Потом придёшь в литературу,
Где ждут тебя без громких слов:
Есенин, Гоголь и Рубцов!
 
Юрий Кириенко-Малюгин (октябрь 2004 года).

Сайт 2006 года


ИНФОРМАЦИЯ ДОСТУПНА
 

Новое на сайте:

11.09.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Глава 11. Поиск Истины в мировоззрении Рубцова.
Глава 12. Моноспектакль «Звезда полей Николая Рубцова», 24 декабря 2004 года, 17 марта 2005 года, 20 декабря 2005 года (видеосъёмка из зала, чья?)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. МОЯ ВИКИПЕДИЯ.
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ ПУБЛИКУЕТ ДЕЗИНФОРМАЦИИ О РУБЦОВЕ?
Кириенко-Малюгин. Молчат Союзы писателей России, рубцовские музеи и центры, активисты и пропагандисты, сайт «Душа хранит»
Юрий Кириенко-Малюгин. За что и Кто в Москве не признаёт и игнорирует творчество Рубцова?
Юрий Кириенко-Малюгин. Женщина в России – кто?
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЗАЯВЛЕНИЕ СТОЯЛЫХ ЖЕРЕБЦОВ
Юрий Кириенко-Малюгин. Верните экспозицию о жизни и творчестве Н. М.Рубцова!

18.08.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов. Блок № 3
Лауреаты 6-го поэтического Интернет конкурса «Звезда полей» 2021 года
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЗАЧЕМ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ публикует дезинформации о Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Маслов Евгений Феоктистович (1940 - 01.07.2021)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Глава 9. Калейдоскоп событий. От каждого по способностям? Рынок отрегулирует? К натуральному хозяйству на даче. «Нам песня строить и жить помогает». От июля 1993 года к февралю 2000 года
Глава 10. Литературные архивы. Пьеса о Рубцове. На родину Поэта. Московский Рубцовский центр. Тайна гибели Николая Рубцова. Первая монография о Рубцове. От февраля 2000-го к декабрю 2002-го года
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ — ДЕТИ И ТРАДИЦИОННАЯ МНОГОДЕТНАЯ СЕМЬЯ
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЖЕНЩИНА В РОССИИ – КТО?
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЗАЯВЛЕНИЕ СТОЯЛЫХ ЖЕРЕБЦОВ
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. КАКОЙ ТЕАТР ГОТОВ ПОСТАВИТЬ ЛЮБУЮ ИЗ ТРЁХ ПЬЕС О Н. М. РУБЦОВЕ?
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ВЕРНИТЕ ЭКСПОЗИЦИЮ О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ Н. М. РУБЦОВА!
По страницам сайта "Литературная Россия"
ДОСТОЕВСКИЙ БОЛЬШЕ НЕ НУЖЕН
Если бы я была председателем Союза

15.07.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов. Блок № 3
Юрий Кириенко-Малюгин. Кто рвётся в литературные Гуру для русской молодёжи.
Лауреаты 6-го поэтического Интернет конкурса «Звезда полей» 2021 года
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН ИЛИ ВЯЧЕСЛАВ МАКЕЕВ. ЧЬЯ ИСТИНА О ЖИЗНИ НИКОЛАЯ РУБЦОВА?
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторская программа в Егорьевске.
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Юрий Кириенко. Коктебель восьмидесятых изнутри (рассказ)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕЯ РОССИИ — ДЕТИ И ТРАДИЦИОННАЯ МНОГОДЕТНАЯ СЕМЬЯ
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ЖЕНЩИНА В РОССИИ – КТО?
КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. КАКОЙ ТЕАТР ГОТОВ ПОСТАВИТЬ ЛЮБУЮ ИЗ ТРЁХ ПЬЕС О Н. М. РУБЦОВЕ?
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. ВЕРНИТЕ ЭКСПОЗИЦИЮ О ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВЕ Н. М. РУБЦОВА!
По страницам сайта "Литературная Россия"
Русофобия в гибридной агрессии против России
Смотрите, кто пришёл!
Возвращаясь к истокам
А нам судьбу России доверяли

14.06.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. МОЯ ВИКИПЕДИЯ.
Микаел АБАДЖЯНЦ, Елена ГАЛУСТОВА. Наша встреча ещё впереди
Кириенко-Малюгин. Молчат Союзы писателей России, рубцовские музеи и центры, активисты и пропагандисты, сайт «Душа хранит»
Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (ключевая глава из книги)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» Национальная идея России — Дети
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова»
Юрий Кириенко-Малюгин. Женщина в России – кто? 
Юрий Кириенко-Малюгин. Заявление стоялых жеребцов
Юрий Кириенко-Малюгин. Верните экспозицию о жизни и творчестве Н. М.Рубцова!
Турнир поэтов «Поединок» журнала "Москва". Битва поэзии или артистизма от жюри?
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 7
МЕСТА НАИВЫСШЕГО УПОКОЕНИЯ ПИСАТЕЛЯ
Ни славы нет, ни денег нет
Кто такой писатель? Что такое «писатель»?
МИНУВШЕЕ МЕНЯ ОБЪЕМЛЕТ ЖИВО
Юрий Кириенко-Малюгин. О перечне книг для школьных программ по литературе.

10.05.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. МОЯ ВИКИПЕДИЯ
Микаел АБАДЖЯНЦ, Елена ГАЛУСТОВА. Наша встреча ещё впереди
Кириенко-Малюгин. Молчат Союзы писателей России, рубцовские музеи и центры, сайт «Душа хранит»
Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (ключевая глава из книги)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» (повесть-предупреждение)
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Киносценарий «Волны и скалы Николая Рубцова»
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 6
Две стороны одной награды
В контексте своего времени
Насаждение примитивизма
Это же писатели, а не пьяные слесаря!
Юрий Кириенко-Малюгин. Верните экспозицию о жизни и творчестве Н. М.Рубцова!
Турнир поэтов «Поединок». Битва поэзии или артистизма?
Юрий Кириенко-Малюгин. О перечне книг для школьных программ по литературе

19.04.21
Поиск национальной идеи. Стихи русских поэтов
Сергей Порохин. К 800-летию Александра Невского (13.05.1221 — 14.11.1263)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Елена Рубцова. Дорога. Дорога. (путевой очерк)
ЮРИЙ КИРИЕНКО-МАЛЮГИН. МОЯ ВИКИПЕДИЯ
Кириенко-Малюгин или Вячеслав Макеев. Чья Истина о жизни Николая Рубцова?
Юрий Кириенко-Малюгин. Тайна гибели Николая Рубцова (ключевая глава из книги)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» (повесть-предупреждение).
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 5
ВОЗВРАЩАЯСЬ К ИСТОКАМ
Не того назначили!
Поэзия – призвание или профессия
Насаждение примитивизма
Юрий Кириенко-Малюгин. Верните экспозицию о жизни и творчестве Н. М.Рубцова!
Турнир поэтов «Поединок». Битва поэзии или артистизма? Зачем журнал «Москва» меняет условия конкурса? Текст от 17.04.2021г., 18.00.

03.04.21
Николай Михайлович Рубцов. Поиск национальной идеи
Сергей Порохин. К 800-летию Александра Невского (13.05.1221 — 14.11.1263)
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Кириенко-Малюгин или Вячеслав Макеев. Чья Истина о жизни Николая Рубцова?
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…», главы 8, 9, 10 и 11
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Алексей Евдонов. Эссе о Есенине
Блок № 5. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
Юрий Кириенко-Малюгин Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 5
Закрытая информация о деле дочери Сталина
Научить писать можно, но нельзя сделать человека масштабнее!
Юрий Кириенко-Малюгин. Для чего журнал «Москва» меняет условия конкурса «Поединок»? Текст от 02.04.2021г., 14.00

13.03.21
Николай Михайлович Рубцов. Поиск национальной идеи.
16-я Московская научно-практическая конференция «Рубцовские чтения»
Юрий Кириенко-Малюгин. Моя википедия
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Юрий Кириенко-Малюгин. Возвращение домой
Александр Избенников. Живая одухотворённая Природа в стихотворении Н.М. Рубцова
Дубинина Зинаида Ивановна. Путешествие к Рубцову в 2003 году.
Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)
Елена Митарчук. Общага Литинститута или московский дом Николая Рубцова
Светлана Омельченко. Сообщение - презентация «Мой Васнецов»
Венок Николаю Рубцову от поэтов Дальнего Востока
Блок № 4. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций о неудачах пропаганды творчества Рубцова
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 4.
О войне и море, книгах и митингах
Нужен ли в школе Толстой
Артистам – по миллиону. А писателям – кукиш
О гибели Александра Алёхина
Бремя рыжих
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…» , главы 5, 6 и 7
Юрий Кириенко-Малюгин. Для чего журнал «Москва» меняет условия конкурса «Поединок»?

30.01.21
Николай Михайлович Рубцов. Поиск национальной идеи.
Юрий Кириенко-Малюгин. Поиск Истины в современном обществе России.
Юрий Кириенко-Малюгин. Национальная идея России — Дети и традиционная многодетная семья
Николай Михайлович Рубцов. Стихи-песни. К 85-летию Поэта.
Юрий Кириенко-Малюгин. Авторские стихи-песни.
Рубцовская горница. г. Артём, Приморский край.
Дубинина Зинаида Ивановна. Путешествие к Рубцову в 2003 году.
Письма в адрес Ю. И. Кириенко из г. Артёма Приморского края от 12.01.2021 г.
Ю. Кириенко-Малюгин. Пишите белыми стихами (пародии, сатира, юмор).
Блок № 3. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Юрий Кириенко-Малюгин. Об экспозиции в читальном зале имени Н. М. Рубцова колледжа № 20
ЮРИЙ КИРИЕНКО. СОВРЕМЕННАЯ МОЛОДЁЖЬ И НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России». Блок № 3.
Мир без запаха и вкуса
Юрий Кириенко. Сергей Тиханов. И др. Полемика к статье «Как сайт «Стихи.Ру» НАДУВАЕТ ПОЭТОВ»
Юрий Кириенко-Малюгин. «Есть Божий суд…»
Юрий Кириенко-Малюгин. Игра вокруг «Я умру в крещенские морозы...» Рубцова и не только

29.12.20
Николай Михайлович Рубцов — русский национальный поэт
Юрий Кириенко-Малюгин. Стихи
Блок № 2. Стихи на 6-ой Интернет-конкурс «Звезда полей»
Юрий Кириенко-Малюгин. «НИКОЛАЙ РУБЦОВ: «За всё Добро расплатимся Добром!..
Кириенко-Малюгин. Какой театр готов поставить любую из трёх пьес о Н. М. Рубцове?
Екатерина Никанорова. О А. А. Поповой, матери Генриетты Михайловны Меньшиковой
Юрий Кириенко-Малюгин. Об экспозиции в читальном зале имени Н. М. Рубцова колледжа № 20
Юрий Кириенко-Малюгин. Бытовые философия и мировоззрение.
Юрий Кириенко-Малюгин. По следам публикаций в «Литературной России».
Как сайт «Стихи.Ру» НАДУВАЕТ ПОЭТОВ № 2015 / 39, 04.11.2015
Встреча с главой Совета старейшин, самым известным томским коммунистом, А . Ф. Чемерисом
Мир без запаха и вкуса
Лада V. Одинцова. Из подготовленной монографии Ю. Кириенко-Малюгина 2020-2021 гг.
 

Юрий Кириенко-Малюгин. «Я был рождён аристократом...» (повесть)

