии, выражаемой подсознательно.
    Опубликованные 5-я и 6-я строфы: 
 
И всё равно под небом низким
Я вижу явственно, до слёз,
И жёлтый плёс, и голос близкий,
И шум порывистых берёз.
Как будто вечен час прощальный,
Как будто время ни причём…
В минуты музыки печальной
Не говорите ни о чём.
 
    Лирический герой (Рубцов) прощается с любимой женщиной. И это происходит в трогательных незабываемых местах юности, где «жёлтый плёс», «и шум порывистых берёз», в селе, о котором Рубцов сказал: «здесь души моей родина». Это драма личной жизни. Известно из публикаций, что осенью 1965 года портрет Рубцова был вывешен на «Доску почета тунеядцев» в селе Никольском. Тогда же была написана знаменитая «Прощальная песня», в которой поэт говорит: «Может быть, я смогу возвратиться, может быть, никогда не смогу». Представленные варианты «В минуты музыки» в записных книжках Рубцова были выстраданы и написаны осенью – в начале зимы 1965 года (отлёт журавлей), так как поэт следовал в творчестве  текущим событиям. 
  Разлука с дочерью Леной и с Гетой Меньшиковой (гражданской женой) воспринимается остро вдали от родных мест, особенно во время пребывания поэта на Алтае, где стихотворение было окончательно записано и опубликовано. «В минуты музыки» было включено в сборник «Звезда полей» (1967 г.). На текст создано множество музыкальных вариантов авторами-исполнителями – народными  композиторами из разных уголков России. 
    P.S. Благодарю сотрудников Вологодского литературного музея Н.М.Рубцова за предоставленные копии записных книжек поэта.

Юрий Кириенко-Малюгин. Телесериал «Звезда поэта Николая Рубцова»

    Автор предлагает заинтересованным телекомпаниям телесериал «Звезда поэта Николая Рубцова» о жизни и творчестве народного поэта Н.М.Рубцова (03.01.1936 – 19.01.1971 г.г.), автора песен «Букет» («Я буду долго гнать велосипед…», «В горнице», «Журавли», «Звезда полей», «Привет, Россия – родина моя!», «Тихая моя родина», «Песня» («Морошка…»), «Осенняя песня», «Зимняя песня» и др. 
      Телесериал создан на основе трёх авторских пьес. Пьеса «Звезда полей Николая Рубцова» опубликована в авторской книге «Наша встреча впереди» (М., Российский писатель, 2005 г.), пьеса «Николай Рубцов» – в авторской книге «Новая дорога к Рубцову» (М., Российский писатель, 2005 г.),  пьеса  «Журавли Николая Рубцова» в декабре 2013 года была передана на конкурс МСПС и опубликована на сайте www.rubcow.ru «Звезда полей» (февраль 2014г.). Телесериал создан по всем видимым этапам творческого пути Н.М.Рубцова, которые обоснованы в главах авторских монографий «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны..» (2002 г.) и «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…» (2011 г.). 
 
                         Звезда полей
 
             Звезда полей во мгле заледенелой,
             Остановившись, смотрит в полынью.
             Уж на часах двенадцать прозвенело,
             И сон окутал родину мою…
 
             Звезда полей! В минуты потрясений
             Я вспоминал, как тихо за холмом
             Она горит над золотом осенним,
             Она горит над зимним серебром…
 
             Звезда полей горит, не угасая,
             Для всех тревожных жителей земли,
             Своим лучом приветливым касаясь
             Всех городов, поднявшихся вдали.
 
             Но только здесь, во мгле заледенелой,
             Она восходит ярче и полней,
             И счастлив я, пока на свете белом
             Горит, горит звезда моих полей.
 
      Какую же «Звезду полей» имел в виду Н.М.Рубцов? Ведь никакая звезда физически не освещает поля и города. Это делают только солнце и луна. Многие литераторы пытались найти-разгадать звезду Рубцова. Но не смогли. А разгадку (уже опубликованную в изданиях НО «Рубцовский творческий союз») надо было искать в строке «остановившись, смотрит в полынью». Такой звездой, постоянно смотрящей на нашу землю, в том числе «в полынью» является Полярная Звезда, которая визуально появляется только ночью, вокруг которой вращается небосклон вместе с Большой и Малой Медведицей и по которой в любое время суток человек может ориентироваться на Север.  Полярная Звезда смотрит на Россию мистически и постоянно.  
     Опубликованный в 2013 году в Вологде как самиздат (без ISBN Книжной палаты РФ) литсценарий (телесериал-пасквиль) Н.Рогожина получил отповедь-  предупреждение о юридических последствиях попыток реализации. Предупреждение  опубликовано активом НО «Рубцовский творческий союз» (юридическая тематическая организация РФ)  на сайте www.rubcow.ru «Звезда полей» (январь 2014 г.) и в альманахе «Звезда полей» 2014 (февраль 2014 г.).  
      Справка для неосведомлённых:
      Николай Михайлович Рубцов – родился в многодетной вологодской семье, детдомовец, кочегар тралового флота в Архангельске, моряк  Северного морского флота, рабочий Кировского завода в Ленинграде, народный поэт, автор 4-х прижизненных поэтических сборников, выпускник Литературного института им. А.М.Горького (1968 г.), член Союза писателей Советского Союза (1969 г.).
     Контакты с автором телесериала – по электронной почте Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или      Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..   
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Титульные стихи-песни

(из планируемого поэтического сборника 2020 г.)

    По московским дворам

По московским дворам, по московским заборам
Мы гоняли судьбу от ворот до ворот.
И летала судьба по московским просторам,
И бежала от нас за крутой поворот.

Мы просили: –  Постой!  –  заходящее солнце,  
И ловили лучи, как прощальный завет.
Мы искали судьбу в самом дальнем оконце,
Пока был на виду завлекающий свет.

Наше время летело! Наше время плясало!
Наше время не знало, куда хитрость ведёт!
Нам порою казалось, что времени мало,
И казалось в пути, что вот-вот повезёт.
  
На просторах родных мы себя не жалели.
Мы искали любовь и терялись в мечтах.
Мы за дружбу не раз и не дважды пропели,
И не знали, что счастье дрожало в руках.

– Время! Время, постой! Не спеши, наше время!
Мы ещё не успели сказать о себе!
– Все победы и беды никто не отменит, – 
Это правда о нашей летящей судьбе!

Песня – Свидетельство РАО № 11612          

 
      Моё Подмосковье (Любовь цветёт)

Я выхожу опять в родимый сад,
Здесь наш Господь природу лаской крестит,
Здесь соловей красивой жизни рад,
И вся округа ждёт весёлой песни.

Припев
А на лугу красуются ромашки,
И за околицу судьба меня ведёт,
Я вижу здесь картины русской сказки,
Здесь Подмосковье вечное цветёт!
              
Летит, летит на  улицу рассвет,  
Небесный луч твоей души  коснётся,
Забудешь  ты тревоги  прошлых лет,
Опять Любовь в твоей душе проснётся 

Припев                                                                 
А на лугу красуются ромашки,               
И за околицу судьба меня ведёт,
Я вижу здесь картины русской сказки,
Здесь Подмосковье вечное цветёт!

                                         Январь 2012 г.

Песня – Свидетельство РАО № 19089


  А я вам желаю влюбиться!

Над Родиной нашей играют зарницы,
Народ веселится, всю грусть затая.
А я вам желаю: Желаю влюбиться,
Желаю влюбиться в родные края!

Надеюсь, что храм старины возродится,
И братья и сёстры вернутся к нему.
Скажите иначе: Во что же влюбиться,
Скажите, родные, я, может, пойму?

Смотрите, любуйтесь на светлые лица
Красавиц небесных, сошедших сюда!
И я вам желаю: Желаю влюбиться,
Хотя б в жизни раз и уже навсегда!

Свобода взлетает, как вольная птица,
Крылом осеняя поля, города.
И я вам желаю: Желаю влюбиться
В детей и Россию уже навсегда!

                                     28 декабря 2002 г.

Песня – Свидетельство РАО № 8670


 Играй гармонь!

Там за рекою, на опушке
Вновь собираются друзья.
Возьму гармонь, пойду к подружке,
Спою ей вместо соловья!

Припев: Играй гармонь! Играй трёхрядка!
               Ты, как подружка хороша!
               И я спляшу с тобой вприсядку.
               Играй гармонь, моя душа!

Мой друг играет на гитаре
То вальс-бостон, а то фокстрот,
А я иду с подружкой в паре,
Встречай гармонь, простой народ!

Припев.

Судьба со мной играет в прятки,
               А я для игрищ взял гармонь.
Не убежишь ты от трёхрядки,
В её ладах любовь-огонь!

Припев.

                                Май   1991 г.

Песня – Свидетельство РАО № 10984         


  Возвращение домой

Навстречу 75-ой годовщине Победы в Великой Отечественной войне (1941-19
Посвящается городам-героям и городам воинской славы России и СССР
 
В городах, в деревнях необъятной России
Наши братья и сёстры не сдавались врагу,
Шёл на танки с гранатой мальчишка красивый,
И молила сестричка: Я с тобой! Помогу!
 
Припев:
Ждал тебя город твой. По дороге опасной
Ты Свободу спасал. Ты судьбу испытал.
Возвращаться домой – нет дороги прекрасней,
О которой ночами ты в окопах мечтал.
 
По полям и лесам шли вперёд батальоны,
Брали с ходу плацдармы на крутом берегу.
А в родных городах раскрывались бутоны,
Журавли уносили грусть-печаль в синеву.
 
С автоматом в руках и с кинжалом в запасе,
По оврагам, пригоркам находили пути.
По команде «Вперёд!» танки мчались по трассе
И ломали завалы, чтобы город спасти.
 
Припев:
Ждал тебя город твой. По дороге опасной
Ты Свободу спасал. Ты судьбу испытал.
Возвращаться домой – нет дороги прекрасней,
О которой ночами ты в окопах мечтал.
 
                                     Апрель 2010 г.  – Май 2017 г.
 
Песня – Свидетельство Российского авторского общества № 25129
 
Города-герои:
1. Ленинград (Санкт-Петербург);  2. Сталинград (Волгоград); 3. Севастополь; 4. Одесса; 5. Москва; 6. Киев;  7.  Брест;  8. Керчь;  9.  Новороссийск;  10. Минск;  11. Тула; 12. Мурманск; 13. Смоленск.
 
Города воинской Славы:
Белгород, Курск, Орёл, Владикавказ, Малгобек, Ржев, Ельня, Елец, Воронеж, Луга, Полярный, Ростов-на-Дону, Туапсе, Великие Луки, Великий Новгород, Дмитров, Вязьма, Кронштадт, Наро-Фоминск, Псков, Козельск, Архангельск, Волоколамск, Брянск, Нальчик, Выборг, Калач-на-Дону, Владивосток, Тихвин, Тверь, Анапа, Колпино, Старый Оскол, Ковров, Ломоносов, Петропавловск-Камчатский, Таганрог, Малоярославец, Можайск, Хабаровск, Старая Русса, Гатчина, Петрозаводск, Грозный, Феодосия.   
   Данные из интернета.

Предлагается эстрадным исполнителям и музыкальным исполнителям
 ко Дню Победы 9 мая 2020 года (нотная запись имеется)
Для контактов — эл.почта Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Юрий Кириенко-Малюгин. Тютчев и Рубцов. Связь времён.

     6 января 2015 г.  в программе Рождественского вечера в библиотеке имени Ф.И.Тютчева (г.Москва) Ю.Кириенко-Малюгин выступил с сообщением на тему «Тютчев и Рубцов. Связь времён» на основе одноимённой статьи, опубликованной на сайте www.rubcow.ru «Звезда полей» в июне 2006 г. и в авторской книге «Поэзия. Истина. Рубцов» (М. 2007г.). Ю.Кириенко-Малюгин представил также авторскую книгу «Методика оценки и критерии народности поэзии», прочитал свои стихи из сборника «Добрый вечер».

Юрий Кириенко-Малюгин. Уточнение в тексте статьи

В статье «Русские поэты народного (рубцовского) направления…», помещённой на сайте допущена техническая ошибка.  Стихотворение «Мати Русь» принадлежит Любови Усовой (г. Темиртау, Республика Казахстан), а стихотворение «Мне б вернуться туда, где Бергуль…» принадлежит  Любови Феофановой  (г. Усть-Каменогорск, Республика Казахстан).
           Приношу извинения авторам. Вношу корректировку в текст статьи корректировку  названия. 
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Факты и логика о том, как Рубцов в Литинститут поступал