Продолжение, начало см. раздел «новости» от 13.03.2021

3.2. На целину. В Казахстане. 25 июня 1956 — 24 августа 1956

    Для того чтобы читатель понял, куда направляли студентов МТИПП летом 1956 года после окончания второго курса, приведу небольшую информацию (поиск «целинные земли»  — из   интернета).
      Сообщается, что  первый секретарь ЦК партии Н. С. Хрущев, который ранее в ЦК отвечал за состояние сельского хозяйства в СССР, в своей записке в Президиум ЦК в конце января 1954 года написал о кризисе в деревне. Он отмечал, что урожай зерна в 1953 году (после смерти Сталина, прим. Ю.К.-М.) был гораздо меньшим, чем в довоенном 1940-м. Решить продовольственную проблему он предлагал с помощью освоения целинных земель в количестве 13 млн гектаров, в первую очередь в Казахстане. И уже на Пленуме ЦК в феврале-марте того же года освоение степей было указано главным путем развития сельского хозяйства Советского Союза. И указания по выполнению планов были даны всем обкомам и райкомам партии, в том числе в промышленных республиках: РСФСР, Украинской ССР и  Беларусской ССР.
      «27 марта 1954 года Совет министров СССР и ЦК КПСС приняли постановление «Об увеличении производства зерна за счёт освоения целинных и залежных земель».  Согласно дополнительному постановлению ЦК КПСС от 13 августа 1954 года, намечалось к 1956 году довести посевы с/х культур на целине до 28-30 млн га».
     Больше половины  территории целинных и залежных земель пришлось на казахстанские степи — 25 млн гектаров из запланированных позднее 43 миллионов. Программа охватила 42,5 млн гектаров степей Казахстана, Поволжья, Сибири, Урала, Дальнего Востока...  Северные области Казахстана, где шло наиболее активное освоение целины, были фактически объединены в Целинный край, которое юридически появилось 26 декабря 1960 года. Оно находилось в составе Казахской ССР, но подчинялось напрямую Москве со столицей в Целинограде (ныне Астана).
  Освоение целины началось весной 1954 года с объявления о создания совхозов (государственное сельхозпредприятие в СССР), без всякой предварительной подготовки, при полном отсутствии инфраструктуры — дорог, зернохранилищ, квалифицированного персонала, без жилья и ремонтной базы для техники. То есть, движение «на ура!»
    Из интернета: «Для привлечения народа правительство установило высокие зарплаты для специалистов, рабочих и студентов, отправляющихся в степи. Более 500 000 юношей и девушек со всей страны (подавляющее большинство из центральных областей России и Украины, прим. Ю.К.-М.) по комсомольским путевкам поехали на целину. Если вначале это были специалисты, то позже на каникулы брали студентов. Многие из них переселились на новые места. Переселенцы получали подъемные деньги, льготы и жилье. Освоение целинных земель  началось ранней весной 1954 года. Так, например, в Ярославской области 1295 комсомольцев 15 марта отправились трудиться в степи».
     Имеются кинокадры, как на импровизированных санях, прикреплённых к тракторам, по снегу везут целинников вместе с их добром и палатками в бескрайнюю степь. На других кадрах трактор везёт вагончик для целинников. Где-то там в чисто поле, в определённой зоне будущего совхоза их выгружают. И начинается установка палаток для проживания-выживания этих первых целинников без аптек и поликлинник, без продовольственных магазинов и столовых. А с наступлением тёплых дней апреля-мая,  после присылки тракторов и плугов начинается вспашка вековых степных просторов Северного Казахстана. А затем следует необходимое культивирование-боронование поверхностного почвенного слоя для механизированного посева зерновых, это после отправки от заводов-изготовителей России и получения зерновых сеялок для всех вновь образованных совхозов. Об обеспечениии бытовых условий проживания сотен тысяч целинников, в основном, комсомольцев из славянских областей, информации никакой.    
     Освоение казахских степей.  Из интернета: «Поднятие целины в Казахской республике шло ударными темпами. В течение первого года (1954 года, прим. Ю.К.-М.) было создано 337 зерновых совхозов. Посевная площадь их составила 10 млн га. План был перевыполнен уже в 1954 году. Тогда было распахано свыше 6,5 млн га. Было добыто 7,65 млн тонн зерна. В следующем году, по сравнению с предыдущим, площади посева увеличились более чем в два раза и достигли 20,6 млн га. Но из-за плохой погоды было собрано только 4,75 млн тонн зерна. Самым урожайным годом стал 1956-й. Тогда в казахских степях было собрано 16 млн т зерна (1 млрд пудов)».    
   Насколько помню, 25 июня приезжаю на Казанский вокзал в куртке с сумкой и «шмотками» (свитер, спорткостюм, кеды, по паре рубашек и маек), пара банок кильки в томате по копеечной цене по 3 рубля за банку (по 30 копеек после реформы 1961 года).
      На запасных путях вокзала встретился  со студентами-однокурсниками и руководителями от института. Напутственных речей не было. Подали состав с товарными вагонами, которые известны  посадочными местами по кличке «40 человек — 8 лошадей». Были сразу объявлены номера вагонов, предназначенных для студенток. Другие — по принципу «занимайте, как получится».  Врассыпную, кто вперёд, бросились студенты в ближайшие вагоны. Мы сложившейся группой (Сергей Михеев, Миша Башкиров, Юрий Кириенко и ещё трое студентов) заняли  крайний отсек  с настилами-антрессолями в одной стороне вагона. С другой стороны — такой  же отсек. Посредине вагона широкий навес типа антрессоли.  Кто успел, тот забросил туда свои сумки и рюкзаки и залетал на полку. Остальные разместились на полу, где лежали слои свежего сена. Разобрались, разложили кто куда свои сумки и заняли «посадочные» места. В каждом вагоне не менее 30 человек.
     На студенческом  потоке  1954 года приёма у  нас было три группы (54-М-1, 54-М-2 и 54-М-3) механиков-«зерновиков» (смешанный состав, преимущественно ребята), одна группа инженеров автоматизации (преимущественно, ребята), три технологов: зернового хозяйства и кондитерского производства (смешанный состав, преимущественно, девушки) и две экономистов. Всего по численности почти 200 студентов (за два студенческих года  исключены — отсеяны как неуспевающие не менее 20 студентов). На вокзал приехало примерно 170 человек. Не явились ни староста, ни комсорг потока, призывавшие «все — как  один на целину!». Не было из нашей группы обоих грузин, некоторых девушек  и студентов винодельческого отделения технологического факультета — они  поехали на южную родину. Формально выезд был добровольный. Но многие уже тогда понимали, у каждого своя порядочность.
    Поехали по Казанской железной дороге мимо крупных и средних городов. Поезд останаливался обычно в любой момент и в любой местности, видимо в зависимости от графика движения плановых поездов. Туалет у нас был там, где остановка, по принципу «мальчики — налево», «девочки — направо».  Посадка по трёхкратному гудку паровоза. Ехали трое суток. Приехали в Петропавловск Казахстанской ССР. Эшелон высадили и начали сортировать. Часть студентов МТИПП,  «автоматчиков», технологов и экономистов оставили в городе, затем их направили на какую-то другую работу. Нас, по кличке «зерновики», группой примерно 80 человек, посадили на три «полуторки» и повезли в неизведанную даль.  
     Ехали часа три по бескрайней степи, то есть примерно 90 км от города. Ни одного дерева по пути. Приехали в посёлок, где было несколько, примерно, десять  белых домиков глиняного типа первых целинников.  Кто-то из местного руководства выдал нам на всех  палатки. Студенты сами разобрались по группам, кто с кем дружил. Выделили нам площадку для палаточного лагеря в отдалении. Большую палатку на примерно 20 человек для девчат собрали двое местных. Наши ребята  установили несколько палаток, каждая  на 8 человек. Дали полотняные мешки размером 80 см на 200 см. И сено. Каждый набил сеном свой мешок и получился матрас. Подушки  образовались из наших вещмешков. Дали каждому по  одеялу  обыкновенному. Обед, ужин были предусмотрены в шатровой столовой, которая была неподалёку в так называемой центральной усадьбе. Завтрак — чай по своему усмотрению в любом своём котелке. На керосинке, если имеется.
   Работа для большинства студентов предстояла на зерновых площадках — токах , как  показано в кинофильмах «Кубанские казаки» и «Иван Бровкин на целине», только у нас не так красиво. В этот 1956 год вырос необычайно высокий урожай пшеницы. Первая фактически полновесная отдача целины. Поэтому и обратились за помошью к нашей администрации, так как работа с зерном прямо по основной специализации Московского пищевого института.
   На следующий день после приезда состоялось первое собрание. Перед началом работы местный председатель совхоза  или кто-то из замов запросил, кто имеет специальность шофера, электрика или механизатора, кто работал с  какой-либо техникой. Таких оказалось всего четверо. Этих ребят забрали для работы на автомашине и на оборудовании зерновых сушилок, которые стояли недалеко от нашего зернового тока (площадки с насыпным зерном).  
     В том совхозе использовались отечественные зерновые комбайны ростовского завода «Ростсельмаш»— типа  «Нива», и, как я понимаю, они работали непрерывно, с рассвета и до заката (то есть примерно с 4-х утра и до темноты вечеров в июле-августе). Попутно насскажу о прицепном  зерноуборочном комбайне «Нива».
   В 1985 году партком ВИСХОМа (Всесоюзный научно-исследовательский  институт сельскохозяйственного машиностроения имени академика В. П. Горячкина), где я работал в то время, поручил мне вести просветительский семинар для молодых инженеров по самостоятельной программе. Я решил приглашать известных и интересных специалистов ВИСХОМа для беседы и расширения кругозора инженеров. Одним из таких приглашённых был заведующий отделом зерноуборочных машин — доктор технических наук, профессор Пустыгин Михаил Андреевич, которому тогда было 79 лет, уже в то время уникальный специалист и человек, любивший, между прочим, авторские и народные песни. В ходе беседы мы интересовались историей создания знаменитого комбайна «Нива». В советское время, в тридцатые года 20-го века надо было уйти от ручного метода уборки зерновых серпом, скирдованием вилами, и обмолотом на возяных мельницах. Не случайно первым символом советской власти были серп и молот, которые отражёны в памятнике рабочему и колхознице, что стоял на ВДНХ (Выставка достижений народного хозяйства). В СССР, в основном, в Европейских России, Украине и Белоруси с образованием колхозов и совхозов засевали создаваемой и созданной тракторной техникой огромные поля. И даже после применения одних жаток  с поля вручную надо было собирать зерновые покосы. Михаил Андреевич рассказывает: была поставлена перед конструкторами задача срочно создать зерноуборочный комбайн с подачей зернового потока после непрерывной уборки и обмолота непосредственно в самосвал. Конструкторы разработали и изготовили в 1939 году опытный образец действующего комбайна методом сборки из некоторых серийных узлов (например, жатка, блоки приводов, приводные звёздочки), также новых (система обмолота и очистки зернового потока) и сборки слесарями (согласно термину «на коленке»). Для непосвящённых сообщаю, это означает, что почти всё делалось по эскизам и вручную.  Показали образец куратору создания новой техники от ЦК ВКП (б) — Л. П. Берия.  Которому комбайн понравился в работе. Спросил, что надо для выпуска серий. Ему ответили, надо сделать чертежи и изготовить образец для серийного выпуска. Берия дал указание директору завода обеспечить конструкторов всем, что те запросят, а через месяц предьявить чертежи и новый образец. В общем, все работали днём и ночью. Задание по образцу  выполнили. Но чертежи, конечно, не успели. И Берия скорректировал своё требование, сделать чертежи в течение трёх месяцев и начать серийное производство. Из того периода индустриализации мы получили первую современную технику. А от  специалиста, каким был М. А. Пустыгин, это был красочное сообщение с вопросами и ответами.  
   Сейчас из википедии сообщаю, с кем мы тогда встретились. В 1930 году М. А. Пустыгин окончил факультет механизации Московской сельско-хозяйственной академии им. Тимирязева,  с 1929 года и до выхода на пенсию в 2004 году (в возрасте 97 лет !)  работал во Всесоюзном НИИ с.-х. Машиностроения (ВИСХОМ). Участник обороны Москвы. В октябре 1941 г. изобрел приспособление для связки 5-и гранат, за что был награжден Сталинской премией «За ценное военное изобретение». Кандидат технических наук (1936) и доктор  технических наук (1946), профессор (1949). В 1946 г. вместе с И. С. Ивановым разработал конструкцию первого советского самоходного зерноуборочного комбайна С-4 производительностью до 2 га/час. За эту работу удостоен звания лауреата Сталинской премии (1947). Заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1967). Награжден орденами Трудового Красного Знамени (1952), Октябрьской Революции (1971), Почёта (1996). Умер 21 августа 2012 года в возрасте 105 лет.
    А гружённые от комбайнов «Нива» самосвалы буквально валили зерно на  площадки, которые  ранее были утрамбованы. Зерно было сырое, то есть с влажностью выше 18 %. Есть такое понятие — «зерно  горит». Дело в том, что в насыпи зерна, высотой порядка 1,5 метра, начинается разогрев за счёт влажности и внутренней энергии зерна.  Необходимо зерно перелопачивать,  как показано в кино. Вот этим мы, студенты,  стали заниматься, спасать зерно от прорастания и до того, как его увезут на элеватор для хранения. То есть, мы  совковыми лопатами перекидывали зерно с одного места одной площалки на другое. Я решил выяснить-проверить,  попробовать, что же происходит с зерном в насыпном слое. Несколько раз совком копнул на глубину 60-70 см в одной зоне, отсыпая зерно рядом. Потом засунул руку на всю длину, то есть ещё на 60-70 см.  И ощутил сильный жар внутри зерновой кучи. Долго держать руку в той зоне было физически невозможно. На том зерновом току было мало зерновых транспортёров, на  которые бросали нашими черпаками порцию за порцией и лопасти которых  уносили дозы зерна вверх на два метра и бросали на другую площадку временного хранения. В общем, одни вручную перекидывали зерно на транспортёр, другие совковыми лопатами и специальными совками с короткой ручкой перебрасывали порции зерна. И так каждый день.
      Работа была монотонная. Зарплата была установлена примерно 20 руб в день, причём на руки заработанное мы должны были получить непосредственно перед отъездом. А пока нам сообщили, что бухгалтерия ведёт учёт заработков каждого студента на каждый выход на работу и за питание в столовой в период работы будет проведён вычет из зарплаты. Сравнив величину дневного  заработка и стоимости питания в столовой, получалось, что лишних денег мало  получалось. Я заскучал. И не только я.
     Однажды ко мне подошёл приятель, работавший на зерносушилке, и спросил, желаю ли я хорошо заработать. Сообщил, что есть работа сдельная и на кукурузе. Но предупредил, что условия тяжёлые. В том совхозе выращивали также кукурузу на силос, то есть как заготовка кормов. А кукуруза была тогда — хобби  Хрущёва, которой он «заболел» после посещения США. И стал внедрять эту кукурузу везде, в том числе на целинных землях. Хрущёву помогали стихотворцы-пропагандисты. Нужно сказать, что мой отец писал в молодости стихи юмористические, однажды показал отпечатанные на машинке. Брат Володя тоже ценил юмор. Осенью 1955 года Володя  после посещения Новой Буды, родины отца, увидел и запомнил текст плаката в стихах на вокзале  в Хиславичах Смоленской области:    

«Утка, кура и петух,
Закричали во весь дух.
Мы стоим за ккукурузу.
Кукуруза — лучший друг.

      Я вспомнил ту кукурузу и решил на ней подзаработать. Описываю предложенную клёвую (по жаргону) работу.
     На следующий день меня прямо от палатки повезли на грузовой  машине на кукурузное поле. Там у поля стоял комбайн по скашиванию кукурузы, высотой примерно два метра. У края поля стояли три  грузовика для вывоза скошенной силосной массы. И комбайн,  и  грузовые стояли, одна за другой.  Мне рассказали о сути задания.  И вот начинаю работать.  Я залезаю сзади в грузовик. Силосный комбайн по раструбу выбрасывает поток силоса. У меня в руках вилы, которыми разгребаю кучу силоса от центра кузова к бортам — выравнивание уровня силоса в кузове. Когда кузов заполняется, а на всё это уходит  3-4 минуты, я подаю команду о полной загрузке: бью рукой по кабине шофера. Тут же сбрасываю вилы с машины и спрыгиваю с борта на поле (это два метра по высоте).  Гружёная машина после моей команды уезжает. Следующий грузовик сразу подкатывает под раструб комбайна, который  без остановки выбрасывает силос.
    В это время я бегу назад за вилами, хватаю их и догоняю загружаемую машину.  Куда уже налетел и летит ворох силоса. Закидываю вилы в кузов. На ходу с заднего борта залезаю в авто. Ищу и вытаскиваю заваленные  силосом вилы и начинаю разгребать ворох по краям грузовика. Разбросав более менее ровно ворох, бью по кабине кулаком, сбрасываю вилы и выпрыгиваю с борта. И операция повторяется. Бегу за вилами, с вилами догоняю следующую машину, бросаю вилы в кузов, залезаю с заднего борта, разравниваю кучу силоса в кузове. Процесс пошёл. Начало работы на первых тридцати машинах прошло нормально. А затем чувствую сначала просто усталость, а потом думаю, когда же это издевательство кончится. И ведь не бросишь работу. Во-первых, мы все в одной связке. Во-вторых. Засмеют потом, как чистоплюя. Объявили, что обед с двенадцати. Но уже к половине 12-го сил почти нет. Выручает краткое отсутствие грузовиков-самосвалов. В это время комбайн останавливается, нельзя сваливать срезанные стебли кукурузы непрерывно прямо на поле. За новой машиной вяло бегаю, опаздываю на каждую следующую. Это замечает местный комбайнёр. Сначала начинает притормаживать ход комбайна, чтобы я успевал залезть на очередной грузовик.  Но у комбайнёра  свой план. И чем больше загрузок, тем больше его зарплата. В общем всё таки я в тот день установил рекорд —  52 машины, заработал 130 рублей вместо дневной двадцатки.  На последней грузовой вернулся в лагерь. Напился воды. Есть не хотелось. Голова кружилась, тошнило. Завалился на матрац в своей палатке. Вечером тоже не стал ужинать.  Голова всё время кружилась, перед глазами плыла земля. На следующий день отпивался чаем. Только на третий день пришёл в себя. Больше ни за какие коврижки не хотелось зарабатывать «шальные» деньги на том поле. Потом узнал, что никто из однажды работавших с силосом на следующий день уже не соглашался, возвращался на низкую зарплату. Пошёл и я дальше махать совком и ковшовой лопатой на зерновых насыпях.
       Дождей за два месяца не было ни разу. Палило солнце целый день. Темнота наступала резко, небо было очень красивое, звёзды и Млечный путь  висели над головой.
    Денег свободных нам не давали в совхозе. Для спортивных развлечений недалеко от палаток был турник и волейбольная площадка. За кукурузным полем было размечено футбольное и стояли настоящие ворота. Запомнились игры нашей студенческой команды со сборной совхоза (1:1) и с Тимирязевской академией (1:0) в присутствии многих любознательных зрителей. Из других развлечений одно можно припомнить. Пока наши студентки были на работе, кто-то из   ребят при участии местного конюха  взяли местную освободившуюся после работы лошадь, подвели к шатровой палатке. Куском хлеба заманили лошадь и затолкали её задом в палатку. Потом застегнули вход на завязки. Получилось голова лошади из палатки. Посмеялись до прихода студенток. Ну и растегнули по первому требованию  вход,  вывели лошадь на свободу. Такая вот самодеятельность.
    Прошло полтора месяца совсем трезвой жизни. А выпить хотели почти все, чтобы залить нектаром радости труда. Но был сухой закон на уборке урожая. Как-то один из студентов, по кличке «Кореш», что шоферил до города иногда, втихаря сообщил, что может достать браги. Желающие, восемь ребят скинулись последними рублями. «Кореш» привёз брагу — примерно 20 литров, более  половины объёма стандартного молочного бидона, который на 38 литров. Вечером погуляли. Выпили по поллитровой кружке. Дальше не пилось. Ну и желающих пригласили. Мероприятие по  теме: оставить для себя память о целине.
    Все девушки и первая группа ребят из нашего отряда целинников  с 15-го августа отъехали из лагеря по договорённости с руководителями. Я и мои друзья, вчетвером  остались в палатке. Другие палатки тоже подосвободились от человеческой перегрузки. Мне домой незачем было спешить. Мы работали — нас кормили обедами и надеждой на какой-то заработок. Деньги-«заначка» от летней стипендии уже закончились.  Небольшой  запас был у меня в Москве до  стипендии в двадцатых числах сентября.
     Между тем, с десятого-двенадцатого августа начались ночные заморозки, постепенно до минус 5-7. Днём температура поднималась до 25-27 по Цельсию, работали в рубашках и майках. А ночью мы спали во всех свитерах и клали на себя с 15 августа освободившиеся сенные матрасы уехавших и было сравнительно тепло. Уборка подошла к концу. То есть, выкосили всё, что хотели руководители. Но на зерновых токах зерна хватало. Нам объявили, что в бухгалтерри провели расчёты, кто что заработал. Перед отъездом узнал, что у меня за вычетом расходов на питание получилось рублей тридцать. Были несколько студентов, кто наработал даже на минус. Но их простили.  Неплохо заработали те,  кто работал шофером и механизаторы на зерносушилке. По памяти по 250-300 рублей, больше месячной стипендии.
  Для понимания сложностей работы целинников первого и второго годов работы (1954-1955) в Казахстане, приведу некоторые сведения из интернета (запись - март 2021 г., прим. Ю.К.М)
              «Основные трудности этого периода:
1.    Отсутствие дорог – в бывших пастбищах, их только начали строить.
2.    Отсутствие нормальных зернохранилищ. Это следствие как «бесхозяйственности» (как писал Н. С. Хрущев в своих мемуарах), так и отсутствия дорог. Поэтому был плохой подвоз стройматериалов, и пропадало много зерна. (Прим. От Ю.К.-М.: это Хрущев, как автор идеи не предусмотрел предварительное строительство дорог,  зернохранилищ и зерносушилок для  объёма урожая ).
3.    Жилье в палатках – хотя жилье начали строить, но многие по приезду размещались в землянках, в зданиях организаций, палатках или в бараках бывших посёлков лагерей ГУЛАГа. Например, в феврале 1955 года в Оренбуржье прибывших целинников разместили в 20-градусный мороз в вагончиках (печки- «буржуйки» сами «доставали» или изготавливали из стальных листов и труб и встраивали в стенки строений типа «хозблоки», прим. Ю.К.-М.).
4.    Отсутствие стройматериалов – обеспечение было очень плохим, как вследствие «бесхозяйственности», так и из-за отсутствия дорог. Прим. Ю.К.-М.: Не было заранее спланирована поставка стройматериалов для домов целинников.
5.    Жара. В целинных землях был суровый климат. Из-за этого целинникам приходилось работать в тяжелых условиях.
6.    Не были разработаны сорта зёрен для степных местностей.
7.    Высокие цены на продукты и непродовольственные товары и их недостаток, дефицит товаров даже первой необходимости. Все это вытекало из таких проблем, как отсутствие дорог, так и «бесхозяйственность»(это из-за нехватки ума, прим. Ю.К.-М.).
8.    Низкие зарплаты. Из-за них, к примеру, в Оренбуржье (это целина в РСФСР, прим. Ю.-К.М.) в первый год прибыло 5200 человек, а выбыло 3000, что составило 57 %.
9.    Использование бывшей в употреблении техники в экстремальных условиях. В колхозы и совхозы отдавали трактора, уже отработавшие свой ресурс, а в условиях целины они быстро ломались. Так как специалистов, а главное запчастей, не хватало из-за одной из самых главных проблем – отсутствия дорог. Работа или стояла, или приходилось трудиться вручную.
10.    Малое количество специалистов. Из этой проблемы вытекала «бесхозяйственность», т. е. работали и строили медленно и плохо.
11.    Отсутствие организации труда. Эта проблема вытекала из малого количества специалистов. Прибывшие на целину люди были очень молоды и неопытны. Также на организацию труда влияли факторы отсутствия хорошей инфраструктуры и плохой обеспеченности как продовольственными, так и промышленными товарами, а также техникой и транспортом.
12.    Нехватка транспорта.
13.    Отсутствие ремонтных мастерских. Вся техника ремонтировалась своими силами, специалистов и запчастей было мало.
14.    Эрозия почвы началась уже через несколько лет. Плодородный слой иссяк, начались пыльные бури, уносившие грунт, и земли не удобрялись. Почвы беднели на глазах. Те из них, что еще недавно давали 12-15 центнеров с гектара, теперь даже при удобрении едва давали по 7-8 ц/га.
15.    Общественное питание в столовых было очень плохое».
     Не надо сваливать провалы в организации освоения целинных  земель на отсутствие дорог и «бесхозяйственность». А кто отвечает за эти проблемы? «Беда коль пироги начнёт печи сапожник, а сапоги тачать пирожник». Крылов баснями дал ответ двести лет назад.
     Двадцатого августа оставшимся студентам сообщили, что срочно выезжаем  в Москву. Утром 22 августа нам подали грузовики-полуторки с такими же скамьями-сиденьями на природе в кузове, как два месяца назад. Через три часа мы приехали в Петропавловск, к вокзалу. Ждали два часа. Руководители сообщили, что в Москву все едут в плацкартных вагонах рейсового проходящего планового  поезда. Значит нам купили билеты, не знаю, за чей счёт.  
     Итак мы, студенты  задержавшейся  части отряда  МТИПП, сели в плацкартный вагон. Как люди. За сутки - полтора на чае с сахаром и с печеньем доехали до Москвы. Ура! Эпопея уборки урожая закончилась. До сих пор храню комсомольскую путёвку с подписью «Зарубина».  
       Приезжаю домой. Меня ждут две новости.
     Пока я был на целине, мой брат летом съездил в Новую Буду. Там в лесу он встретил свою будущую жену. В смысле пошёл за грибами, а Людмила там собирала грибы. Поскольку в том лесу чаще встречаются лисы, барсуки и еноты, то невесту Володя заметил сразу. Познакомился. Оказывается, Людмила приехала на летние каникулы к матери, работала где-то  учительницей. Когда я приехал, эти молодые уже жили в нашей комнате на 10 квадратных метров.  Чтобы  оставлять их чаще  одних, я вечерами уезжал на танцы или уходил гулять рядом в общежитие пищевого института, где жили некоторые студенты из нашей группы. Через два месяца молодой паре при той оказавшейся пробивной учительнице  дали в кирпичном доме на улице Врубеля отдельную комнату за выездом квартирантов.
    Другая новость — это отсутствие новостей-писем от Бэллы.  Встретился с другом, который мне сообщил, что бывал на танцах и видел, как Бэлла увлечённо флиртовала.  В начале сентября я приехал с другом в Сокольники. Тогда эти районные танцы на наступившую осень перевели из парка Сокольники в клуб им. Русакова, что располагался недалеко от красивой пожарной каланчи. В клубе  я увидел Бэллу на противоположной стороне танцплощадки. Она меня тоже заметила. Но подходить принципиально не стал и танцевал с другими. После танцев  мы с двумя девушками пошли из клуба к метро. За нами шла Бэлла с подругой, явно пытаясь привлечь внимание, заговорить со мной.  Похоже на ситуацию: «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей». У метро она подошла и просто  отозвала меня в сторону. Извиняться не стала. Спросила: «Может быть встретимся?» Я ответил: «В следующий раз на танцах». Но на танцы я той осенью и последующими не поехал. На этом — почти   конец истории. Но когда задето самолюбие в любой форме, то возможно какое-то продолжение. Бэлла знала, что я живу на Соколе и учусь в пищевом институте. У метро «Сокол» располагалась известная часовая мастерская, потому что недалеко работал второй часовой завод, выпускавший часы «Слава». Лет через десять, уже будучи женатым, захожу в эту мастерскую для ремонта часов. Встаю в очередь. Слышу, как одна из  часовщиц зовёт: «Бэлла, подойди по очереди». За окном я увидел проходившую к клиенту девушку. Это была Бэлла. Но  обращаться к ней я не стал. Зачем? Что было вспоминать? Как кончилась и не  начавшись первая юношеская влюблённость.
      Для чего я об этом пишу? Не для рекламы или пиара. Мне хочется на своих некоторых личных историях — жизненном опыте показать, что не надо играться с  любыми ближними. Что может повлиять на последующие события в личной жизни. И не надо следовать песенному принципу: «Не надо печалиться, вся жизнь впереди...» Бывает, что и позади.
    А впереди  у меня пока — третий курс института под названием МТИПП.

3.3.  Кратко об истории создания МТИПП ,  нюансах обучения и псевдостилягах

      Из интернета:      
     «Подготовка специалистов в области создания машин пищевых производств началась еще в конце 1920–х годов на кафедре «Спецоборудование» в МВТУ им. Н. Э. Баумана (позднее, уже в составе МТИПП, переименованной в кафедру  «Пищевые машины» (1946-1975г.г.)), кафедре «Техническая механика», основанной в 1933 г. профессором И. И. Артоболевским, кафедре «Сопротивление материалов» и существующей с 1931 г. кафедре «Начертательная геометрия и черчение».
      В 1931 году из состава  МИТЗИМ был выделен Московский инженерно-технологический институт хлебопечения (МИТИХ), в котором подготовка инженеров хлебопекарной промышленности осуществлялась на трех факультетах — технологическом, механическом и экономическом.
  В 1938 году образован  Московский технологический институт хлебопекарной и кондитерской промышленности (МТИХКП).
   В 1939 году в Москву был переведен Томский мукомольно-элеваторный институт, созданный для подготовки инженеров элеваторно-складского хозяйства и мукомольно-крупяной промышленности. В этот институт влился существовавший с 1930 года Московский институт технологии зерна и муки (МИТЗИМ). Новый институт получил название Московский институт инженеров мукомольной промышленности и элеваторного хозяйства (МИИМПЭХ).  
  В 1941 году произошло слияние обоих институтов — МТИХКП и МИИМПЭХ. Объединенный вуз получил название Московский технологический институт пищевой промышленности (МТИПП). В состав его входили технологический, элеваторно-мукомольный, механический и экономический факультеты. В 1942 году в институте были открыты кафедра технологии сахарного производства и  кафедра пищевых концентратов, в 1943 году — кафедра технологии виноделия и кафедра технологии витаминных препаратов.
  Мукомольно-элеваторный факультет берёт свое начало в Московском химико-технологическом институте им. Д. И. Менделеева, где подготовка инженеров-технологов для мукомольной промышленности была начата в феврале 1922 г. Официальная дата открытия факультета при МХТИ им. Д. И. Менделеева — 18 июля 1929 г. Первым деканом стал профессор Я. Н. Куприц.  С 1951 года факультет в МТИПП возглавляли деканы: доцент А. И. Романов (1951–1955), доцент В. Т. Любушкин (1955–1960)...»
     Таким образом, создание МТИПП велось годами на базе ведущих технических инсти-тутов России с 1922 года при участии известных научно-технических кадров.
    Углублённые общие знания студенты механического факультета получали на лекциях руководителей и преподавателей высшей категории кафедры высшей математике и кафедры физики.
      Знания о физических морфологических свойствах зерновых культур и зерна  мы полу-чили на лекциях специалистов кафедры элеваторно-мукомольного хранения зерна.
    В МТИПП ещё до Отечественной войны была создана  производственная база и механические мастерские.  Ректором МТИПП в мои годы обучения был доктор технических наук Николай Фёдорович Гатилин. На каждом факультете свой деканат, который курировал посещаемость, сдачу и пересдачу экзаменов и зачётов каждым студентом.
    Работали мы не только головой, но и руками. Целый семестр посвятили освоению производственных навыков. Сначала каждого поставили к верстаку с механическими тисками, мастер вооружил нас напильниками и мы несколько дней снимали заусенцы и  драили поверхности каких-то деталей для мастерских. Затем каждого поставили к понравившемуся станку. Меня покорил вид сверлильного. Закрепил в тисках  презентованную деталь, подобрал сверло нужного диаметра и закрепил в патроне станка. Сделал сверления по отметкам от керна. Выключил электропитание станка и стал освобождать деталь. Рукоятка тисков не поддавалась простому нажиму. Тогда я резко нажал на рукоятку, та рванула к станине и правая рука мгновенно прижалась к станине станка. Резкая боль. Поднимаю руку и вижу ноготь  безымянного пальца оторвался частично от основы и поднялся. Мгновенно прижимаю полувисячий ноготь к пальцу. Тряпкой подвернувшейся заматываю палец. Мастер посылает меня куда подальше. Бегу в медпункт института. Там мне заливают йодом ноготь и завязывают бинтом. Месяца три под «старым» чёрнующим ногтём рождался и вырос новый ноготь. Всё это запомнил, так как пришлось на месяц отказаться от  баскетбола.   
        Лекции по теоретической механике читал доктор технических наук, профессор  Гернет Михаил Михайлович, он же принимал лично экзамены. Содержание предмета мне нравилось. Почти половина студентов сдавала этот экзамен только со второго захода. Уже здесь «отсеивалась» основная часть исключаемых.
      Предмет «сопротивление материалов» преподавал очень доходчиво доктор технических наук, профессор  В. А. Синдеев. Эпюры моментов сил для разных схем нагрузок запомнил надолго и это мне очень пригодилось в конструкторской работе.
   Базовые математические знания, основы физико-морфологических свойств зерновых культур, основы начертательной геометрии и черчения (зав. кафедрой профессор Пивоваров) для будущих курсовых и дипломного проектов  мы, студенты, получили на  первых двух  курсах института.
      Припоминаю, как на начертательной геометрии надо было на ватмане нарисовать эллипс заданных размеров полуосей. Я начертил дома на чертёжной доске брата этот эллипс, работая циркулем, стирая карандашные ошибки, наводящие тонкие прямые и нанося правильно контуры. Посмотрел на грязноватый чертёж эллипса и он мне не понравился. У моего брата было  самодельное приспособление для копирования чертежа через стекло. Это — каркас типа табуретки, на нём в проёме лежит тонколистовое стекло, снизу подсвечивающая лампа мощностью примерно 150 ватт. Я закрепил на первичном чертеже лист ватмана, включил лампу, контуры хорошо просвечивались, взял циркуль и наносил базовые точки эллипса на ватман. Соединял тонкими линиями контуры, показывая принцип построения, и потом по лекалу обводил контуры эллипса. Работал около трёх часов поздно вечером. Показал утром эллипс преподавателю. Он долго рассматривал чертёж, потом не долго меня, ничего не спросил и поставил пятёрку. На экзамене по начертательной геометрии получил «отлично».  
     На пятом этаже  в институте был рамещён чертёжный зал, где студенты любого курса выполняли задания по начертательной геометри и курсовым работам. Зал содержал ряды чертёжных досок, каждая для индивидуального  пользования. К каждой доске прилагается рейсшина в качестве основного инструмента. Из википедии (на 26.03.2021.г., прим. Ю.К.-М):
   “Рейсшина (нем. Reißschiene),— чертёжная линейка с ортогональной перекладиной на одном конце, используется для проведения параллельных линий.[2] Типоразмеры рейсшин регулируются ГОСТ 7286-81[3]. В соответствии с этим нормативным документом рейсшины можно разделить на: с двухпланочной головкой, с однопланочной головкой, рейсшины с роликом”. Рейсшина приставляется с левой стороны чертёжной доски и перемещается конструктором (чертёжником) по вертикали. Линейка рейсшины служит для нанесения горизонтальных линий на чертеже.  Для черчения используется лист ватмана (бумага специальной плотности). Для нанесения вертикальных или косых линий на листе циркули применяются угольники  различной длины и размеров. Для нанесения размеров используются  циркули. Для нанесения окружностей разных диаметров на разных позициях чертежа применяются циркули со сменяемыми карандашными грифелями. До  нанесения каких-либо размеров необходимо проводить расчёты линейных и окружных размеров, что производилось в те времена при помощи логарифмической линейки.
   Из википедии: “Логарифми́ческая лине́йка, счётная линейка — аналоговое вычислительное устройство, позволяющее выполнять несколько математических операций, в том числе умножение и деление чисел, возведение в степень (чаще всего в квадрат и куб), вычисление квадратных и кубических корней, вычисление логарифмов, потенцирование, вычисление тригонометрических и гиперболических функций и некоторые другие операции. Если разбить вычисление на три действия, то с помощью логарифмической линейки можно возводить числа в любую действительную степень и извлекать корень любой действительной степени.   До появления карманных калькуляторов этот инструмент служил незаменимым расчётным орудием инженера. Точность расчётов — около 3 значащих цифр.       Линейки, выпускавшиеся в СССР, почти всегда имели дополнительную сантиметровую шкалу у скошенного края, как и у обычной линейки. Стандартная линейка имела длину 30 см, что было удобно для геометрических работ с форматом А4. При этом логарифмические шкалы имели длину 25 см, на концах обычно наносились их обозначения. Реже встречались линейки малого размера со шкалами длиной 12,5 см и большого размера — со шкалами длиной 50 см”.  Создание чертежа общего вида узла или агрегата любой машины требует предварительной  конструкторской (мыслительной) проработки общего вида, также базовых узлов, корпуса машины, оценки условий рабочего взаимодействия узлов без каких-либо дефектов или аварий. Поэтому работа конструктора в любой сфере техники является очень ответственной.   
  Не осталось  черчение без авторского внимания через стихосложение. Сейчас в архиве студенческих лет нашёл фрагмент от 1958 года, видно, тогда под влиянием Маяковского.
Работаю карандашом.
Черчу восторженно и зло.
Я для фантазии нашёл
Родное ремесло.
Чертёж фигурами запашен —
Абстрактная картина.
Моя задача, чтобы краше
Была машина.
Перебираю варианты,
Среди хороших, нужен лучший.
Мы не простые дилетанты,
Нужное получим.
Я чувствую — важна профессия,
Конструктор ты иль пекарь.
Работа — жизненная песня
Для человека.

     Иностранный язык в то время не был определяющим предметом. Большинство студентов после школы знали в разной степени немецкий язык. Всего один  семестр на втором курсе мы баловались языком, знания оценивались зачётом. И все понимали, что зачёт получат. Перед каждым занятием один из студентов контролировал через дверь подход преподавателя старой закалки к аудитории и подавал команду. И мы хором пели по два раза «Лиза унд Луиза, зетцен ауф золхе визе», что в переводе на немецкий «Lisa und Luisa setzen auf solche Wiese» и «немец» был доволен. Никаких других песен на немецком мы не знали. Затем студенты целый учебный час (45 минут) переводили бытовые немецкие тексты так, как у кого получится, и заслуживали каждый всякую оценку в журнале, а в целом зачёт.     
     Теперь о проблемах отдыха молодёжи в эпоху середины 50-х годов. Я о «стилягах».  Видел год назад на ТВ фрагменты фильма «Стиляги» (2008).  Привожу сюжет из википедии:
“Действие фильма происходит в Москве в 1955 году. Сталин уже умер, но культ личности ещё не разоблачён Никитой Хрущёвым. В столице появилось так называемое «стиляжничество». Стиляги — это молодые люди, увлекающиеся джазом и рок-н-роллом и предпочитающие свободный и яркий стиль жизни и одежды серому официозу «жлобов» — примерных советских граждан. Их образ жизни резко контрастирует со скучным, убогим послевоенным советским бытом. Но в стране всё ещё действует директива о борьбе против «безродного космополитизма»[2]. И к борьбе со «стилягами» подключены комсомольские патрули и дружины...” Читаю и вижу надуманный сюжет. Должен сказать, что сценаристы очевидно молодые и моложавые, ту эпоху не знающие, нафантазировали, мягко говоря. Ясно, что была поставлена цель:  дискредитировать руководство  КПСС и советскую власть за преследование инакомыслящих. А сколько тех «прогрессивных» было?
    Я в то время, в 1955 году, уже на втором курсе института, при большой шеверюре и завивающихся сами по себе прядей  волос и для экономии на парикмахерской (посещение раз в три месяца) имел вид стиляги. Иногда, примерно месяц по времени на втором курсе делал несколько раз так называемый «кок», то есть картина типа эллипсоида из волос над лбом умной головы. Ребята пару раз посмеялись надо мной и я перестал «бриолиниться», смазывать волосы для укладки «кока». Вот и всё стиляжничество. Что касается одежды, то у большинства не было просто денег на модные брюки. Покупали то, что было в магазине. Многие в ателье или через знакомых и родню заужали брюки, которые были под клёш, т. е. широкие. Ну это также для удобства передвижения и уменьшения пыли, грязи на брючинах. Правда, группа из пяти-шести студентов типа стиляг с броскими и дорогими на вид куртками была на втором курсе. Родители — торговые работники, начальники отделов предприятий, один из студентов был сыном известного скульптора. Помню как один из той кампании, пришёл на «бедные» студенческие танцы и заявил: «Гуляй, рванина от рубля и выше» (эту фразу для всех я услышал в институте в 1956 году). Эти студенты, по моему, просто «отбывали номер» в институте, очень часто прогуливали лекции, в конце семестра почти все провалились на зачётах и экзаменах, их исключили из инстиута за неуспеваемость. И больше их мы не видели. Они пошли своей дорогой.
    Из википедии, фрагменты: «Термин «стиляга» возник в 1949 году. Тогда был опубликован сатирический фельетон Д. Г. Беляева в знаменитом юмористическом журнале «Крокодил». В очерке был описан обычный школьный вечер, куда пришел молодой человек, ярко одетый, смешно танцующий, подражающий иностранцам, то есть имеющий странный стиль. На деле он оказался необразованным и тщеславным человеком». Фельтон был, конечно, заданный.
   Из википедии: «В СССР стиляг часто изображали в фильмах, и это были не слишком приятные образы. Преступник, злодей, бездельник, безработный или презираемый отшельник — такими они представали перед зрителями. В очерках и фельетонах из них делали алкоголиков и деградирующих персонажей. А в журналах частенько появлялись карикатуры, где стиляги были настоящими мятежниками или ужасными иностранными шпионами». Это всё надуманное журналистами, которые своего мнения не имели. Известные места, где проходили встречи, называли Бродвей. Обычно это была центральная улица какого-то города (в Москве улица Горького) Запись: «Носки разного цвета и буги-вуги как любимый танец стиляг». Это ерунда, буги-вуги — это мелодия ритма,  только для кривляния без какого-либо рисунка. А рок-эн-рол — это действительно западный танец. «Носки разного цвета» могли быть где-то у кого-то из недоумков на ул. Горького. В переулках таких могли встретить московские хулиганы из бедноты.
    Из интернета о фильме «Стиляги» (выпуск 2008 г.): «Следующим возник вопрос о художественной достоверности картинки исторической эпохе. Ещё на этапе создания сценария авторы консультировались с известными «стилягами», и в первую очередь, со знаменитым джазменом Алексеем Козловым. Также неожиданно для себя Тодоровский нашёл много интересной информации в Интернете[12]. Сначала внешний вид героев было решено максимально приблизить к исторически достоверному. Художником по костюмам Александром Осиповым были воссозданы костюмы, какие носили советские граждане, в том числе и «стиляги», в 50-х годах. Оказалось, что костюмы реальных «стиляг» не настолько сильно отличались от одежды остальных людей (!!! — прим. Ю.К.-М.), и современным зрителям будет непонятна их эпатажность”.   “Авторам пришлось прибегнуть к гиперболе, чтобы показать различие между ними. Внешний вид и тех, и других сильно утрирован. «Жлобы» в фильме одеты сплошь в серое, а стиляги — «цветные», и в этом они больше напоминают героев карикатур того времени, чем своих реальных прототипов[11]”.
     Ну что сказать о создателях фильма? Далее следует оправдание от авторов: «Это же фильм не о стилягах и не о музыке, это фильм о возможности быть свободным в условиях несвободы…Именно это и было для меня главным, а не фенечки, тонкости… Если бы человек вышел в то время в таком костюме как у нас, его бы тут же повязали и повезли на Лубянку сразу, а не в отделение милиции. Но для зрителя это выглядит правдоподобно...[12].” Это всё на совести автора, который, как написано — Ю. Коротков.  
     «Всего для актёров и массовки было пошито 800 костюмов[20]”. (это значит затраты по смете фильма! - прим. Ю.К.-М.) В то же время совсем отрываться от эпохи было нельзя. Зрителю нужно было давать какие-то ориентиры из прошлого. В качестве таких ориентиров авторы вставили молодёжный сленг того времени, довольно точно воспроизведённый героями фильма[12]”   
    Вот этот сленг в молодёжной студенческой среде я лично не наблюдал. Отдельные словечки типа «пойдем завтра на Бродвей (улицу Горького) встречал, но для того, чтобы съесть иногда мороженное в известных кафе, а не для проветривания по улице для знакомства. Для последнего служили танцевальные площадки.
     Цитирую далее: «Следующим предложением было использовать архивные записи 1930—1950-х годов — музыку, которую слушали сами «стиляги». Но у «стиляг» не было своей музыки, вся она была зарубежной, и Тодоровский счёл нелепым делать современный российский мюзикл на основе старых американских песен. От этой идеи тоже пришлось отказаться[11]. В это время Тодоровский активно общался с рок-музыкантом Евгением Маргулисом, и тот посоветовал режиссёру обратить внимание на рок-наследие 80-х годов: Маргулис носил мне диски, я слушал и понимал, что это абсолютное попадание. Во-первых, по мироощущению люди, которые создавали русский рок, очень близки стилягам. Во-вторых, они тоже хотели отличаться, это тоже контркультура. И третье: это были дети стиляг. Поколение Цоя и Бутусова родилось у тех, кто в пятидесятые слушал буги-вуги. Всё сошлось[22]. — В. Тодоровский”
      Не всё сошлось. Это уже об эпохе 80-х годов! Так и надо было сказать зрителям!
    Фильм — не достоверный, т.е....  Упустили спонсоры Молодёжный фестиваль 1957 года.  Я был свидетель того времени. Видно, что с современниками сценаристы не беседовали и их не искали (объявлений не было).  У них была другая задача. И составителям википедии нельзя полностью доверять,  фантазируют, факты преподносят субъективно и под Заказчика.
     Курсовые работы, отчёты по техническим практикам, ответы на экзаменах по любому предмету требуют знаний литературного русского языка. В детстве обязательно «Конёк-горбунок» Ершова и басни Крылова,  которые учат народной мудрости и народному языку. Не дочитали тогда, дочитайте сейчас.  В  старших классах найти для себя, кроме школьной программы, любимых (читабельных) авторов. Найти  книгу, которую не бросишь после 2-х – 3-х страниц. Я в юности (16-19 лет)  воспитывался на книгах: «Порт-Артур» Степанова, «Тихий дон» Шолохова, «Похождения бравого солдата Швейка» Гашека, «Даурия» К. Седых, на поэзии С. Есенина, на шахматной литературе (оригинальные комментарии мастеров и гросмейстеров к ходам). Книга должна быть читабельна!!! Я всегда открываю новую книгу на любой случайной странице. Читаю полстраницы. Если не нравиться, то открываю ещё одну случайную. Не нравиться... Тогда бросаю и не покупаю.