В статье "Не сказка о том, как Николай Рубцов в Литературный институт поступал", опубликованной 16.07.2019 г. на сайте "Душа хранит", известный краевед Л.Вересов, публикующий периодически ксерокопии документов по теме Рубцова, в основном, из архива Вологодской области, и комментарии к документам, приводит на сей раз ксерокопии из архива  Литературного института. 
     На этот раз на базе "лежавших с января 2011 года" и оказавшихся у Вересова копий документов, он  рассматривает тему поступления Рубцова в Линтинститут и приводит своё мнение.
    При этом Вересов сообщает следующее:
"Из исследователей почти никто этот вопрос всерьёз не поднимал. Отмечу только желание разобраться в проблеме Ю.И.Кириенко – Малюгина [2]...(1). У нас же появилась уверенность, что Николай Рубцов уже после демобилизации с Северного флота осенью 1959 года  стал  готовиться к поступлению в Литературный институт или на филологический факультет какого – то другого вуза".
    Замечу сразу: на специфический "филологический факультет" никакого вуза Рубцов не собирался поступать, потому что стремился получить специализированное  поэтико-литературное образование. 
     Придётся далее уточнять-опровергать посылы Л.Вересова.
1. По предложенной теме материалы были опубликованы  ещё  В. Д. Зинченко в трёхтомнике "Николай Рубцов", издательство Терра (2), ещё в 2000 году.
    Из моей книги-творческой биографии Н.М.Рубцова от 2011 года (1), из Главы 5. Ленинградский период. "Не простой, возвышенный, в седле бы..." (ноябрь 1959 г ...август 1962 г.) привожу абзацы:
   Из (1), стр 77: "Осенью 1960 года Николай Рубцов поступает в Ленинграде в 9-й класс школы № 120 рабочей молодёжи. Ему нужны законченное среднее образование и аттестат зрелости на будущее"
    Из (1),  стр. 81: "С начала 1962 года Рубцов довольно настойчиво и без огласки шёл к своей цели: поступить в литературный институт".
    Вот что пишет Нина Алферьева (учившаяся вместе с Рубцовым): "Я видела  его (Н. Рубцова, прим. Ю.К.-М.) в Николе в 1962 году. Сам пришёл ко мне в дом. Удивилась, что он такой лысый. Читал стихи из сборника не в переплёте (очевидно, это сборник "Волны и скалы"). До этого времени я о Рубцове почти ничего не знала. И не думала, что он пишет стихи и даже печатает их. В тот день он пел свои песни. Играл на гармошке..." (6,   1994) и (4, стр. 83, 2002).
 6.  Л. Вересов обосновывает, что Рубцов с начала августа (уже 4-го числа) 1962 года находился в Москве, сдавал экзамены в Литературный институт. Приводит ксерокопию экзаменационного листа № 81, где проставлены даты сдачи экзаменов 4, 6, 8  и 10 августа 1962 года. Об этом скажем ниже.
7. Л. Вересов не может не знать книгу Николая Коняева "Николай Рубцов" (М. "Молодая гвардия", 2001, серия ЖЗЛ), поскольку стал заниматься темами по Н. Рубцову.
    Н. Коняев пишет (8, стр 105),  цитирую: "Существует легенда, что на вступительные экзамены Рубцов опоздал, и его зачислили в институт без экзаменов. Однако документы "личного и учебного дела Рубцова Николая Михайловича"* в корне опровергают её.
   Ниже сноска*: Архив Литературного иинститута им. А.М.Горького, опись № 1, арх. дело № 1735, связка № 116.  (Это значит, что Н.Коняеву дали на просмотр опись № 1 до издания книги в серии ЖЗЛ от 2001 г.). Далее от Н. Коняева: "Экзамены Николай Рубцов сдавал в установленные сроки.  Четвёртого августа написал на четвёрку сочинение, шестого  получил пятёрку по рускому языку и тройку по литературе, восьмого - четвёрку по истории и десятого - тройку по иностранному языку. Отметки, конечно, не блестящие, но достаточно высокие, чтобы выдержать конкурс...»
   Таким образом, Л. Вересов поддерживает  позицию Н. Коняева о присутствии Н. Рубцова в Москве  4 августа 1962 года для сдачи приёмных экзаменов.  
8. Так где же был Николай Рубцов 4 августа 1962 года?
8.1. Привожу информацию также от Г. Мартюковой,  директора мемориального музея Н. М. Рубцова из села Никольского Тотемского района Вологодской области (7):  
     "В этот приезд (июль 1962 г. - прим. Ю.К.-М.) Николай Рубцов останавливается у Анны Романовны Шестаковой. Она часто принимала у себя приезжих граждан. Хозяйка выделила Рубцову кровать в прихожей. По воспоминаниям дочери хозяйки дома Нины Николаевны Мужиковой, поэт жил у них около десяти дней.
      Организовали  воспитанники  детского  дома   маленькую  встречу  выпускников. Собрались Л. Спасская, Н. Алферьева, Н. Рубцов. Сидели, вспоминали старых друзей, детдомовскую жизнь.
     Встретился тогда Николай Рубцов и со своими одноклассницами Н. Прокошевой и Т. Нечаевой. Это случилось 4 августа 1962 года. По воспоминаниям современников, поэт вечером этого дня исполнял песни собственного сочинения".
8.2.   Не мог Рубцов быть одновременно в Москве и в Никольском 4 августа 1962 года!
8.3. Об этой встрече пишет также Н. Прокошева. Записано автором (Ю.К.-М.) 1 июня 2002 года в селе Никольском. Впервые опубликовано в монографии 2002 года (4, стр. 314).
9. Разберёмся с ситуацией от 4 августа (суббота) 1962 года.
 9.1. Участники вечеринки (встреча однокласников) знали, что Рубцов пишет стихи, имеет в руках сборник "Волны и скалы" и должен ехать в Москву для сдачи экзаменов. Считаю, что  4-го августа  Рубцов понял, что Время уходит!   
9.2. О вызове на экзамены Рубцов  не знал. Приёмная комиссия выслала вызов на Лениградский адрес Рубцова в общежитие Кировского завода (Севастопольская ул., д. 5, ком № 24).
9.3. Получить сведения о дате начала экзаменов в Никольское Рубцов практически не мог. Сомнительно, чтобы у Рубцова был телефон приёмной комиссии. Иначе бы он не остался на 4-е на вечеринку. Тогда, в 60-годы 20-го века  не было отлаженной телеграфной связи. И звонить можно было из сельсовета или из почтового отделения! Кто такой  Рубцов в это время? Отдыхающий.
9.4. Выдвигаю версию, что Н.Рубцов  утром 5-го (воскресенье) вышел из Никольского. Попутный транспорт (почтовый или гужевой) возможен, но маловероятен.
    Рубцов проходит 25 км  до переправы Усть-Толшма за 5-7 часов (учитывая его спортивную подготовку). Оказывается на переправе примерно в 12 часов.
    ….возможный вариант - Рубцов переезжает паромом (или на лодке частным порядком) в Черепаниху. Оттуда - пешком 14 км до трассы на Вологду. Это уже перегрузка даже для спортсмена.   Затем попытки методом голосования после полудня сесть на проходящий автобус до Вологды. Ещё 4 часа пути. Поздно вечером 5-го августа Рубцов мог оказаться в Вологде. И далее поездом в Москву и "с колёс" в приёмную комиссию и на экзамены.
10. Разберёмся с допуском к экзаменам. Рубцова могли просто развернуть от порога Литинститута в связи с опозданием (неявкой),
10.1. Утром 6 августа 1962 года в Москве Рубцов появляется у входа в общежитие Литинститута (ул. Добролюбова, 9/11) и встречает случайно Валентина Сафонова, с которым служил на Северном флоте
    Автор уверен, что Валентин Сафонов, в то время (в августе 1962 г.)  студент Литинститута, во время дружеской встречи в общежитии  прочитал сборник Рубцова  "Волны и скалы",  встречался с членами приёмной комиссии и оказал неформальную помощь Рубцову. 
10.2. В приёмной комиссии Рубцов объяснил Всю ситуацию с выездом из далёкого Никольского... показал  сборник "Волны и скалы".  И это произвело впечатление на членов приёмной комиссии, 
10.4. Рубцову разрешили сдавать экзамены. Сначала те, которые были в плане сдачи абитуриентами, т.е. 8-го и 10-го августа. С разрешением досдать пропущенные экзамены позднее.
11. Вересов  приводит ксерокопию экзаменационного листа № 81.
11.1. На бланке надпись "Литературный институт имени А.М.Горького при Союзе писателей СССР". Далее экзаменационный лист № 81 —-на типографском бланке!
    Ниже  "Рубцов Николай". Лаконично — без Отчества.
    Ниже: № — прописана цифра 9, затем цифра 12 (над линией ожидаемой даты) и надпись, похоже, римскими VII или VIII, далее к цифре 19 добавлена  цифра 62 (получается 1962 год).
    Далее в строке "личная подпись" -  отсутствует подпись Рубцова.
  Прим. Ю.К.-М. Видно, что документ выписан наспех!
    Далее напечатано: подпись ответственного секретаря приёмной комиссии,   подпись имеется. Слева рядом  печать, неясный  оттиск. 
     Ниже таблица: "Отметки о прохождении приёмных экзаменов".
     Под таблицей экзаменационного листа надписи:
1. Лист служит пропуском на экзамен.
2. По окончанию приёмных экзаменов лист должен быть возвращён в приёмную комиссию
3. Не зачисленный в учебное заведение получает обратно свои документы  (далее мелким шрифтом) после сдачи  эк. л.
 11.2. Анализ содержания экзаменационного  листа.
   Экзамен по предмету  "История СССР (устно)" - оценка "хорошо",  дата 8/ VIII — 62 г. Экзамен по предмету "Иностранный язык" - оценка "удовлетворительно", дата  10/ VIII-62 г. В записях видно, что  они оформлены преподавателями в день сдачи каждого экзамена, запись — спокойная чёткая неторопливая. Это означает, что Рубцов  сдавал эти экзамены именно в указанные дни.
11.3. Последующая сложность ситуации состояла в том, что Рубцову надо было вернуться в Ленинград и приступить к работе с 13 августа (понедельник) 1962 года, чтобы не оказаться прогульщиком.
    Это означает, что 10 августа (пятница) утром Рубцов сдал экзамен и  дневным поездом едет в Ленинград, в общежитие Кировского завода. В те времена  поезда следовали почти ежечасно.
   С утра 11 августа (суббота)  Н. М. Рубцов ставит в известность начальника цеха об экзаменах в Литинституте, пишет заявление в дирекцию Кировского завода и в отделе кадров  оформляет за свой счёт отпуск на 2-3 дня для сдачи двух экзаменов. Возвращение в Москву косвенно подтверждается сообщением Б.Тайгина, что «стихотворение «На злобу дня (экспромт)», со слов автора написано 12 августа 1962 г. в дневном поезде, на пути из Ленинграда в Москву». Днём-вечером 12-го Рубцов в общежитии Литинститута.
11.4. Записи по сдаче и оценкам экзаменов по русскому языку (сочинение) и русской литературе сделаны одной рукой. Даты проставлены мелким шрифтом. Одна подпись чёткая.  Видно, что другая сделана по замазанной. Вероятно кто-то отказался от ранее сделанной подписи. Вторую подпись ставил другой преподаватель.
     Экзамен по предмету "русский язык" (письменно, устно) 4/ VIII - 62г. - оценка "хорошо" (вероятно, сочинение);  6/ VIII - 62г. - оценка "отлично" (собеседование, обсуждение сборника "Волны и скалы");
Экзамен по предмету "русская литература" (письменно, устно) - оценка "удовлетворительно" (общие знания по литературе).
11.5. Оба экзамена Рубцов сдавал вероятно 13-го (понедельник) и не позднее 15-го августа 1962 г. Экзаменационный лист был передан в приёмную комиссию для подготовки  приказа. Оценки по трём экзаменам — невысокие. Но Рубцов отслужил в армии, на флоте.
11.6. Считаю, что Рубцов сразу после сдачи экзаменов по русскому языку и литературе возвратился в Ленинград,  вышел на работу и ждал официального приказа на зачисление в институт. Николаю Рубцову нужна была зарплата после отпуска для выживания. 
11.7. Получив известие о зачислении в литинститут приказом № 139 от 23 августа (четверг) 1962 года (например по телефону)  Николай Рубцов (в это время шихтовщик 6 разряда)  сразу  пишет заявление об  увольнении с 5 сентября (также четверг) 1962 года, потому что по Закону любой увольняющийся "по собственному желанию" должен отработать две недели. Это входило также в планы Рубцова.
12.  Считаю, что Рубцов не "тянул с увольнением" (как предположил Л.Вересов) и не вёл полубеззаботный образ жизни на Кировском заводе и в Ленинграде, Обходной лист оформляется в течение  рабочего времени обычно за день до увольнения и сдаётся в бухгалтерию для расчёта в день увольнения. Рубцов "вкалывал" как работяга-шихтовщик, зарабатывая за "обязательные" две недели примерно 90-100 рублей (при месячной зарплате порядка 180-200 руб.). Это средства, необходимые для проживания в Москве до получения стипендии, которая составляла всего 22,5 руб в  месяц.   
     Для оформления увольнения выписка из приказа № 139 по Литературному институту им. А.М.Горького от 23-го августа 1962 г. Николаю Рубцову была не нужна и осталась в его  личном деле.
Библиография к статье
1. Ю.Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: "Звезда полей горит, не угасая...". Стр. 288. М. НКО "Рубцовский творческий союз", 2011.
2. Николай Рубцов. Собрание сочинений в трёх томах. Москва. "Терра", 2000, Составитель и редактор В.Зинченко.
3. ГАВО - Государственный архив Вологодской области.
4.Ю.Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: "И пусть стихов серебряные струны...".Стр. 332.  Москва. МГО СП России. 2002.
5. Г.Шамахова. "Русь моя, люблю твои берёзы!" Русский север. 1995.
6. Воспоминания о Николае Рубцове. КИФ "Вестник". Вологда. 1994.
7. Г. Мартюкова. Николай Рубцов в селе Никольском. Исследования о жизни и творчестве Николая Рубцова: сб. докл. и сообщ. участников науч.-практ. конф. «Рубцов. чтения», с. 18-22.   Вологда : Кн. наследие, 2005.
8. Николай Коняев. Николай Рубцов. Москва. Молодая гвардия. 2001.Серия ЖЭЛ.
   P. S. 1.   Для объективности публикации необходимо:
 *  уметь логически анализировать   поднятую тему на основе содержания полученных архивных копий и известных публикаций.
 *  знать исторические обстоятельства и документы, определящие мотивы поведения  героя темы и окружающих личностей.
    P. S. 2. Печатается с сокращениями и некоторыми уточнениями одноимённой статьи, опубликованной на сайте «Звезда полей».

Юрий Кириенко-Малюгин. Фантазии, компиляции и факты вокруг Рубцова

В Интернете опубликована статья «О СТИХОТВОРЕНИИ «БУКЕТ», ОТПУСКЕ МАТРОСА РУБЦОВА И ТАЕ СМИРНОВОЙ ПО ДОКУМЕНТАМ И СТИХАМ ПОЭТА (Л. ВЕРЕСОВ).
     Я случайно обнаружил неделю назад (16.04.2016) эту информацию, когда из любопытства прошёлся по публикациям в Интернете на поиск «Кириенко-Малюгин» в программе «яндекс» и примерно на 5-ой странице меня заинтриговало наименование статьи, в конце которой сделан категорический вывод:
     Итак: автор   утверждает в этом материале на основе анализа документов и стихов Н.М.Рубцова
Стихотворение «Букет» ( в первоначальном варианте «Желание») посвящено Таисии Александровне Голубевой ( Тае Смирновой).
Флотского отпуска матроса Рубцова 1957 года не было.
   (автор – это писатель-краевед Л.Вересов из г. Череповца , прим. Ю.Кириенко-Малюгина).
     Поскольку в материалах статьи заявляется передел сложившейся истории приезда Рубцова в Приютино в 1957 году и предъявляются претензии к моим публикациям и не только, постараюсь дать адекватный ответ Л.Вересову сравнительными материалами и предыдущими публикациями, которых не знает Л.Вересов или просто игнорирует.  Итак, по порядку.

1.    От Л.Вересова: «Стихотворение «Букет» (в первоначальном варианте «Желание») посвящено Таисии Александровне Голубевой (Тае Смирновой)».  

2.    От Ю.Кириенко-Малюгина (из статьи «Над моей счастливою любовью»  авторской книги «Поэзия. Истина. Рубцов», М. Издатель Балабанов. 2007):
     «О стихотворении «Букет». Первый вариант под названием «Желание» опубликован в газете… Строфа из этого стихотворения:
Я ей скажу: «С другим наедине
О наших встречах позабыла ты.
Ну, что ж, на память обо мне
Возьми вот эти красные цветы.
      Безусловно эти стихи написаны под свежим впечатлением расставания с Таей Смирновой. И опубликованы не где-нибудь, а на флоте, где очень остро всегда стоял вопрос, дождётся ли моряка подруга». К сожалению, я тогда в 2007 году ошибся с датой и местом публикации  в связи с тем, что у Рубцова есть два стихотворения под названием «Желание» в списке примечаний редактора В.Зинченко к публикациям 3-го тома собрания сочинений «Николай Рубцов» на стр. 400.  И я вместо верной даты 22 августа 1958 года в газете «Комсомолец Заполярья», привёл дату 13 августа 1958 года газеты «На страже Заполярья».   
    В авторской монографии 2011 года приведены точные сведения о Т.Смирновой и «Букете»:   
     «Долго Николай Рубцов переживал несостоявшуюся любовь с Таей Смирновой. В искреннем не отработанном ритмически и стилистически стихотворении «Желание», опубликованном 22 августа 1958 года в мурманской газете «Комсомолец Заполярья», Рубцов пишет (12):

Мне очень больно,
                            но обиды нет,
Я унывать себе и не велю.
Нарву цветов и подарю букет
Той девушке,
                     которую люблю.

      Содержание этого стихотворения было позднее переработано,  стало народной песней «Букет», опубликовано в 1965г.  Переживая неразделённость любви, неоднократно Николай перечёркивал текст «Букета» в выпущенных сборниках «Лирика» при дарении» (2007 г., прим. Ю.К.-М.).  

3.    От Л.Вересова: «Стихотворение «Букет» было опубликовано поэтом Рубцовым в сборнике «Лирика» СЗКИ. 1965г. Николай Михайлович зачёркивал его, когда дарил книгу возможно по причине не творческой, а личной. Не так романтично как в этом «Букете» всё было у него с любимым человеком» (2015 г., прим. Ю.К.-М.).