   3.4. Третий и четвёртый курсы. Поездка в Ейск на практику летом  1958 года.  

    С 1 сентября начались занятия на третьем курсе. Я уже понимал, что институт закончу. Втянулся в учёбу. Плохо только по жизни, что мала была стипендия. Я составил план расходов понедельно, разделив стипендию, которая составляла 220 рублей,  на четыре части, то есть по 50 руб на неделю и оставлял запас двадцать рублей в месяц на личные расходы. Главный упор делал на приготовление первых блюд. Так как у меня был опыт проживания со старшим братом, то я сделал ставку на суп-харчо. По моей калькуряции покупал 500-600 грамм говядины или баранины (на 10 руб при цене кг мяса 20 руб) на одну закладку в кастрюлю объёмом 4 литра. В расчёте на месяц закупал один кг риса, два кг репчатого лука, банку томат-пасты, бутылку растительного масла объёмом 0,5 - 0,7 л. Технология приготовления была проста: из-под крана 4 литра чистой воды и мясо варил час, затем закладывал 4-5 ложек промытого риса и варил ещё полчаса. В конце варки готовил калорийную закладку: на сковородке на растительном масле поджаривал средне-мелко нарезанный лук и морковку, затем добавлял пару ложек томат-пасты, треть стакана воды, поджаривал смесь до первой желтизны, добавлял в кастрюлю и доваривал в течение двух минут. Это первое блюдо съедал два раза в день за три дня, иногда помогали друзья -студенты. Раза два  в месяц для разнообразия варил рассольник при 500-600 грамм мяса, в том же объёме кастрюли с участием полкило картофеля, 200-300 грамм  лука  и столько же моркови, трёх солёных огурцов. Конечно, в рационе вторых блюд основное составляли селёдка, картофель, солёные огурцы. Может быть, мои рецепты пригодятся современным небогатым студентам. Я знал и пишу, что в общежитии студенты одной комнаты (3-4 человека) складывались по деньгам обычно на месяц и совместно готовили супы и вторые блюда. Так и выживали.
   На третьей курсе продолжилось преподавание новых базовых предметов. Самый сложный предмет в области механики —  «Теория  механизмов и машин».
    Кафедру  в период моего обучения возглавлял доктор технических наук В. В. Гортинский, талантливый ученый, который направлял студентов на теоретические исследования. Знание теории механизмов и  машин позволяет владеть  системами расчетов множества видов конструкций, кинематических схем машин и агрегатов, цепных и ремённых передач. По этому предмету сдавали курсовую работу, где сразу проявлялись технические, да и, к слову сказать, литературные способности каждого студента, умение логически и грамотно по-русски формулировать текст и выводы проектной курсовой  работы.
    На кафедре «Электротехника» (заведующий, проф. Георгий Вячеславович Древс) мы изучали свойства двух- и трёхфазовой систем, комплектующих электроизделий, типы трансформаторов и электродвигателей, виды электрооборудования различного назначения. На курсовых работах составляли электросхемы пуска и управления агрегатов, системы аварийной защиты.
     По предмету «Металловедение» мы изучали  структуру металлов, способы изготовления стали разных марок и их назначение, свойства прочности металлов и сплавов и области применения. По предмету «детали машин» получали знания о назначении деталей в различных узлах машин, о свойствах и чистоте обработки контактирующих поверхностей и, в том числе, для вращающихся деталей.
    По предмету «Подъёмно-транспортные машины» мы получали знания об оборудовании для вертикального и горизонтального перемещения материальных потоков (сыпучих грузов) на элеваторах, на продовольственных и промышленных складах, в заводских цехах и др. Кафедру подъёмно-транспортных машин возглавлял к.т.н., доцент В. Р. Бурсиан. Поскольку мы тогда баловались стишками, родился экспромт:

Спросит мудрый Бурсиан:
— Это что за барабан?
Я отвечу: — Для  погруза,
Будь то зной иль даже стужа.

    По всем предметам в институте были профильные кафедры, которые возглавляли доктора или иногда кандидаты технических наук по данной специализации. За третий курс сдал экзамены без троек и пятёрок. Весь студенческий год (сентябрь 1957 — май-июнь 1958) играл в баскетбол и шахматы за команды МТИПП на студенческих соревнованиях. После занятий часто играли в шахматы с Володей Руденко, Валерием Донских, Мишей Цукерман и др. Мастерство и логические знания поднималось взаимно.  
    Летом 1957 года у нас была производственная практика. Всех студентов механического факультета распределяли по московским машиностроительным заводам. Меня направили на какой-то завод в районе метро «Бауманская». Собственно практика состояла в том, чтобы мы посещали механические цеха, в которых располагались токарные, фрезерные, сверлильные, шлифовальные, прессовальные участки. Сама производственная практика студентов начиналась и заканчивалась, как правило, на сверлильных станках, как наиболее безопасных по условиям труда. Но в журналах по технике безопасности после предварительного собеседования надо было обязательно расписаться. Другая часть практики состояла в ознакомлении с конкретной работой станочников. У токарей — знакомство  с понятием «шпиндель», видами отрезных и проточных резцов, режимами подачи заготовки, скоростей вращения шпинделя, всё это во время проточки валов, втулок и т. п. деталей вращения. Эти конструкции станков, токарные операции и способы заточки резцов можно изучать по кадрам кинофильма «Неподдающиеся». На заводе был вредный по условиям труда литейный цех, где стоял во время рабочей смены дым от шлаков и где я знакомился с отливкой деталей по моделям. Запомнилась на заводе одна прокатившаяся мимо тележка, на  задней стороне которой была надпись «23-90». «Лирическое» отступление. Эти цифры, в то лето 1957 года, цена поллитра водки с полугерметичным колпачком. Два года ранее в продаже была водка с сургучной пробкой по цене 21 руб 20 копеек, по прозвищу «сивуха». Успехом пользовались и широко  продавались «четвертинки».
   Моя и наша работа на заводе состояла в том, чтобы записывать технологические процессы изготовления деталей. После двухнедельной работы-полуэкскурсий по цехам составил, прочитав материалы о технологии изготовления деталей также в институтской библиотеке, и сдал отчёт об увиденном —  проведённой производственной практике. И сейчас даже такое поверхностное ознакомление с технологиями и заводом считаю необходимым для расширения технического кругозора будущего инженера. Да и любому литератору - полезно.
     После производственной практики  мы, тогда трое институтских друзей (Миша Башкиров, Сергей Михеев и я) решили подзаработать и чтобы зря не болтаться по Москве. Навели справки у знакомых старших студентов и поехали в контору «Моспогруз», которая нанимала желающих на разовые работы. Для начала нас направили на плодоовощную базу. В первый-второй день нам поручили работы по внутрискладской погрузке-разгрузке ящиков во время отпуска этих ящиков в продмагазины Москвы. На третий день появилась работа по разгрузке вагонов с ящиками плодовых соков. В каждом ящике было по 6 трёхлитровых банок с соком. Надо было снять такой ящик массой (масса, вместо бытового «вес», — термин, принятый в технической  литературе, прим. Ю.К.-М.) 20 кг со стеллажа в вагоне и затем доставить на штабель в склад.  Трудоёмкая монотонная работа. После переноса четырёх ящиков взялся я за пятый ящик, донёс его до стеллажа и когда стал опускать на пол, ящик выскользнул у меня из рук и грохнулся о пол. Раздался звон стекла и из ящика потоком полился  сок. Прибежал кладовщик, разнёс меня последними словами. И в конце монолога заявил, что вычтут у меня из дневного заработка за бой бутылей. Я, конечно, расстроился. Ящик куда-то унесли на анализ боя товара. Через десять минут явился начальник цеха и сообщил, что разбито  две трёхлитровые банки из шести и меня прощают — вычитать не будут. Смилостивились к студенту.
    На следующий день нас послали на сортировочную станцию на разгрузку товарного вагона стандартным объёмом «40 человек — 8 лошадей» с цементными мешками. Нас было тогда четверо по специальности «грузчик». Нам посоветовали и мы переоделись в одежду типа б/у. Каждый мешок — массой  50 кг. Сначала  было нормально. Обнимаешь мешок, как любимую девушку, поднимаешь и несёшь из вагона на ближний штабель. По мере разгрузки  появились рваные мешки, это после нечаянного падения из рук грузчика-студента на пол. С пола при хождении стала подниматься цементная пыль, которая лезла в ноздри, уши, в волосы и куда попало. Тем не менее, за три часа мы выгрузили весь вагон, заработав в 2 раза больше, чем по тарифу «Моспогруза». После этого нас направили в местный душ, где мы разделись догола, с удовольствием цементную пыль выплевывали из носоглотки, вымывали из ушей, волос и прочих частей тела. После этого подвига отпросились в конторе «Моспогруза» на другую сезонную работу.      
      Мои друзья и я стали свидетелями знаменитого события лета 1957 года.   
  Из википедии: «VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов — молодёжный международный фестиваль, открывшийся 28 июля 1957 года в Москве. Гостями фестиваля стали 34 000 человек из 131 страны мира[1]. Лозунг фестиваля — «За мир и дружбу».
Фестиваль проходил две недели и стал во всех смыслах значимым и взрывным событием для советских юношей и девушек — и самым массовым за свою историю. Он пришёлся на середину хрущёвской оттепели и запомнился атмосферой свободы и открытости. Приехавшие иностранцы свободно общались с москвичами, это не преследовалось. Для свободного посещения были открыты Московский Кремль и парк Горького. За две фестивальные недели было проведено свыше восьмисот мероприятий».
  Верить всему, что написано в википедии нельзя. Свободно общались со своими сексуальными целями так называемые студенты из кап., да и соцстран, которые заманивали доверчивых русских студенток  в рестораны и затем в постели гостиниц под сурдинку дружбы народов. Нельзя сказать, что это было массовым явлением, но и не разрозненным. Спецслужбы СССР и России прозевали в начале фестиваля это явление, но с середины событий стали вылавливать таких проституировавших и наивных девиц  и в качестве меры наказания стригли их наголо. Об этом почему-то помалкивают в википедии. Также и нельзя верить сказкам из википедии: «В советском обществе устоялось мнение, что после фестиваля в Москве появилось большое количество детей смешанных рас, отцами которых чаще всего были жители африканских стран из числа гостей московского фестиваля. В Советском Союзе таких людей стали называть «фестивальными детьми».
    Таких детей были единицы, но не десятки, не сотни и, тем более, не тысячи. Ведь всех гостей фестиваля было всего 34000 человек, из них почти половина женского пола.  Проститутками повальными наши девушки не могли быть и не были в то нормальное моральное время. Как свидетель другого плана могу сообщить такой факт. Как-то оказался в центре, у метро станции «Площадь революции». У выхода стояла напудренная, вся в белом, полукрасивая иностранка. Явно ловила знакомство. Какой-то наш, действительно из приодетых «стиляг» или иностранец подошёл к ней, явно с ней ранее незнакомый, заговорил похоже по-английски и они ушли в сторону ресторана  «Метрополь». Но тот озабоченный мог нарваться на «результат». Как однажды одна наша девица, красуясь, выразилась: «Я, конечно, не Венера, но во мне есть что-то венерическое».  
    И ещё из википедии: «И все же главным на фестивале было свободное общение между молодыми людьми из разных стран, в том числе между советскими и американскими студентами. Именно после московского форума в Советском Союзе стала распространяться мода на джинсы, юбки клеш, кеды и рок-н-ролл. Именно в те дни в столице окончательно оформилась подпольная профессия «фарцовщик», просуществовавшая до конца СССР: молодые люди со знанием иностранных языков потихоньку выменивали у гостей на сувениры разные модные вещи, виниловые пластинки и технику и с выгодой продавали их соотечественникам». Вот это явление распространялось и далее вплоть до 90-х годов. И с этим явлением боролись Государственные структуры, чтобы фарцовщики не позорили молодёжь и страну. Я советую создателям википедий находить и встречаться с современниками описываемых ими событий, чтобы не попадать в недостоверные, дезинформационные  и  глупые ситуации. И чтобы не терять имидж «эксперта».
     К фестивалю в Москве был отстроен стадион в Лужниках, на котором проводились молодёжные спортивные игры, в том числе  футбольный турнир. Сборная СССР победила в своей группе полупрофессиональные Судан (6:1), Австрию (6:1), Индонезию (4:0), затем Китай (6:0). В полуфинале в упорной борьбе — Чехословакию (4:3). Почти в каждой игре голы забивали знаменитые  тогда торпедовцы: двадцатилетний Эдуард Стрельцов и двадцатитрёхлетний Валентин Иванов.
    На финале игры с командой Венгрии в Лужниках я присутствовал. Как всегда, красиво играли в паре Эдуард Стрельцов и Валентин Иванов, каждый из них забил по мячу. Общий счёт 5:1 в пользу СССР. Из википедии состав победителей: «В.Беляев, В.Ивакин, М.Огоньков, В.Кесарев, А.Маслёнкин, Б.Кузнецов, Л.Островский, Ю.Войнов, В.Царёв (к), А.Дергачёв, Б.Татушин, С.Метревели, А.Исаев, А.Ильин, Э.Стрельцов, В.Иванов, В.Храповицкий и Ю.Фалин». Основные игроки были из «Торпедо», «Спартака», «Динамо» Москвы и  Киева.  Старший тренер – Г. Д. Качалин.
   На четвёртом курсе (с сентября 1957 года) мы изучали  и сдавали экзамены по специализированным предметам кафедры «пищевые машины» (зав. кафедрой этого направления профессор А. Я. Соколов):  «зерновое хозяйство», «оборудование для зерновых элеваторов», «системы воздушной и механической очистки зернового потока» (от примесей).
   Преподавали также предмет «Строительство зданий», который  содержал сведения об этажном проектировании промпредприятий и складов, о поэтажном размещении коммуникаций, о компановке лестничных проёмов. По усвоению знаний  каждый студент чертил авторский проект и сдавал зачёт.
    Весной  1957 года мне соседка предложила почитать стихи Сергея Есенина, изданные в конце 1956 года двухтомником. В школе во времена Сталина Есенин был фактически запрещён и я слышал о таком поэте, но не читал и стихи ещё не писал. Конечно, был потрясён чистотой стиха Есенина. И мне было ясно, почему рекламировался Маяковский, «как лучший советский поэт» во славу Ленина и со стихотворением «О советском паспорте».  И сейчас понимаю, что Есенин в период Модернизации страны был не нужен с личным пессимизмом и крестьянской народной психологией. Нужны были (как и во все времена для управляющей элиты) пропагандисты, а также «лакировщики» производственных и социальных успехов. Но Есенин с любовной лирикой в то юношеское время нашёл меня или я нашёл его. Начал сочинять стихи, но не с претензией к объекту временного обожания и последующего разочарования, а с разной степенью восхищения и какой-то философии.   
     Осенью 1957 года я познакомился с неглупой красивой студенткой из Одессы, которая была  у нас на кратковременной практике в институте. Мы пару раз гуляли по Москве. Затем была переписка. Сейчас я листал свои старые дневники и нашёл юношеские лирические  стихи.  Впечатления от переписки, иногда фантазии,  можно увидеть ниже.
          Её глазки

Сколько смеха, сколько чувства,
Сколько прелести в глазах!
Сколько надобно искусства,
Чтоб об этом рассказать?