4.    От Ю.Кириенко-Малюгина: из статьи «Над моей счастливою любовью»:   «Отредактированный «Букет» поэт вводит в первый официальный сборник «Лирика» (вышел в 1965 году). Известно, что Рубцов иногда при подписи автографов «Лирики» зачёркивал это стихотворение крест-накрест. Так он переживал предательство, по его мнению, неофициальной невесты».   Ссылок на приоритетные публикации автора, год издания Л.Вересов не даёт. (сведения о зачёркивании «Букета» я слышал от вологжанки Н.Старичковой ещё в 2002 г. и привёл сразу, прим. Ю.К.-М.)

5.    От Л.Вересова: «Об отпуске же 1957 года мы знаем только из одного источника, но серьёзного и своеобразного. В сборнике «Волны и скалы» несколько стихотворений датируются «Приютино 1957 год». Создаётся полное впечатление, что поэт написал их в пригороде Ленинграда во время отпуска, ибо другой возможности покинуть военную службу и оказаться в Приютино в это время у него не было. Этот отпуск выдаётся за неоспоримый факт, якобы подтвержденный самим Николаем Рубцовым. Ю.И.Кириенко-Малюгин даже пенял мне в рецензии на статью «Рубцов и Северный флот» в том, что нечего не написал об отпуске 1957 года.  Поэтому заявляю, что в 1957 году матрос Николай Рубцов в отпуске не был вообще!»

6.    От Ю.Кириенко-Малюгина: «А я заявляю, что в 1957 году матрос Николай Рубцов в отпуске  был! Придётся повторить факты, кроме неоспоримых дат в сборнике «Волны и скалы». Которые я знаю, но дадим тут слово Л.Вересову: «В каком-то смысле даже В.С.Белков, писавший об этом ранее рассуждал намного осторожнее: «Осенью 1957 года свой армейский отпуск Рубцов провёл у брата в Приютино, написал здесь несколько стихотворений. В эти же дни поэт убедился окончательно, что Тая не ждёт его возвращения».    

7.    Далее от писателя Н.Коняева («Вологодская трагедия». М. ЭЛЛИКС ЛАК, 1998, стр. 52):  «Невесёлым оказался отпуск матроса Рубцова в 1957 году…Разрыв с Таей он переживал так ещё и потому, что всё рушилось, ничего не оставалось от жизни, которую он сам для себя придумал: Когда-то я мечтал под тёмным дубом, Что невесёлым мыслям есть конец, Что я не буду с девушками грубым. И пьянствовать не стану, как отец».

8.    От Ю.Кириенко-Малюгина:  «У меня не было никаких оснований не верить этой информации Н.Коняева, который встречался с Таей Смирновой, со свидетелями этапов жизни Рубцова. И в 1998 году у Н.Коняева факты более достоверны, чем публикации-фантазии 2015 года».

9.    Ещё от Н.Коняева (Николай Рубцов. М. Молодая гвардия. 2001, стр. 68): «А Николай Рубцов, хотя и приезжал  после пятьдесят седьмого года в Приютино, но только в гости». От Ю.Кириенко-Малюгина: «то есть Н.Коняев делает акцент на 1957 год в Приютино».

10.     От Л.Вересова: «Александр Быков также неточен в фактах. Оправдывает автора только собственная выстроенная логика событий и то, что книга посвящена судьбе Т.И.Решетовой и роли в ней поэта Рубцова, а неточности просто проходной материал для сравнений автора». «Вот и ситуация подходит: моряк приезжает в отпуск летом 1957 года, а любимая вышла замуж…» А.В. Быков пишет о недельном отпуске 1957 года, который не принёс Рубцову нечего кроме горького чувства обмана. Почему отпуск был недельным и почему Тая Смирнова оказалась замужем уже в 1957 году непонятно».

11.    От Л.Вересова: «Никаких документов с эсминца «Острый» об отпуске летом 1957 года матроса Рубцова не было обнаружено. Наоборот, сохранились приказы согласно которым матрос Рубцов стоял вахты скажем в мае 1957 года со 2.05. на 3.05 вахтенным на полубаке. С 24 мая 1957 года будущий поэт числится убывшим в военно-морской госпиталь. А уже в октябре 1957 года приказ бесстрастно фиксирует «Числить прибывшим 24.10. 57. Как ниже указано:… матрос Рубцов Н.М. с гауптвахты» Начало лета в госпитале, начало осени на «губе» (с кем не бывает). Когда же ехать в отпуск и если сохранились столь мелкие приказы о флотских буднях Рубцова, то просто обязан быть приказ об отпуске, а его нет (по крайней мере, не сохранилось).

12.    От Ю.Кириенко-Малюгина: Дело не в терминах: «отпуск»  или «убытие». Речь идёт о  нахождении Рубцова вне корабля и базы Северного флота, в других областях отдыха или лечения, в частности в Приютино, в Ленинграде или… Л.Вересов признаёт, что «с 24 мая 1957 года будущий поэт числится убывшим в военно-морской госпиталь». Но это же прямой факт! Как можно его игнорировать? Приказа о возвращении нет. Но это не значит, что Рубцов не был в госпитале и не вернулся на эсминец. Даю далее версию. Рубцов после госпиталя получил возможность или ему  предоставиливозможность  поехать в Приютино на несколько дней (тем более у матроса там была потенциальная невеста, прим. Ю.К.-М.). Это значит, что госпиталь, скорее всего, был в Ленинграде, откуда несложно явиться в Приютино (пригород Ленинграда), либо после срока лечения или взамен части срока лечения (но в  пределах общего срока убытия по отпуску). Датировать пять стихотворений в сборнике «Волны и скалы»  местом «Приютино» и 1957 годом – конечно, не случайно. Встречался ли тогда Рубцов с Таей Смирновой?  В варианте стихотворения «Берёзы» от 1957 года имеется строфа  (см. Николай Рубцов, М. Изд Терра, том 3, стр. 120, редактор В.Зинченко): «- Убежим! Под стогом заночуем! / И среди берёзовых ветвей / Я твоим поверю поцелуям, / Ты поверишь нежности моей…».  Рубцов всегда делал стихотворение по ближнему факту.  По тексту это либо мечта матроса, либо факт встречи. Скорее – мечта.   Известно, что отец был против свиданий Таи с Рубцовым. Вероятно, и она сама тогда избежала встречи. Достоверного факта нет. Тем более стихи, отнесённые к Приютино 1957года  не содержат никаких  любовных мотивов (кроме вышеприведённого варианта).

13.     Тая Смирнова при встрече с Н.Коняевым сообщала: «Как-то у нас ничего  серьёзного и не было. Почему-то не нравился он мне….Ничего у нас с ним не было. В армию проводила и всё…. А потом? Потом я встретилась с одним человеком».  Н.Коняев. Николай Рубцов. М. Молодая гвардия. 2001. Стр 62-63.

14.    От Л.Вересова: «На этой волне неудач в личной жизни поэт сочинил и ещё ряд автобиографических стихотворений, а возможно, желая забыть эту дату и душевную рану сказал Борису Тайгину, что стихи появились не в 1958 году, а в 1957. Это и зафиксировал сборник «Волны и скалы» Вот такой лиричный и возможно документальный получился поэт Рубцов в этом материале»

15.    От Кириенко_Малюгина: Когда Борис Тайгин готовил сборник в июне-июле 1962 года об  отпуске 1958 года вообще не было известно. И сомнений о датах у Б.Тайгина не было, их диктовал к каждому стихотворению сам Н.М.Рубцов. Что за мотив и фантазия  «желая забыть эту дату и душевную рану, сказал Борису Тайгину, что стихи появились не в 1958 году, а в 1957». Такими методами можно любые факты пытаться перевернуть. А после 1959 года и до июня 1962 года у молодого человека, каким был Николай Рубцов, были и другие встречи с девушками (например, девушка из стихотворения «Не пришла», «Ты с кораблём прощалась на ветру», «П.И.», М.Власова, какая-то Лариса, зашедшая в кочегарку). Николай,  как любой в его возрасте, искал девушку-невесту.

16.     И ещё важный факт. Из комментарий редактора 3-хтомника сочинений Николая Рубцова  В.Зинченко (2000. Терра, т.1., стр. 314) о стихотворении  «Воспоминание (брату)», сб. «Сосен шум», 1970 г.: «Сохранилось в авторской подборке от 1957 года в архиве Б.Тайгина». И вот стихотворение «Воспоминание» не было включено в сборник, вероятно по бытовизму, который содержался в тексте. Но факт 1957 года из архива Б.Тайгина также опровергает посыл Л.Вересова о 1958 годе.  

17.    От Ю.Кириенко-Малюгина: Десять лет назад, когда мне приходилось разбираться в публикациях и сражаться против «чернухи» и ярлыка «алкоголика», навешиваемого на  Рубцова, опровержением домыслов Л.Дербиной и её добровольных или хитрых  адвокатов, когда осуждённая шла на реабилитацию, мне было не до бытовых деталей. Было сообщение, что  Т.Смирнова вышла замуж за кого-то, а когда, в какой год, какое это имеет значение, если уже в 1958 и 1959 годах по молодости Тая и Николай разошлись. Я ориентировался на сообщения признанного тогда очеркиста В.Белкова, автора рубцововеда Н.Старичковой  и писателя Н.Коняева.  

18.     От Л.Вересова: «Приказ № 100 командира воинской части № 62656 об отпуске матроса Северного флота Николая Рубцова датируется 6 апреля 1958 года. Отпуск объявлен сроком на 51 сутки с 21.04. 1958 года. В приказе № 153 от 16 июня 1958 года матрос Рубцов числится прибывшим в часть 14 июня этого года. Это документально подтверждённые даты из пакета документов по прохождению службы на СФ старшего матроса Рубцова собранного по поручению начальника Генерального штаба России генерала армии Ю.Н.Балуевского в 2005-2006 годах. До выхода статьи «Рубцов и Северный флот» автора данной публикации на факт отпуска Николая Рубцова в этом году никто из рубцововедов внимания не обращал».

19.     От Ю.Кириенко-Малюгина: О фактах отпуска 1958 года мы должны благодарить Ю.Н.Балуевского, который приказал поднять архивы Северного морского флота для поиска фактов о Рубцове. И материалы оказались сначала в руках Елены Рубцовой (которая по скромности не стала их публиковать), а затем уже у краеведа Л.Вересова. Но и у меня  есть и были копии этих материалов ещё до публикации Л.Вересова! И затем использованы в декабре 2010 года при написании второй монографии о жизни и творчестве Н.М.Рубцова. Кто из нас был первый, а кто второй в этой наиглавнейшей ситуации по жизни Рубцова, пусть поищут желающие!

20.     От Л.Вересова: «После первой публикации факта отпуска поэта в 1958 году Ю.И.Кириенко-Малюгин почему–то считает этот отпуск внеочередным и фантазирует, что он был предоставлен «для радиационно-медицинского обследования и профилактического лечения»». Однако резоннее в случае потери здоровья направление в госпиталь, чем отпуск. Должен также заметить, что внеочередной отпуск не мог быть столь продолжительным, ибо давался ввиду исключительных жизненных обстоятельств или как поощрение за выдающиеся успехи в службе».

21.    Л. Вересов почему-то не опровергает мои обоснования облучения Рубцова. Повторяю в который раз. «Как сообщил адмирал флота Капитанец И.М., корабли Северного флота, в том числе эсминец «Острый», стояли в оцеплении зоны серии пятнадцати ядерных воздушных взрывов (газета «Российский писатель». «Хочу, чтоб вечно шторм звучал…», № 5-6, март 2008 г.). И тогда Рубцов, который нёс палубную службу, получил довольно высокую дозу радиации. Во всяком случае, в то время командир эсминца «Острый» Капитанец И.М. сообщает, что у него количество лейкоцитов  после испытаний уменьшилось в 2 раза. Что сказалось на его зрении к 90-м годам прошлого века. А у Рубцова вследствии участия в испытаниях через несколько лет выпали волосы на голове. В одной песне тех лет есть строка «водка очень хороша от стронция». У Рубцова есть строки «Красным, белым и зелёным мы поддерживаетм жизнь…». То есть – вином, водкой и зелёным ликёром «шартрез» (продававшимся в то время). Этими лекарствами пользовались все, кто получил радиацию. В том числе Рубцов, не афишируя конкретных причин» (Юрий Кириенко-Малюгин. Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая…». М. Изд. НО «Рубцовский творческий союз», 2011, стр. 66).     Тема раннего преждевременного ухода с Белого света по сравнению о современниками отражена в поэзии Н.Рубцова: «Над вечным покоем», «Прощальный костёр», «Прощальное», «Синенький платочек» .

22.     Сообщаю для Л.Вересова, что в любом учреждении сначала оформляется документ об отсутствии на работе или службе: отпуск и  на каком-то основании. Считаю, что было направление в госпиталь и специально для матросов после ядерных испытаний. В приказе стоит не одна фамилия. Потому что советская власть заботилась о здоровье человека и тем более участника важных военных событий.  Неужели надо это разжёвывать? Л.Вересов упорно замалчивает факты облучения Н.М.Рубцова, как и других матросов и офицеров во время ядерных испытаний на архипелаге «Новая земля». Вопрос об оформлении  отпуска  состоял только в том, в каком направлении поедет матрос. Ответ частично лежит в стихотворении «Отпускное», опубликованном в  газете «На страже Заполярья» от 23 марта 1958 года, непосредственно перед приказом от 21 апреля 1958 г.

До свиданья, шторма вой и скрежет
И ночные вахты моряков
Возле каменистых побережий
С путеводным светом маяков...
Еду, еду в отпуск в Подмосковье!
И в родном селении опять
Скоро, переполненный любовью,
Обниму взволнованную мать.
………………………………..
И с законной гордостью во взоре,
Вспомнив схватки с морем штормовым,
О друзьях, оставшихся в дозоре,
Расскажу я близким и родным,
Что в краю, не знающем печали,
Где плывут поля во все концы,
Нам охрану счастья доверяли
Наши сестры,
матери,
отцы.
   
Конечно, «обниму взволнованную мать» недостоверно (мать умерла в июне 1942 г.). Но это стихи, где сведения о лирическом герое не всегда совпадают с фактами.  «Еду, еду в отпуск в Подмосковье!»  – очень может быть достоверно для расположения специализированного военного госпиталя. Это моя версия.

23.     Считаю, это был внеочередной отпуск именно по чрезвычайным обстоятельствам. На архипелаге «Новая земля» были первые воздушные ядерные взрывы с непосредственным радиоактивным контактом людей (моряков) в атмосферной среде. Надо знать историю страны.

24.    В общем, вся рассматриваемая  публикация Л.Вересова носит бытовой характер и не имеет никакого отношения к творческой составляющей поэзии Н.М.Рубцова.

25.     Поскольку кого-то заинтересует тема отпусков Рубцова, сообщаю, что был ещё третий отпуск или выезд Рубцова из базы размещения миноносца «Острый» на Северном флоте. Сведений об этом  нет в пакете документов, собранных по поручению Ю.Н.Балуевского. В письме В.И.Сафонову из Мурманска от  23 мая  1959 года Н.Рубцов сообщает: «Пишу тебе из мурманского госпиталя. Требовалась лёгкая операция, - вот я сюда и угодил. Дня три-четыре мучился, потом столько же наслаждался тишиной и полным бездействием, потом всё надоело. На корабль не очень-то хочется…В понедельник или вторник на следующей неделе выпишусь». (см. Николай Рубцов. Собрание сочинений. М. Терра. Том 3.  2000. Стр. 273, 408. Редактор В.Зинченко). В целом  время пребывания Рубцова в Мурманском госпитале составляет примерно 2 недели. Где-то есть ссылка, что у Рубцова был аппендицит. Но, зная о лучевой болезни Рубцова, можно предположить, что в Мурманске было очередное обследование моряка. Надо помнить, что Рубцов нигде не афишировал участие в оцеплении зоны ядерных взрывов, так как наверняка давал подписку о неразглашении секретных сведений. Когда я работал в закрытой организации («почтовом ящике»), то, как и другие сотрудники, давал подписку о неразглашении сведений о работе.

26.    По Л.Вересову не правы все: И В.Белков, и Н.Коняев, и В.Зинченко, и Ю.Кириенко-Малюгин, и А.Быков, и Б.Тайгин, и даже сам Н.М.Рубцов в изменении дат стихотворений. Прав только Л.Вересов, фантазируя по фактам 1957 года?

27.    От Л.Вересова: «Матрос Рубцов его (отпуск 1958 года, прим. Ю.К.-М.) потратил исключительно на встречи в разных районах страны со своими подругами, как позднее герой фильма «Семь невест ефрейтора (в нашем случае старшего матроса Збруева»). Сохранились воспоминания трёх девушек, которые были небезразличны матросу Рубцову об отпуске именно весной – летом 1958 года. Начнём с воспоминаний Татьяны Решетовой-Агафоновой».

28.    Представьте себе, что Рубцов просит у командира миноносца «Острый» отпуск на 51 день для выяснения взаимоотношений с одной или несколькими подругами. И получает его? Что касается каких-то девушек, вспоминающих встречи со своими парнями в далёкой юности и считающих, что одним из них в 1958 году  был матрос Рубцов,  то это просто смешно и не проверяемо. Например, от Т.Агафоновой, которая столько насочиняла о принадлежности ей стихотворения «Букет» и 20-и лирических стихов, о нескольких встречах с Рубцовым и всё ради создания так называемого музея Рубцова в Междуречье и с претензией на его финансирование очевидно. А сама Т.Агафонова через 15 лет в 1969 году пошла на  встречи с поэтом, тогда ставшем членом Союза писателей СССР со всеми материальными последствиями.

29.    От Л.Вересова. Давайте обратимся также и к воспоминаниям Маргариты Власовой: «Очередной отпуск Рубцова в мае 1958 года, когда он приехал к брату в Приютино, что под Ленинградом, подарил ему новое знакомство. О нем и пойдет речь, ибо об этой краткой любви поэт никогда не вспоминал, а девушка, случайно встретившаяся ему на пути, рассказала обо всем лишь спустя 45 лет. Рите Власовой было тогда семнадцать. Любовь у Рубцова опять же вышла печальная, безответная. Он полюбил Риту и посвятил ей два лирических стихотворения, а она не ответила взаимностью только лишь потому, что Николай ростом не вышел. А так все при нем: моряк в красивой форме, образован, обходителен, дарил цветы каждый день, говорил комплименты...»

30.     От Ю.Кириенко-Малюгина: Какая это любовь? Любовь подразумевает взаимность. Со стороны Н.Рубцова была односторонняя увлечённость, не было душевной совместимости.  
     М.Власова в течение жизни вообще понятия не имела о поэте Рубцове. Её «откопала» М.Полетова. Привозила к нам на лит. вечер в ДК «Красный Октябрь», кажется  в 2006 году. М.Власова сочиняет, что Н.Рубцов приехал к брату в Приютино в 1958 году.  Она о биографии поэта вообще ничего не знала (через 45 лет пишет). С М.Власовой Рубцов встретился в Ленинграде, вероятно, провёл несколько часов («её увёз трамвай»). Была ли вторая встреча? («дарил цветы каждый день», сообщает Вересов). В это время Рубцов был свободен от Смирновой. Как молодому человеку Власова ему понравилась, но влюбился ли он? Взял у неё, кандидатки в невесты, адрес, на который и послал  стихи.   М.Власова оказалась равнодушна к его внешности и даже на стихи не среагировала (тогда часто писали). Но до любви далеко!

31.    От Вересова: «Юрий Иванович в своей последней книге всё-таки признаёт открытый автором данной публикации отпуск Рубцова 1958 года…».

32.     От Ю.Кириенко-Малюгина: У меня эти сведения были и без участия Л.Вересова и опубликованы независимо от него. Отпуск Рубцова 1958 года открыт не Л.Вересовым, а теми архивными служащими, которые по поручению  Балуевского подняли архивы, нашли служебные публикации и передали их Руководству. Эти  материалы оказались затем у  Елены Рубцовой, как наследнице  прав на материалы по своему отцу. Как видим  материалы были подняты не все (например, пребывание Рубцова в Мурманском госпитале в 1959 году и отсутствие приказа о возврате-приезде Рубцова на эсминец в 1957 году).

33.    От Вересова:    «Наверное, чтобы понять какие- то армейские реалии надо самому (имеется в виду Ю.Кириенко-Малюгин)  послужить Отчизне».

34.     От Кириенко-Малюгина:  По моему  мнению, способы служения Отчизне бывают разные. Я окончил технический институт с военной кафедрой. Затем в течение 8 лет работал в закрытых организациях в качестве конструктора-разработчика определённой техники, которую едва ли мог разрабатывать Л.Вересов в силу своего образования.

35.    Надо публикаторам любого уровня владеть логикой, уметь анализировать факты, перечитать по теме всё ранее опубликованное, доверять некоторым предыдущим исследователям. Думать. Не объявлять себя первооткрывателем, являясь вольно или невольно компилятором  предыдущих публикаций.

                                                                      Выводы:
   
    А. Обоснование принадлежности текста стихотворения «Букет» Тае Смирновой (Голубевой) впервые дано в 2007 году в книге Ю.Кириенко- Малюгина «Поэзия. Истина. Рубцов» в статье «Над моей счастливою любовью». Подтверждено в монографии 2011 года.
       Б. Отпусков-отъездов  у Н.Рубцова во время службы на Северном морском флоте было три:
      Б.1. В 1957 году с пребыванием в Приютино у брата; стихи датированы Рубцовым при создании Б. Тайгиным сборника «Волны и скалы» в 1962 году;
      Б.2. В 1958 году в Ленинграде или Подмосковье для обследования и лечения в Военно-Морском госпитале  и с появлением в Ленинграде и Приютино;
      Б.3. В июле 1959 года – в Мурманске для лечения или для какой-то операции.
      В.  Н.Рубцов во время участия кораблей в оцеплении зоны воздушных ядерных взрывов получил радиационное облучение (в то время ещё неизученное в СССР), несовместимое с длительностью пребывания на Белом Свете, что отразилось в ряде его пессимистических стихотворений: «Над вечным покоем», «Прощальный костёр», «Синенький платочек» и др.
       Г. Л.Вересов почему-то не опровергает мою версию об облучении Рубцова. Внешние признаки: облысение и лечение народными средства (красное вино, иногда водка – которая по песне физиков «хороша от стронция»), отражение  в поэзии темы раннего ухода с Белого света по сравнению со сверстниками.
         Д. Надо Л.Вересову хоть однажды высказаться по поводу публикаций осуждённой по суду Л.Дербиной и её литературных адвокатов, по поводу эгоистического, эгоцентрического и даже вампирического стихосложения Л.Дербиной. А то получаются какие-то рафинированные поиски.
         Е. Надо уметь пользоваться попавшими в руки фактами, включая логику и доверяя не только самому себе, но и другим исследователям (сведениям от В.Зинченко, Н.Старичковой и  Ю.Кириенко-Малюгина).
        Ж.  Прежде чем публиковать сомнительное, думать о принципе взаимности и об ответе оппонента.
      
Советую читать Крылова: там, в ряде басен даны  нужные правила поведения в обществе.  Не надо организовывать дискуссию на ровном месте и оказываться в сомнительном положении.

Юрий Кириенко-Малюгин. Фестиваль «Есенинская осень»

     28 октября 2016 года в библиотеке имени М.Ю.Лермонтова (г.Москва) состоялся 9-ый литеатурно-музыкальный фестиваль «Есенинская осень», проведённый «Творческим центром имени Н.М.Рубцова», пропреемником Московского Рубцовского центра и НКО «Рубцовский творческий союз». Владислав Киреенков представил песни на стихи Есенина «Письмо матери», «Я снова здесь в семье родной», «Поёт зима, аукает…», «Вижу сон», а также песню на стихи М.Ю.Лермонтова «Молитва». Дуэт «ЛМС Родник» в составе вокалистки Веры Степановой и автора-исполнителя Юрия Кириенко-Малюгина (гитара» исполнили) песни на стихи С.Есенина «Мелколеье. Степь и дали…», «Запели тёсаные дроги», «Слышишь мчаться сани…», «Несказанное. Синее. Нежное…», «Сыпь, тальянка, смело…» и песню Ю.Кириенко-Малюгина «Наша встреча впереди». Юрий Кириенко-Малюгин исполнил песню С.Есенина «Эх, вы сани! А кони, кони!». Автор-исполнитель Евгений Фокин представил песню на стихи С.Есенина «Я снова здесь в семье родной…», песню Л.Дербенёва «Памяти Есенина» и две авторские песни.  Ю.Кириенко-Малюгин и В.Киреенков исполнили песню на стихи Н.Рубцова «Осенняя песня». В заключение были представлены песни на стихи Ю.Кириенко-Малюгина «Мы к Есенину поедем» и  «Играй, гармонь». Все музыкальные композиции песен созданы и представлены участниками фестиваля. 

Юрий Кириенко-Малюгин. Фильтрация информации и фантазии о Рубцове.

    В ежемесячном приложении «Свой» к газете «Культура», январь 2016,  опубликована статья Игоря Немчинова «Если только буду знаменит, то поеду в Ялту отдыхать»
    Уже неоднократно пишут о Рубцове неподготовленные журналисты и комментировать приходится мне, так как никто официально не опровергает недостоверные посылы журналистов и новых активистов. 
    Привожу посылы И.Немчинова из статьи и комментарии Ю.Кириенко-Малюгина.
1. От Немчинова: «Памятники, пусть и скромные внешне, Николаю Рубцову воздвигли не только на селе, но и, к примеру, в Вологде, Мурманске…»  
2. От Ю.Кириенко-Малюгина: Странно, что И.Немчинов не назвал самый известный и самый достоверный художественный памятник в г.Тотьме, созданный известный русским скульптором В.М.Клыковым. Фото этого памятника опубликовано во многих изданиях. Не назван памятник-бюст Н.М.Рубцову в г.Череповце, в п. Емецк. Можно было бы упомянуть, что памятники в Москве и С.-Петербурге не установлены до сих пор, несмотря на неоднократные эпизодические обращения рубцововедов к организациям культуры. 
3. От Немчинова: «Автор заглянул в самый жуткий и сокровенный миг собственного будущего: «Я умру в крещенские морозы, / Я умру, когда трещат берёзы…». Все, кому его поэзия дорога, кто считает его одним из величайших русских стихотворцев, к данному пророчеству, несмотря на переизбыток цитируемости, станут возвращаться вновь и вновь». 
4. От Ю.Кириенко-Малюгина: Не было морозов в январе 1971 года, была длительная оттепель, о чём неоднократно публиковал статьи, в том числе на сайте   www.rubcow.ru «Зведа полей. Николай Михайлович Рубцов и народное творчество» (открыт с марта 2006 года). Неужели И.Немчинов, как журналист, не знает об этом сайте. Опровержения содержания стихотворения, приписываемого Н.Рубцову и опубликованного после убийства Поэта, изложены в книгах «Тайна гибели Николая Рубцова» (три издания, 2001, 2004, 2009). Это стихотворение, очень похоже на заказное под 19 января (православный праздник Крещения), – фактически  последний и главный аргумент убийцы и её литературных адвокатов в игре на Рок. Как и стихотворение, приписываемое С.Есенину «До свиданья, друг мой, до свиданья…» 
5. Немчинов педалирует тему: «чудовищная развязка жизненной драмы», «Провидение настроено решительно против старости таких людей…», «к теме преждевременного ухода из жизни…», «пребывание в суетном мире для подобных индивидов – зачастую обременительная обязанность…».
6. От Ю.Кириенко-Малюгина: Журналист обосновывает как неизбежный –   ранний уход Поэта из жизни, чуть ли не как желание Рубцова. Знал ли Рубцов, что он уйдёт с Белого Света рано, раньше своих современников? Да, знал, потому что был облучен, когда корабли Северного флота стояли в оцеплении зоны 15 ядерных воздушных взрывов на архипелаге «Новая земля» (это опубликовано). Матрос Н.Рубцов служил дальномерщиком, стоял на верхней палубе эсминца «Острый» и принимал всё, что летело от ядерных «грибов»: радиоактивное излучение и воздушные радиоактивные волны. Не случайно, он и полысел после этой службы.  Об участии в испытаниях Н.Рубцов не говорил, так как наверняка давал подписку о неразглашении. Одно время я работал в конструкторском бюро (в «почтовом ящике») и давал аналогичную подписку. Надеюсь, это понятно. Свой преждевременный уход Поэт отразил в стихах «Прощальный костёр», «Над вечным покоем», «Посвящение другу» и др. Напомню: 
«Прощай костёр, прощайте все,
Кто был со мною рядом.
Кто воздавал земной красе
Почти молитвенным обрядом». 
    И ещё от 1968 года:
«Замерзают мои георгины,
И последние ночи близки…»
7. От Немчинова: «Ему, довольно рано осознавшему себя в качестве главного преемника «кабацкого поэта»,  «лютая (вот такой псевдорусский эпитет – курсив Ю.К.-М.) печаль по старой патриархальной,  а точнее исконной Руси», «и тот самый «кабацкий», разгульно-пьяный мотив отчётливо слышится…»
8. От Ю.Кириенко-Малюгина:  «Теперь ещё и И.Немчинов «ведёт» Н.Рубцова в наследники «кабацкого поэта», т.е. по этому ярлыку - С.Есенина. А где Н.Рубцов, как русский национальный поэт? Где ссылки на «Привет, Россия! – родина моя…», «Я буду скакать по холмам задремавшей Отчизны…», «Русский огонёк» с православным обращением  «За всё Добро расплатимся Добром!», что начертано В.М.Клыковым на памятнике Н.М.Рубцову в Тотьме? Где ссылка, что Н.М.Рубцов – член Союза писателей СССР с 1968 г, что по тем временам было высшим уровнем литературного признания. Что Н.М.Рубцов – выпускник Литературного института им. А.М.Горького в отличие от гремевших поэтов. 
9. Нашёл И. Немчинов у Н.Рубцова: «Быть может, я для вас в гробу мерцаю, / но должен я сказать в конце концов: / я – Николай Михайлович Рубцов – / возможность трезвой жизни отрицаю…» 
10. От Ю.Кириенко-Малюгина:   Нельзя по-лобовому воспринимать эти строки Рубцова. У меня в монографии от 2011 года есть сообщение, что это шутливое стихотворение было доставлено ректору Литинститута, но тот не стал принимать оргмеры. И к тому же надо знать, что Рубцов мастер подтекста, такого как «возможность трезвой жизни...» Ведь поэт–студент был облучен и принимал вино как народное лекарство для обновления состава крови и продолжения жизни в отличие от известных поэтов, не вылезавших из буфета и ресторана ЦДЛ. Но они же не облучённые! Зачем пить? С горя от гонораров?
11. От Немчинова: «… у Рубцова очевидцы отмечали нередкие случаи «странного поведения» - то удивительную сомнамбулическую замкнутость, то приступы внезапной агрессии…., то иные выходящие за рамки социальных норм манифестации,  то приступы агрессии…»
12. От Ю.Кириенко-Малюгина:  Кто эти анонимные очевидцы? Все эти обычные и  не совсем характеристики имелись у других современных поэтов,  что, кстати, отмечает и Немчинов. Так зачем об этом писать? Неадекватные поэты (но не Рубцов) были агрессивны по отношению к объективным оценкам их праведных стихотворных трудов. Сказывался обычный эгоизм. 
13. Немчинов, рассуждая о вреде алкоголя, озвучивает аксиомы: «расшатывает и без того хрупкую нервную систему», «травмирует психику», «наносит колоссальный ущерб всем внутренним органам, включая сердце». 
14. От Ю.Кириенко-Малюгина: Вот здесь то и становится ясно, что журналист старается подвести базу под состояние здоровья и будто бы больное сердце Поэта. То есть Немчинов оправдывает версию Дербиной, что у   Н.Рубцова отказало сердце. Конечно, в результате удушения садистскими приёмами (фото 47 рваных ран опубликовано) у любого человека сердце останавливается. 
15. От Немчинова: «Например, его невольную убийцу, странную женщину…», «…не перестанут обвинять в том,  что … она (Дербина) выполняла заказ не то КГБ, не то Моссада, не то обеих служб сразу, а  не служила слепым орудием безжалостного рока»
16. От Кириенко-Малюгина: Журналист накручивает одну версию-фантазию на другую и в то же время подбрасывает мнение, что она служила слепым орудием рока, что тоже является одной из версий Дербиной для самооправдания.
17. Немчинов неоднократно «педалирует» излюбленную тему: «Алкоголь -  испытанное средство коммуникации, незаменимый помощник…»,    «требуются в жёны добрейшие … огуречного рассолу наутро подать»,    «…с пагубным пристрастием» 
18. Ю.Кириенко-Малюгин: Все эти алкогольно-антиалкогольные проблемы  журналист описывает со знанием предмета.
19. От Немчинова: «Его беда была ещё в непризнанности…», «Как всякий крупный поэт, он знал себе настоящую цену, тяготился ролью второго плана в отечественной литературе, ревниво следил за громкими успехами тех, кто выступал на больших столичных площадках
20. Кириенко-Малюгин: Это также фантазии журналиста. Ничем Рубцов не тяготился и тем более не ревновал к внешнему успеху поэтов-материалистов. Рубцов никому не завидовал, как это часто наблюдается у  «некрупных»,  но громких. Ревниво следят обычно графоманы и версификаторы. 
21. Кириенко-Малюгин: Не избежал И.Немчинов применить в статье языковые знания: «эвфемизмами»,  «сомнамбулическую»,  «Memento mori», «мейнстрим».  Так, что пришлось лезть в словари, чтобы поднять свой дискуссионный уровень». А русских синонимов Немчинов, как видно, не знает.
     Закончим за здравие. И.Немчинов  признаёт: «Однако положенного ему места в классической русской литературе Николай Рубцов не занял до сих пор. И такую несправедливость не мешало бы исправить». 
     Только кто и какими способами будет исправлять ситуацию?
 