Как порою в них сверкают,
Словно молнии огни.
И к себе нас привлекают,
Хоть без них и не живи.

Как порою наше поле
Вдруг покроет пелена,
Так и в глазкох поневоле
Вдруг появится слеза.

Иногда и  лёгкой грустью
Затуманятся они,
Словно попрощавшись с Русью
Вдаль уходят корабли.

А порою сколько гнева
Взгляд её изобразит.
И могу сказать я смело,
Он вас в пепел превратит.

Но скажу, друзья, конечно,
Радость, гнев даже слеза
Будут нравиться вам вечно,
Если милой то глаза.

23.12.1957.

     И всё-таки в результате переписки, где проявляется характер друг друга, понимаешь, что совместимости не будет. И тогда на новый 1958 год я посылаю такие стихи.

С Новым годом тебя поздравляет,
Посылает сердечный привет,
Счастья нового в жизни желает
Незадачливый вредный «поэт».

У нас судьбы совсем иные,
Вместе нам всё равно не идти,
И, конечно, люди другие
Встанут вскоре на нашем пути.

Но тебя всё равно поздравляет,
Посылает сердечный привет,
Счастья лучшего в жизни желает
Незадачливый вредный «поэт».

                                    31.12. 1957 г.

   Конечно, новогоднее стихотворение невысокого уровня, содержащее избитые глагольные рифмы и шаблонные типа «привет» —  «поэт». Что можно оправдать небогатым лексическим уровнем автора в тот период. Эти стихи и не предназначены для публикации. А для продолжения встреч не было совместимой духовной и материальной основы.
    С  октября 1957 года и по апрель 1958 года в институте проводились почти каждую субботу танцевальные вечера  под эстрадную музыку из проигрывателя  в актовом зале на 4-  ом этаже (стулья задвигали по сторонам) или иногда в чертёжном зале на пятом этаже института (там задвигали по сторонам солы с чертёжными досками). В  моду уже вошёл весёлый западный рок-энд-ролл. Не успели или не захотели комсомольцы и коммунисты творческой элиты той эпохи внедрить в Москву и в русские города весёлые кадрили, переплясы, даже толерантные цыганочки. Проводились в институте вечера самодеятельности. Мой приятель Сергей Михеев играл в студенческом эстрадном оркестре на саксофоне послевоенный американский джаз из кинофильмов. Каждый факультет от старшекурсников готовил и показывал самодеятельность, как правило, исполнение известных песен, чтение стихов и авторские интермедии. Всё это было ещё до появления студенческих КВН. Не на пустом месте возникали  и передовались от курса к курсу литературные способности.
      А система обучения велась своим путём, заданным руководством.
    На втором семестре четвёртого курса самым сложным экзаменом была «Теплотехника», которую преподавал профессор Нащокин. Пришлось дважды и досконально штудировать кривые теплообмена и воздушных потоков, понятия энтальпия и энтропия, уравнения первого и второго законов термодинамики. Удалось сдать экзамен сразу и на «отлично». У Нащокина были оценки «хорошо», «отлично» или «неудовлетворительно». Как у преподавателя физики из нашей школы № 348.  Наверно это  правильный подход к уровню знаний любого предмета.  
   На четвертом и пятом курсах нам преподавали  «военное дело» по интендантской специальности.
     В институте сложилась группа литераторов из студентов старших курсов, которые  в марте 1958 года выпустили рукописную  «Литературную газету» на двух склеенных листах ватмана. В газете была опубликована положительная статья об абстрактной живописи и приведены несколько иллюстраций. Газету вывесили на стене коридора третьего этажа. Конечно, собралась толпа читателей. Уже тогда возникли споры между сторонниками русской традиционной живописи и абстрактного направления, которое многие называли мазнёй из-за отсутствия квалификации у художника и примитивного изображения реального явления. Газета повисела три дня и её сняли. Прошли сведения, что авторов вызывали на заседание в партком института, но без последствий. Некоторых авторов я знал. Хотя писал тогда стихи,  но меня не пригласили для участия в газете.    
      Партком и руководство сделали из этого эпизода правильные выводы. Осенью 1958 года было объявлено о создании институтской газеты «Пищевик». Главным редактором назначен полковник Михаил Бердичевский, работавший на  военной кафедре. Об этом дальше по тексту повести.
    За второй семестр четвертого курса я сдал три  экзамена на «отлично» и одни на «хорошо». Пишу об этом потому, что после экзаменов определяли направление на практику на летний период. Были вывешены объявления о местах практик в других городах. И руководство института демократично решило, что отличники и хорошисты имеют приоритетное право выбора места практики. В присутствии всего курса — это почти двести человек в актовом зале института зачитывают фамилии студентов. Каждый выбирает место практики. Сначала — фамилии троих известных отличников. Они выбрали престижные командировочные направления практики. Четвёртым называют мою фамилию Зал даже загудел. Меня все знали как баскетболиста первой команды МТИПП и шахматиста, и середняка- четвёрошника по результатам экзаменов, но никак не отличника. Из вывешенных на доске объявлений  мест  практики  гордо выбираю поездку в Ейск, в город на Азовском море, где запланирована практика на зерновом элеваторе. После того, как всех распределили, ко мне подошел староста курса и спрашивает, что может я откажусь и останусь в Москве. А я отвечаю: «Поеду». Потому что для поездки давали командировочные, а мне деньги были нужны для выживания. Оказывается, некоторые вакансии были уже распределены заранее кем-то из деканата. Это те студенты из других групп, кстати из престижной «автоматизации», почти отличники, тогда заранее выбрали Ейск. Они подозвали куратора-преподавателя к нашей кампании. И ему сказали, что вот нас образуется 5 человек, а запрос был на четырёх. Куратор сказал, что он поговорит с руководством и постарается решить  вопрос на  выезд 5-х студентов. Так и получилось позднее.
     Институт выделил каждому деньги на поездку, на командировочные. Мы, впятером, встретились на Курском вокзале уже в вагоне. Между нами были натянутые отношения. Эти четверо ребят были друзьями с первого курса своей группы, нас механиков-зерновиков они считали ниже уровнем. А у меня были свои друзья, правда, троечники-четвёрочники.  
   Мы доехали до Таганрога. Там вышли и сели на какой-то небольшой пароходик и добрались до Ейска. Зашли в контору элеватора, отметили командировочные удостоверения, направили нас в местное общежитие, выделили одну комнату и выдали постельное бельё.
    В Ейске я держался особняком от  той сложившейся компании студентов из группы автоматизации. В принцпе каждый был волен в действиях. Я гулял по городу. Сходил однажды на танцы, где познакомился с местной девушкой. Она пригласила меня гулять по городу и однажды в свой сад  частного дома. В саду была всякая вкуснятина: смородина, крыжовник, абрикосы, персики. Ейск — южный город, там растёт всё. Мне девушка нравилась, но не до умопомрачения. Встретились ещё один  раз. По-моему ей, как местной, не хотелось компроментироваться.  
      Между тем  работы на элеваторе по специальности не было. Элеватор был в стадии стройки. Стояли бетонные бункеры для хранения зерна, опоры для транспортеров, ведущих к верхнему технологическому цеху элеватора, откуда или куда обычно подаётся зерно для дальнейшей очистки или для перегрузки. Подчинялись мы бригадиру. Нам предложили фактически монтажные работы. Задача была поставить на «попа», то есть вертикально, сваренные металлические фермы — опоры для приёмных транспортеров зерна, на которые должны были в будущем подавать зерновой поток на сухогрузные танкеры, то есть перегружать.
     Фермы лежали на пристани. Для подъёма планировалась лебёдка с тросом. Требовался трос длиной примерно сорок метров. А в наличии у бригадира было два троса, каждый трос длиной примерно двадцать пять метров. Схема подъёма была у бригадира. Однако надо было сращивать из двух тросов один. Из теории подъёмно-транспортных механизмов и соединения-связи тросов я знал-помнил, как  надо сплетать концы обоих тросов. По методике надо свивать каждую стальную нить с каждой ответной нитью смежного троса. Для этого надо, чтобы зона соединения каждой нити  составляла по методике по шесть метров.  Конечно, такой длины соединения по расчёту не было, в целом не хватало двенадцати метров для общей свивки тросов. Бригадир распорядился свивать концы смежных нитей с перехлёстом всего по два метра каждый. Это было очень смело и рискованно. Я сообщил бригадиру о методике. Он сказал, что всё это знает.  Два его рабочих связывали и связали тросы.
    Мы, студенты служили тут в качестве рабочей силы, такелажниками. Докладывать мы никуда не собирались, хотя я понимал, если трос оборвётся, и тогда всё (лебёдка, трос, ферма) полетит на монтажной площадке неизвестно куда. Но не мы командовали подъёмом. Бригаде надо было выполнять задание главного  инженера и план монтажный.  
     Для подъёма один конец троса рабочие привязали к стойке фермы на уровне высоты в два метра, другой конец был зачален на барабан лебёдки подъёма. Лебёдка была закреплена другими тросами с бетонным причалом через проёмы в причале. Начало подъёма. Мы вдвоём крутим потихоньку рукоятку барабана, трос наматывется на барабан. Ферма, установленная с одной стороны шарнирно  на своей опоре, начинает подниматься, поворачиваясь на двух осях своей опоры. Подъём самый сложный по грузовой нагрузке в начале процесса. Подъём идёт с оценкой «на глаз» на 5, 7, 10, 15 градусов относительно горизонтали. И вдруг трос на барабане накатывается на соседний виток и соскакивает на барабан. Натянутая ветвь троса резко ослабляется, ферма скользит обратно вниз, база лебёдки натягивается на причале. Ферма качается с амплитудой примерно полметра. Все отскочили от лебёдки и мы смотрим. Покачавшись полминуты, ферма успокаивается, останавливается. Трос, соединённый рабочими по рискованному методу бригадира, выдержал, не разорвался. Облегчённо все вздохнули. Мы начали опять вращать рукоятки барабана, наматывать трос и, главное, следить, чтобы трос не заезжал на соседний виток.  И ферма  медленно поднимается, поворачивась на своих шарнирных опорах. В конце  подъёма другая сторона фермы опускается на подготовленное ложе. Рабочие сразу начинают сварку нижнего контура фермы с базовой металлической опорой на причале.  На следующий день таким же методом провели подъём второй фермы. Высота фермы над причалом — примерно 12 метров. При взгляде снизу-вверх она не кажется высокой.
     С одной из таких ферм связан интересный случай. У бригадира двое рабочих  —  бывшие заключённые, реабилитированные после 1953 года, пошли на спор. Один подначил другого, что с фермы страшно спрыгнуть в воду, больно она высокая. Другой, Василий сказал: «Подумаешь, какая высота!»  Слово за слово поспорили на на две бутылки водки.  Василий разделся и остался в трусах. Полез на ферму. Которая состоит из металлических двутавров и мощных уголков поперечно-наклонных связей, сваренных по классическим схемам теоретической механики. Василий забрался на верхний контур фермы. Посмотрел вниз и видно, что его охватил страх. Примерно также как главного героя в кинофильме «Неподдающиеся» на прыжковой вышке высотой 10м. А здесь, 15 метров до воды, которая вообще-то представляет собой жёсткую поверхность, на которую надо падать. Одно дело нырять с двух и даже трёх метров в воду, как на мягкий диван. А другое — с 15-ти. А внизу стоят зрители, мы — пять студентов, несколько рабочих, не было только бригадира. Минуты две Василий стоял на краю фермы. Можно было спуститься, но это был бы позор на всю жизнь. И Василий прыгнул, собравшись в комок.  Мы видели, что он правильно сложился, как шар, собрав вместе руки, ноги и тело. Я представляю, что с такой высоты тело входит в глубину примерно на 5-6 метров. Из воды Василий вынырнул секунд через 15. Проигравший подал веревку и по нему победитель выбрался на пристань. Василия зауважали. Появился бригадир, ругался на всех предпоследними словами, сказал, что лишит проигравшего работягу премии ещё на 2 бутылки. И приказал всем молчать. А Василию объявил выговор, правда устный.
   На этой практике я продолжал писать стихи. В Москве осталась знакомая девушка. Местная девушка не появлялась. Но пришли стихи «В Ейске».

На дальнем Ейском берегу,
Где море камень гложет,
Тебя забыть я не могу
И сразу вспомнить тоже.

Пожатье лёгкое руки
И снова расставанье.
Мы друг от друга далеки,
А будет ли свиданье?

Я в Ейске, городе морском,
Брожу опять по лужам,
И только небо за окном
Пока надеждой служит.
                     Июнь 1958 г.

    Проверить работу студентов на практике приезжал наш куратор от института. Погулял, искупался, позагорал — это три дня. На вопрос, а как нам писать производственный отчет по практике, сказал что «болванку» отчета нам передаст в Москве, а зачёт по  практике поставит. «Попрактиковавшись» почти месяц, мы опять, тем же путём через Таганрог, купив билеты на поезд, вернулись в Москву в середине июля.  
     Сейчас (март 2021 г. , прим. Ю.К.-М.)  листал свои старые дневники и читал юношеские лирические  стихи 1958 года. Впечатления от переписки с не московской девушкой под названием «Письма».

*    *   *

Ты пишешь, что сады цветут,
Что птицы о любви поют,
Что этой раннею весной
Так тяжело тебе одной

Сидеть в своей забытой келье,
То на душе великий грех
Вдали от дружеских утех,
Вдали от счастья и веселья.

*    *    *

Ты пишешь, лето развлекает  
Дыханьем нежности своей,
Что грусть, наверное, растает
Среди восторженных друзей.
25.07. 1958 — 29.07.1958
     
       Несостоявшееся встречи оставили  след в архиве. А жизнь катилась по своей колее.
     В июле того года я обратился снова в «Моспогруз», где меня уже знали. Предложили сначала разовые работы. Мы с Мишей Башкировым и ещё с одним студентом ездили несколько раз на разгрузку баржей с арбузами в Южный порт — Нагатино. Работа  была своеобразная. Двое залезают в трюм баржи с арбузами и начинают кидать их поштучно наверх. Я, поскольку считаюсь баскетболистом,  вылавливаю каждый бросок и кладу пойманный объект на работающий ленточный транспортёр. На выходе траспортёра  арбуз подхватывает местная работница или студент и кладёт его на поддон. Когда мне надоедает эта работа, то меняемся с кем-то местами и я опускаюсь в трюм. Ну не сразу спешишь кидать арбуз, нужно ещё попробовать на вкус. Обычно берешь это шар или эллипсоид — по  геометрической форме, бъёшь его о ближний косяк, разламываешь, достаёшь и ешь только сладкую середину. Несколько раз я работал на такой разгрузке и почти на всю жизнь разлюбил арбузы. Потому что на дне трюма к концу работы скапливались корки и аромат был не от «шанель». Стоял тот запах несколькими днями в ноздрях.
    На этой работе мы иногда калымили (от  слова «калым», см. википедию). Приезжал из какого-то магазина экспедитор с машиной. И если тот поначалу был неграмотный, то на выходе транспортёра ему грузили мелкие и кривые арбузы.  Видимо — это в  психологии грузчиков, торговых и складских  работников. Экспедитор, увидев в кузове арбузный товар,  спохватывался и просил грузить покруглее и крупнее. Самый грамотный такой сразу говорил о стимулировании. Тогда по грузовой цепочке подавали команду на изменение курса качества и  догружали машину высшим стандартом. Экспедитор подкидывал крайнему грузчику премию, примерно тогда 3, 5 или 8 рублей. Так за день на троих набегало иногда до 50 рублей. Делили поровну. Я это рассказываю затем, чтобы было понятно, к сожалению, о принципе, что «не подмажешь — не поедешь». Или по-марксистки: «Бытиё определяет сознание», а потом по ситуации в жизни для каждого и торговое: «Сознание определяет бытиё».
   С начала августа я попросился на постоянно-временную работу (на месячный оклад) на одной из плодоовощных баз, всё по системе «Моспогруз». На каждой базе была своя столовая для работников, т. е. обед был бесплатный и кроме того разрешали умеренно брать с собой в сумку то лук, то картофель, то солёные огурцы, то морковь. В общем всё, что надо для домашних первых блюд. На базах за лето заработал почти тысячу. Большие деньги по сравнению со стипендией в 220 рублей. Купил драповое пальто к началу занятий на пятом курсе. Общий вид у меня — под  будущий тип инженера, кто понимает.   