   Редактор издания «Свой» Елена Ямпольская, шеф-редактор Наталья Семина и ответственный секретарь Сергей Громов выпустили статью И.Немчинова, значит, в такой степени знают творчество и обстоятельства жизни Рубцова и дискуссии, которые в острой форме уже 15 лет разворачиваются вокруг жизни и гибели Поэта.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Фрагменты из полемики на сайте «Литературной России»

(комментарии к статье «Как сайт стихи.ру надувает поэтов»).

     Алексей Курганов:
13.01.2019 в 13:59
Сергею. ВЫ тольковслушайтесь: «многократный номинант Стихиры». Лебядкин из «Бесов»:» Я хотел бы называться князем де Момбаром!». Как же наши литературные сочинители любят всякую такую вот , извиняюсь, хирню. «Номинанты», «дипломанты», «колбассанты», «оккупанты», «Высшие Творческие Члены Высшего Творческого совета», «. Хотя чему удивляться? Взрослые — те же дети. Просто у каждого возраста свои игрушки.
Ответить

1.     Гюрза:
13.01.2019 в 17:38
Справедливости ради название читается не так, как Вы написали: это члены Высшего творческого совета. Таких советов у нас два — в Московской писательской организации и еще где-то. Не ошибайтесь: малая ложь рождает недоверие к остальной записи.

2.     Жанна:
22.01.2019 в 23:42
Зачем , так унижать людей? Нет гениальных , есть высший дар от Бога. Не надо думать, что один отмечен, а остальные нет. Это гордыня и самолюбование. На Стихи ру. Много прекрасных, талантливых авторов. Спасибо, что есть такое прекрасное сообщество.

3.     Алексей Курганов:
23.01.2019 в 09:16
Гюрзе. Да при чём тут справедливость? «Высший Творческий Совет». Им, этим «творцам», самим-то не смешно? » Я люблю тебя, Дьявол, я люблю Тебя, Бог,
Одному — мои стоны, и другому — мой вздох». ВОЗДЫХАТЕЛИ, блин, своих скромнейших творческих начал!

4.     Алексей Курганов:
23.01.2019 в 09:19
Марку. » На сайте Московской писательской организации есть список.». Список КОГО? «Творцов»? И чего же они, интересно, натворили?

5.     Гюрза:
23.01.2019 в 15:08
Курганову. Сами-то чем знамениты? Ругать других и испытывать пристрастие к понятию «член», еще не означает право на паясничание? Вы здесь — первый парень на деревне, а еще чем отмечены? В Совете, которым Вы интересовались, вполне заслуженные члены -Бондарев, Костров, Крупин, Палиевский, Проханов, Личутин, Ким… Видимо самые старшие писатели. Успокоились? Имеете что-то против них?

6.     юрий кириенко:
23.01.2019 в 22:14
С несказанным удовольствием почитал полемику вокруг поэтов и поэзии. Я лично несколько раз заходил на стихи.ру с одной целью — поискать «шедевры» для пародий. Поле для этого — необъятное. Привожу вот эту пародию. Автора «шедевра», год публикации — не афиширую. Пародия называется:

КТО СЛЕДУЮЩАЯ?

Рифмы чувств, сложившиеся кстати,
Нежность губ и огненность объятий
Научился ветренно дарить.
………………………………………..
Мне чужие рвать и мять цветы
На седых просторах мирозданья
В этом есть своё очарованье.
В. К. , «Не одной тебе я рвал цветы», Стихи.ру.

Я не какой-то бизнесмен,
Чтоб всем дарить колье в постели.
Я рву цветы тем, кто созрели
И не беру дурилок в плен.
Рвать что попало. Также мять –
Есть у меня такое кредо.
Очарованье как победа.
Не буду курс рванья менять.
В объятьях ласков и не груб.
Могу Вас рифмами прославить.
Могу на пьедестал поставить!
Ловите нежность моих губ!

7.     Алексей Курганов:
24.01.2019 в 08:20
Гюрзе. Да какая у меня знаменитость! Куда мне до Проханова! Я по сравнению с ним аки ЧЕРВЬ, да не простой, а смердящий. Вы меня не поняли. Я не против них каждого конкретно. Я не понимаю целесообразности существования этого Совета. Чем они в этом Совете занимаются? Советуют? Кому? «Чиво»? Накой? С какого..? Вы пишете, что это самые старшие писатели. Так пусть называются Собранием Старейшин! Писательским Хуралом! При чём тут Совет? Они всю жизнь сидят в президиумах — и что толку? Чего они могут СЕГОДНЯ насоветовать хотя бы мне, не знаменитому и оглушительно красивому?

8.     Гюрза:
24.01.2019 в 16:57
Курганову. Там есть и такие, кто нe cидит в президиумах. В президиуме сидят руководители Союза писателей, их заместители, члены правления. По моим наблюдениям, это даже и не старые люди. Скорее те, кому это нравится. Занимаются они тем же, чем все писатели. Некоторые преподают. Поскольку у них много учеников, они с учениками общаются. Не знаю, что именно они могут Вам посоветовать. Обратитесь к кому-нибудь из них и узнаете. Мне непонятно, почему Вы к ним привязались. Не нравится название совета — подайте предложение о переименовании . Я знаю некоторых из них: это достойные люди.

9.     Алексей Курганов:
24.01.2019 в 17:54
Гюрзе. Вы упорно не хотите меня понять. Я же не против того, что они — достойные. И не против, что преподают. Я не понимаю самого названия: Высший Творческий Совет. Слово «совет» в глагольном выражении — «советовать». Значит, они — советчики? Тогда советчики ЧЕГО? Или В ЧЁМ? В творчестве? А с какого перепугу они считают, что могут кому-то советовать в ТВОРЧЕСТВЕ? Занятии, как известно, сугубо индивидуальном. Не колхозном.

10.     Гюрза:
24.01.2019 в 22:24
А как же Ученый совет в институте, например, в ИМЛИ или в Институте молекулярной биологии или другом каком-нибудь? Он никому ничего не советует. Он собирается и обсуждает разные внутренние вопросы. Советчики могут быть и в творчестве, почему нет?

11.     Борис Дунаев:
25.01.2019 в 00:11
Алексею Курганову. В кои-то веки хочу поддержать Гюрзу. К Вашему сведению, уважаемый Алексей, название «совет» не от слова «советовать», а он слова «советоваться». Разницу чувствуете?..
И добавлю по теме. «Стихира» и «прозару», на мой взгляд, это своего рода «школьная самодеятельность». Вспомните свои школьные годы. Ведь еще как хлопали своим доморощенным «певцам», «поэтам», «музыкантам». А многие ли из них стали после школы деятелями искусства и литературы? Вот и не надо воспринимать эти сайты всерьез.

12.     Алексей Курганов:
04.02.2019 в 10:53
Борису Дунаеву. В таком случае почему же те, кто считает СТИХИ.РУ и ПРОЗА. РУ ( в том числе и считающиеся себя о-го-го какими писателями, в том числе и эти самые Члены Высшего Творческого Совета) выкладывают на этих самых СТИХИ.РУ и ПРОЗА. РУ свои тексты? Объясните мне логику их поступков: сами же гадят — и сами же в этом обгаженном участвуют. Мазохизм какой-то. И никакой логики в их поступках нет, а есть одно лишь ЛИЦЕМЕРИЕ?

13.     Алексей Курганов:
04.02.2019 в 10:56
Гюрзе. Ну слабо же аргументируете, слабо! НА «авось проскочит». Учёный Совет это НАУКА! Литература это ТВОРЧЕСТВО! Разницу понимаете?

14.     Борис Дунаев:
04.02.2019 в 18:05
Алексею Курганову. «…почему же те, кто считает СТИХИ.РУ и ПРОЗА. РУ ( в том числе и считающиеся себя о-го-го какими писателями, в том числе и эти самые Члены Высшего Творческого Совета) выкладывают на этих самых СТИХИ.РУ и ПРОЗА. РУ свои тексты?» Не надо нервничать. А то уж совсем «нескладуха» у Вас получается. Если Вас интересует, почему некие «писатели» публикуются на этих сайтах… Видимо, у каждого свои причины. Могу предположить, что одним хочется получить признание других «писателей». Там ведь и в самом деле попадаются хорошие вещи. Ну, а кто-то работает по принципу «за что Кукушка хвалит Петуха…». Всяко бывает.
И о так расстроившем Вас Высшем Творческом Совете. Слышали когда-нибудь о Верховном Совете СССР? Он Вас тоже коробит?

15.     юрий кириенко:
04.02.2019 в 18:07
Гюрзе и Курганову. Члены Высшего Творческого совета не выкладывают свои шедевры на СТИХИ.ру. Это «не царское дело» . Это — для начинающих и самолюбивых.
Однажды, года два назад я перечитал сотни три авторов. И обнаружил только двух членов Союза писателей. Видимо они тогда решили посражаться за звание «Поэт года». Один из них, как я выяснил позже, хотел по-серьёзному войти в лауреаты, хотя бы тройку «народных» Года от этого сайта. Но дважды оставался четвёртым. Понял, что призёры были определены ранее.
Сейчас почитал, что какая-то Дарья Стрельцова, названная «Эксперт редакционной комиссии
премии» «Поэт года» выдвинула ушедшего в 2003 г. Юрия Кузнецова в лауреаты. А судьи кто? эти самозванные.
Поле для пародий на стихи.ру- необъятное. Учитывая, что редактировать-отсеивать организаторы не могут или не хотят.

16.     Гюрза:
04.02.2019 в 18:14
Курганову. Совет это коллегиальный орган. Есть Совет Федерации, Совет Европы. Ученый совет — не наука, как Вы считаете, там не решают научные проблемы, в него входят доктора наук, профессора, академики, заслуженные ученые, заведующие лаборатории, администрация; они решают организационные вопросы: конкурсы на замещение должностей, аттестация научных сотрудников, рекомендация аспирантов для защиты диссертации участие в конференциях и тд. Мне вполне понятна такая структура Союза писателей, как Высший творческий совет. Такой Совет был избран на недавно состоявшемся Съезде писателей. В Совет входят писатели — творческие личности; это состоявшиеся литераторы с большим стажем, пожилые, авторитетные. Если Вам не нравится эта структура — займитесь ее ликвидацией. Чем они занимаются? Спросите у них. У меня нет задачи Вам что-то объяснять. Это не моя, а Ваша проблема. Мне все понятно.

17.     Гюрза:
04.02.2019 в 22:47
Юрию Кириенко. На прошедшем недавно Съезде СПР был избран Высший творческий совет. Список писателей, избранных в этот совет, можно легко найти в Сети и проверить при желании, есть ли их произведения на ресурсах Проза.ру и Стихи.ру. Я знаю, что там представлены многие члены союзов писателей и не нахожу ничего постыдного и предосудительного в том, что писатель выкладывает свои произведения на эти ресурсы, будь он всемирно известный автор или начинающий поэт или прозаик. Считаю, что писатель волен представлять свои работы читателю там, где он считает нужным и возможным. Не считаю себя вправе определять, кто из тамошних авторов графоман, а кто — истинный творец. Мой критерий — нравится или не нравится, близки мне или нет его взгляды на мир и на человека, его мировоззрение. Недостатки этих ресурсов, описанные здесь казусы и претензии комментаторов — вне моего интереса.

18.     Алексей Курганов:
05.02.2019 в 09:08
Гюрзе. Как мило вы сами себе противоречите. То вы не знаете чем они занимаются, то вам «всё понятно». Так понятно или не знаете? Вы бы уж определились однозначно. А то как в той песне про любовь:» Я Пастернака не читал, но осуждаю».

19.     Алексей Курганов:
05.02.2019 в 09:15
Борису Дунаеву. То есть, вы не знаете? ВЫ всего лишь предполагаете? Предполагать можно всё, что угодно. Что я — внебрачный правнук Дон Кихота, например. Так что все эти предположения и само-умо-заключения не есть ничего серьёзного. А с Верховным Советом СССР вы меня изрядно повеселили. Сравнивать ВЫСШИЙ властный орган Советской, извините за тавтологию, власти с какой-то «игрой в куличики» и «высших творцов»- у меня на это фантазии не хватит даже тогда, когда я сильно выпимши. Браво, Борис Дунаев!

20.     Алексей Курганов:
05.02.2019 в 09:19
Юрию Кириенко. » Члены Высшего Творческого совета не выкладывают свои шедевры на СТИХИ.ру.». Выкладывают.Конкретный пример — Людмила Щипахина. И только не надо говорить, что этот пример — единичный!

21.     Гюрза:
05.02.2019 в 09:37
Курганову. Поскольку я не вхожу сама в этот Совет, мне даже и неинтересно, чем конкретно они занимаются. Но я представляю себе, для чего создаются разнообразные советы и думаю, что обсуждаемый творческий совет отличается от других только тематическим содержанием обсуждаемых там вопросов. Что касается представленности членов этого совета на прозе. ру и на стихи.ру, то убедилась, что Вы ошибаетесь. Не знаю, входит ли Людмила Щипахина в творческий совет СПР, но на сайте стихи.ру она представлена в полном объеме (биография, библиография, стихи).

22.     юрий кириенко:
05.02.2019 в 10:38
Алексею Курганову. Спасибо за Людмилу Щипахину. Это одна из лучших русских поэтесс и не боится выкладывать стихи в Интернет на критику или признание.
Наших «народных» , в том числе из Высшего творческого Совета (фамилии может здесь назвать любой) что-то не видно на стихи. ру. Они печатаются в своих «народных» или «либеральных» газетах и журналах. Кстати Оценки (ниже 2-3 баллов из 10) , например в «Литературной газете» (посмотрите в архиве «ЛГ») получает большинство Публикуемых.
Для пиара, я например, не прячусь за парткличками и не участвую в стихи.ру, мои стихи читайте (если есть желание) в Интернете в поисковике. Покритикуйте. Мне даже интересно!

23.     Марк:
05.02.2019 в 12:04
На Стихи.ру есть подборки авторов из состава Творческого совета СПР. Это Вермишева, Костров, Фокина и другие. Есть достаточно известные авторы разных направлений — Евгений Рейн. Вячеслав Куприянов.

24.     Борис Дунаев:
05.02.2019 в 13:23
Алексею Курганову. «Предполагать можно всё, что угодно». Согласен. Но и утверждать наверняка, что на уме у каждого конкретного человека, вправе только Господь Бог. Мы можем только ПРЕДПОЛАГАТЬ. Но, конечно, в пределах РАЗУМНОГО. Так что не надо доводить разумные действия и резоны до абсурда.
Это касается и сравнения Верховного Совета с Вашим любимым «Высшим Творческим Советом». Вы опять выдумываете за оппонента то, чего он не говорил. К Вашему сведению, Верховный Совет страны и, скажем, районный Совет, естественно, несравнимы по значимости. Но ПО ФУНКЦИЯМ они вполне сравнимы. И тот, и другой обсуждают проблемы и решают вопросы в пределах СВОЕЙ компетенции. Тем же занимаются и все другие советы всех уровней… Впрочем, я понимаю, что дискутировать с Вами бесполезно. Вы явно считаете себя носителем «абсолютной истины» и не хотите слушать разумные доводы оппонента, стремясь любое его высказывание извратить и довести до абсурда. Поэтому на этом ставлю жирную точку.
25.     юрий кириенко

05.02.2019 в 14:10
Гюрзе и Секретариату Союза писателей РФ. Раз-поскольку избран Творческий Совет надо идти дальше. Заказать удостоверения членов Творческого Совета в типографии, для этого собрать с них (надеюсь это не бедные люди) по тысячу-две тысячи руб, запросить фотографии, заказать фирменную Печать, оформить членские Билеты, создать бухгалтерию и собирать ежегодно по две тысячи рублей на развитие творческой деятельности. Где именно? определить на общем собрании. Всем успехов!

26.     Гюрза:
05.02.2019 в 22:09
Я бы воздержалась от утверждения «надеюсь, это не бедные люди»: все представители этого Совета — пенсионеры и в возрасте, например, Юрий Васильевич Бондарев. Среди них есть и инвалиды. Удостоверения — это то, что их меньше всего волнует, даже и смена удостоверений членов СПР — не самое главное для их жизнедеятельности. Лично я до сих пор не знаю, где придется их предъявлять. Зачем им собирать по две тысячи, если им как инвалидам большая скидка на ежегодные взносы за членство? Бухгалтерия уже есть своя в СПР.
Ответить
27.     юрий кириенко:
05.02.2019 в 23:27
Гюрзе. Вы юмора не понимаете. Своим опусом я старался показать надуманность Высшего творческого Совета для Союза писателей. Кто и какие поэтические и прозаические шедевры авторов будут оценивать? Перед типографией? Что этот Совет даст деньги Авторам на Издание? На каждом из литературных конкурсов уже есть «вкусовые» эксперты (как правило ЭТИ — инкогнито!) и члены жюри.
Для приёма в члены Союза служит секретариат (или Правление) любого из множества Союзов писателей (перечисляю навскидку) : Союз писателей России, Союз российских писателей, Российский союз писателей, Союз профессиональных литераторов и т.д. из комбинации базовых терминов.

28.     Алексей Курганов:
06.02.2019 в 09:56
Вот я и говорю: как была у нас страна СОВЕТОВ — таковой и остаётся. Кругом одни советчики. РАБОТАТЬ никто не хочет. Все СОВЕТУЮТ!
Ответить
29.     Алексей Курганов:
06.02.2019 в 10:11
Юрию Кириенко. » Алексею Курганову. Спасибо за Людмилу Щипахину. Это одна из лучших русских поэтесс и не боится выкладывать стихи в Интернет на критику или признание.». Лучшая — не лучшая. Опять голимая ВКУСОВЩИНА. Или вы тоже из комсомольских активистов? Тогда для вас лучший поэт — Андрей Дементьев.
П.С. А за приглашение прочитать ваши стихи — благодарю. Только для чего мне читать чужие, если у меня своих навалом?

30.     Гюрза:
06.02.2019 в 14:52
Вы впредь предупреждайте, что будет юмор. Не вижу надуманности Высшего творческого совета: там уважаемые литераторы — Палиевский, Костров, многие другие. Совет не обязан никому давать деньги на издания. Автор, желающий издать книгу, должен сам оплачивать расходы или найти спонсора. Я не против того, что для приема в союзы служат секретариаты.

31.     юрий кириенко:
06.02.2019 в 16:42
Гюрзе и будущему пенсионеру (не успеете и оглянуться на смену времён годов) Алексею Курганову. Оценка художественного (!!!) и мировоззренческого уровня поэзии и прозы не зависит от возраста Автора. А что условно литературный «молодняк» может насоветовать любому писателю-человеку, прошедшему интриги «мудрецов» и зарабатывавшему средства на жизнь честным трудом? Есть конечно и молодые патриоты и пенсионеры-русофобы. Вы определитесь А.Курганов: Вы за «белых» или «за красных»? Или за каких?
Людмила Щипахина не опускалась и не опускается до уровня пессимисток лёгкого поведения. Слишком много пострадавших от любви (то есть от секса по Вашему вышесказанному определению). Напомню стишата некоего В. К. , «Не одной тебе я рвал цветы», Стихи.ру.:
Рифмы чувств, сложившиеся кстати,
Нежность губ и огненность объятий
Научился ветренно дарить.
………………………………………..
Мне чужие рвать и мять цветы
На седых просторах мирозданья
В этом есть своё очарованье».
См. пародию на этого «рвача» (23.01.2019)
Гурзе. Во-первых, расшифруйте свою «парткличку». Во-вторых, так называемый Высший творческий совет не имеет устава и функций. Например, его члены официально оценивают чьи-либо шедевры на художественность и традиционность или на молодецкую раскрепощённость? Названные Вами Палиевский, Костров, конечно, высокого уровня (я и не спорю и поимённо никого не называл). Дело в другом. Нет административно такой структуры — Высший творческий совет. Есть секретари Союза писателей России — они и выполняют организационные функции и, вероятно, дают неформально где-то творческие советы.
Лично я и мои литературные друзья тоже даём и можем любому дать творческий совет. Спрашивайте.

32.     Гюрза:
06.02.2019 в 19:26
Юрию. Смените тон и не командуйте. Не собираюсь подчиняться Вашим глупым фантазиям. Я уже не раз объясняла здесь, почему у меня ник: боюсь доносов., и от Вас тоже. Высший творческий совет в составе литераторов, до которых Вам лично вряд ли предстоит подняться, сами разберутся, какие функции исполнять. Там люди — не Вам чета. И если Вам не нравится эта структура, можете ее упразднить, если это в Вашей власти. Но прежде внимательно познакомьтесь с организацией Союза писателей России и не обращайтесь ко мне со всякими глупыми рассуждениями.

33.     юрий кириенко:
06.02.2019 в 22:19
Гюрзе. С таким литературно-смысловым очаровательным НИКом Вам нечего бояться доносов. Правильный Ник — это Вас должны бояться. А что Вы интересно делаете в окололитературных кругах? Своим «творчеством» дискредитируете упоминаемых Вами писателей?
Вот интересно Вы заявили о составе литераторов в Высшем творческом совете: «Там люди — не Вам чета». Вообще-то двусмысленно звучит!

МОДЕРАТОР: Предлагаю на этом остановиться и прекратить личную перепалку. Давайте писать по теме материалов.

34.     юрий кириенко:
07.02.2019 в 11:32
Гюрзе Какая вы неугомонная! Модератор сообщил: Давайте по теме статьи.
Кому именно, я «в подмётки не гожусь»?
И по теме статьи. Каких «поэтов» не надувает сайт «Стихи Ру»? Вы числитесь литератором, вероятно. Ваше мнение.

35.     юрий кириенко:
07.02.2019 в 21:28
Гюрзе. Не занимайтесь провокациями. Вы — первая заявили по членам Творческого совета: «Там люди — не Вам чета». Ну и получили отповедь. Тем более Ваша заява — двусмысленна, плохо владеете русским языком. Юрия Бондарева как писателя, конечно знаю. О Сэде Вермишевой слышу впервые. А Вы знаете такую русскую поэтессу как Вероника Тушнова — автора текста песни «Не отрекаются любя…»?
Вам бы с нюансами русского языка надо разобраться: пишут подмЁтки, а не подметки. Буква «Ё» уже годами узаконена для грамотного восприятия Слова.
У меня лично других забот хватает, чтобы изучать, где и какие Советы имеются.

36.     юрий кириенко:
08.02.2019 в 13:45
Гюрзе. Действительно, какая же это Вам отповедь, если неизвестно, кто и кому «Там люди — не Вам чета»? Ваши «подмЕтки» — оставляйте без комментариев, применяйте их и дальше. Ваши шедевры по букве «Ё», примеры: «не нравится эта структура, можете еЕ упразднить» «для приЕма в союзы служат секретариаты», «…она представлена в полном объЕме», «…ещЕ не означает право…» . Мне очень дорого Ваше признание «Если я плохо владею русским языком…» .
Светлана Светлая (см. выше) не раз давала Вам, если не «отповеди», то наставления, как оценивать тексты и песни. Учиться в любые и в Ваши годы не поздно.
По теме поэзии. Читайте «Методику оценки и критерии народности поэзии».

37.     юрий кириенко:
08.02.2019 в 16:17
Гюрзе. Самое удивительно, что я тоже называю себя (а некоторые и меня) литературоведом (звание «классик» не присваивается официально), а уж поэтом тем более числюсь. А по уму, Вы знаете, никто не сравнивался ни с кем. Всё относительно: «по положению», по значению в литературе». Вообще поэтов Никто не готовит и не может подготовить!. Это самообразование и душевное состояние, которое зависит от многих факторов.
Не надо ссылаться на старую клавиатуру по неграмотности. И демонстрировать Это на сайте «ЛР». Буквы. «Ё»»некоторые грамотеи боятся, т.к. не знают иногда , где правильно ставить «е» или «ё».
Действуйте по моим рекомендациям. Шутка.

38.     Гюрза:
08.02.2019 в 17:10
Боюсь, что не знаю литературоведа с такой фамилией. Видимо, Вы не входите в число достойных авторов. Сами можете называть себя как угодно, даже и поэтом. Считаю, что нет такого поэта и не было. Можно присвоить себе любое название, даже и поэта, и литературоведа, но я бы повременила это делать до той поры, когда другие Вас так назовут. И не просто другие, а уважаемые. Как Вы сами написали, «по значению в литературе», которого пока у Вас не вижу. По Вашим рекомендациям действовать не буду: не паясничайте.
Ответить
39.     юрий кириенко:
08.02.2019 в 22:51
…Давайте по теме «Как сайт «Стихи.Ру» НАДУВАЕТ ПОЭТОВ?». Уровень поэтов, которых выдвигали «Эксперты» как кандидатов на звание «Поэт года» я знаю. По некоторым из них я написал и опубликовал пародии. Одна из пародий здесь на сайте статьи «ЛР» от 23.01.2019. Читайте и наслаждайтесь! Дать Вам адресок, где ещё тридцать моих пародий? Критикните мои тексты. Мне любопытно. Хотя я уверен, что Вы Все справки навели. Верно?

40.     Валентин:
11.02.2019 в 12:36
Я относительно давно (с 2009 года) публикую свои тексты стихов на литературных сайтах:»Стихи.ру»,»Изба-Читальня.ру» и «Литсалон.ру»…Нет особых проблем в творчестве,но я недавно обнаружил так называемые «зеркальные» псевдо сайты на страницах которых просто гнобят,провоцируют или просто дискредитируют поэтов ! А мне говорят в ответ:»Се ля ви!» и » Человек-человеку волк!» Остерегайтесь этих «доброжелателей» от поэзии…Они за Вами охотятся!!!

41.     юрий кириенко:
11.02.2019 в 14:53
Валентину. А кого Вы называете поэтами? Назовите критерии, по которым измеряете творческий уровень публикуемого и особенно годами, в том числе на стихи.ру.
Разве это не зомбирование на какую-то исключительность стихотворца? При его лексической несостоятельности и мировоззрении эгоцентриста..

42.     Guest:
11.02.2019 в 21:59
Лично я поэтами называю Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Некрасова, Баратынского, Анненского, Бунина и многих других, в том числе и современных. Мои критерии — классический стих, точная рифма, сходное мировоззрение, новые для меня мысли. Люблю, чтобы стихотворение давало мне пищу для ума, люблю думать над стихами. Стихотворение должно мне нравиться. Не настаиваю на том, что у меня абсолютный вкус. Возможно, кто-то раскритикует мои пристрастия. Спорить и обижаться не буду. Я это я, а другой это другой, и пусть ему нравится другое.
Ответить
43.     Алексей Курганов:
12.02.2019 в 15:00
Гуесту. Вот вы и произнесли ключевую мысль:» Стихотворение должно мне нравится». То есть, подтвердили всем известную истину: всё в поэзии УСЛОВНО. «Одному нравится арбуз, другому — свиной хрящик». И тот, и другой ПРАВЫ. Что я всегда и утверждал и утверждаю. Нету пророков в поэзии. НЕТУ! И быть не может.

44.     Виктор Амурский:
19.02.2019 в 16:14
Слава Богу или провидению, что такой сайт существует!
Спасибо всем его работникам, которые тоже, кстати, хотят кушать!
А те, кто возомнил себя неизвестным ГЕНИЕМ, те пусть публикуются в Неизвестном гении.
За всё надо платить,
как и за то, что имеешь возможность пользоваться услугами сайта.
А то. что первые премии, а может быть и все премии, получают недостойные этого люди, так общеизвестно, что коррупция в литературе и искусстве махровая.
Но если вводить какой-либо внешний контроль, то этот контроль убьёт литературу.