    3.5.  5-й курс.  Сентябрь 1958 — июнь 1959. Госэкзамен. Дипломная практика. Написание и защита диплома.  Путёвка в жизнь.

     Занятия на пятом курсе  начинались с сентября. В августе после поездки в Ейск меня потянуло на стихи.
   Открываю архивную тетрадь с черновиками и всякими набросками и вижу даты лирических и пейзажных зарисовок 3-4. 8. 58; 4.8.58; 14.8.58; 15.8.58;16-17.8.58; 3.9.58 (стих. «Веселись в безудержном порыве..», опубликованное в 2003 г. в сборнике «Белый куст сирени»). Эта девушка жила рядом с институтом в пятиэтажном доме, мне очень нравилась. Рыжая, красивая, стройная, танцующая и умная. Но меня она не оценила. А стихов я ей, да и никому из девушек не читал. В сердцах я написал «рыжей»  прощальное...
 
   *      *      *       

Веселись в безудержном порыве!
Ты танцуй в новом ритме и пой!
Знаешь: чувства в весеннем разливе
Навсегда потеряли покой.

Увлекайся благими мечтами!
В свете рампы гори и танцуй!
Знай: завалят твой путь цветами
Мимолётными, как поцелуй.

Пусть ласкает смешная улыбка.
Этот вечер слепительней дня,
Если стан твой  податливо гибкий
С ума сводит не только меня.

Пусть мучительней сердце забьётся,
Ожиданием теплится взгляд.
Знаю: жизни найти придётся
Для тебя ещё лучший наряд.

Веселись в безудержном порыве!
Ты танцуй в новом ритме и пой!
Знай, что в этом весеннем разливе
Навсегда потеряешь покой.

                        03  сентября 1958 г.

    Пересматриваю  стихи от  5.9.58, 16.9.58, 19.9.58 и запомнившееся лирическое 21.09.58. Это стихотворение родилось во время посещения парка культуры и отдыха им. Горького. Я шёл по парку около набережной и увидел вдали на параллельной аллее девушку с накинутым белым шарфиком, который развевался на ветру. Подойти я к ней не решился  сразу, а она исчезла затем в толпе гуляющих. Пришёл домой и вечером написал  буквально на одном дыхании «Белый шарфик»

Белый шарфик, белый шарфик
Шею тонкую обвил.
В старом парке, в старом парке
Белый шарфик вдруг пленил.

В старом парке трепет жаркий
Пронизал и охватил.
Белый шарфик, белый шарфик
Радость встречи подарил.

В старом парке, в старом парке
Свет блеснул и озарил.
Белый шарфик, лёгкий шарфик
Ты зачем меня пленил?

   Затем, когда я освоил через годы гитару, этот текст стал моей первой, по времени написания, авторской песней.
      В октябре и вплоть до нового года я писал стихи и рассказы периодически.    
     Неожиданно на пятом курсе ввели предмет «Гидравлика», по которому объявили экзамен, но без курсовых работ.  Не знаю почему, но большинство студентов не ходили на эти лекции. Из нашей группы (тогда осталось после первого курса всего двадцать человек-студентов) посещали лекции трое хорошистов-отличников. За три дня до экзамена наша группа 54-М-2 собралась в свободной аудитории и один из студентов кратко рассказал нам о ламинарных и турбулентных потоках газов и жидкостей. По записям лекций хорошистов- отличников мы составляли шпаргалки часа четыре. Потом каждая группа из трёх-четырёх    друзей-студентов собиралась вместе, обменивались «знаниями», пытались наскоком освоить эту гидравлику. Насколько помню, тогда с 1958 года, стали давать стипендию для малоимущих студентов при наличии тройки на экзаменах. К таким стал я относиться по зарплате отца на нас двоих. Я  и другие студенты  считали, что если мы добрались до пятого курса, то двойку ставить и исключать из-за какой-то гидравлики никого не станут. Так и получилось, на экзамене промямлили многие, что-то близкое к истине, и каждый получил тройку. А отличники — своё заслуженное.
    В  этот предпоследний семестр 5-го курса мы продолжали изучение оборудования элеваторов и пищевых комбинатов. Практику мы проходили на пищекомбинате имени Микояна. Посещали производственные помещения, где наблюдали работу машин по подготовке сырья. Мне понравилась на комбинате дешёвая столовая. Обед стоил сущие копейки, в два раза дешевле, чем в студенческой столовой. В меню были почти настоящие котлеты, супы и  щи с мясом. Так кормили  своих рабочих на комбинате.
    Посетили мы нашей группой мукомольный комбинат им. Цурюпы в Сокольниках, знакомились с технологией производства муки и оборудованием. Учебные материалы по пищевым машинам носили  обзорный характер и экзамены фактически на уровень памяти студента почти все сдали легко.
       В начале последнего семестра в феврале 1959 года каждому из выпускников определили тему диплома и научного руководителя  кафедры «пищевые машины, подраздел  элеваторно- мукомольное производство». Фамилию руководителя я не помню. Но содержание темы  дипломной работы помню прекрасно. Мне предложили разработать конструкцию и  обосновать параметры установки по обдирке поверхности кукурузы. Снятие оболочки необходимо для  подачи зернового потока  кукурузы на дробление. На кафедре руководитель показал мне опытную установку и рассказал о назначении конструкции. Установка содержала цилиндрическую обечайку, на внутренней поверхности которой  был размещён блок стационарных стальных трубок.  В корпусе установлен  вал, на котором  шарнирно закреплены так называемые била в виде пластин. В процессе работы на  поверхности блока  трубок летят зёрна кукурузы, раскрученные билами. И с поверхности зерён должны были слетать оболочки.  Руководитель продемонстрировал работу установки с дозой зерён кукурузы примерно на 5 кг. Через десять минут остановил процесс. Вытащил из корпуса результат. Там почти половина зёрен была разрушена в разной степени. Но часть зёрен была действительно  без оболочки. Руководитель сказал, что на битые зёрна не надо обращать внимание. Я его понял.
    Моя задача состояла в том, чтобы  рассчитать окружные скорости вала и обосновать  оптимальные. И получить другие результаты. Изменять скорости можно было путём смены приводных звёздочек с разными числами зубьев. В феврале месяце я начал заниматься расчётами скоростей, чертежами установки, видами узлов и примерами деталировок. Все чертежи делал в чертёжном зале института при помощи рейсшины, а расчёты при помощи логарифмической линейки, в те времена это трудоёмкие методы конструирования и оформления чертежей.  Для поиска режимов менял трижды параметры приводных звёздочек. Потом изменял продолжительность  обработки. Получал опытные дозы кукурузы и считал нормальные ошкуренные и ненормальные резаные зёрна.  Руководитель два раза со мной встречался по ходу опытов.  И напутствовал: «Продолжайте».
      С начала 1959 года в институте стала выпускаться однолистовая газета «Пищевик»,  куда я передал две прозаических зарисовки, каждую назвал  «рассказик». Копия одного у меня сохранилась. Называется «Обещание».
     «Глубокая ночь. Тишина. Через равные помежутки времени гулко бьют часы. Звуки повисают  в воздухе, постепенно замирая в тёмных углах комнаты. В постели лежит вечно неуспевающий студент. Ему не спится. Он вспоминает лучезарное детство, первый класс, когда дневник весело шелестел «пятёрками» и «четвёрками», когда бабушка мыла руки туалетным мылом перед тем, как взять дневник, когда дедушка тихо радовался, когда папа безмятежно смеялся, когда мама счастливо улыбалась, когда...
    И вот уже по артериям академически  не успевающего студента текут слёзы воспоминаний и по венам возвращаются в грешное сердце очередным обещанием ...». Февраль 1959 г. В том же номере было опубликовано плаксивое стихотворение одного несчастного влюблённого студента. Рядом художник нарисовал портерт скучающего кота при луне.
      В апреле мой приятель по шахматам и начинающий поэт Миша Цукерман сообщил, что его стихи напечатали в журнале «Юность», читай под псевдонимом Михаил Гришин. Нашёл журнал. Прочитал. Сделал выводы. Собрал некоторые стихи и поехал в редакцию. Заведующий отделом поэзии почитал подборку и сказал, что стихи слабоваты и надо работать над собой. С тем и попрощались.
     В марте редко занимался дипломом. Играл в баскетбол и шахматы и думал, что делать. Записался в драмкружок для интереса. Ставили «Сивильский цирюльник». Мне досталась второстепенная роль какого-то стражника при чьих-то воротах, кажется, с репликой: «Кто там?». После первой репетиции режиссер сказал, что мне не надо терять время и  придти прямо на спектакль. Который назначили через месяц. В день этой премьеры откуда-то, из какого-то театра привезли реквизит и раздавали костюмы. Если бы я знал, во что меня оденут, то не согласился бы дебютировать. Мне достался какой-то кафтан неприличного цвета, чулки типа колготки,  штаны дутые в виде эллипсоидов. Хорошо, что я, выпускник института, вышел на сцену всего на три минуты позора, рявкнул на чей-то стук в ворота и смылся за кулисы для переодевания. На банкет той премьеры не остался.
     В апреле  перечитал план диплома, провёл новую серию опытов  и начал оформлять  пояснительную записку расчетов и эффективности установки. Встретился с руководителем. Он посмотрел записку и несколько чертежей. Одобрил.  Предложил добавить ещё чертёж. И сказал, чтобы я не расстраивался,  подбор параметров для установки — длительный процесс. Возможно надо в будущем менять диаметр трубок на верхней обечайке барабана. А в общем, чтобы я оформлял окончательно материалы диплома: общий вид установки в двух проекциях, схему блока трубок, представил расчёт окружных  скоростей и на выходе таблицу  результатов. Вот с таким дипломом я вышел на защиту в начале июня 1959 года.
    Приёмная комиссия была в составе  трёх докторов и кандидатов наук.   Я развесил чертежи и  схемы. Расчётная записка была передана комиссии заранее. Мой руководитель представил меня. Докладывал я минут двадцать. Ответил на вопросы. Вроде, без ошибок.   После защиты дипломов несколькими студентами нас собрали в аудитории, зачитали результаты. Мне поставили тройку. Хотя средние оценки у меня по всем предметам были  выше четвёрки, так как иначе я бы не получал всегда стипендию. Оценка по диплому решающе влияла на места распределения выпускников, особенно в Москве.   
     Перед получением дипломов  вызвали в деканат для получения направлений на работу. Заказы на выпускников давали профильные предприятия пищевой промышленности по Москве, по России и по СССР. В группе у нас почти половина студентов были из разных областей. Большинство москвичей получили направления на московские предприятия или ближнее Подмосковье. Мне дали направление в Бугульму, в Татарскую республику на элеватор. Были даны подъёмные в размере 1000 руб для выезда на пункт назначения  (эти деньги в августе того же года я вернул в Бугульму, не  тратя ни копейки,  с письмом, что приехать не могу по семейным обстоятельствам). Мы с моим приятелем решили найти работу в Москве. Тем более, что у меня в то время была девушка. Почти невеста. Мои два приятеля Сергей Михеев и Миша Башкиров сказали, что тоже не поедут. Мишка старше нас на два года, сказал, что он уже женился. Это был предлог. Сергей не знал, что делать, он был тогда совсем одинокий. Моя соседка Валентина мне предложила свой вариант. У её знакомой была выпускница, дочь священника тоже окончила институт. И не хочет выезжать из Москвы. Валентина предложила мне фиктивный брак. То есть мы расписываемся с той девицей, но жить вместе как супруги не будем. Я отказался. Зачем я буду портить свой паспорт?  Диплом  от 22  июня 1959 года я получил через три дня после получения подъёмных.
     В те времена, ещё с осени 1956 года я жил самостоятельно. Ко мне перед дипломом приезжал отец, мы играли в шашки и он учил меня жизни. Я сказал отцу, что поскольку всё не запоминаю, буду записывать его наставления после полемики. Отец обозвал меня неправильно, но я записал самые мудрые, на мой взгляд, изречения. Вот некоторые из них.
1)    «Красоту за голенище не класть»
2)    «Ищи жену не в хороводе, а в огороде»
3)    «Постучи в любую дверь. Скажи, что ты инженер, и тебя сразу женят»
4)    «От  тебя, как от быка. Как небиться, а молока не добиться»
5)    «У тебя воображения больше, чем соображения»
6)    «Твои мысли не перелетают частокол окружающего дома»
7)    «Мели Емеля — твоя неделя» (ну это плагиат)
8)    В пылу ссоры: «Ну, очень ограниченная личность»
9)    О плохом питании: «Были бы кости, мясо нарастёт»
10)    На информацию, что меня приглашают в полупрофессиональную баскетбольную команду: «Спорт — не профессия»
11)     «Не забивай голову только книжным умом»
12)     Запомни на будущее для семьи: «Мой дом — моя крепость» .
       В спорах и разговорах на мат мы никогда не переходили. В молодости всегда кажется, что мы, дети, умнее родителей. Перечитывая наставления, теперь я другого мнения. И тогда же я получил «красивое» письмо от подруги,  это было уже расставанье. Не по её и не по моей вине... Ответ я дал в стихах.     

Не говори мне  про Кавказ,
Про горы с чистыми снегами,
Про санаторий – «высший  класс»
И про поклонников с цветами.

Ах, как красив был там  закат!
А море нежно-голубое
Ласкало, ну как верный брат,
Обворожительным прибоем.

Мне не понять той темноты,
Обрыва грозного крутого,
Где так сидеть любила ты,
Ждала чего-то дорогого.

Зачем красивый твой рассказ?
Я это, вроде, где-то слышал.
Смотри: как сразу день погас
И дождь залил слезами крышу.

       Вокруг нашего двухэтажного дома находился вишнёвый сад, а со стороны, примыкавшей к оврагу железной дороги, цвели разрозненно яблоневые деревья.  Я собирал в июле-августе вишни, варил варенье, получалось по две трёхлитровые банки на зимний сезон. На деревьях веселились синицы и воробьи. Временами появлялись кошки, некоторых я брал в квартиру, подкармливал, чем Бог послал, а они в знак благодарности  ловили мышей, которые водились в подвале под первыми этажами и вылезали иногда через прогрызанные отверстия. Помню, однажды на кухне один такой дворовый  кот поймал мышку и играл с ней. То прихватит, то отойдёт  в сторону и ждёт, что та будет делать. Однажды тот кот зазевался и мышь ускользнула. Кот спрятался за тумбочку и стал ждать. Но мышка не появлялась час, другой, третий, пятый. Я даю коту колбаски, но тот игнорирует, сидит как вкопанный, в засаде. Я занимаюсь своими делами в комнате, иногда прихожу на кухню. Кот сидит за тумбочкой. Сижу, пью чай, предлагаю коту перекусить, но он морду воротит. Но вот вылезает та или другая мышь из дырки. Кот выжидает, я наблюдаю. Когда мышка отбежала на 30-40 сантимеров, кот прыжком хватает эту мышь и уходит с ней в зубах в коридор и к двери квартиры.  Выпустил кота на улицу.
    Приходил ещё другой кот, мяукает за дверью. Впускаю. Сажусь, обедаю на кухне. Смотрю, этот Барсик сел на задние лапы, выставил-сложил  передние, вроде как заяц, и смотрит на меня, поворачивая голову то налево, то направо. Просит что-нибудь. Дал Барсику супа в миску. Тот поел и опять встал в цирковую позицию. Дал, конечно, супа уже с куском курицы.  Когда надо ему на улицу, подходил к двери и мяукал, просился. Выпускал его. На другой день за дверью слышу это кискино «мяу», открываю и опять получаю на кухне цирковое представление.  Тот Барсик посещал  меня два месяца.
    Конечно, жизнь была не только с дворовыми котами. Я ездил играть в шахматы в парк Горького, в баскетбол на пляж на водный стадион «Динамо» в районе знаменитого Северного речного вокзала, ходил в парк посёлка Сокол играть в шахматы. В то время ездил по району и на пляж в Щукино с  дворовыми друзьями.
    В те пятидесятые годы в Москве развернулось строительство пятиэтажек. Хрущев был неугомонный на фантазии. Возможно та ситуация на целине, когда комсомольцы были кинуты в марте-апреле 1954 года в жуткие морозные условия палаточного выживания на целине в Казахстане повлияла на сообразительность Хрущёва. И он инициировал в стране и в Москве жилищное строительство. То есть, выведение основной массы населения из проживания в многочисленных одноэтажных бараках и без санитарии, а также из перенаселённых коммунальных квартир в центральных и прилегающих районах Москвы и областных городов. Были срочно созданы проекты строительные, возведены домострои-тельные комбинаты, выпускающие стенные и сантехнические  панели, и началось с 1956 года широкое строительство пятиэтажных блочных домов, так называеемых хрущёвок. В Москве построен образцово-показательный район «Черёмушки». Постепенно в строительстве, с 60-х годов переходили на многоэтажные, сначала девятиэтажные дома, для которых разработали и производили, как говорится «с нуля», отечественные лифты. Квартиры предоставлялись государством бесплатно по установленным жилищным нормам. В течение десятков лет власть выводила население на приличные условия проживания в городах. Эта тенденция коснулась и меня. Об этом далее по тексту книги. А пока. Вернёмся к поиску работы и средств выживания после получения диплома.  
   Мы с Мишкой Башкировым стали ездить по отделам кадров Москвы. Везде висели объявления: требуются инженеры. В начале июля  мы пришли в отдел кадров какого-то закрытого предприятия в районе стадиона «Локомотив» на Басманной, за Елоховской церковью. Встретил нас серьёзный мужик, назвавшийся, кажется, Василий Иванович.  Мы представились как инженеры-механики. При нас начальник  отдела позвонил куда-то и через пару минут предложил заполнить бланки автобиографии. Мы написали и передали Василию Ивановичу. Он посмотрел мой листок, увидел фамилию и редкое даже тогда Отчество «Климентьевич»  и спрашивает: «А Михаил  Климентьевича вы знаете?» Отвечаю: «Да».
—    Он Вам кто?
—    Мой дядя.
–    Очень интересно. Вы знаете мы с ним воевали в Отечественную. Под Ржевом. Как он поживает?
–    Я у Михаила Клеменьевича  не бывал. Он величина, полковник. Но от отца знал, что он живёт на даче в Удельной и у него два сына, Володя и Николай. Володя, тогда врач, приезжал к нам на Кипренского к моему брату Володе. Я присутствовал и только слушал. Они были взрослые тогда для меня.
–    Ну ладно.  Приходите через неделю.
Мы приходим. И Василий Иванович сообщает:
–    Анкеты  проверили.  Вы оба приняты.  Можете с понедельника выходить  на работу.
     И уже с 12 июля 1959 года мы начали работать. Я спрашиваю, а могут ли принять ещё нашего друга, механика-выпускника.  
    Василий Иванович позвонил куда-то и сказал: «Пусть придёт на беседу и за анкетой». Сергей Михеев приехал и оформился. Мы стали вместе работать в конструкторском бюро на этом  предприятии. Нам сообщили, что работать будем на кульманах. Каждый получит в распоряжение  кульман — мечта конструктора в то время.