45.     юрий кириенко:
20.02.2019 в 01:44
Виктору Амурскому. 1. Так Вы похоже прибыли из стана экспертов судя по Вашему опусу (цитирую): «А те, кто возомнил себя неизвестным ГЕНИЕМ, те пусть публикуются в Неизвестном гении.
За всё надо платить, как и за то, что имеешь возможность пользоваться услугами сайта». Да-а-а. Похоже Вы на ставке эксперта.
2. Вы где-то там определяете для читателей Кумиров и Кумирок. Ну, а похохотать-то над «Лауреатами» — Вашими Поэтами Года можно? Например пародиями?

46.     Алексей Курганов:
20.02.2019 в 20:36
Виктору Амурскому. НЕ понял вашей фразы:» Но если вводить какой-либо внешний контроль, то этот контроль убьёт литературу.». Что такое «внешний контроль»? А как же советский Главлит? Почему же он не убил великую СОВЕТСКУЮ литературу?

47.     Ричард:
27.02.2019 в 07:11
Ув. автор этой статьи-бреда.
Не суйте нос в то, в чём вы не разбираетесь. Очевидно мир интернет-маркетинга — для вас чужд. Воздержитесь от критики «стандартных методов работы», а лучше обратите внимание на себя.
Юра должен был сам позаботиться о соей известности. Вы ему не мама. Всё это похоже на попытки выехать за счёт известной персоны. Браво. Вы делаете ровно тоже самое, что и все. Ни чем не лучше и не хуже.
Крайне надеюсь, что ваша статья будет удалена с этого сайта!
С Уважением, Ричард Айнсберг!

48.     юрий кириенко:
27.02.2019 в 22:47
Появился в конце дискуссии Ричард со своим резюме неясной цели.
Удалять эту статью с сайта, тем более с Такими принципиальными (140 мнений) комментариями нельзя. Этот материал пусть читают стихотворцы и поэты. И делают выводы.

49.     юрий кириенко:
05.03.2019 в 17:39
Алексею Курганову и не только. Одна из сборника пародий. Вычитал тему:
«В кругу из одиночества нетленном
Среди стихий шекспировскаго риска
Мы, может быть, одни во всей Вселенной
Имеем ещё право на описку.»
Автор С. В. Из стиха «Так быть или не быть»

Пародия » Право на описку»

Гоню рискованно за строчкой строчку,
Шекспир бы оценил такую прыть!
Блуждая по Вселенной в одиночку,
Надеюсь «право на описку» заслужить!

50.     Егор Вольман:
13.03.2019 в 22:00
Какой же ср-ч тут развели, другого слова и подобрать невозможно. О чем вы спорите? Одно стадо баранов, решив высказать свое мнение (которое никому не нужно), бросились на амбразуру с криками «СТИХИ.РУ — СПЛОШНОЙ ОБМАН!». Другое стадо, не подумав об игноре, решили таким же образом ответить, что «СТИХИ.РУ — СВЯЩЕННЫЙ ХРАМ!». А теперь перейдем к делу. Прекратите друг друга переубеждать. Те, кто грязными и отвратительными словами оскорбляют пользователей Стихиры и пытаются очернить этот сайт в глазах новичков — так и будут это делать, хоть бейтесь головой об стену. Так зачем продолжать это бессмысленное действие? Что вы хотите друг другу доказать? Что ваша точка — это единственно верный ориентир? Что бывает только два мнения — ваше и неправильное? Как же мерзко наблюдать за тем, как вроде бы умные люди (уверен, что у каждого есть свой талант) опускаются до уровня примитивных существ в попытке что-либо доказать. Мое мнение — сайт Стихи.ру дает возможность опубликовать свои стихи. Это бесплатно. А вот участие в различных национальных премиях — дело каждого. Никто никого не заставляет. Да, я 4 раза участвовал в этих премиях, получал альманахи и дипломы. И мне это нравится. В основном, «противниками» всех этих сайтов являются те, кто написал одно единственное стихотворение по типу «Летит ракета — жру котлету» и считают его божественным, а Жюри (ах, паразиты) не посчитали нужным номинировать этого господина. Вот и понеслось — «Это обман! Уже заранее все известно!». Вместо того, что бегать с голой З и пытаться что-то доказать — можно просто совершенствовать свои навыки стихосложения и успех не заставит себя ждать. У меня всё. Прошу тех, у кого от моего комментария задымилось одно место — воздержаться от последующих изречений. У меня всё. Спасибо, что прочитали.

51.     Алексей Курганов:
14.03.2019 в 05:59
Егору Вольману. НЕ бурные, но аплодисменты. А что касаемо баранов… Бараны может, и есть бараны. Но зато какой вкусный из них получается ШАШЛЫК! И почему от вашего комментария у кого-0то что-то может задымиться? Не Белинский, чай… А вот с очерёдностью поздравляю. СТО ПЯТИДЕСЯТЫЙ комментарий — абсолютный рекорд для опубликованной в «ЛитРоссии» статьи! И автору статьи — мой решпект! Как тему угадал! В точку!

52.     юрий кириенко:
14.03.2019 в 10:52
«Пастуху» Егору Вольману, который «пасёт» оба стада «баранов» — комментаторов статьи в «ЛР».
1. От кого Вы получали премии? От жюри, в котором «экспертом » некая «поэтесса?» Д.Стрельцова (провалившаяся письмом к известному ушедшему поэту Ю.П.Кузнецову).
2. Я лично, не против стихи.ру. Но публиковать явный эгоизм, графоманию и аритмичность — во Имя Количества пользователей — это значит дискредитировать Нормы и традиции русского языка и поэзии.
3. Кстати, Вы по своей «задымлённой» лексике 4 раза премировались на стихи.ру?

53.     Марк:
14.03.2019 в 11:26
Егор Вольман, конечно, великий, критик и четыре раза в премиях участвовал (был номинантом трёх премий и даже получал альманахи и дипломы). Прочитал его стихи на стихи.ру и подумалось, что если он был номинант на премии, то , может быть, лауреаты этих же премий были поэты помастеровитее, и каковы же были те, кто не стали номинантами и не получили альманахи? (Его фотография на стихи.ру коррелирует с его обсценной лексикой…)

                   Продолжение следует в следующем выпуске сайта «Звезда полей» 
                       (март 2020 г.)
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Целый ковш дёгтя в бочку мёда поэзии Николая Рубцова

   Когда берёшься писать о русском национальном поэте Николае Михайловиче Рубцове, то надо отвечать за каждый абзац, цитату, отдельные предложения , словом за творческий и бытовой облик героя литературной статьи.
    Читаю в интернете. В журнале «Клаузура» 17.07 2020 года и интернете опубликована статья «Мне не найти зелёные цветы» Сергея Круля, члена СПР (Союза российских писателей) из Уфы.
   Статья, мягко говоря, тенденциозная. Не сказано ни слова о профессиональном образовании бывшего детдомовца и моряка Северного флота Николая Михайловича Рубцова, выпускника Литературного института им. А.М. Горького (1969 г.), ни о приёме Поэта в Союз писателей СССР в 1968 году за год до окончания института, ни о его дочери Елене, ни о Генриетте Меньшиковой, гражданской жене Н. Рубцова.
     Прослеживается незнание материала автором статьи и даже главнее нежелание читать книги и обширные статьи  вологодских друзей Поэта (Вик. Коротаева, Вас. Белова, А. Романова, Ольгу Фокину, Нинель Старичкову) - исследователей, которые дали объективную биографию. Напомню ещё Книги Ю.Кириенко-Малюгина «Тайна гибели Николая Рубцова» (Три  издания -2001, 2004 и 2009 гг.), монографии «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны...», Росписатель, 2002, 320 стр.) и «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая...» ( Изд. НКО «Рубцовский творческий союз», 290 стр, 2011).
    Пройдём по ложкам дёгтя, составившим целый  ковш дёгтя С.Круля в бочку мёда поэзии Н. М. Рубцова, с цитированием фрагментов.
1.1. От С. Круля, цитирую: «Если говорить о месте Рубцова в мировой поэзии, то оно, это место, на сегодняшний день, пожалуй, не будет столь значимым и весомым, как скажем, место Пастернака или Бродского, поэтов общепризнанных, с мировой известностью и увенчанных лаврами Нобелевской премии».
1.2. От  Кириенко-Малюгина (Ю.К.-М.). Спрашивается: А причём здесь «место Пастернака или Бродского»? Сам С.Круль сообщает общеизвестную Истину и косвенно опровергает свой посыл, цитирую: «За последние десять лет по России распродано свыше миллиона книг со стихами Николая Рубцова, интерес к его творчеству неуклонно растет, повсюду на прилавках, на книжных развалах можно встретить книги со стихами Рубцова. Их поют, их знают, их изучают в школе и в университетах».                                                                                   
2.1. Далее от С.Круля: «... в чем секрет писательского успеха невзрачного на вид вологодского паренька?»
2.2. От Ю.К.-М.:  Что значит «невзрачного...»? Уровень  Поэта определяют не метрическому росту или даже внешнему виду. Рубцов — официально профессионал, имеет высшее гуманитарное образование, член Союза писателей СССР, что в те времена было официальным Статусом.                                        3.1. От С. Круля, цитирую: «...через бесконечные пьянки и дебоши до полученной в самом конце жизни однокомнатной квартиры...»,  «...нелепая кончина поэта во многом была предопределена его беспокойным поведением..».
3.2. От Ю.К.-М. Очередная ложка дёгтя. Так называемые дебоши  были вызваны провокациями против Поэта, когда графоманы  не признавали критику, не хотели учиться и делать выводы из своей бездарности и безталанливости. И во всех других обстоятельствах - причина одна: Рубцов не терпел Несправедливость и Хамство  ни от кого. Этому его учили и научили  в детдоме и на морской службе на Северном флоте (1955 - 1959).
4.1.  От С. Круля, цитирую: «Рубцовым написано немного, около четырехсот стихотворений (если быть точным — 423, по данным поэтического сборника “Николай Рубцов. Избранное. Москва, ‘Художественная литература’, 1982 год”), но из них пятую часть определенно можно отнести к поэтическим шедеврам.
4.2. От Ю.К.-М. Умалчивает С.Круль об выпущеннном издательством «Терра»  в 2000 году   трёхтомнике  «Николай Рубцов», составленном инженером-конструктором, по факту литературоведом В.Д.Зинченко и в котором на тот период были представлены все стихи Рубцова. Интересно, а как С.Круль отмерил «пятую часть» поэзии Рубцова, как шедевры?
5.1.  От С. Круля, очередная ложка дёгтя, цитирую: «Личность Рубцова противоречива и отнюдь не так привлекательна, как его поэзия... Складывалось невольно ощущение, что все вологодское окружение поэта (или почти все) не понимало поэта, не признавало его стихов, сторонилось его разухабистого и нарочито-скандального поведения. А какое может быть другое поведение у бездомного детдомовца, сдружившегося с пьянкой и разгулами...»?
5.2. От Ю.К.-М. Ещё ложка дёгтя. Полное непонимание мотивов поведения Поэта. И терминолонгия у Круля:  «...разухабистого и нарочито-скандального поведения...». В Вологде у Рубцова были друзья-писатели В.И. Белов, Вик. Коротаев, А.Романов, О. Фокина, Н.Груздева.
6.1. От С. Круля, цитирую: «Но вот в чём дело: написав стихотворение, закончив над ним работу, нельзя не обернуться назад, посмотреть на только что сделанное и поразиться собственной убогости – как ничтожно все, что тобой написано».
6.2. От Ю.К.-М. Это о ком пишет автор? О своих стихах? Или своих знакомых? Или о признанных «гениях», о которых уже.
7.1. От С.Круля, цитирую: «Когда в свет вышла книга Людмилы Дербиной, последней женщины поэта, так и не ставшей его законной женой, но проведшей с ним трагические январские дни и по воле рока оборвавшей их, приоткрылась завеса над жизнью поэта и человека, о котором уже вовсю ходили легенды. К тому времени образ Рубцова чуть не канонизировали, в вологодских газетах и сборниках печатались все стихи поэта без разбора, и ранние, нехарактерные, и просто слабые, которые сам поэт ни за что бы не напечатал.. Поэтому книга пришлась как нельзя более кстати, отличаясь от критиков (неожиданно возлюбивших все, что написал поэт) открытостью, честностью и зрячей любовью к поэту».
7.2.  От Ю.К.-М. Вот это уже сразу целый ковш дёгтя на поэзию и Личность Рубцова, признанного советской властью Поэта, члена Союза писателей СССР.  Как будто С.Круль, претендующий, видимо, на литературоведа, не знает книги-разоблачения  Ю.Кириенко-Малюгина «Тайна гибели Николая Рубцова» (Три  издания - 2001, 2004 и 2009 гг.), монографии Ю.К.-М. «Николай Рубцов: «И пусть стихов серебряные струны...», Росписатель, 2002, 320 стр.) и «Николай Рубцов: «Звезда полей горит, не угасая...» ( Изд. НКО «Рубцовский творческий союз», 290 стр, 2011), статьи Ст. Ю.Куняева «Образ прекрасного мира», книгу В.Кожинова «Николай Рубцов» (1976). 
   Прослеживается незнание материала автором статьи и даже, точнее, нежелание С.Круля ссылаться на две книги «Вспоминания о Николае Рубцове» (1982 и 1993 г.г.), изданных Виктором Коротаевым и где представлены обширные статьи  вологодских писателей Вик. Коротаева, Вас. Белова, А. Романова, Ольги Фокиной. «Забыл» С.Круль книгу Нинель Старичковой «Наедине с Рубцовым» (2000). В этих изданиях даны объективные сведения о Рубцове.                                            
     Прослеживается от С.Круля реклама Л.Дербиной (на суде Л.Грановской — по фамилии мужа)
8.1. От С.Круля, цитирую: «Да, характер у Рубцова был несладким (об этом знали и в свое время писали Вадим Кожинов и Станислав Куняев), задиристым и вздорным, но ведь он мог быть и ласковым, мягким и вдохновенным. И в эти минуты он приближался к своей поэзии, без которой не мог жить, без которой тосковал и которая составляла сердцевину его неустроенной и взбалмошной жизни».
8.2. От Ю.К.-М.  От автора: «задиристым и вздорным...».  Опять С.Круль подбрасывает очередную ложку дёгтя, теперь на характер Рубцова, причём со ссылками на В.Кожинова и Ст. Куняева. Молчит автор о том, как в начале поэтического пути бездомному тогда после детдома, морской службы  студенту литинститута Рубцову помогали публиковаться в московских литжурналах Ф.Ф.Кузнецов, Ст.Ю.Куняев,   В.Кожинов, Н. Стариков, на Вологодчине С.Багров, Лукошников, на Алтае Г.Володин и Л. Мерзликин и др. (всех не перечислить). Молчит автор о том, как руководство Вологодского обкома КПСС последовательно предоставило, а затем  с 1967 года улучшало жилищные  условия Рубцова вплоть до получения однокомнатной квартиры.
   От Ю.К.-М. Зачем С.Круль пиарит Л.Грановскую (лит. псевдоним Л.Дербина — по девичьей фамилии)?
   Статья С.Круля — очередная заставочная антирубцовская статья к 85-летию со дня рождения русского национального поэта — Николая Михайловича Рубцова.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Чьи рисунки в записной книжке Николая Рубцова?