Глава 4. На первом перепутье. Конструктором,  в науку и из науки.  Июль 1959 — октябрь  1968

      По московским дворам

По московским дворам, по московским заборам
Мы гоняли судьбу от ворот до ворот.
И летала судьба по московским просторам,
И бежала от нас за крутой поворот.

Мы просили: –  Постой!  –  заходящее солнце,   
И ловили лучи, как прощальный завет.
Мы искали судьбу в самом дальнем оконце,
Пока был на виду завлекающий свет.

Наше время летело! Наше время плясало!
Наше время не знало, куда хитрость ведёт!
Нам порою казалось, что времени мало,
И казалось в пути, что вот-вот повезёт.
   
На просторах родных мы себя не жалели.
Мы искали любовь и терялись в мечтах.
Мы за дружбу не раз и не дважды пропели,
И не знали, что счастье дрожало в руках.

– Время! Время, постой! Не спеши, наше время!
Мы ещё не успели сказать о себе!
– Все победы и беды никто не отменит, –  
Это правда о нашей летящей судьбе!

4.1. За кульман конструктором. Июль 1959 — сентябрь 1961

      Кратко об истории кульмана, на котором мы начали работать.
  Ку́льман — чертёжный прибор пантографной системы в виде доски, установленной вертикально или под углом. Согласно имеющимся сведениям, автором одноимённого чертёжного прибора и основателем одноимённой фирмы является Франц Кульман.
    Кульман — прецизионное устройство, обеспечивающее возможность проведения прямых линий заданной длины под любыми углами в плоскости чертёжной доски. Используют прибор пантографного типа, состоящий из системы рычагов, соединённых шарнирно в виде параллелограмма, либо координатного типа, имеющий два взаимно перпендикулярных профиля, по которым перемещаются каретки. Система параллелограммов и одна из кареток снабжены делительной (угломерной) головкой с двумя взаимно перпендикулярными масштабными линейками. Линейки могут иметь разный масштаб и различную длину — горизонтальная обычно 500 мм, вертикальная 300 мм. Линейки изготовляют из пластмассы, армированной металлом, или из стального тонкостенного профиля. Конструктор обычно левой рукой держит  головку прибора и перемещает её с линейками по плоскости чертёжной доски. Головка имеет возможность  поворота  на задаваемый конструктором угол и  обеспечивает точность отсчёта угла до 5' (с фиксацией угла поворота головки через 15° либо в любом положении). Головка имеет две шкалы отсчёта (прямую и обратную) и приспособление для их смещения, чтобы выполнять построение проекций под углом. Прибор снабжён тормозом для фиксации положения головки (для проведения заданной линии на чертеже), для поворота от плоскости доски на 90°, приспособлениями для юстировки линеек, установки штриховальных приборов. Применялись различные системы кульманов и их размеры, вплоть до размеров доски 1250 мм  х 2000 мм.
    Кульман диктовал технологию проектирования — в качестве основы для проектирования использовался прикреплённый к кульману лист бумаги, следовательно разработка велась в отдельных плоскостях: вид спереди, вид сбоку, вид сверху. В то же время  новая система автоматическиго проектирования  (САПР)  позволяет проектировать сразу в трёх измерениях, в том числе, применяя обратный подход, начиная разработку трёхмерной модели (инструмента, штампа, механизма) и затем создавая отдельные чертежи для конкретной плоскости и отдельного вида на компьютерах.  До появления САПР на базе персонального компьютера кульман не имел альтернативы, являясь неотъемлемым элементом деятельности для инженеров-конструкторов, проектировщиков, чертёжников.    
  В данный момент уровень использования кульмана как средства проектирования на предприятиях России резко снизился, поскольку САПР значительно сокращает сроки разработки и при достаточном уровне подготовки конструктора несоизмеримо облегчает его работу. На мой взгляд, система САПР требует применения дорогостоящих экранов большого диаметра для получения реальных визуальных размеров узлов и тем более среднегабаритной машины в целом. Поэтому многие конструкторы ещё используют кульманы с целью получения реальных наглядных размеров общих видов ключевых узлов и  машины.
    Мы, инженеры-механики попали на работу в лабораторию вакуумного машиностроения — фактически в конструкторское бюро «почтового ящика» (как тогда называли предприятия закрытого типа, в том числе электронной промышленности) завода полупроводников, которое располагалось тогда в одном из двухэтажных зданий Бакунинской улицы.  
     Кратко технический ликбез для читателей, в основном, гуманитарного профиля. В те 50-е годы приёмники,  магнитофоны и бытовая электротехника были сконструированы на базе электроламп различного назначения, схемы и конструкции громоздкие. Тогда в СССР, как и во всём мире шла так назывемая техническая революция. И в СССР сталинское руководство держало пульс на нерерывном техническом прогрессе. Для коренной модернизации  требовался переход на малогабаритные конструкции электронных комплектующих  приборов как оборонного назначения, так и бытового.
   У всех на слуху метро «Электрозаводская», которое получило название от рядом расположенного электролампового завода.  На котором кстати изготавливали первые телевизоры СССР. Я был по роду работы на том заводе. Видел, как кинескопы телевизоров — электронно-лучевая трубка, на которой появляется телевизионная картинка,  красили вручную. Это уже тогда в конце 50-х годов было анахронизмом.
    Полупроводники — материалы  с двойными свойствами, то есть в определённых условиях это проводники электрического тока, в других «тормоза» тока. В природе есть естественные химические элементы, материалы с такими свойствами, в частности кремниевые. Применяются для  создания микросхем. Интегральной микросхемой называют совокупность большого числа взаимосвязанных элементов – транзисторов, диодов, резисторов, соединительных проводников, изготовленных в едином технологическом процессе.
    По функциональному назначению полупроводниковые диоды делятся на выпрямительные, импульсные, стабилитроны, фотодиоды, светодиоды и т. д. Выпрямительные диоды предназначены для преобразования переменного тока в постоянный. Импульсные диоды предназначены для работы в цепях формирования импульсов напряжения и тока. Стабилитроны предназначены для стабилизации напряжения.   
     Вакуумная техника применялась и применяется для создания среды, в которой методом распыления различных металлов и сплавов производилось нанесения на платы схем с  заданными параметрами и характеристиками. Мы были в определённом технологическом процессе, который базировался на использовании вакуумных насосов. Надо признать, что руководство страны, тогда СССР, взяло курс на высшее техническое образование, и инженеры и конструктора разработали — создали  новейшую по тем временам технику, в частности вакуумные насосы, необходимые для земных и космических исследований.   
     С нами рядом работали инженеры годичного и двухгодичного срока выпусков из элитных Московского энергетического института и Московского Высшего технического училища им. Баумана. Кстати оба института расположены территориально в районе метро «Бауманская», рядом с предприятиями электронной и энергетической промышленности.  Мы, выпускники, механики пищевого института по знаниям были не ниже инженеров из этих престижных Вузов. Установки, которые мы конструировали были, в основном, на базе статической и динамической механики и не представляли собой особой сложности для нас. Но любая деталь конструкции имеет параметры для изготовления, знания по которым универсальны, что в энергетическом, что в пищевом, что в текстильном машиностроении. В обеденные перерывы играли в шахматы, в результате после проигрышей нас стали уважать сотрудники.   
     В сентябре того 1959 года я со второй получки купил в комиссионном магазине бытовой магнитофон марки «Днепр-9» за 1000 рублей (цена до реформы 1961 года). Привожу характеристики магнитофона.
     Из википедии: «Модель 1956 года, первый из «Днепров» с двухдорожечной записью и лентой на катушках, и вообще первый советский серийный двухдорожечный магнитофон (до того двухдорожечными были только магнитофонные приставки к проигрывателям)[2]. Конструктивно представляет собой модернизацию «Днепра-5». Скорость ленты 19,05 см/с, частотный диапазон 50—8000 Гц на самой качественной на момент выпуска аппарата ленте — советской «тип 2» или СН производства ГДР. При использовании катушек № 18 (350 м ленты) длительность записи на одной дорожке — 30 мин. Номинальная выходная мощность 2,5 Вт. Габариты 510×350×320 мм. Масса 28 кг».
     К магнитофону прилагался штекерный микрофон для звуковой записи. К тому времени у меня был огромный радиоприёмник с несколькими диапазонами приёма радиостанций. По вечерам я  ловил музыку западных станций и записывал её на катушки магнитофонных лент.  Жизнь у меня стала весёлой. Друзья: Эдик Орехов со второго этажа,  живущие рядом Сергей Петкевич, Юрий Загродский и Сергей Михеев с Октябрьского поля, приходили в любое время. Мы сбрасывались по рублям.  По выходным садились  втроём-вчетвером за бутылкой красного вина объёмом 0,75 л. Чтобы не было скучно, я обычно составлял какую-нибудь программу типа: «Сегодня мы находимся на берегу Нила. Подплывает крокодил. И говорит: «Привет». Кто-то из друзей тут рявкает по-крокодильи. Комментирую дальше: «А вот к нам подошёл знакомый лев за колбаской». К примеру, Михеев здесь имповизирует: «Пошёл вон отсюда. Самим мало». В общем, получалась дурь самобытная. Я продолжаю: «А сейчас к нам подходит друг из племени «Тумбо-юмбо». Исполнит свою любимую песню. И Эдит (это была его роль) затягивает: «Как умру я, умру, похоронят меня. И никто не знает, где могилка моя». И мы, уже подогретые, затягиваем, как припев: «И никто не узнает, где могилка моя». Вот такой, как бы,  пессимизм. Продолжаю программу: «А сейчас у нас в гостях ковбой Джо. Он споёт нам песню любимую». Юра Загродский начинает свой «шлягер»:

Хорошо в степи скакать, свежим воздухом дышать.
Лучше прерий места в мире не найти
Парабу-да, парабу-дабуда.
Сверху солнышко печет и лошадка не трясет,
И пивные попадаются в пути.

И мы хором припеваем:
Эй-го, Эй-го, Эй-го, Эй-го,
Если только конь хороший у ковбоя!
Эй-го, Эй-го, Эй-го, Эй-го,
Все равно найдет он счастие свое!

А Юра Загродский продолжает:

Мы ворвёмся ночью в дом и красотку украдём,
Если парня не захочет полюбить.
Но зачем такая страсть, но зачем красотку красть,
Если можно её так уговорить.

И мы хором орём припев....

     Тогда с осени 1959 года и далее два-три года мы пели и без гитары, но под «красное»  интеллектуальные песни. Одна из них была песня Александра Галича. Тогда мы не интересовались, кто автор, это было не главное. А пели песню «технарей» - технических специалистов, которыми мы себя считали.  По тексту, по памяти:

«Думаем с товарищем: Ну и ну…
Ноги, словно ватные, и всё в дыму…
Думаем, нуждаемся в отдыхе,
Что-то непонятное в воздухе.

Взяли «Жигулевского» и «дубняка»
Третьим пригласили мы истопника.
Дернули, добавили еще раза,
Тут нам истопник и открыл глаза.
Да на ужасную историю,
Про Москву и про Париж,
Как наши физики проспорили
Да ихним физикам пари…
Все на этом шарике вкривь и вкось,
Все на этом шарике да набекрень…
А что вы себе думаете: День? То ночь!
А что вы себе думаете: Ночь? То день!

И рубают финики лопари,
А в Сахаре снегу невпроворот,
Это гады-физики на пари
Раскрутили шарик наоборт.
А там, где полюс был, там тропики,
А где Москва - Нахичивань…
А что мы люди, а не бобики,
А им на это наплевать…
Кончил ту историю истопник,
Вижу мой товарищ ну буквально сник…,
Раз такое дело, то гори огнём…
Нынче мы малярничать не пойдём.
И лечусь «Столичною» лично я,
Чтобы мне с ума не тронуться,
Истопник сказал «Столичная»
Очень хороша от стронция…

И то я верю,  то не верится,
Что минует та беда…
А шарик вертится и вертится,
И всё время - не туда!