В моём архиве с 2004 года хранятся записные книжки Н. Рубцова, копии которых мне предоставили в Вологодском Рубцовском центре. 
      В файле ВГМ3 3718357  записной книжки имеется 11 копий страниц. В нумерациях от 00010001 до 00010004 и  в 00010008 
имеются разрозненные короткие записи – заготовки стихов и др. В нумерациях от 00010005 до 00010007 – автографы двух стихотворений «Караваны» – о голодной жизни студента Кировского горно-химического техникума Николая Рубцова и о видениях в пустыне Кара-Кум. Это жаркое лето 1954 года, когда Николай поехал  подзаработать  при  реализации  проекта  орошения земель. 
Рис. 1. Автограф Н. Рубцова «В минуты музыки» (вариант)
     В этой записной книжке (блокноте) под № 00010009 имеется автограф варианта стихотворения «В минуты музыки», записанное шариковой ручкой и рядом на другой предыдущей странице стоит  надпись: Рубцов. Автограф. 1966 г.
      В феврале-апреле 1966 года Николай  живёт в селе Никольском, «разрывается» между семьёй, учёбой без стипендии на заочном отделении Литинститута им. А. М. Горького, необходимостью скудных тогда  заработков  за публикации стихов в газетах и иногда в журналах. Он не имел права постоянно жить в общежитии Литинститута, не имел постоянной «крыши» над головой, не имел прописки в Никольском.
     В представленном варианте стихотворения «В минуты музыки» есть строки «Давно душа летать устала / За пищей в прошлые года». Это уже на грани житейской исповеди. Поэт просто не имел тогда средств ездить к семье, к дочери в Никольское Тотемского района. 
     На следующих копиях страниц блокнота  Н. Рубцова представлены два рисунка, сделанные явно детской рукой. Я давно  предполагал, что автором  рисунков является трёхлетняя Елена Рубцова, дочь Поэта,  и сейчас я хочу обосновать эту версию.
Рис. 2. Сельский домик с ломаной кривой с крыши (00010010). 
 
     Этот рисунок был выполнен  Леной Рубцовой скорее всего зимой, потому что нарисован синим («холодным» цветом) карандашом. Далее. В тексте песни «Журавли» вспоминаю строчку «позовут журавлиные  крики  над   моим  чердаком»,  где,  уединяясь, Рубцов сочинял стихи. На «чердак» домика ведёт ступенчатая линия, которая ассоциируется с лестницей, по которой иногда  Лена поднималась к отцу и  которую она любила рисовать.  
     Рисунок выполнен на сдвоенном центральном листе блокнота (верхняя страница для экономии места информации «обрезана» автором  в программе «Работа с рисунками»).  Скрепки (их проколы видны на рис.2), вероятно, были удалены при снятии копий (фотоработы).    
      Перед отъездом в Москву на сдачу весенней сессии Рубцов нашёл «старый» блокнот (1954 года) и вписал автограф  варианта стихотворения «В минуты музыки».
      Николай хочет, чтобы с ним в отъездах был «след» присутствия  дочери в виде рисунка.  Считаю, что непосредственно перед отъездом в Москву (середина апреля 1966 г., перед майскими праздниками)   Рубцов попросил  Лену нарисовать ему ещё картинку в блокнот. Поэт любил свою дочь. Тому много свидетельств. И поэтических:   
 
Привезу я дочке Лене 
Из лесных даров
Медвежонка на колени
Кроме воза дров. 
     «По дрова», 1969 г. Прижизненный сборник «Душа хранит»
 
Рис. 3. Домик с танком, самолётом и воздушным шарами (00010011)
   
     Этот  рисунок выполнен на отвороте внутренней обложки (место перегиба,  контуры выступающих страниц блокнота виднеются). На рисунках представлен  тот же домик с двумя идентичными окошками. Такой более сложный рисунок выполнен по «подсказке», как это делают часто отец или мать при рисовании-воспитании ребёнка.
     На рис. 3 – это начало весны, хотя дымок идёт из трубы печи, на земле – танк, а на небе – самолёт, оба – с пятиконечными звёздами. Воздушные шарики (одни прозрачные, другие затемнённые) летят и зовут на праздник. На мой взгляд, такие «детали», как звёзды и штриховка шариков также сделаны трёхлетним ребёнком по «подсказке». Рисунок выполнен  красным и жёлтым карандашами. Всего двумя карандашами. Создаётся радостное настроение. 
    Блокнот с вариантом  «В минуты музыки»  и рисунками  дочери  в начале мая  1966  года  Поэт  взял  в  длительную   поездку  на  Алтай, получив в журнале «Октябрь» командировку (версия автора).
   Николай Рубцов не включает строки  бытового приземлённого характера «Давно душа летать устала / За пищей в прошлые года». И получается лирический шедевр, который исполняется как лирическая песня в настоящее время.
    Привожу первые две строфы песни Рубцова.
 
В минуты музыки печальной
Я представляю жёлтый плёс,
И голос женщины прощальный,
И шум порывистых берёз,
 
И первый снег под небом серым
Среди погаснувших полей,
И путь без солнца, путь без веры
Гонимых снегом журавлей…
 
.   Откорректированный текст «В минуты музыки» опубликован в конце мая 1966 г.  на Алтае. Эта песня – одна из исповедей Николая Рубцова по обстоятельствам жизни.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. Школьная песня (текст и музыка автора)

На память о школе.
 
Здесь расскажет вам ботаник:
Кто был сокол, а кто гриф.
Математик не обманет,
Что за зверь есть: логарифм.
 
Припев:
Здравствуй, школа! Здравствуй, школа!
Здравствуй, школа, и прощай!
Класс наш дружный и весёлый,
Иногда нас вспоминай!
 
Параллель вели по карте,
Миновали много стран,
И нашли на старой парте
Школьный наш меридиан.
 
Припев.
 
Были мы смешные дети:
Плакали учителя.
Мы уходим на рассвете,
Это кружится земля.
 
Припев.  
 
                Апрель 1993 г. 
Песня – свидетельство  №11681  Российского авторского общества.
 

Юрий Кириенко. Поиск Истины в современном обществе, окт. 2015 г.

    Любовь или секс? Дети или аборты? Семья или «любовный треугольник»? Загул «денежных мешков» или спасение молодого поколения от нищеты? Легализация проституции или ликвидация секспритонов? Легализация геев и лесбиянок или их изоляция от нормального общества? Содом и Гоморра в России или культ семьи и детей? Круглогодичные конкурсы раздеваемых фотомоделей или интеллектуально-технические конкурсы молодёжи? Поворот на тотальную техническую модернизацию или финансирование «технарей» и науки по остаточному принципу? Госмонополия на вино-водочные изделия и табак или повышение цен? Древнейшая ведическая славянская История и культура или замалчивание исторических фактов и Истины? Народная культура или инородная? Народные танцы или животные телодвижения? «Барыня», «цыганочка», «русский перепляс», кадриль, хороводы, фигурный вальс или рок-эн-рол, твист, буги-вуги? Душа или животные инстинкты? Юмор над собой любимым или юмор «ниже пояса»? Фильмы с демонстрацией методов насилия и преступлений или светлые советские фильмы? Зомбирование на конфликты или оказание взаимопомощи братьям и сестрам?   Пропаганда Веры, Надежды и Любви или вампиризма и эгоизма? Разгул «либерализма» или личная ответственность перед детьми и обществом за Слово и Дело? Государственный патриотизм или эгоцентризм и космополитический либерализм? Музыка Свиридова или инородная попса и какофония? Картины Шишкина, Саврасова, Левитана или мазня и ребусы «современных» продвинутых неприкасаемых? Николай Рубцов и Сергей Есенин или меркантильное стихотворчество? Семь «Я» (муж, жена, пятеро детей) в России или русофобия и ползучий геноцид русского народа по доктрине Даллеса от  1945 года? Запрет абортов в частных и государственных клиниках или вырождение славян в России?  Сергий Радонежский или «генерал Власов»?  Иисус Христос или Иуда? «Мы слышим звуки одобренья не в сладком ропоте толпы…»? Мы и сегодня наблюдаем  противостояние западников и славянофилов, скрытых русофобов и патриотов России. 
     Президент России В.В.Путин заявил 10 декабря 2012г.: «Каждый гражданин имеет право высказывать и отстаивать своё мнение». Литература и культура не могут быть оторваны от духовно-нравственного состояния семьи и молодёжи. Благими целями инородной культуры вымощена дорога в ад. Индивидуализм, перешедший в эгоизм, и затем в эгоцентризм - это  высшая стадия деградации личности… 
     В СССР было определено «Культура - национальная по форме и социалистическая по содержанию». Для нашей страны я бы предложил формулу: «Культура в Российской Федерации – национальная по форме, государственно-патриотическая – по содержанию». 
    Национальная идея в России: Это дети, как наследники великой исторически Державы! Отсюда в условиях демографического кризиса следует: Запрет абортов как путь Возрождения коренных народов России.   
   Кредо народного поэта Николая Рубцова: «В жизни и поэзии не переношу спокойно любую фальшь, если её почувствую» (сборник «Волны и скалы», июль 1962 г.)
 

Юрий Кириенко. Современная молодёжь и народная культура

Недавно Президент РФ В.В.Путин заявил: 
     «Это не Россия находится между Востоком и Западом, это Запад и Восток находятся справа и слева от России»
    По заявленной проблеме  имеется несколько тем. 
    Тема № 1. Поиск Истины в современном обществе России. 
    Любовь или секс? Дети или аборты? Семья или «любовный треугольник»? Загул «денежных мешков» или спасение молодого поколения от нищеты? Легализация проституции или ликвидация секспритонов? Легализация геев и лесбиянок или их изоляция от нормального общества? Содом и Гоморра в России или культ семьи и детей? Круглогодичные конкурсы раздеваемых фотомоделей или интеллектуально-технические конкурсы молодёжи? Поворот на тотальную техническую модернизацию или финансирование «технарей» и науки по остаточному принципу? Госмонополия на вино-водочные изделия и табак или повышение цен? Древнейшая ведическая славянская История и культура или замалчивание исторических фактов и Истины? Народная культура или инородная? Народные танцы или животные телодвижения? «Барыня», «цыганочка», «русский перепляс», кадриль, хороводы, фигурный вальс или рок-эн-рол, твист, буги-вуги? Душа или животные инстинкты? Юмор над собой любимым или юмор «ниже пояса»? Фильмы с демонстрацией методов насилия и преступлений или светлые советские фильмы? Зомбирование на конфликты или оказание взаимопомощи братьям и сестрам?   Пропаганда Веры, Надежды и Любви или вампиризма и эгоизма? Разгул «либерализма» или личная ответственность перед детьми и обществом за Слово и Дело? Государственный патриотизм или эгоцентризм и космополитический либерализм? Музыка Свиридова или инородная попса и какофония? Картины Шишкина, Саврасова, Левитана или мазня и ребусы «современных» продвинутых неприкасаемых? Николай Рубцов и Сергей Есенин или меркантильное стихотворчество? Семь «Я» (муж, жена, пятеро детей) в России или русофобия и ползучий геноцид русского народа по доктрине Даллеса от  1945 года? Запрет абортов в частных и государственных клиниках или вырождение славян в России?  Сергий Радонежский или «генерал Власов»?  Иисус Христос или Иуда? «Мы слышим звуки одобренья не в сладком ропоте толпы…»? Мы и сегодня наблюдаем  противостояние западников и славянофилов, скрытых русофобов и патриотов России. 
     Президент России В.В.Путин заявил 10 декабря 2012г.: «Каждый гражданин имеет право высказывать и отстаивать своё мнение». Литература и культура не могут быть оторваны от духовно-нравственного состояния семьи и молодёжи. Благими целями инородной культуры вымощена дорога в ад. Индивидуализм, перешедший в эгоизм, и затем в эгоцентризм - это  высшая стадия деградации личности… 
     В СССР было определено «Культура - национальная по форме и социалистическая по содержанию». Для нашей страны я бы предложил формулу: «Культура в Российской Федерации – национальная по форме, государственно-патриотическая – по содержанию». 
    Национальная идея в России: Это дети, как наследники великой исторически Державы! Отсюда в условиях демографического кризиса следует: Запрет абортов как путь Возрождения коренных народов России.      
 
   Тема 3. Попытка реализации легализации проституции в России.
   Значительная часть женщин, втянутая в проституцию (и,  как следствие, в  аборты) не станут  матерями  и  не   родят наследников для нашей Родины – России. 
     3.1. 27 ноября 2012г. на ТВ состоялся диспут-поединок между писательницей Марией Арбатовой и депутатом из С.Петербурга В.Миловановым по предложенной М.Арбатовой теме легализации проституции в России. Подобные темы-диспуты представляют собой пробные шары, забрасываемые некими антиправославными группами (от кого-то из ТВ  или от самозваных социологов и «экспертов»?) с целью последующего проталкивания соответствующего закона в Госдуме.    
   Неоднократно либералы проигрывали патриотам в дискуссиях и диспутах, потому что русские телезрители быстро разбирались в подоплёке заявленной темы и голосовали соответственно. И в этот раз подавляющий перевес в 3,5 раза со стороны телезрителей получил депутат-представитель патриотического направления В.Милованов. 
    P.S. 27 ноября 2014 г. вечером на канале ТВЦ была показана страшная информация о вовлечении сексуальными бандитами (сутенёрами) русских, украинок, молдаванок в нелегальную проституцию в Москве и Московской области. Наивные девочки из провинциальных городов России летят в Москву по разным причинам: поиск «принцев» для замужества, бегство от нищенского существования из-за отсутствия работы или мизерной оплаты, для обеспечения родителей и своих малолетних детей. Эти девушки и женщины в результате выпадают из сферы рождения детей – наследников великой Державы – России. Как сообщили на ТВЦ, ежегодно порядка 40 тысяч женщин пропадает в стране и очевидно из-за сексуальной агрессии. Проблема должна быть немедленно решена, в том числе путём обеспечения молодёжи нормальным прожиточным минимумом, проведения статистического учёта и замены секс-танцевальных заведений на вечера традиционной танцевальной культуры. Надо срочно развернуть пропаганду на поворот молодёжи из сферы услуг и торговли на техническое образование и участие в конструкторской и производственной деятельности.         
     Полный текст доклада Юрия Кириенко «Современная молодёжь и народная культура» смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Рецензии, заметки, переписка».
 
 

Юрий Кириенко. Факты против домыслов о личности Сталина

В статье «Зачем ставят памятники Сталину?» (газета «Завтра», №39, 2015 г.) Татьяна Воеводина предлагает тенденциозные посылы о личности И.В.Сталина, фактически обвиняет его в организации репрессий, молчит о причинах и следствиях доносительства в те тридцатые годы 20-го века. Опровергать по пунктам посылы Т.Воеводиной нет смысла. Необходим ассиметричный ответ с учётом исторической ситуации 30-х годов 20-го века,  по фактам относительно действий Сталина как руководителя страны, доклада А.Жданова на 18-ом съезде партии, исторических выступлений Сталина в мае 1945 года, о стратегической доктрине А.Даллеса в апреле 1945 года и не только.  
       Для этого надо вспомнить историю СССР в эти трагические и героические годы. По всей стране шло небывалое в истории строительство энергетических и промышленных объектов, шла подготовка к ожидаемой с Запада агрессии. Интенсивно создавалась авиационная техника, производились новые танки и другие вооружения, шло строительство металлургических заводов на Урале и на юге Украины, широкой сети железных дорог, мощных гидростанций и линий электропередач. Были созданы крупнейшие научно-исследовательские центры и подготовлены научные и инженерные кадры. В тот период Сталин сказал: «Кадры решают всё!» Имея в виду именно инженерно-технические кадры…
     Полностью  статью Юрия Кириенко-Малюгина «Факты против домыслов о личности Сталина»  смотрите в разделе сайта  «Публикации Кириенко-Малюгина», подраздел «Рецензии, заметки, переписка».