   Однако не всё было у нас однообразно. Иногда я создавал дискуссию, как импровизацию спора  двух приятелей. На диспут, например: В чём состоит счастье?   И каждый свободно под микрофон высказывался. В основном, все сводилось к желанию встретить красивую девушку, которая тебя бы понимала. Правда, в чём это понимание заключалось, ответа не было.  Но главным признавалось презрение к  барахлу. В то время ещё не было бардовских песен, ни Окуджавы, ни Высоцкого, ни тем более Пугачевой. Но и звучали песни Фатьянова. Эстрада только начиналась.  Знали мы и полублатные песни типа «Мурка», только в порядке шутки, потому что не были мы - никакие блатные. Но эту послевоенную среду знали. Не знаю, правда, как говорится с какого бодуна, но пели даже  «В кейптаунском порту с  Жанеттой на борту...» … А на следующей встрече мы прослушивали по желанию всю записанную галиматью.
   Магнитофон иногда ломался и мне приходилось чинить ленто-протяжный механизм. Залезал с отвёрткой в корпус и регулировал пружину натяжки. Кассеты я покупал в магазинах и записывал музыку с приёмника.
    Поскольку  я жил на первом этаже нашего двухэтажного барака, то выставлял в окно магнитофон и дарил музыку на улицу. Никто не возражал.  Напротив нашего дома тогда в середине 50-х построили пятиэтажноый дом, в котором поселили многих футболистов команды «Спартак».
   В районе центром культуры стал с 1959 года кинотеатр «Ленинград». Из интернета: «Это был — одноэкранный кинотеатр в районе метро «Сокол», на Новопесчаной улице, на территории бывшего Московского городского Братского кладбища героев Первой мировой войны, превращённого в парк в 1932 году. При рытье котлована под кинотеатр были извлечены останки солдат. Согласно распространённой легенде, кинотеатр был построен на месте снесённого храма Спаса Преображения на Братском кладбище[3], однако это не соответствует действительности. Храм располагался примерно в 240 метрах восточнее в середине нечётной стороны улицы Луиджи Лонго[4].»
    Из интернета: «Кинотеатр был открыт 13 января 1959 года[5][1] показом фильма «Кочубей»[5]. «Ленинград» был одним из первых кинотеатров Москвы, построенных в современной для того времени форме «коробки»[6], а также восьмым по счёту широкоэкранным кинотеатром столицы[5]. Облицовка здания красным и белым кирпичом образует сетчатый рисунок, напоминающий орнамент Дворца дожей в Венеции[7]. Над входом находится большая ниша, предназначенная для размещения афиш кинофильмов. Стеклянная «обрезка» в нижней части здания придаёт ему лёгкость и создаёт ощущение, что основной объём висит над пустотой[6]. В верхней части стен — круглые окна-люкарны. В кинотеатре было более 1000 мест[2][5], когда показывали обычные фильмы, и около 900, когда демонстрировали широкоэкранные. Экран кинотеатра имел ширину 18 м и высоту 7 м [8]. Было установлено три современных советских кинопроекционных аппарата, которые позволяли показывать как обычные, так и широкоэкранные фильмы[1]. В кинотеатре также имелись удобный вестибюль, большое фойе, читальня и буфет[5]. В 1980-х годах в кинотеатре действовало 9 киноклубов и кинолекториев, среди которых «Клуб автолюбителей Ленинградского района» (киношкола автолюбителей) и «В мире кино»[2].
     В 2013 году кинотеатр был продан Москвой компании «Люксор Интертеймент» за 200 млн руб[12]. Тогда же появились планы реконструкция кинотеатра под культурно-просветительские цели в связи с его убыточностью. При этом планировалось увеличить площадь здания с 2625 м² до 5600 м² и устроить парковку[13]. Многие местные жители и градозащитники выступили против реконструкции, поскольку это могло нарушить историческую аутентичность района. Кроме того, кинотеатр расположен на территории бывшего Братского кладбища, имеющей статус объекта культурного наследия регионального значения[12], а строительство торгового центра бо́льшей площади неизбежно привело бы к вскрытию захоронений[14]. 30 июня 2014 года проводился митинг против сноса кинотеатра и строительства на его месте торгово-развлекательного центра[15]. Звучали предложения перепрофилировать кинотеатр в музей Первой мировой войны. Против сноса кинотеатра было собрано около 7 тысяч подписей[12]. В августе 2014 года, когда отмечалось 100-летие начала Первой Мировой войны, московские власти отозвали проект строительства ТРЦ на месте кинотеатра «Ленинград». Москомархитектура поручила департаменту городского имущества Москвы «подготовить предложения по разработке альтернативной схемы решения вопроса»[16]. Весной 2017 года кинотеатр лишился неоновой вывески на фасаде.
По данным на 2020 год, кинотеатр принадлежит АО «РЭМ». Компания планировала к августу 2021 года реконструировать здание, открыв в нём «культурно-досуговый центр с сохранением функции кинопоказа»[17].  9 марта 2021 года в кинотеатре произошёл пожар. Было обнаружено два очага возгорания: в подвале и на третьем этаже. Не исключается версия поджога[18].”
     В КБ  работа шла своей колеёй.  Мне дали на разработку  установку для покрытия какой-то стеклянной сферы напылением какого-то  неизвестного материала. Базой установки был  герметичный стальной корпус и горизонтальная площадка,  на которой размещали объект для напыления. Рядом стоял распылитель типа тигель. В полости корпуса откачивали воздух вакуумным насосом. Потом включали блок нагрева распылемого материала до высокой тмпературы. Материал распылялся, летел во все стороны и попадал на заданную поверхность. Вакуумный насос отключали. Камеру снимали или поворачивали на шарнире и вынимали полученные заготовки. Это принципиальный рассказ о технологическом процессе.
     Следующей моей разработкой была установка для изготовления ёлочных игрушек. В камере сконструировал поворотную платформу, на которой располагали штыри. На последние одевали стеклянные игрушки. Процесс технологически тот же. Откачивали воздух, создавали вакуум заданной величины, включали вращение платформы с игрушками, включали тигель, металл испарялся и покрывал поверхности игрушек. Получали  однотонную  цветную  поверхностть.
     Инженеры  рядом создавали какие-то конструкции, в том числе для электронной техники оборонного направления.   Но мы никогда не подсматривали, чем кто  занимается. Это было не принято, хотя нас никто не предупреждал. Потому что понимали, что работаем в закрытой системе. В общем, нам не требовалось знать тонкости электронной техники. Технологии задавали и задают физики-электронщики. Мы создавали стационарные установки с несложными для нас конструкциями вращения для напыляемых объектов в вакууме.  
      Получали мы оклад инженера, который составлял 1000 рублей в месяц, что было больше оклада инженера примерно в 800 рублей в пищевой промышленности. Плюс по итогам квартала нам давали премии, 20-40% к окладу, то есть 200-400 рублей. Эти деньги распределял начальник отдела по совету руководителя каждой бригады  конструкторов.
     Через два месяца после начала работы в этом КБ,  руководитель группы сообщает, что сегодня комсомольское собрание. Я говорю, что не комсомолец. Тот несказанно удивился. Сообщает, что даёт мне рекомендацию. Хотя было известно по уставу, что рекомендующий должен знать своего кандидата не менее года, т. е. я должен был ещё отработать этот срок. Но руководитель,  кстати, молодой инженер из МЭИ, старше меня лет на пять, заявил, что это не главное и ещё одну рекомендацию пусть даст мне кто из моих друзей,  которые комсомольцы и знают меня более пяти лет по институту. Таким образом, с рекомендациями я приехал в райком, передал документы. В коридоре Бауманского райкома комсомола стояли четырнадцати — пятнадцатилетние школьники и школьницы и я, взрослый дядя. Члены приёмной комиссии райкома, когда я вошёл, очень удивилась. Задавали вопросы не по Уставу, а почему ранее не вступал в ВЛКСМ. Ответил, что в школе со мной никто не говорил по этому поводу. И в институте. Сам я не писал заявления, мне было как-то неудобно. На вопросы, чем занимался в инстутите, ответил, что играл за сборные в шахматы и в баскетбол, участвовал в самодеятельности. После этих ответов мне объявили о принятии в ВЛКСМ. Поблагодарил и удалился. Вот такая ситуация.
     Профессию конструкторскую я и мои друзья освоили. К нам не было никаких претензий. В то время у меня и друзей было желание увеличить заработки. Мы пошли по округе. Я увидел рядом в районе улицы Почтовой афишу: требуются конструкторы. Предприятие тоже было «почтовый ящик». Зашёл в отдел кадров. Представился. Проработал я там месяц, с 5-го августа по 6 сентября 1960 г.  и ушёл, так как после испытательного срока мне срезали оклад с предложенного 1200 до 1000 рублей.
   Перешёл с 7-го сентября  на другое предприятие — «закрытое» ОКБ-2 , которое расшифровывается как Особое КБ  по специальным конструкциям. Вышел какой-то руководитель, переговорили и он, узнав, что я разрабатывал, предложил перейти на оклад 1300 рублей старшим инженером-конструктором опять с месячным испытательным сроком, тогда это была обычня практика. Поверка, обычно  месячная, ведётся по линии госорганов на доверие, как тогда требовалась, мне не нужна была, т. к. у меня уже была вторая форма допуска к секретным работам по предыдущим предприятиям.
      Я перешёл. Мои друзья оставались в КБ на заводе полупроводников.
      Эти события проходили летом 1960 года, когда объявили о предстоящей замене  денег,  с 1 -го января 1961 года. Тогда все понимали, что это Хрущёв придумал денежную реформу.
   На новой работе дали новый кульман, которыми оснащали это специальное ОКБ-2. Сначала получил несложное задание, которое быстро  выполнил. Но через месяц испытательного срока мне сообщили, что дают оклад 1100 руб вместо 1300, да ещё с понижением в должности до простого инженера.  Я обиделся и решил, что работать здесь не буду. Сразу уходить не захотел, т. к.  получалась уже беготня с одного на другое предприятия за «длинным» рублём. Это было близко к истине. Решил поработать целый год, набраться знаний, а потом решать, где и за что работать.
     Дали  мне сложное задание.   Конструировать узел в автоматическую линию, передача какой-то плоской подложки  из одной секции в другую. Надо сказать, что конструкция базировалсь на  знаниях теории машин и механизмом. Пришлось думать. Создал кулису - «руку», на которой располагался  барабан с ячейками, который надо было  повернуть и установить на новую позицию, в автоматическую линию. Нарисовал и рассчитал кулачковый механизм. Кроме того, надо было подавать подложки в каждую ячейку барабана, да и потом вращать на каждую новую позицию. Всё расписывать  не буду. Но свой узел я сделал во время и без дополнительного привода. Вот это была автоматика на базе механики. И за знания «спасибо» кафедре «Теория механизмов и машин» МТИПП.  К новому году чертежи с полной деталировкой, то есть размерами, допусками и посадками, чистотой обработки деталей для изготовления в механических цехах я  сделал. После 1 -го января 1961 года вышел приказ перевести меня на должность старшего инженера с окладом 120 руб. (это уже по денежной реформе 1 к 10). Но я уже обиделся. А события шли своим чередом.
      12 апреля 1961 года, ранним весенним утром, мощная ракета-носитель вывела на орбиту космический корабль "Восток" с первым космонавтом Земли — гражданином  Советского Союза Юрием Гагариным на борту. Этот день навсегда вошёл в историю человечества.
   Мы узнаём эту новость по радио с  позывными "Широка страна моя родная" и торжественно-тревожный голос Левитана. В воспоминаниях Юрий Левитан  сообщал, что он  с трудом сдерживал слезы 2 раза в жизни — когда  объявлял о безоговорочной капитуляции Германии  9 мая 1945 года и когда Гагарин в космос полетел.
    Мы, в то время инженеры-конструкторы закрытой организации, чувствовали причастность  к этому событию наших руководителей, старших по возрасту и знаниям конструкторов и исследователей закрытых предприятий России и СССР.
   Наступает лето 1961 года. Мы встречаемся часто после работы  с  институтскими друзьями.  Тогда нас, меня и Мишку Башкирова  осеняет желание поехать за границу, то есть тогда в ГДР. Сергей Михеев сразу отказывается, у него есть невеста и желание жениться. По специальности военной мы были интендантами при звании «младший лейтенант», присвоенной перед окончанием института в связи с прохождением курса военной подготовки. Мы навели справки, направились в военкомат и напросились на работу в ГДР по военной спецальности.  С нас потребовали характеристики. Я получил две положительных характеристики: из отдела КБ завода полупроводников и ОКБ-2,  а Мишка  Башкирова из  КБ завода полупроводников. Задерживать нас руководители не стали. Хотя мне было неудобно, особенно перед зав. отделом первого моего КБ. Мы передали характеристики в военкомат и через две недели нам сообщили о разрешении на выезд в ГДР.  
    В то время у меня была девушка Виктория, которой было тогда 18 лет, и жила она рядом за окружной железной дорогой. Вика поступала в пищевой, но не прошла по конкурсу.  Одному, без жены, я ехать не захотел. Было известно, что жену к мужу в ГДР посылали только через полгода после работы за границей. Почему было такое указание, не знаю. Я предложил Вике выйти за меня замуж и  поехать затем в Германию.  Она отказалась. Причём заявила: «Ты езжай, я здесь подожду. А ты мне присылай туфли, кофточки». И назвала ещё  что-то другое — по моему мнению, барахло. Я подумал и сообщил в военкомат, что не поеду, остаюсь работать инженером в СССР. С Викой я сразу же расстался. Мы встретились с ней совсем случайно в Ялте  каким-то летом, кажется, в 1974 году. В ресторане.  Разговорились за танцем.  Она сообщила, что пошла в пищевой институт лаборанткой, через год поступила на заочное отделение, которое и окончила. Сейчас поступила в аспирантуру в пищевом и работает преподавательницей.  Я работал тогда в НИИ. Эта встреча состоялась через 13 лет, я был тогда женат. Она не замужем, развелась.  Вика  радостно сообщила подруге, что вот тот Юра, который хотел на мне жениться, а я отказалась. «Дура», —    сказала ей подруга.  На том  мы и расстались.    
     А Мишка Башкиров поехал в ГДР на хорошие деньги, на марки и наши рубли. Через год мы встретились полуслучайно.  Он сказал, что деньги были неплохие. Но однажды до приезда жены он гульнул где-то с немкой. Его, конечно, застукали и в 24 часа выслали из Германии.  Теперь он пошел работать на какой-то электронный завод. У него были вообще-то радионаклонности. И мы расстались, каждый пошёл своей дорогой.
    После эпопеи с поездкой в ГДР я работал в ОКБ-2. Однажды шёл случайно от м. Октябрьское в сторону парка культуры им. Горького и меня окликнула  шапочно знакомая мне тогда Тамара Рождественская. В то время с ней встречался и в неё влюбился Сергей Михеев. Тамара работала рядом с метро в трёхэтажном здании и рассказала о своей работе. Это был конструкторский отдел  закрытого предприятия, по факту  НИИ вакуумной техники, которое затем в  1966 году и получило это наименование.  Она посоветовала мне перейти на новую работу. Это было НИИ высшей категории в электронной промышленности и там простой по званию инженер получал оклад 140 рублей. Я сразу согласился и подал документы — трудовую книжку и анкету в отдел кадров. Поскольку  по сведениям из трудовой книжки видно было, что я работал инженером в лаборатории вакуумного машиностроения КБ завода полупроводников и имел вторую форму допуска, то меня после короткой проверки пригласили на работу. 10 октября 1961 года я принят в конструкторское бюро НИИВТ, тогда временно работавшее у метро  «Октябрьская».

               Повесть   в повести . 1959 — 1961 гг.
    P . S . 1.    При написании этой повести я неоднократно пересматривал архив, в котором сохранились первые стихи, тексты рассказиков, интермедий и даже обнаружил повествование о годах жизни на улице Кипренского после института,  юношеский небольшой рассказ для журнала «Юность» на 6-и размашистых страницах, написанных на основе жизненных авторских и с друзьями событий и ситуаций. Засвидетельствованных  ещё перьевой ручкой с синими чернилами и иногда карандашом. В те годы ещё не было шариковых ручек.  Привожу ничего не добавляя, а только слегка корректируя явные стилистические огрехи. Иногда это будут разрозненные рассказы-воспоминания. Мне они интересны. Может быть и для читателя (стр. 1-6, перо синих чернил). Рассказ.
Таня

    «Они познакомились на пляже. Конечно, не случайно, по крайней мере со стороны Сашки. Он долго и упорно наблюдал за девушкой в строгом синем купальнике. Она была среднего роста, имела точёную гимнастическую фигуру. Лицо её нельзя было назвать красивым, но Сашка никогда не гнался за красотой. Ему больше нравились не форма, а содержание.
     Таня играла в волейбол в одной случайно образовавшейся кампании. Увидев свою Мечту, Сашка вошёл в кампанию, играл по мере сил и способностей. Стараясь сохранить нарочитую небрежность, доставал падавшие на землю и летящие в сторону мячи. Это ему часто удавалось, хотя Сашка не был воспитан в воллейбольных традициях. Но он был баскетболист первого разряда и временами в случайных играх неплохой футболист, и как разносторонний, полностью отдающийся любой игре спортсмен. Ему хотелось понравиться. И у него почти всегда и почти всё получалось здравым, полезным и потому красиво. Известно: «Порядок бъёт класс!» и Сашка не прыгал выше головы своей, зная этот принцип.
    У девушки были тяжёлые пепельного цвета косы. Причёска была чисто русской, но некоторые завитки говорили о том, что она следила за модой. Серые глаза её смотрели прямо в упор, словно спрашивали, кто ты такой и с чем тебя едят. Сашку это несколько смущало. Хотя он уже прошёл студенческие годы, по образованию инженер, значит, во многом разбирающийся.  В том числе и во внешнем  виде и в характере девушки.  Для своих 23-х лет ему пора было бы и не смущаться.
    Когда кампания распалась также быстро, как и собралась, Сашка предложил девушке окунуться и познакомиться. Та без жеманности согласилась.
    С пляжа они вместе возвращались домой в сторону Сокола. Девушку звали Таня.  И Сашке это сразу понравилось. Вообще ему нравились ещё два имени: Аня (так звали его ушедшую на тот Белый Свет маму) и Вера. Остальные он недолюбливал в той или иной мере, потому что они были связаны с характерами некоторых сокурсниц-студенток. Впрочем он не был уверен в том, что не ошибается. Но если в девушке начинал сомневаться уже в начале знакомства, то сразу же разбегался с ней. Поэтому у него редко бывали знакомства длиной более двух месяцев.
    Таня понравилась Сашке своей сдержанностью. Сам он нёс в разговоре всякую чепуху и удивлялся себе. Его глупые шутки не действовали на Таню. Она слушала и слушала без эмоций. Сашка чувствовал себя не в своей тарелке, как говорится. Даже упрекнул Таню: «Что это вы всё молчите? У вас видно речь серебро, а молчание золото».
    Таня только слегка улыбнулась. Они  договорились встретится через день на автобусной остановке недалеко от её дома, который прилегал к местному известному парку.
   Поздее Сашка узнал интересное. Таня жила с матерью, уже вышедшей на пенсию, довольно бодрой старушкой, как он понял. Мама была членом домового комитета и не сидела без работы. Кроме домашних дел она много занималась с детворой. Водила с ними хороводы, играла в догонялки в прилегающих к домам скверах. Таня помогала матери  дома по хозяйству. Кроме работы она училась на третьем курсе заочного института, ездила в институт 4 раза в неделю.  По вечерам в остальные дни Таня, как правило сидела дома и занималась по учебникам.  Мать буквально гнала её погулять и спрашивала: «Когда у меня будут зять и внуки?»  Но Таня не хотела обсуждать эту тему. «Мне надо чертить», — и  уходила от разговора.
      К матери часто по вечерам приходили соседи со своими жалобами  и неудачами. И все они удивлялись, что её дочка, такая молодая, сидит всё время дома. «Наверно, никто не любит», — говорили  самые злые, — красоты нет. Вон наша Муська работает в магазине. Каждую неделю с разным. Один лучше другого. Сегодня — в  кепке, вчера другой — в  папахе, позавчера третий — в  шляпе.
    Татьяну задевали эти разговоры закулисные. Она инстиктивно чувствовала зависть бабскую. Оставаясь одна, смотрела на детскую площадку. Потом Таня вставала и подходила к зеркалу, разглядывала себя и опять садилась за стол. Уходя от маминых вопросов, впивалась глазами в тексты учебников. Но смутные ответы на женские вопросы, как бы, просачивались между строк и вязли в уставшей голове. Она иногда отбрасывала учебники, ложилась на тахту и думала, думала. «Неужели она хуже других? Но к ней же пристают с сальными намёками такие типы,  как этот институтский Казанова.  
    Таня стала встречаться с Сашей раз в неделю.  Через два свидания  Таня уже не хотела постоянно идти на автобусную остановку и гулять по району. «Приходи ко мне домой» -  прямо сказала она Сашке. «Это и с мамой  твоей мне познакомиться?» — спросил   Сашка.  И заунывал.  Придётся чай пить и вести неясные праздные разговоры.  Он терялся.  Сам он был сирота и не был готов к разговорам бытовым.    
    Таня не пришла на следующее свидание. А вечер был очень тёплый. Небо кое-где было в облаках, подкрашенных лучами заходящего солнца. Так и хотелось их расцеловать. Но не дотянуться. Сашка целый час просидел у остановки на скамейке. Он поёживался от странного состояния одиночества. «Бросило в лёгкий озноб, что ли? — подумал он. Поднявшись и встряхнувшись от прохлады, Сашка зашагал к дому Татьяны, попутно футболяя попадавшиеся под ноги камни, как будто они были ч чём-то виноваты.
      У Татьяниного дома сидели несколько скучающих старушек. При появлении Сашки они  стали оживлённо болтать.
     Сашка прошёл мимо, поеживаясь под любопытными взглядами. «Не было печали, дома вам, бездельницам не сидится», — неприязненно  подумал он.
     Таня очень обрадовалась и Сашке объявила, что она перепутала время свидания. «Всё хорошо, что хорошо кончается», — заявила Таня. «Не обижайся».  И погладила его по волосам. Сашку не ожидал этого непринуждённого жеста.
     «Я пошла переодеваться», — сказала  Таня.
      «А я подумал, что ты меня разлюбила», — пошутил Сашка.
     Таня внимательно посмотрела в Сашкины глаза. Через 10 минут она появилась, как царица бала, в белых остроносых туфельках и в светлосинем с блёстками платье. И прижалась к Сашиному пиджаку. «Тебе нравиться?»
      Естественная стройность Татьяны подчёркивалась платьем. Она была, конечно, Мечта. Какая-то воздушная.
      «Едем в «Загородный», в наше «Покровское-Стрешнево»! Остальное недостойно»,  сказал  Сашка.
     Они вышли из подъёзда. Татьяна вся сверкала от туфелек и платья и до улыбки. Вцепилась в Сашкин рукав, как будто боялась упасть.
    Старушки пооткрывали рты. Таня шла медленно до самого угла дома, наслаждаясь ситуацией. А работа языков началась. «Ишь девицы моду взяли, схватилась за парня при всём честном народе», — вякнула  самая вредая. «Заткнись» — возразила подруга.
       «Танюша, не слушай. У нас всё впереди!». И Сашка притянул Таню к себе.

                            Продолжение следует;   начало см. в разделе «новости», от 13.03.2021